Цифровая трансформация: какое из этих двух слов ключевое?

Сейчас очень часто приходится слышать из разных источников слова «цифровизация», «цифровая трансформация». На мой взгляд, разные люди вносят в эти слова свой уникальный смысл. И я выскажу три важные мысли по этому поводу.

1. Технологий много, а еще больше того, что существенно меняет нашу действительность

В 2018 году Imperial TechForesight при поддержке Всемирного банка опубликовала результаты форсайт-исследования – какие технологии окажут существенное влияние на наше будущее. Эти результаты легко гуглятся по словам «TABLE OF DISRUPTIVE TECHNOLOGIES». Таблица довольно большая и интересная для вдумчивого просмотра. Для нас наиболее важны из нее следующие моменты:

  1. Всего «подрывных технологий много.
  2. Многие из них «не взлетят».
  3. Про ковид – нет ни слова.
  4. Далеко не все технологии – из сферы IT. 

Из этого следуют два вывода и оба грустных. Первый – это никто не может предсказать наше будущее, а второй – это то, что технологий много, они будут сильно влиять друг на друга. Это существенно отличает текущую ситуацию от той, которая бывала в начале прошлых промышленных революций. Тогда была одна или две технологических идеи, которые развивались на протяжении десятилетий. Сейчас таких идей много, и их жизненный цикл стал существенно меньше, чем был до этого.

2. Не можешь предотвратить – возглавь

Мы относительно недавно вступили во время изменений. Уклад жизни будет меняться очень сильно и придется под эти изменения подстраиваться. Первым таким изменением стала та самая «самоизоляция», которая стартовала примерно год назад. Это изменение, которое никто не ожидал еще полтора года назад, очень сильно изменило не только бизнес-системы, но и «гражданскую жизнь», и наш обычный уклад. На это всем нам приходится как-то реагировать, и один из способов это «если не можешь противостоять процессу, то лучшее, что можешь сделать – это его возглавить». По крайней мере тогда мы сохраним, как говорят военные, «стратегическую инициативу». Для того, чтобы возглавить – нужно как-то обозначить придумать название. Сейчас часто эту инициативу или ответ называют «цифровой трансформацией».

У нас в стране «главным по цифровой трансформации» было назначено Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций (Минцифры). Вот как они понимают эту самую «цифровую трансформацию»: «Комплексное преобразование бизнеса, связанное с успешным переходом к новым бизнес-моделям, каналам коммуникаций с клиентами и поставщиками, продуктам, бизнес- и производственным процессам, корпоративной культуре, которые базируются на принципиально новых подходах к управлению данными с использованием цифровых технологий, с целью существенного повышения его эффективности и долгосрочной устойчивости» – так было сформулировано в ноябре 2019 года в Методических рекомендациях по цифровой трансформации.

Слов много, но ключевые особенности тут следующие. Есть несколько точек зрения на бизнес, которые нам важны, если с этих точек зрения видны проявления использования «новые технологии управления данными и цифровые технологии», и мы на их основе создаем эффективный (то есть с малыми издержками) и устойчивый бизнес, то мы вошли в цифровую трансформацию. Тут хороший аналог – ларек по продаже шаурмы на рынке. Если владелец ларька научился использовать «управление данных и цифровые технологии», и построил на основе этого умения эффективный бизнес, который устойчиво развивается, то да, по мнению Минцифры, он трансформировался и стал цифровым. 

Прошел год, случился ковид и Минцифры решило доработать свои рекомендации. И вот 17 ноября 2020 года они выпустили новую редакцию и новое определение цифровой трансформации:

«Комплексное преобразование бизнес-модели, продуктов и услуг и/или бизнес-процессов компании, направленное на рост конкурентоспособности компании и достижение стратегических целей компании и отвечающее критерию экономической эффективности на основе реализации портфеля инициатив по внедрению цифровых технологий, использованию данных, развитию кадров, компетенций и культуры для цифровой трансформации, современных подходов к управлению внедрением цифровых решений и финансированию внедрения цифровых решений».

Слов стало еще больше, смысл поменялся, но не сильно. Та же экономическая эффективность, способность достигать долгосрочные задачи, те же «новые «цифровые» технологии».

Только теперь взгляд стал несколько шире – нужно обращать внимание и на «кадры», и на «компетенции», и их финансировать.

3. Бизнес – это люди

Меня не покидает ощущение, что между реальностью и понимаем «цифровой трансформации» как использование некоторых технологий на благо компании, а именно повышению эффективности и возможности достигать долгосрочные цели – есть некоторое противоречие. В словосочетании «цифровая трансформация» основной вес, по мнению многих, имеет слово цифровая.

Но на самом деле источник изменений далеко не всегда цифровой. И ковид это подтвердил. На мой взгляд, ключевым словом выступает именно трансформация, а именно такое изменение, при котором мы адаптируемся ко внешнему, сохраняя главное. А главное для бизнеса – это как раз достижение долгосрочных целей с достаточной экономической эффективностью. И какие именно технологии мы будем использовать это уже не так важно. Важно что:

  1. Мы осознаем эти самые долгосрочные цели.
  2. Знаем как их достигать.
  3. Можем использовать из окружающих нас технологий (и не только технологий) то, что нам помогает эти цели достигать. Умеем обнаружить угрозы и их влияние уменьшить.
  4. Мы быстро умеем перестраивать нашу бизнес-модель так, чтобы это самое использование технологий позволяло нам экономически эффективно достигать наши цели, не взирая на быстроменяющийся мир вокруг.
  5. Все это влечет за собой существенное изменение людей и корпоративной культуры. Директивные способы управления скорее тут будут мешать. А чем именно их заменить пока не очень понятно. Отчасти поэтому возникает ренессанс анархических идей М. Бакунина и Прудона в виде холократии и бирюзовых организаций. Если не знаешь как будет лучше, то пусть оно идет само как-нибудь, а мы будем наблюдать и смотреть.

Ключевой момент тут как раз перестройка людей и системы управления компании так, что бы в условиях быстрых внешних изменений компания могла достигать своих долгосрочных целей. А технологии – это просто технологии. Они могут предоставлять возможности или нести угрозы. А то, как именно эти технологии предоставят возможности, и какие угрозы вы сможете избежать – это как раз и будет критерием того, на сколько успешно вы прошли цифровую трансформацию. 

А пока я наблюдаю как раз большое желание со стороны системы управления компаний «чтобы с этих пор по-новому, оставалось все по-старому».

Читайте также:

Комментарии
Генеральный директор, Москва
Богдан Литовченко пишет:
Евгений Равич пишет:
Максим Часовиков пишет:

Я немного другое утверждал. Что в рамках плановой экономики были возможны инновации. И тут пример Стаханова - хороший пример. Логика была следующая - если есть существенное (кратное) увеличение выработки - то это возможно в  рамках изменения технологи. Это нужно изучить, автора изменения наградить, новую методику распространить на народное хозяйство. 

Если посмотреть более внимательно на достижения т.Стаханова: за счет чего они были достигнуты? Что один человек может сделать в шахте, серьезно?

Инновации в плановой экономике: теоретически возможно все, но механизмы и драйверы - внерыночные, принятие решений - централизованное, выделение всех видов ресурсов - в соответствии с некими внешними по отношению к предприятию приоритетами. Бег в мешках.

Интересно то, что оба авторы, по Соломону, правы. Но есть еще одна историческая "правость". Стахановское движение, не что иное, как реализация на практике статьи Ленина о системе Тейлора "научного выжимания пота" - берется лучший работник, ему предоставляются лучшие ресурсы и создаются лучшие условия работы - и по результатам устанавливаются нормы выработки. Но были и технологические изменения - узкая специализация - Стаханов занимался только бизнесом (отбоем угля), а все остальные операции осуществляли "группа поддержки" - доставка инструментов, вывоз угля etc.

Как уже было сказано выше, принципы разделения труда в промышленности на тот момент уже были хорошо известны, а рекорды ставились и до Стаханова. Почему эти принципы еще не применялись на шахтах СССР - отдельный вопрос. Но я, собственно, не о технологиях и тейлоризме, а о том, что плановая экономика при внедрении инноваций не дает никаких преимуществ. Наоборот, бюрократическая цепочка не позволит что-то быстро поменять, даже в очевидных случаях.

Хотя часто перевыполнение планов в СССР вело к прямым потерям и лишало смысла саму систему планирования.

Генеральный директор, Москва
Богдан Литовченко пишет:
Евгений Равич пишет:

Пока именно это - новое - значение для меня загадка. Что именно мы хотим перереопредить, вводя этот термин? В чем принципиальная новизна изучаемого явления? Что обнаружилось в 2011? 

Насколько я могу понять, данная дискуссия, начиная с заголовка, как раз о значении, если консенсус уже сформировался.

Переводы - да, всякое бывает.

Как говорил Мюллер из "17 мгновений весны": "Это не пустяки, дружище..." Перевод названия книги Мура приводит к одному знаменателю подрывные инновации и цифровую трансформацию - (Покойному Кристенсену это бы не не понравилось, если не сказать хуже) - а это уже идеология бизнеса - наложение "зонального менеджмента" на "уровни горизонтов" может "вскипятить" неокрепшие мозги молодых эффективных менеджеров после прочтения "Управления в эпоху цифровой трансформации":

О кипящих мозгах молодых менеджеров - в соседний кабинет. Надеюсь, что у них есть корпоративная страховка. В конце концов, не обязательно читать втакие опасные книги сразу и полностью - можно уменьшить разовую дозу и делать это под контролем взрослых.

"Если вы внедрите зональное управление, оно поможет вам сосредоточить усилия на главном, а талантливая команда станет вашим самым ценным активом...В период прорывных инноваций цифры могут играть против вас, и вы не должны позволять операционным и любым рациональным показателям играть главную роль при общении с инвесторами" - вроде все слова знакомые, а смысл ускользает.

Если его не было и в оригинале - откроем другую книгу. Мы же не мазохисты.

Генеральный директор, Москва
Максим Часовиков пишет:
Евгений Равич пишет:
Бывало и такое - но при чем тут цифровая трансформация? Или вообще трансформация? Новые отрасли создаются в любой экономике.

это пример инновационности..

Это пример относительной новизны по сравнению с предыдущим состоянием, но сравнивать нужно с тем, что происходит в этой отрасли в мире - иначе это просто самолюбование. Стальной меч лучше бронзового, но это не так важно в эпоху огнестрельного оружия. 

Плановая экономика, как уже отмечалось, не исключает внедрения инноваций, новых технологий и пр. - но внутренних драйверов для высоких темпов обновления в такой экономике нет. В рыночных экономиках процессы обычно идут быстрее.

Евгений Равич пишет:
Почему их вообще неужно повышать, если предприятие прибыльное? Кто их придумывал? Всегда ли их можно было выполнить?

На сколько я знаю (тогда так было):
1. Для новых технологий норм нет - их устанавливают на предприятии сами

2. Потом приходят "экономисты" - нормы новой технологии оценивают 

3. Потом оценивают на сколько они реальные при нормально работающей технологии 

4. Далее сравнивают с лучшими предприятиями, работающими по этой технологии и их утверждают 

(вполне себе бестМркинг).. 

Нормирование - отдельная тема. Как-то при этом еще нужно было перестраивать всю систему оплаты труда в отрасли, это много головной боли по всей цепочке.

Если мы пока говорим о трансформации (предприятия), то обычно есть различия между новыми технологиями с точки зрения их эффективности и деталей внедрения. Такие решения имеет смысл принимать на уровне предприятия, а сравнивать будет рынок и важнейшие потребители продукции.

Какой смысл был бы в сравнении, скажем, ВАЗа и АЗЛК. Предприятия одной отрасли, нормы были и там и тут. К инновационности и трансформации оба случая отношения не имели. 

Преподаватель, Украина
Евгений Равич пишет:

Стальной меч лучше бронзового, но это не так важно в эпоху огнестрельного оружия. 

Спорно - ведь и в ХХI в. орудием убийства в большинстве случаев является нож из "нержавейки", реже - бронзовая статуэтка.

В этом контексте парадоксальным является то, что о главном преимуществе цифровой трансформации не просто не упоминают, более того - отрицают. Я имею в виду исследования и обмен знаниями как источники инновационного развития. Сегодня, не вставая с кресла, есть возможно получить доступ практически к любой информации и кладезям мировой мысли (фантастика для тех, кто помнит, что МБА - не магистр бизнес-администрации, а межбиблиотечный абонемент). НО, современные образование и наука как бизнес требуют иных подходов - публикации в определенном кругу источников, ссылки не старше 5 лет, жесткое форматирование мысли, сроки издания - "все для монетаризации креатива!" или сужения "горячего" круга тех, кто продуцирует и распространяет знания. Вот где надо отделять зерна от плевел в недавно завершившихся дискуссиях на е-хе о теории и практике.  

Генеральный директор, Москва
Богдан Литовченко пишет:
Евгений Равич пишет:

Стальной меч лучше бронзового, но это не так важно в эпоху огнестрельного оружия. 

Спорно - ведь и в ХХI в. орудием убийства в большинстве случаев является нож из "нержавейки", реже - бронзовая статуэтка.

Если мы о криминале - заранее со всем согласен. Камня тоже может хватить, как и голых рук. Армии, как круглосуточный заказчик инноваций, используют другие средства и предъявляют другие требования.

В этом контексте парадоксальным является то, что о главном преимуществе цифровой трансформации не просто не упоминают, более того - отрицают. Я имею в виду исследования и обмен знаниями как источники инновационного развития.

Сегодня, не вставая с кресла, есть возможно получить доступ практически к любой информации и кладезям мировой мысли. 

Наука и исследования. как и практика, всегда были источниками развития. Легкость доступа к информации и количество обсуждаемых тем даже невозможно сравнить с тем, что было в докомпьютерные эпохи. Кто-то это отрицает?

Преподаватель, Украина
Евгений Равич пишет:

Наука и исследования. как и практика, всегда были источниками развития. Легкость доступа к информации и количество обсуждаемых тем даже невозможно сравнить с тем, что было в докомпьютерные эпохи. Кто-то это отрицает?

Я, например, и не только: "Чем лучше средства сообщения, тем дальше человек от человека (Ялю Курек - польский писатель (1904-1083))".

Историческая параллель: В 1696 г. в одном из научных журналов швейцарский метематик Иоган Бернулли предложил задачу о брахистохроне - кратчайшем пути. Участие в ее решении приняли англичанин Ньютон, немец Лейбниц, француз Лопиталь и австриец Чирнгауз (изобретатель европейского фарфора). Результаты решения были использованы в математике (вариационное исчисление), физике (оптико-механическая аналогия), химии (теория оптимального управления), технике (АСУ), экономике (аммортизация), авиации, спорте и даже любви (если дочитать до конца стих Пушкина из "Евгения Онегина" "Любви все возрасты покорны..."). И сравнить современную ситуацию решения проблемы борьбы с коронавирусом - где легкость доступа к информации и сотрудничество идей и обмен знаниями - ответ очевиден - или я не прав?  

Генеральный директор, Москва
Богдан Литовченко пишет:
Евгений Равич пишет:

Наука и исследования. как и практика, всегда были источниками развития. Легкость доступа к информации и количество обсуждаемых тем даже невозможно сравнить с тем, что было в докомпьютерные эпохи. Кто-то это отрицает?

Я, например, и не только: "Чем лучше средства сообщения, тем дальше человек от человека (Ялю Курек - польский писатель (1904-1083))".

Это следствие развития возможностей транспорта, подтверждающее, что иначе эти люди вообще бы не встретились. А так расстояния сокращаются.

Историческая параллель: В 1696 г. в одном из научных журналов швейцарский метематик Иоган Бернулли предложил задачу о брахистохроне - кратчайшем пути. Участие в ее решении приняли англичанин Ньютон, немец Лейбниц, француз Лопиталь и австриец Чирнгауз (изобретатель европейского фарфора).

Интересно, много ли было научных журналов в 17в., часто ли они выходили,  сколько у них было авторов и читателей, какие темы обсуждались? 

О задаче выше: сама задача была известна, более раннее решение Галилея было ошибочным. Сам Иоганн Бернулли решение уже нашел. Его брат Якоб Бернулли задачу решил. Решение Ньютона было анонимно опубликовано через год, причем в другом издании. Решение Лопиталя не было опубликовано до 1988 г..

Прочие детали, например, в http://hijos.ru/2011/02/16/zadacha-o-braxistoxrone/

И сравнить современную ситуацию решения проблемы борьбы с коронавирусом - где легкость доступа к информации и сотрудничество идей и обмен знаниями - ответ очевиден - или я не прав?  

Сейчас обмен информацией происходит почти в реальном времени, была бы информация. География больше не является проблемой, как и языки.

В чем Вы видите проблему борьбы с короновирусом?

Преподаватель, Украина

Евгений, у меня вопрос: А Вы партийное руководство, часом не застали? Вы идеально владеете тем стилем управления (по аналогии с "белой собачкой") - обсуждать не проблему в общем, а акцентируясь на одной неточности, перейти к деталям, которые можно решать в "частном порядке"

"Чем лучше средства сообщения, тем дальше человек от человека (Ялю Курек - польский писатель (1904-1083))".

Это следствие развития возможностей транспорта, подтверждающее, что иначе эти люди вообще бы не встретились. А так расстояния сокращаются.

Сейчас обмен информацией происходит почти в реальном времени, была бы информация. География больше не является проблемой, как и языки.

В чем Вы видите проблему борьбы с короновирусом?

Но здесь Вы явно переборщили (ветер дует, потому что деревья шатаются) - или это такой сарказм?

А решение проблемы борьбы с коронавирусом как следствием глобализации предложил еще Иван Франко (номинант на Нобелевскую премию по литературе 1916 г.) в 1899 г. в сказке "Как звери с людьми судились" из сборника "Когда звери умели разговаривать". К сожалению, не нашел в свободном доступе на русском, aber: https://zbruc.eu/node/27219 (укр.). Если надо, могу поделиться английским переводом. Идея: решение царя людей и зверей ("гарячих" и "холодных" стран)  Соломона объединиться перед общей угрозой вируса.

 

 

 

Генеральный директор, Москва
Богдан Литовченко пишет:

Евгений, у меня вопрос: А Вы партийное руководство, часом не застали? Вы идеально владеете тем стилем управления (по аналогии с "белой собачкой") - обсуждать не проблему в общем, а акцентируясь на одной неточности, перейти к деталям, которые можно решать в "частном порядке"

Застал, но не имел и не имею к нему отношение. О важности деталей пока ничего сказать не могу - иногда они важны, иногда нет.

"Чем лучше средства сообщения, тем дальше человек от человека (Ялю Курек - польский писатель (1904-1083))".

Это следствие развития возможностей транспорта, подтверждающее, что иначе эти люди вообще бы не встретились. А так расстояния сокращаются.

Сейчас обмен информацией происходит почти в реальном времени, была бы информация. География больше не является проблемой, как и языки.

В чем Вы видите проблему борьбы с короновирусом?

Но здесь Вы явно переборщили (ветер дует, потому что деревья шатаются) - или это такой сарказм?

Богдан, скажите, в чем Вы видите проблему, и мне будет легче Вас понять. Тяжело содержательно трактовать чьи-то цитаты и афоризмы, не понимая контекст. Но, как говорил Марк Твен, прежде всего нужны факты, а уж потом можно делать с ними, что хочешь.

Для меня борьба с короной на данном этапе - 100% сложная научная проблема, иначе мы бы не говорили о десятках вакцин на разных стадиях клинических испытаний и 150+ кандидатах. Простых ответов пока нет, ситуация тяжелая. Нужны годы исследований для накопления данных, анализа последствий и лучшего понимания того, с чем мы столкнулись. Обмен важной научной информацией никто не блокирует - если это не коммерческая информация, личные данные и интеллектуальная собственность.

 

Директор по маркетингу, Москва
Евгений Равич пишет:
Для меня борьба с короной на данном этапе - 100% сложная научная проблема, иначе мы бы не говорили о десятках вакцин на разных стадиях клинических испытаний и 150+ кандидатах. Простых ответов пока нет, ситуация тяжелая. Нужны годы исследований для накопления данных, анализа последствий и лучшего понимания того, с чем мы столкнулись. Обмен важной научной информацией никто не блокирует - если это не коммерческая информация, личные данные и интеллектуальная собственность.

Я думаю что эта история подтолкнет исследования и даст интересные ответы на многие вопросы медицины. В первую очередь будет пересмотрен взгляд на вирусы как непременно вредоносные существа. Ведь вирусы находятся в конфликте с другими вирусами и в том числе с бактериями и грибками. Стало быть не может быть верной теория, выделяющая непременно один вирус как врага человека при игнорировании его влияния на другие микроорганизмы, вряд ли может быть верной борьба со всеми вирусами подряд.

Вплоть до того что могут быть пересмотрены подходы вообще к оценке сезонных болезней и болезней каковыми считались любые отклонения от нормы. Потому что они могут быть как болезнями, так и талантом организма выполнять определенные функции лучше средних индивидуумов. 

Ну а эта корона я думаю закончится летом. По инерции еще будет небольшая истерика осенью но не более того. По срокам должна пандемия закончиться. У нее иного пути нет, если исторические данные принять во внимание. С вакцинами или без эти сроки будут примерно одни и те же. 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
90% россиян признались, что работают сверхурочно

Каждый пятый трудится сверхурочно более 10 часов в неделю.

У российского среднего класса выросли зарплаты

Больше всего заработки подскочили в электронной торговле — более чем на 50% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Каждый третий россиянин готов дополнительно учиться ради повышения зарплаты

А 12% работающих россиян полагают, что самый надежный вариант повысить уровень своего ежемесячного дохода – вести с начальством переговоры о зарплате.

38% российских компаний сократили бюджеты на обучение сотрудников

При этом большинство компаний перевели часть обучения в дистанционный формат.