Что не так с онлайн-курсами, или Почему работодатели выбирают высшее образование

Чем отличаются сотрудники, получившие высшее образование от тех, кто окончил только онлайн-курсы профессиональной переподготовки? Чего вторым чаще всего не хватает в работе? Или, возможно, наоборот, у них есть какие-то преимущества?

Редакция Executive.ru собрала мнения управленцев об опыте найма сотрудников, получивших очное высшее образование и прошедших только онлайн-курсы переподготовки. А также в этой публикации – мнения людей, которые сменили профессию после онлайн-курсов и истории их опыта трудоустройства.

Чем отличаются сотрудники, обладающие высшим образованием

Светлана ДембицкаяСветлана Дембицкая, дипломированный тренер по голосу, речи и публичным выступлениям, эксперт бизнес-клуба для предпринимателей «Аристократ»

Человек с высшим образованием отличается совершенно другим складом ума и менталитетом. При этом неважно, какого профиля у него вышка. И даже если он после вышки не работает по этому профилю, а переквалифицировался на другое направление, пройдя 1-3 месячное обучение на онлайн-курсах, он будет на порядок выше человека, у которого нет фундаментального образования.

Почему появилось понятие «инфоцыгане»? Потому что у этих псевдоэкспертов поверхностные знания в сфере и невозможно установить первоисточник их наставников. Даже если они на кого-то ссылаются, чтобы переложить ответственность за знания, то наставник малоизвестен. И как правило, у такого наставника тоже нет специализированного образования.

Человек с высшим образованием имеет более глубокие знания, которые может применить в 3D-пространстве, у него хорошо выстроена причинно-следственная связь, он не только генерирует идеи лучше, но и берет за них ответственность, и гарантирует результат, потому что экспертность и уровень знаний позволяют. Тогда как псевдоспециалисты без вышки никогда не гарантируют результат, а наоборот перекладывают ответственность за него на вас. Это важная и существенная разница.

В основном, специалисты, прошедшие обучения на курсах, могут быть исполнителями, иногда хорошими. Работать они будут только под четко сформулированное ТЗ (техническое задание).

Для примера, найти хорошего копирайтера сейчас очень сложно. Существует множество курсов по обучению копирайтингу. Результат нулевой. Если человек не может вычленять главное и второстепенное, не владеет причинно-следственными связями и не может рассказать вкусно, потому что не начитан, словарный запас мизерный – эти курсы не помогут. В основе должен быть менталитет, определенная база знаний и за месяц получить ее невозможно.

То же самое со специалистами по созданию лендингов, дизайн-упаковки. Невозможно изучить дизайн, который проходят пять лет в институте, за два урока курсов. Для сравнения, оформление профиля в «нельзяграме» лучше получится у дипломированного специалиста, чем у прослушавшего курс. А маркетинг? Как можно обучить маркетингу за 2-4 месяца? Окончившие институт маркетологи – еще «зеленые» специалисты. Не зря существует гипотеза про 10 тыс. часов. Это то, необходимое количество практики, которое переходит в опыт.

Я работаю с предпринимателями и топ-менеджерами, и основной критерий выбора специалиста у них – наличие высшего образования и опыта в этой сфере. У специалиста с высшим образованием всегда будет преимущество: они другие, более ответственные, самостоятельные и у них есть понимание конечного результата.

Валентина ШумиловаВалентина Шумилова, эксперт в области стратегического и антикризисного менеджмента, управления командой и предприятием

За 20 лет в роли CEO и операционного менеджера разных компаний (от строительства до потребительских услуг) я убедилась в необходимости высшего образования. Ведь оно объединяет hard и soft skills: дает фундаментальные знания, которые помогают структурировать и использовать свои профессиональные навыки, а также учит групповой работе, что в дальнейшем позволяет эффективно управлять командой.

По моему опыту, онлайн-курсы помогают специалистам только усовершенствовать навыки, полученные благодаря очному высшему образованию. С точки зрения бизнес-показателей, компании полезнее иметь в штате специалистов с фундаментальным образованием, а не переквалифицировавшихся, так как они могут работать более комплексно.

Например, онлайн-маркетологи после курсов знают инструменты и нацелены на тестирование гипотез и поиск решений «методом тыка». В то время как специалисты с высшим маркетинговым образованием применяют системные знания: сегментируют рынок, доработают уникальное предложение и только после этого запускают кампании. Мне известен кейс, когда маркетолог с высшим образованием после курсов по таргетированной рекламе привел лиды из «ВКонтакте» в два раза дешевле, чем специалисты без профильного образования, но прошедшие аналогичные курсы, так как работал более комплексно.

Кроме того, онлайн-курсы, зачастую, лишают людей нетворкинга и возможности поделиться друг с другом опытом, которые доступны в личных коммуникациях. При таком одностороннем контакте с преподавателем падает вовлеченность и качество обучения.

В свое время, мы разработали онлайн-материалы по работе в 1С и предоставили их сотрудникам для более эффективной работы с системой. В результате только 10% специалистов обратились к материалам в следующие две недели, и всего 1 человек стал пользоваться ими систематически. Поэтому, на мой взгляд, обучение обязательно должно быть офлайн.

Почему онлайн-курсов недостаточно

Инна АнисимоваИнна Анисимова, генеральный директор коммуникационного агентства PR Partner

Как правило, онлайн-курсов переквалификации недостаточно, чтобы быть готовым специалистом в PR, копирайтинге или SMM. PR-менеджеру необходимо налаживать прямой контакт с журналистами. Далеко не каждый выпускник онлайн-программ по пиару умеет предложить идеи для публикаций журналистам, не говоря уже о налаженных контактах со СМИ.

Некоторые курсы полезны, поскольку в них разбор интересных кейсов, толковый инструментарий. В некоторых программах есть практика с обратной связью от кураторов. Но реальный опыт ничто не заменит. Вузовские программы грешат теорией без сильного подкрепления практикой. Поэтому и в первом, и во втором случае ребят нужно погружать в задачи и обучать на реальных проектах.

Курсы по копирайтингу могут быть полезны, только если человек уже умеет грамотно излагать свои мысли. На онлайн-курсах не учат писать с нуля, а объясняют специфику определенных текстов. Это эффективно в том случае, если есть база, например, гуманитарное образование. Хотя у нас были в команде пиарщики с экономическим образованием, и это было преимуществом в работе на банковских проектах. SMMщики размещают рекламу для лидогенерации.

Хотя на онлайн-курсах и учат определять целевую аудиторию, настраивать рекламный кабинет и запускать таргетированную рекламу, человек без опыта может потратить бюджет не лучшим образом, и компания рискует. Поэтому некоторые начинающие специалисты даже предлагают свои услуги бесплатно, чтобы наработать портфолио. Курсы не способны заменить опыт. Заметное преимущество ребят после подобных онлайн-курсов — высокая мотивация. Они выбрали эту специальность осознанно, на онлайн-курсах получили достаточно четкое представление о рабочих задачах.

Татьяна БочароваТатьяна Бочарова, директор компании «МВА-Консалтинг», эксперт Executive.ru

Опыт общения с онлайн курсами у меня есть и со стороны работодателя –отправляла сотрудников для получения дополнительных знаний, и со стороны слушателя – несколько лет назад для «подкачки навыков» сама использовала платформу «Открытое образование». Такой двухсторонний опыт позволяет мне уверенно говорить о том, что онлайн курсы можно рассматривать только как первое приближение к вопросу. Они дают некоторую теоретическую базу и описывают процесс, как делать то или это.

Если сотрудник взрослый, уже успел поработать и приобрести некий базовый опыт по своей специальности, то онлайн курсы могут помочь расширить его возможности. Но навыкам нельзя обучиться, изучая теорию, и в этом смысле, сотрудники, закончившие онлайн-курсы сродни студентам, только что получившим диплом об окончании вуза. Некоторые знания есть, но в какой именно ситуации что применить – как правило, непонятно. Это обязательно нужно учитывать при постановке задач. С такими сотрудниками на первом этапе нужно будет «повозиться» и набраться терпения, когда они приходят с очевидными вопросами.

Плюс в том, что взрослый человек на привычной работе ориентируется гораздо быстрее студента, так что буквально спустя пару месяцев сотрудник уже свободно вписывает полученные навыки в текущий процесс именно так, как нужно фирме, и тогда уже польза от курсов становится заметна.

Дарья КоробковаДарья Коробкова, управляющий партнер консалтинговой компании TeamSonance

Работодатели часто замечают, что сразу после тренинга или во время его прохождения человек активно применяет новые навыки, а через 2-3 месяца все возвращается на прежние рубежи. Средний процент и изменений после тренингов 10-30% максимум.

Почему это происходит? Согласно андрагогике (науке обучения взрослых) людям необходимо сразу начать применять новые навыки на практике и закреплять их именно через действие. Это не всегда возможно на текущем рабочем месте, а если и возможно, то сложно. Человек, после тестирования навыков в поддерживающей тренинговой среде, попадает в привычную среду, где он оказывается один с новыми знаниями и у него нет такой поддержки в проведении изменений. И очень скоро его энтузиазм гаснет, а тренинг остается в памяти как прекрасное вдохновляющее событие прошлого. Но компания ведь не за это платит?

Что можно сделать? Использовать поддерживающие инструменты, которые помогут человеку на этапе внедрения новых знаний в практику. Лучше всего, по моему опыту, здесь подходит формат мастермайнда, когда участники тренинга встречаются и под руководством модератора обмениваются опытом и лучшими практиками внедрения нового в свою работу.

Форматов мастермайндов бывает много, но самое главное – на них формируется именно та необходимая поддерживающая среда, которая помогает человеку не «слиться», а пробовать тестировать и в результате внедрить новые навыки именно в свою рабочую среду.

Борис СысоевБорис Сысоев, основатель HR онлайн-стартапа myresume.ru

Вуз — это хорошая теоретическая база, курсы — прокачанные практические навыки. При отборе соискателей я в первую очередь смотрю на портфолио и результаты выполнения тестового задания. По моему опыту, больше кейсов показывают кандидаты, прошедшие онлайн-обучение, а с тестовым заданием, наоборот, лучше справляются специалисты с высшим образованием. Сказать, что потом кто-то из них работает хорошо, а кто-то — плохо, не могу. Многое зависит от самого человека.

Для себя я сделал такой вывод: на курсах дают знания в конкретной области, преподаватели не учат студентов мыслить нестандартно, выходить за рамки поставленных задач. Цель такая — сформировать набор навыков, необходимых для работы, помочь реализовать первые проекты и пустить в «свободное плавание». В вузе все иначе: здесь студент развивается с нескольких сторон, осваивает разные подходы к решению проблем, поэтому на тестовом задании ему легче донести свою точку зрения.

Если говорить о софт-скиллах, то здесь преимущество за специалистами с высшим образованием. 4-5 лет непрерывного обучения — это уже показатель целеустремленности, усидчивости и ответственности. На выходе выпускники вуза лучше работают в команде, чем специалисты после онлайн-курсов, которые учились, не выходя из дома.

Личный опыт по смене профессии

1. Из переводчика в digital-маркетологи

Анна МакароваАнна Макарова, маркетолог компании «Максофт Оптима»

По образованию я переводчик, но уже третий год работаю в digital-маркетинге, не имея диплома по этой специальности. Онлайн-курсы хороши тем, что на них можно получить актуальную информацию, которую можно применить на практике буквально во время обучения. Но онлайн-курсы не дают каких-то фундаментальных основ маркетинга и, чаще всего, посвящены узким темам.

Сейчас понимаю, что мне не хватает базовых знаний о том, как выстраивать стратегию, какие методы анализа использовать в каждом конкретном случае. И, конечно же, знания терминов. Приходится часто гуглить их значение, чтобы не ударить в грязь лицом. Но самый большой минус онлайн-курсов – отсутствие «живой» среды общения с единомышленниками и проблемы с обратной связью от наставников. В университете можно во время лекции что-то спросить, уточнить, а на практическом занятии разобрать конкретные ситуации. Обменяться мнениями с другими студентами.

Также считаю, что наличие диплома о высшем образовании внушает большее доверие HR-ам при приеме на работу, чем диплом о прохождении курсов. Могу ошибаться, но мой личный опыт именно таков.

2. Топ-менежер освоил профессию коуча

Алена Тавберидзе,Алена Тавберидзе, team&business coach, топ менеджер в Shiseido

Знания, которые дает высшее образование сильно отличаются от реального бизнеса. Но иметь его важно, это необходимая база. Поэтому при найме сотрудников, я всегда обращаю внимание на наличие высшего образования, пусть даже по другой специализации. Но институты не могут оперативно реагировать на быстро меняющиеся потребности современного мира. Именно онлайн-курсы создают те надстройки, которые не может дать высшее образование.

Часто люди решают сменить профессию в зрелом возрасте. И тогда курсы в помощь. Я сама прошла много разных обучений. В основном просматривала все по диагонали, иногда сдавала какие-то тесты и не делала домашних заданий. Это не потому, что я такая безответственная, просто человек так устроен. Нам нужен контроль.

В какой-то момент я поняла, что хочу расширить свою профессию, стать коучем. Мне нужно было действительно освоить новую профессию, а не просто получить электронный сертификат. На выбор школы ушел год! Обычно онлайн-курсы предоставляют видео лекций. В лучшем случае это вебинары, которые можно даже не посещать, а посмотреть в записи. В конце сдается простенький тест, но чаще сертификат дают просто так.

Учитывая весь свой опыт, при поиске школы по коучингу мне было важно наличие настоящих экзаменов без поблажек. И я хотела реальной практики. Последний пункт казался не выполнимым. Во всех школах предлагалась практика «коучинг равных» - студент со студентом. Меня это не устраивало, хотелось настоящих клиентов. Я не понимала, как смогу продавать свои услуги без опыта, только с сертификатом.

«Синдром самозванца» работал в полную силу. Кто-то из моих сокурсников уже с первых дней обучения завел странички в соцсетях и продавал свои услуги. Я же не чувствовала себя экспертом, хотя менторы говорили, что у меня уже хороший уровень. Я пробовала проводить сессии с коллегами в офисе, все были довольны результатом. Но мне все равно не хватало уверенности до тех пор, пока не сдала экзамен и не получила диплом.

В итоге я попала на полугодовой курс в одной онлайн-школе. Там были еженедельные живые встречи с обязательным посещением и отработкой домашних заданий. И практика с настоящими клиентами. Это было бесплатно, но они не были моими сокурсниками. Отработав полученные инструменты на практике, мой «самозванец» умолк и я смогла с уверенностью позиционировать себя, как коуча.

Истории успеха через онлайн-обучение скорее исключение, чем правило

История 1: из курьера в руководители группы консалтинга

Алеся ПетрушинаАлеся Петрушина, менеджер по работе с персоналом платформы UIS и CoMagic

По последним данным за 2022 год, почти у 54% россиян в возрасте от 25 до 64 лет есть высшее образование. С другой стороны, примерно столько же считают, что значимость диплома вуза сильно преувеличена. Но что, если образование ограничивается повышением квалификации? Развитие профессиональных навыков, освоение новой профессии сегодня доступны в интернете и многие задаются вопросом, возможно ли развиваться в карьере, пройдя только онлайн-курсы?

В моей практике не много таких примеров. При работе с поколением зумеров классическое высшее образование отходит на второй план, тем не менее и в производственных, и в продуктовых (IT-компаниях) предпочтение все же отдают кандидатам с релевантными требованиями к образованию и опыту работы. Но во всех правилах возможны исключения. Пример ниже — скорее исключение, чем закономерность.

Куда на первый взгляд может развиваться курьер, принятый на работу на частичную занятость в IT-компании? Возможно, до руководителя группы или до аналитика? Все это правда.

Некий Сергей был принят в IT-компанию на должность курьера, но его очень интересовала продуктовая сфера. Пока он не видел, как может развиваться в компании, но решение возникло спонтанно, когда компания открыла набор в консалтинг с возможностью обучения. Так как штат компании был небольшим и Сергея знали как коммуникабельного и активного сотрудника, ему выпал шанс пройти тестовый день и оказаться в команде поддержки клиентов, где основной из задач была помощь в технических вопросах. Так Сергей положил начало своей карьере.

Поскольку в компании приветствуется регулярное повышение навыков, Сергей помимо основной деятельности стал самостоятельно изучать направление разработки, чтобы более глубоко погрузиться в продукт. Да, курсы были оплачены самостоятельно и стоили немало, но профессиональная команда, сопровождающая обучение, помогла Сергею применить полученные знания на практике. В результате простой курьер Сергей со временем стал руководителем группы консалтинга. Но, помогая в построении команды и процессов, Сергей не раз сталкивался с управленческими трудностями: тайм-менеджмент, стресс-менеджмент, ключевые аспекты экономики. Все это проходят студенты вузов, получая высшее образование. Но в то же время сознание такого человека не ограничивается рамками примеров, прописанных в учебной литературе, и ему часто приходят нестандартные решения, которые открывают новые возможности развития.

Таким образом, в направлении IT есть возможность развития, проходя профильные онлайн-курсы. Но, как и в любой другой профессии, важно полученные знания применять на практике и качественно выбирать онлайн-обучение, а также непрерывно стремиться к самосовершенствованию.

История 2: из физика в frontend-разработчики

Александр БочкинАлександр Бочкин, генеральный директор «Инфомаксимум»

Учитывая жесточайший дефицит IT-специалистов, мы готовы рассматривать кандидатов с любым бэкграундом. И если за спиной человека будет только прохождение каких-то профильных онлайн-курсов и горячее желание работать – мы дадим ему шанс проявить себя.

Как минимум половина таких желающих отсеиваются на этапе тестового задания – обязательном этапе трудоустройства: кто-то сам отказывается, у кого-то просто не хватает hard skills. Со всеми остальными, кто успешно выполнил поставленные задачи, мы общаемся, разбираем ошибки, даем фидбэк и рассматриваем возможность дальнейшего сотрудничества.

В нашей практике не раз бывали случаи, что онлайн-курсы становились для человека трамплином в профессии. Один из недавних кейсов связан с перспективным frontend-разработчиком. Будучи физиком по образованию, он долгое время работал на одном из местных заводов, занимаясь удешевлением технологических процессов. К идее заняться разработкой пришел на волне хайпа подобных онлайн-курсов. Учился бесплатно по YouTube-урокам. Это даже курсами не назвать – никакой проверки практики, никакого менторства или даже бумажки об окончании. Как сам сказал, просто нашел что-то «очень свое».

Он попал к нам только со второго раза и совсем «зеленым», но очень быстро прогрессировал и успел зарекомендовать себя. Прямо сейчас он работает над одним из важнейших модулей нашей системы активной бизнес-аналитики и берет на себя все более сложные задачи. И это случай не единичный, просто показательный.

На мой взгляд, есть несколько основных проблем у тех, кто входил в профессию только и исключительно по онлайн-курсам:

  • полное отсутствие понимания того, как все изученные процессы реализуются на практике;
  • завышенные ожидания от итогового результата (например, зарплата от 100 тысяч, куча офферов и только максимально интересные задачи);
  • нехватка софт-скиллов (навык командной работы, умение слышать и воспринимать аргументированную критику, ассертивное поведение, планирование, тайм-менеджмент и т.д.).

Все это приходит только с практикой, временем и, пожалуй, набитыми профессиональными шишками.


Материал подготовлен с помощью сервиса «Лига экспертов» Executive.ru.

Подать заявку в Лигу экспертов

Читайте также:

Какого сотрудника вы бы охотнее приняли на работу?
Проголосовать и увидеть результаты опроса могут только зарегистрированные пользователи
Расскажите коллегам:
Комментарии
Инженер-конструктор, Санкт-Петербург
Евгений Равич пишет:
В первую очередь - сам клиент и юридические службы, которых он может привлечь. Мне сложно сказать, кто и как может заранее гарантировать 100% защиту интересов клиента во всех возможных случаях.

Я имел в виду, что клиент обращается в Вашу фирму, а Вы или Ваш диспетчер направляет его к специалисту для оказания услуги (или специалиста к нему).

Это может быть врач, юрист, водитель такси, сантехник, электрик, грузчик, кто угодно.

Клиент не знает исполнителя, он обращается в Вашу фирму и рассчитывает на то, что Вы обеспечите соответствующую квалификацию исполнителя.

Генеральный директор, Москва
Михаил Лурье пишет:
Евгений Равич пишет:
В первую очередь - сам клиент и юридические службы, которых он может привлечь. Мне сложно сказать, кто и как может заранее гарантировать 100% защиту интересов клиента во всех возможных случаях.

Я имел в виду, что клиент обращается в Вашу фирму, а Вы или Ваш диспетчер направляет его к специалисту для оказания услуги (или специалиста к нему).

Это может быть врач, юрист, водитель такси, сантехник, электрик, грузчик, кто угодно.

Клиент не знает исполнителя, он обращается в Вашу фирму и рассчитывает на то, что Вы обеспечите соответствующую квалификацию исполнителя.

Допустим, что речь идет именно о таких сервисах.

Крупными мазками: насколько я могу предположить, у диспетчера есть стандартный список вопросов, которые необходимо обсудить с клиентом. В числе таких вопросов - требования клиента к квалификации. Всё, что диспетчер может сделать - выбрать из списка одну или несколько кандидатур и - со своими комментариями - предложить их клиенту. Выбор делает сам клиент. Боюсь, что это всё.

Инженер-конструктор, Санкт-Петербург
Евгений Равич пишет:
Крупными мазками: насколько я могу предположить, у диспетчера есть стандартный список вопросов, которые необходимо обсудить с клиентом. В числе таких вопросов - требования клиента к квалификации. Всё, что диспетчер может сделать - выбрать из списка одну или несколько кандидатур и - со своими комментариями - предложить их клиенту. Выбор делает сам клиент. Боюсь, что это всё.

У клиента основное требование, чтобы ему оказали услугу с высоким качеством и без каких-либо проблем. Ну чтобы, например, водитель довез быстро и без ДТП.

Генеральный директор, Москва
Михаил Лурье пишет:
Евгений Равич пишет:
Крупными мазками: насколько я могу предположить, у диспетчера есть стандартный список вопросов, которые необходимо обсудить с клиентом. В числе таких вопросов - требования клиента к квалификации. Всё, что диспетчер может сделать - выбрать из списка одну или несколько кандидатур и - со своими комментариями - предложить их клиенту. Выбор делает сам клиент. Боюсь, что это всё.

У клиента основное требование, чтобы ему оказали услугу с высоким качеством и без каких-либо проблем. Ну чтобы, например, водитель довез быстро и без ДТП.

Кто же может это гарантировать? Или, к примеру, что банкетный официант что-то не уронит? Человеческий фактор сложно отменить.

 

Инженер-конструктор, Санкт-Петербург
Евгений Равич пишет:
Кто же может это гарантировать? Или, к примеру, что банкетный официант что-то не уронит? Человеческий фактор сложно отменить.

Человеческий фактор никто не отменял, да и просто случайности, но надлежащая подготовка должна быть.

Например, в одной организации, с которой мы имели дело, водители служебной машины были чемпионами (или призерами) авторалли.

А насчет банкетного официанта, мне рассказывали такой случай, группа официантов обслуживала VIP банкет. Официантов запускали в зал каждый час на 2-3 минуты для перемены блюд, один официант не успел выйти, дверь уже закрыли, так он этот час простоял, держа поднос с посудой в одной руке над головой в живописной позе. В фильме "Кавказкая пленница", когда эта троица заносит спортсменке - комсомолке поднос с едой, примерно так. Участники банкета решили, что так и надо.

Генеральный директор, Москва
Михаил Лурье пишет:
Человеческий фактор никто не отменял, да и просто случайности, но надлежащая подготовка должна быть.

Например, в одной организации, с которой мы имели дело, водители служебной машины были чемпионами (или призерами) авторалли.

Хороший пример. Если требования заказчика были именно такими, кандидаты нашлись, и всё всех устроило - лучшего и желать нельзя.

Но что делать, когда чемпионы по ралли закончатся (их же не может быть много), а желающие их нанять - нет? Понижать требования? Привлекать чемпионов по кольцу и картингу? Выпускников курсов персональщиков? Экстремального вождения? Кто знает правильный ответ?

Никто не против надлежащей подготовки. Наоборот. Вопрос только в том, кто решает, в чём именно она заключается.

Инженер-конструктор, Санкт-Петербург
Евгений Равич пишет:
Никто не против надлежащей подготовки. Наоборот. Вопрос только в том, кто решает, в чём именно она заключается.

Это задача работодателя и Регулятора, если он в этой сфере присутствует.

Я думаю, что в первую очередь, не надо чтобы работник проходил свою подготовку за счет клиентов, типа на них тренировался.

Генеральный директор, Москва
Михаил Лурье пишет:
Евгений Равич пишет:
Никто не против надлежащей подготовки. Наоборот. Вопрос только в том, кто решает, в чём именно она заключается.

Это задача работодателя и Регулятора, если он в этой сфере присутствует.

Совершенно верно - с этого мы и начали. Именно они и определяют, какие дипломы для какой работы обязательны.

Инженер, Омск
Елена Аронова пишет:
Журналист освещает какую-то тему, рассматривает ее с разных сторон, побуждает читателя к диалогу... 

Копирайтер создает тексты по техническому заданию: столько-то знаков, в таком-то стиле. 

Например, текст: "Как выбрать автоматическую линию для производства продуктов питания".

Я как инженер, сначала на вот это отвечу. 

Техножурналисты вопросами выбора автоматических линий для производства не занимаются. Такими вопросами занимаются инженеры-технологи, и именно они иногда пишут большие статьи на технических порталах или в своих блогах, пересказывая собственный опыт в этом вопросе. 

Методические указания и справочники с обзором всех видов конвейера - делают преподаватели технических вузов в виде лекций. 

Если таким займётся копирайтер, то весь ваш корпоративный блог попадёт в чёрный список, нежели кому-то что-то порекомендует. 

Евгений Равич пишет:
Журналист что-то понимает в автоматических линиях? И может объективно (!) их сравнивать? Мы серьезно?

Вот и мне интересно, где у них там хватит места для методики сравнительного анализа. Без неё такие статьи и гроша ломанного не стоят. 

Евгений Равич пишет:
Или в данном примере журналистом назвали отраслевого эксперта, которому журнал заказал статью? 

Скорее преподавателя вуза, который решил в журнале опубликовать несколько своих лекций. И это ещё лучший вариант для всех. Но с такими нравами как у Елены Ароновой, очень сомневаюсь, что им бы хватило ума не закрывать науку за paywall-ами. Журналы всё таки получают деньги по подпискам на них целиком, нарабатывая и оправдывая доверие своих читателей, проявляющих к ним интерес с целью экономии времени при поиске полезной информации. 

Елена Аронова пишет:
А если такой текст пишется, например, инженером из означенной отрасли для своего личного блога, - это блоггинг :-) Блогеру никто не платит: он пишет с целью - показать читателю свой профессионализм, чтобы потом получать заказы на свои консалтинговые услуги. 

Во первых, блогеры уже давно получают деньги с продажи рекламных прероллов, интеграций и с пожертвований своих подписчиков, которые имеют желание так поддержать их. Так что здесь врать нагло не надо. 

Во вторых, люди ведут блоги не для продажи консалтинга, а усмеряют душевные порывы. Такой вот вид творческой деятельности, блог - это лишь место публикации её результатов. Никакой цели показать свой профессионализм там априори не было - профессионализм проявляется в процессе, а не рекламируется! 

В третьих, если они все ваши рекламные агенства с их кабальными контрактами отсылают далеко и на долго посылают, с явным жестом на три весёлые буквы, то это проблема в ваших менеджерах, которые предлагают им такой договор, нагло полагая что люди не станут его читать. 

Инженер, Омск
Михаил Лурье пишет:
Только Вы не подскажите, а как называется автор, который пишет с целью показать актуальность какой-то проблемы и необходимость приложить усилия или найти финансирование для ее решения?
То есть тот, кто занимается продвижением каких-то полезных инициатив.

Михаил, такими вопросами занимаются общественные активисты и депутаты в местных администрациях. В их же интересах объяснять людям как обстоят дела, на что пойдёт бюджет, какие вопросы разрешаются с министерствами и прочими ведомственными учреждениями. 

Исследования готовят как министерства вместе с учеными, академиками, докторами и кандидатами наук из высших учебных заведений, так и сами ученые в порядке общественной инициативы.

Яркий пример: Общественное движение "Родная школа" Алексея Саватеева и ряд его выступлений и интервью, где он широко поднимает проблемы и предлагает выверенные до миллиметра решения во всех уровнях образования. 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Опубликован рейтинг лучших работодателей 2022 года по версии HeadHunte

За год список HeadHunter увеличился на 28%, финалистами рейтинга стали 1082 организации.

Россияне стали чаще конфликтовать на работе

По сравнению с 2019 годом, вдвое увеличилось число респондентов, когда-либо ссорившихся с коллегами и начальством начальством.

Две трети россиян думают о смене места работы в 2023 году

Больше всего хотят сменить работу респонденты из таких сфер, как маркетинг и управление персоналом.

Исследование: как сфера eCommerce отреагировала на 2022 год

Компании в кризис заморозили исследования, выпускали меньше новых функций и отказались от неэффективных подрядчиков.