Цифровая трансформация: какое из этих двух слов ключевое?

Сейчас очень часто приходится слышать из разных источников слова «цифровизация», «цифровая трансформация». На мой взгляд, разные люди вносят в эти слова свой уникальный смысл. И я выскажу три важные мысли по этому поводу.

1. Технологий много, а еще больше того, что существенно меняет нашу действительность

В 2018 году Imperial TechForesight при поддержке Всемирного банка опубликовала результаты форсайт-исследования – какие технологии окажут существенное влияние на наше будущее. Эти результаты легко гуглятся по словам «TABLE OF DISRUPTIVE TECHNOLOGIES». Таблица довольно большая и интересная для вдумчивого просмотра. Для нас наиболее важны из нее следующие моменты:

  1. Всего «подрывных технологий много.
  2. Многие из них «не взлетят».
  3. Про ковид – нет ни слова.
  4. Далеко не все технологии – из сферы IT. 

Из этого следуют два вывода и оба грустных. Первый – это никто не может предсказать наше будущее, а второй – это то, что технологий много, они будут сильно влиять друг на друга. Это существенно отличает текущую ситуацию от той, которая бывала в начале прошлых промышленных революций. Тогда была одна или две технологических идеи, которые развивались на протяжении десятилетий. Сейчас таких идей много, и их жизненный цикл стал существенно меньше, чем был до этого.

2. Не можешь предотвратить – возглавь

Мы относительно недавно вступили во время изменений. Уклад жизни будет меняться очень сильно и придется под эти изменения подстраиваться. Первым таким изменением стала та самая «самоизоляция», которая стартовала примерно год назад. Это изменение, которое никто не ожидал еще полтора года назад, очень сильно изменило не только бизнес-системы, но и «гражданскую жизнь», и наш обычный уклад. На это всем нам приходится как-то реагировать, и один из способов это «если не можешь противостоять процессу, то лучшее, что можешь сделать – это его возглавить». По крайней мере тогда мы сохраним, как говорят военные, «стратегическую инициативу». Для того, чтобы возглавить – нужно как-то обозначить придумать название. Сейчас часто эту инициативу или ответ называют «цифровой трансформацией».

У нас в стране «главным по цифровой трансформации» было назначено Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций (Минцифры). Вот как они понимают эту самую «цифровую трансформацию»: «Комплексное преобразование бизнеса, связанное с успешным переходом к новым бизнес-моделям, каналам коммуникаций с клиентами и поставщиками, продуктам, бизнес- и производственным процессам, корпоративной культуре, которые базируются на принципиально новых подходах к управлению данными с использованием цифровых технологий, с целью существенного повышения его эффективности и долгосрочной устойчивости» – так было сформулировано в ноябре 2019 года в Методических рекомендациях по цифровой трансформации.

Слов много, но ключевые особенности тут следующие. Есть несколько точек зрения на бизнес, которые нам важны, если с этих точек зрения видны проявления использования «новые технологии управления данными и цифровые технологии», и мы на их основе создаем эффективный (то есть с малыми издержками) и устойчивый бизнес, то мы вошли в цифровую трансформацию. Тут хороший аналог – ларек по продаже шаурмы на рынке. Если владелец ларька научился использовать «управление данных и цифровые технологии», и построил на основе этого умения эффективный бизнес, который устойчиво развивается, то да, по мнению Минцифры, он трансформировался и стал цифровым. 

Прошел год, случился ковид и Минцифры решило доработать свои рекомендации. И вот 17 ноября 2020 года они выпустили новую редакцию и новое определение цифровой трансформации:

«Комплексное преобразование бизнес-модели, продуктов и услуг и/или бизнес-процессов компании, направленное на рост конкурентоспособности компании и достижение стратегических целей компании и отвечающее критерию экономической эффективности на основе реализации портфеля инициатив по внедрению цифровых технологий, использованию данных, развитию кадров, компетенций и культуры для цифровой трансформации, современных подходов к управлению внедрением цифровых решений и финансированию внедрения цифровых решений».

Слов стало еще больше, смысл поменялся, но не сильно. Та же экономическая эффективность, способность достигать долгосрочные задачи, те же «новые «цифровые» технологии».

Только теперь взгляд стал несколько шире – нужно обращать внимание и на «кадры», и на «компетенции», и их финансировать.

3. Бизнес – это люди

Меня не покидает ощущение, что между реальностью и понимаем «цифровой трансформации» как использование некоторых технологий на благо компании, а именно повышению эффективности и возможности достигать долгосрочные цели – есть некоторое противоречие. В словосочетании «цифровая трансформация» основной вес, по мнению многих, имеет слово цифровая.

Но на самом деле источник изменений далеко не всегда цифровой. И ковид это подтвердил. На мой взгляд, ключевым словом выступает именно трансформация, а именно такое изменение, при котором мы адаптируемся ко внешнему, сохраняя главное. А главное для бизнеса – это как раз достижение долгосрочных целей с достаточной экономической эффективностью. И какие именно технологии мы будем использовать это уже не так важно. Важно что:

  1. Мы осознаем эти самые долгосрочные цели.
  2. Знаем как их достигать.
  3. Можем использовать из окружающих нас технологий (и не только технологий) то, что нам помогает эти цели достигать. Умеем обнаружить угрозы и их влияние уменьшить.
  4. Мы быстро умеем перестраивать нашу бизнес-модель так, чтобы это самое использование технологий позволяло нам экономически эффективно достигать наши цели, не взирая на быстроменяющийся мир вокруг.
  5. Все это влечет за собой существенное изменение людей и корпоративной культуры. Директивные способы управления скорее тут будут мешать. А чем именно их заменить пока не очень понятно. Отчасти поэтому возникает ренессанс анархических идей М. Бакунина и Прудона в виде холократии и бирюзовых организаций. Если не знаешь как будет лучше, то пусть оно идет само как-нибудь, а мы будем наблюдать и смотреть.

Ключевой момент тут как раз перестройка людей и системы управления компании так, что бы в условиях быстрых внешних изменений компания могла достигать своих долгосрочных целей. А технологии – это просто технологии. Они могут предоставлять возможности или нести угрозы. А то, как именно эти технологии предоставят возможности, и какие угрозы вы сможете избежать – это как раз и будет критерием того, на сколько успешно вы прошли цифровую трансформацию. 

А пока я наблюдаю как раз большое желание со стороны системы управления компаний «чтобы с этих пор по-новому, оставалось все по-старому».

Читайте также:

Комментарии
IT-менеджер, Красноярск
Евгений Равич пишет:
Олег Севодин пишет:

Под "цифровой трансфорамацией" (если не пустышка полная, а хоть что-то делается) обычно или автоматизацию бодяжат очередную, или пытаются немного процессинга в функциональной организации внедрить. С выделением новой компетенции, само собой. Обычно получается дрянь (кроме автоматизации, там всё как всегда), ибо компетенций ноль, влияния на бизнес примерно столько-же, а правильный контур изменений не создан (страх, некомпетентность, воровство, выберите сами). В государстве то же самое, как член соответствующих советов говорю.

Для меня все это пока совершенно искусственный акцент на деталях реализации и новых терминах вместо открытого обсуждения проблем более высокого уровня. На эти грабли наступают очень давно и не первый век.

В СССР, экономика "делалась" по науке. Изучалась статистика потребления, формировался госзаказ... Сам я не работал в это время, думаю, старшие товарищи меня поправят, если что. 

Сейчас СССР нет и экономическое сообщество, после непродолжительного перерыва в виде 90-х и 00-х, готово снова повторить этот цикл. 

Естественно, все это подается в новой красивой упаковке, но суть и методы, примерно, те же. 

Трансформация СССР в то, что сейчас есть была болезненной. СССР скорее "пал", чем трансформировался. Кто-то в этом увидел трагедию, кто-то - возможности. Наверное, всегда будут и те и другие. Как будет происходить обратная трансформация уже на микроуровне? И как будет происходить естественный и неизбежный процесс распада на микроуровне? Будет ли это легкая трансформация или это будет эффект домино? В каком масштабе будет разворачиваться эта трагедия и как это коснется лично нас, домохозяйств? 

Я думаю, на эти вопросы будет сложно ответить без глубокого осмысления того, что произошло тогда в 90-х, а на самом деле, еще много раньше, с СССР и что ценного нам удалось вынести из 90-х и 00-х.

Директор по маркетингу, Москва
Антон Французов пишет:
В СССР, экономика "делалась" по науке. Изучалась статистика потребления, формировался госзаказ... Сам я не работал в это время, думаю, старшие товарищи меня поправят, если что. 

Конечно так. Я не разделяю мнение людей, которые считают советскую экономику на 100% плановой и не связанной со спросом. И экономисты были и считали рентабельность себестоимость и цены определяли и перспективные товары разрабатывали и даже рекламировали. Государство занималось тем, чем обычно занимается бизнес. 

Но только эффективность этого была чем дальше, тем хуже. И я думаю что есть фундаментальная причина тому. Плановое хозяйство вполне себе справлялось, когда необходимо было наводнить рынок недорогими массовыми товарами. Обычные обутки, куртки, рубашки, брюки, обычные автомобили, даже не плохие, если восьмерку взять, обычные стандартные квартиры и стандартная мебель. 

Проблема в том, что по мере насыщения рынков людей перестало устраивать обычное. Им нужно стало то, что отличается чем-то. Кроссовки Адидас или хотя бы Coold Cup. Джинсы, куртки модные. С этим плановая экономика заведомо не может справиться, потому что вкусы публики непредсказуемы. Необходимо идти на риск, выпуская новые модели одежды, фасон, цвет. Эти проблемы невозможно решить путем худсовета. Среднее мнение экспертов всегда отстает от моды. Нужна фигура предпринимателя, который берет на себя риск. Это понял Горбачев и то что он пытался сделать как раз и было кооперативным движением. Выпускались плохого качества кроссовки, но народ их покупал. Это значит что допотопные цеховики были эффективнее современных фабрик. 

Сейчас интересный отголосок советских методов это Пышечная в Санкт-Петербурге на Большой Конюшенной улице. Там очередь утром как в советские столовые начинается с улицы. У них ассортимент предельно прост, пышки и кофе одного сорта, чай и пара соков. Все. Но при этом дешево и вкусно. За счет огромного потока и заведомо высокого спроса получается все свежее. Советский метод. Ведь в советских столовых было также. Там были очереди но там было дешево и вкусно. Теперешние столовые в Петербурге даже близко не стоят к советским по уровню блюд. В них грязно, майонезно и сомнительного качества продукты. Видимо в условиях конкуренции бизнес не может подняться на необходимый уровень. Но есть конечно много примеров и их больше когда бизнес преуспел. 

Преподаватель, Украина
Виктор Москалев пишет:

И совершенно верно про возрастание роли людей. Технологии увеличивают сложность и для этого требуются специалисты. А специалисты не растут в огороде. Их нужно привлекать, заманивать, давать им возможность развиваться и при этом начальник не может быть полностью компетентен в тех вопросах, которые решают узкие специалисты, например программисты. Так что изменение практики менеджмента остро необходимо. Старые методы "Я- начальник, ты - дурак" не работают в 21 веке. 

Вроде-бы, все правильно, но есть две ремарки:

1. "Технологии увеличивают сложность и для этого требуются специалисты" - а, может, наоборот - от кого требовался более высокий уровень профессионализма - шофера начала ХХ-го века или водителя ХХI-го (список может дифференцировать то бесконечности).

2."Я- начальник, ты - дурак" (продолжение: "Ты начальник, я дурак") это управленческая этика советских времен. А в это же время в английском сленге этот принцип звучал примерно так: "Начальник вдвое умнее, чем кажется подчиненным, и вдвое тупее, чем кажется себе" - что-то в ХХI-м веке нуждается в изменении?

Генеральный директор, Москва
Виктор Москалев пишет:
Но только эффективность этого была чем дальше, тем хуже. И я думаю что есть фундаментальная причина тому. Плановое хозяйство вполне себе справлялось, когда необходимо было наводнить рынок недорогими массовыми товарами.

Выражение "наводнить рынок" в СССР не имело смысла. Рынка не было как такового, были полки магазинов. На них могли стоять самые удивительные изделия по придуманным ценам, но товаром в нормальном смысле они не становились - их никто в обычной ситуации не покупал. 

Заодно вспомним про импорт продовольствия в нарастающих объемах.

Если вернуться к теме дискуссии о цифровой трансформации, то какие-то элементы компьютеризации в СССР существовали, и решения по этому поводу регулярно принимались. Но основные драйверы для эффективного внедрения отсутствовали - плановая экономика и госсобственность такое не предполагали изначально.

 

Преподаватель, Украина
Евгений Равич пишет:

Многократно слышал о трансформации в самых разных контекстах до 2011г. . Слово "цифровая" обычно подразумевалось - как синоним отказа от использования чего-то аналогового, более сложного и дорогого и перехода к чему-то компьютерному как лучшему решению. Детали и лексика зависели от объекта трансформации.

Евгений! 

Я имел ввиду не "мухи отдельно, суп отдельно", а "цифровую трансформацию" как отдельный термин - а он имеет совершенно новое значение, чем просто "digital + transformation".

Чем - принципиально - отличается автоматизация от компьютеризации и от цифровой трансформации? Как обсуждается в статье, нужно определиться с целями. Так было и раньше, проще говоря - всегда.

Все остальное - вторично и дискуссионно. Технологии сами по себе стоимость не добавляют.

(это мое - Б.Л.) Действительно, какую стоимость добавил переход на письменные носители информации Платона или или книгопечатание Гутенберга?

Вы уже знаете правильный ответ? Поделитесь.

Для меня важнее содержание. Музыкальная запись на виниле, пленке, кассете, CD, < ... пропустим еще несколько носителей ...>, а сейчас опять на виниле - выбирайте. 

 

Возможно, знаю, но боюсь, он многим не понравится. Исходя из определения, цифровую трансформацию можно назвать теорией прибавочной стоимости К. Маркса для ХХI-го века (improve performance = стоимость рабочей силы, reach of enterprises = прибавочная стоимость), а в глобальном масштабе (по Марксу Die Allgemeinheit - всеобщность) - абсолютное и относительное ухудшение жизни пролетариата = рост неравенства, например, доступа к цифровому образованию. 

Что касается виниловых записей, что-то я не встречал в продаже децифровой трансформации к винилу, хотя друзья и близкие с удовольствием наслаждаются моей коллекцией - но "это уже совсем другая история..."  

Генеральный директор, Москва
Богдан Литовченко пишет:
Евгений Равич пишет:

Многократно слышал о трансформации в самых разных контекстах до 2011г. . Слово "цифровая" обычно подразумевалось - как синоним отказа от использования чего-то аналогового, более сложного и дорогого и перехода к чему-то компьютерному как лучшему решению. Детали и лексика зависели от объекта трансформации.

Евгений! 

Я имел ввиду не "мухи отдельно, суп отдельно", а "цифровую трансформацию" как отдельный термин - а он имеет совершенно новое значение, чем просто "digital + transformation".

Пока именно это - новое - значение для меня загадка. Что именно мы хотим перереопредить, вводя этот термин? В чем принципиальная новизна изучаемого явления? Что обнаружилось в 2011? 

Насколько я могу понять, данная дискуссия, начиная с заголовка, как раз о значении, если консенсус уже сформировался.

(это мое - Б.Л.) Действительно, какую стоимость добавил переход на письменные носители информации Платона или или книгопечатание Гутенберга?

Вы уже знаете правильный ответ? Поделитесь.

Для меня важнее содержание. Музыкальная запись на виниле, пленке, кассете, CD, < ... пропустим еще несколько носителей ...>, а сейчас опять на виниле - выбирайте. 

Что касается виниловых записей, что-то я не встречал в продаже децифровой трансформации к винилу, хотя друзья и близкие с удовольствием наслаждаются моей коллекцией - но "это уже совсем другая история..."  

Если не ошибаюсь, продажи винила в США в 2020 превысили продажу CD впервые, начиная с 80-х. Но основное потребление записей сейчас в форматах стрима и других цифровых форматах. Удобство против качества.

Руководитель, Москва
Виктор Москалев пишет:
Но только эффективность этого была чем дальше, тем хуже. И я думаю что есть фундаментальная причина тому. Плановое хозяйство вполне себе справлялось, когда необходимо было наводнить рынок недорогими массовыми товарами. Обычные обутки, куртки, рубашки, брюки, обычные автомобили, даже не плохие, если восьмерку взять, обычные стандартные квартиры и стандартная мебель.

Плановое хозяйство справлялось, когда была одна большая цель и она хорошо воспринималась всеми участниками экономических отношений. 

Это были:
1. выжить (во время военного коммунизма и Гражданской войны)

2. Накормить себя (НЭП)

3. Идустрилисзоваться (30 годы, до ВОВ)

4. Победить в Войне

5. Восстановить хозяйство и повысить свой военный потенциал (45-5тые годы)

Дальше стало непонятно что делать, идея коммунизма за 20 лет с 60х годов до 80х интересная, но уж больно не понятная. Отдельные идеи, типа создать Буран, построить БАМ - могли быть реализованы хорошо только в плановой экономики, но они не отвечеали на вопрос - а зачем нужен Буран? Так что, КМК, едиственный вопрос, который не удалось решить в рамках клановой экономики - это ответ на вопрос - ЗАЧЕМ именно ее развивать. Как должна выглядить та цель, ради которой всем нужно реально напрягаться. Как только такая цель есть, далее уже плановая экономика рулит. 

Руководитель, Москва
Евгений Равич пишет:
Но основные драйверы для эффективного внедрения отсутствовали - плановая экономика и госсобственность такое не предполагали изначально.

Не соглашусь, а тот же Стаханов - чем не драйвер инновационной добычи угля? 
Да и директора могли оставлять в Фонд директора предприятия заметную часть маржи от продажи новых продуктов, или продуктов, созданных по новым технологиям. 

Преподаватель, Украина

Евгений Равич пишет:

Пока именно это - новое - значение для меня загадка. Что именно мы хотим перереопредить, вводя этот термин? В чем принципиальная новизна изучаемого явления? Что обнаружилось в 2011? 

Насколько я могу понять, данная дискуссия, начиная с заголовка, как раз о значении, если консенсус уже сформировался.

 

А кто такие "мы" - теоретики, практики, апологеты, противники, "инженеры человеческих душ" - и что каждый из этих "мы" переопределяем? Изначально определение ЦТ касалось двух направлений: 1.Отношения с клиентами; 2. Принятие решений - а уже дальше понеслось по всем буеракам и оврагам. Например, сравните оригинал и перевод: Zone to Win. Organizing to Compete in an Age of Disruption Geoffrey A. Moore. Diversion Books, 2015 vs Зона победы.Управление в эпоху цифровой трансформации. Джеффри Мур. Манн, Иванов и Фербер, 2020 

В заглавии закралась лексическая ошибка (консультанты-филологи могут меня поправить). Оно не содержит ключевое слово, которое находится, как и истина "где-то там" цифровая трансформация (чего).

Боюсь, что с "ЦТ" произойдет то же самое, что и с другими "правильными" идеями" в руках интерпретаторов: "экономика знаний" (следствие - менеджмент знаний) свелась к развитию мягких навыков и компетенций, "креативная экономика" (креативный менеджмент) - к господдержке "индустрий креативного сектора (кстати, без университетов). "Цифровая экономика" и "цифровая трансформация" (пока еще термин "цифровой менеджмент" я не обнаружил) можнт превратиться (и уже правращается) в дополненную реальность (augmented reality, AR) по М. Портеру - "набор технологий, добавляющий к физическому миру цифровые данные и изображения".

Жаль, что "мы" пойдем по адресу Портера, а не Смита, Маркса и Валерстайна 

Генеральный директор, Москва
Максим Часовиков пишет:
Евгений Равич пишет:
Но основные драйверы для эффективного внедрения отсутствовали - плановая экономика и госсобственность такое не предполагали изначально.

Не соглашусь, а тот же Стаханов - чем не драйвер инновационной добычи угля? 
Да и директора могли оставлять в Фонд директора предприятия заметную часть маржи от продажи новых продуктов, или продуктов, созданных по новым технологиям. 

Можно попросить пояснить, как связаны Стаханов (один человек с не очень понятными заслугами) и продажи новых (?) продуктов в плановой экономике с цифровой трансформацией предприятий?

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Капитализация Microsoft впервые достигла 2 трлн долларов

Ранее из американских компаний такое удавалось только Apple.

В Москве в рестораны будут пускать только тех, кто сделал прививку от коронавируса

Также запрещены все развлекательные и спортивные мероприятия численностью более 500 человек — как в помещениях, так и на открытом воздухе.

Kelly Services: компаниям не хватает рабочих рук

Большинство работодателей планируют расширить штат и повысить зарплаты, а самой востребованной категорией работников остается производственный персонал.

В некоторых регионах России вводят обязательную вакцинацию от коронавируса

Уже в 11 регионах страны в короткие сроки нужно привить минимум 60% от всех сотрудников.