Как снизить «уголовное давление» на российский бизнес?

Закрытый опрос ФСО, который в конце мая проанализировали коллеги из РБК, показал рекордное недоверие бизнеса к силовикам. Предприниматели не верят в борьбу с коррупцией и просят изменить Уголовный кодекс. К тем же выводам можно прийти, ознакомившись с исследованием, которое провела и презентовала общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «Опора России». Руководители организации презентовали исследование 29 мая в пресс-центре «Интерфакса»

Первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал отметил две основные тенденции в сфере уголовно-правового преследования бизнеса. Первая – предпринимателей сажают в СИЗО до того, как их вина будет доказана. Вторая – использование ст. 210 УК РФ (Организация преступного сообщества) в отношении предпринимателей.

Павел СигалПавел Сигал, первый вице-президент «Опоры России»:

Я бы хотел сказать, что по нашему мнению, стратегического перелома в проблеме взаимодействия предпринимателя с правоохранительными органами на настоящий момент не наблюдается. Об этом говорится уже не один год – и «Опорой России», и другими бизнес-объединениями, и уполномоченным по защите прав предпринимателей. Однако, актуальность и жесткость этой проблемы, к сожалению, меньше не становится. Поэтому я вынужден еще раз подчеркнуть, что стратегически ситуация по преследованию предпринимателей со стороны правоохранительных органов по экономическим статьям и преступлениям не уменьшается.

К сожалению, на практике все следователи костьми ложатся, чтобы доказать, что экономическое преступление потенциально – не экономическое, а простое мошенничество. С точки зрения нашего следствия, обман пенсионеров или воровство – это такое же преступление, как и невозврат, например, кредита по объективным причинам. То есть, статья, по которой предприниматель не должен сидеть в СИЗО до вынесения приговора, практически не работает.

В области применения 210-й статьи сложилась вообще фантастическая ситуация. Даже на бытовом уровне мы понимаем, что такое организованное преступное сообщество – это когда ряд людей, так сказать, объединившись, создали банду для совершения преступлений.

Наше замечательное следствие под организованным преступным сообществом стало понимать наемных сотрудников, подчиненных генеральному директору. Что получается? Вот есть собственники, генеральный директор, у него есть главный бухгалтер, кассир, коммерческий директор, и вот из подчиненных сотрудников создается организованное преступное сообщество. А ведь это – тяжелая статья, там до 20 лет лишения свободы, там усложненный порядок… Переход к этой статье имеет катастрофические последствия для бизнеса.

Исследование «Опоры России» «Тенденции в сфере защиты прав предпринимателей в уголовно-правовой и административной сфере» проводилось в форме электронной анкеты. В нем приняли участие более тысячи предпринимателей из 63 регионов страны. Из них 696 представителей юридических лиц и 327 индивидуальных предпринимателей. 926 опрошенных относятся к малым и микропредприятиям, 77 – к средним и 20 – к крупным.

Кроме того, в основу анализа легли данные о состоянии преступности Главного информационно-аналитического центра МВД России и сводные статистические сведения Верховного суда о состоянии преследования.

Дмитрий ПетровичевДмитрий Петровичев, управляющий Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов при «Опоре России»:

Важно сказать, что за 20 с лишним лет действия Уголовного кодекса в него внесли более 200 изменений. Эксперты Международного экономического форума, который прошел в июне 2019 года в Санкт-Петербурге, говорили о том, что в соответствии с этими федеральными законами и дополнениями в УК, подверглись изменениям практически все статьи. Остались нетронутыми лишь шесть статей. Более 3400 изменений внесены. Наша правовая действительность постоянно меняется. И предпринимателю очень трудно выживать в таких условиях.

Исследование показывает, что чаще всего предпринимателей преследуют по таким статьям, как мошенничество, незаконное предпринимательство и производство немаркированной продукции.

По данным «Опоры России», до приговора доходит 21% уголовных дел в отношении предпринимателей, в то время как в абсолютном большинстве случаев предприниматели ждут результатов расследования, находясь под стражей.

Иван ЕфременкоИван Ефременко, заместитель исполнительного директора по правовым вопросам:

С другой стороны, 80% дел практически не доходят до суда, разваливаются, но ущерб бизнесу наносится практически всегда. Что это, как не воспрепятствование предпринимательской деятельности? И почему так мало возбуждается дел и принимается мер реагирования правоохранительных органов – это, конечно, большой вопрос.

Из опроса следует, что основное препятствие для ведения бизнеса – дефицит финансовых ресурсов (половина опрошенных). Административное давление выделили лишь 23% опрошенных.

Однако в оценке динамики административных проверок картина уже иная. По оценкам 60% опрошенных бизнесменов, количество проверок не изменилось.

Дмитрий ПетровичевДмитрий Петровичев, управляющий Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов при «Опоре России»:

Даже учитывая все доклады контрольных органов о том, что количество плановых проверок уменьшилось, предприниматели говорят, что количество проверок не изменилось. Надо понимать, что предприниматель имеет в виду различные административные расследования и проверки, которых уже большое количество, ведь они соответствующим законом не охватываются, и, по факту, они проводятся.

Что поможет улучшить ситуацию?

Павел СигалПавел Сигал, первый вице-президент «Опоры России»:

Во-первых, это выполнение закона с точки зрения меры пресечения – не заключать предпринимателя под стражу до вынесения приговора.

Конечно, предприниматели – это граждане и должны применяться общегражданские правила, однако, есть одно принципиальное отличие. Предприниматель дает работу не только себе, но и десяткам, а в ряде случаев – сотням людей, это налоги, зарплаты, отчисления. Поэтому, пока суд не доказал вины подозреваемого, он не должен быть оторван от своего бизнеса посредством заключения под стражу.

Во-вторых, декриминализация статей. За несколько тысяч рублей налоговых неплатежей можно возбудить уголовное дело. Раньше возбуждение уголовного дела по налоговым преступлениям можно было осуществить только после заключения налоговой. Теперь правоохранительные органы добились права возбуждать уголовное дело даже без заключения налоговой. То есть, по мнению налоговой, может быть, ничего и нет, а по мнению правоохранительных органов – там что-то есть. И в этой ситуации особенно важно – пока следователи не доказали вину, не передали в суд, и суд не вынес приговор – самые жесткие меры не должны применяться.

Еще одну норму, мы считаем, важно было бы рассмотреть. Мало кто знает, что на уровне предварительного расследования и даже на уровне проведения следственных действий прокуратура фактически отстранена. Если раньше возбудить уголовное дело или заключить под стражу можно было только по решению прокуратуры, то сейчас все больше и больше дел, в которых прокуратура выступает прямо в суде. Прокуратура считает, что в качестве меры пресечения можно оставить подписку о невыезде, а следователь говорит – нет, предприниматель должен сидеть в тюрьме. И он сидит в тюрьме.

Дмитрий ПетровичевДмитрий Петровичев, управляющий Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов при «Опоре России»:

Мы заинтересованы, чтобы майские указы Президента 2012 года, наконец начали работать. Это напрямую связано с количеством предпринимателей, привлеченных к уголовной ответственности. Бизнес-сообщество и эксперты все больше говорят о необходимости возврата части полномочий на доследственной и следственной стадии расследования уголовного дела органам прокуратуры. Это просто необходимо. И необходимо более широко применять меры пресечения, которые указаны в уголовно-процессуальном законодательстве, помимо заключения под стражу. То есть, если говорить по экономическому составу, то предпринимателя вообще нужно не заключать под стражу, а избирать другие меры пресечения, например, залоги.

Павел СигалПавел Сигал, первый вице-президент «Опоры России»:

Вот на Западе по экономическим преступлениям залог это – норма. Суд определяет только размер залога. Если суд определил, и залог внесен, то ни один предприниматель сидеть не будет. У нас – мы сами имеем такие жалобы – следствие вменяет объем, предприниматель говорит, или его доверитель: «Мы вносим эту сумму», и весь объем ущерба вносит в качестве залога.

Оловянные глаза у следователя: «Нет». Он настаивает на том, чтобы, несмотря на залог, предприниматель сидел в СИЗО. Очень редко применяют вот эту меру, хотя, казалось бы, за экономическое преступление должно быть экономическое наказание.

По словам президента «Опоры России», при заведении дел против действующих предпринимателей, в большинстве случаев, даже выходя из СИЗО оправданными, предприниматели теряют свой бизнес. И эту проблему нужно решать путем изменения внутренних нормативно-правовых актов.

В скором времени будет создана электронная площадка для обращений предпринимателей и проверки правомерности их преследования.

Александр КалининАлександр Калинин, президент «Опоры России»:

Тема защиты прав предпринимателей в правоохранительной сфере актуальна. К этому вопросу Президент страны Владимир Владимирович Путин возвращается каждый год в послании Федеральному Собранию, затем он четко выражал свою позицию и на Коллегии Генеральной прокуратуры уже дважды, и на Коллегии Министерства внутренних дел.

Смысл сводится к тому, что уголовно-процессуальное и уголовное преследование бизнеса  должно быть, во-первых, четко в рамках закона, во-вторых, должно быть объективное следствие, справедливое судопроизводство. И президент фиксирует, что в последние годы растет количество дел по экономическим статьям и количество предпринимателей, находящихся в заключении.

Справедливость и объективность должны восторжествовать. Мы не выделяем предпринимателей в отдельную группу, но надо понимать, что предприниматель – это работодатель.

Фото в анонсе: opora.ru

Комментарии
Инженер-конструктор, Санкт-Петербург
Андрей Роговский пишет:
6. Держите базы данных за границей
Это актуально для любого российского бизнеса. Если в ваш офис вломятся люди в масках по наводке конкурентов, они изымут серверы и компьютеры. Делается это, как и арест расчетных счетов, не с тем, чтобы «найти доказательства», хотя я не понимаю, что может помешать записать туда «эксперту» терабайт жесточайшего детского некрозоопорно с массовыми расчленениями, осквернением всех мировых религий, разжиганием розни сразу ко всем расам, национальностям и социальным группам, а также экстремистскими пособиями.

Ну а если не вломятся, а тихо и аккуратно зайдут, персонал быстро изолируют от компьютеров, с ними будут специалисты, которые с включенных компьютеров по уже запущенному VPN соединению зайдут на сервер, расположенный за границей, и сделают все, что им необходимо - скачают информацию или положат сервер.

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Александр Жириков пишет:
Зовете на баррикады, а к чему это приведет? Вам не хватает потрясений, радикализма? Расскажите о своем вкладе.

Чистосердечное пизнание облегчает душу но удлинняет срок - народная мудрость :)

IT-консультант, Украина

Ну а если не вломятся, а тихо и аккуратно зайдут, персонал быстро изолируют от компьютеров, с ними будут специалисты, которые с включенных компьютеров по уже запущенному VPN соединению зайдут на сервер, расположенный за границей, и сделают все, что им необходимо - скачают информацию или положат сервер.

Это только в кино бывает

Они просто забирают технику а потом пытают и ты отдаешь все доступы сам

 

1 3 5
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Эксперты: 4-дневная рабочая неделя приведет к снижению зарплат

Закон не препятствует пропорциональному снижению ФОТ при переходе на четырехдневную рабочую неделю.

75% россиян не верят в пенсии

Три четверти россиян не верят в пенсии, показал опрос Райффайзенбанка. А те кто верят, полагают, что она составит всего 10-20 тыс. руб.

Японцы доказали, что при четырехдневной рабочей неделе производительность растет. В Microsoft сообщили о росте на 40%

Японское подразделение Microsoft подвело положительные итоги месячного эксперимента по переходу на четырехдневную рабочую неделю.

 
Кто счастлив в России?

Самыми счастливыми оказались - медики, госслужащие и HR-ы. Об этом сообщается в исследовании Headhunter.