Как снизить «уголовное давление» на российский бизнес?

Закрытый опрос ФСО, который в конце мая проанализировали коллеги из РБК, показал рекордное недоверие бизнеса к силовикам. Предприниматели не верят в борьбу с коррупцией и просят изменить Уголовный кодекс. К тем же выводам можно прийти, ознакомившись с исследованием, которое провела и презентовала общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «Опора России». Руководители организации презентовали исследование 29 мая в пресс-центре «Интерфакса»

Первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал отметил две основные тенденции в сфере уголовно-правового преследования бизнеса. Первая – предпринимателей сажают в СИЗО до того, как их вина будет доказана. Вторая – использование ст. 210 УК РФ (Организация преступного сообщества) в отношении предпринимателей.

Павел СигалПавел Сигал, первый вице-президент «Опоры России»:

Я бы хотел сказать, что по нашему мнению, стратегического перелома в проблеме взаимодействия предпринимателя с правоохранительными органами на настоящий момент не наблюдается. Об этом говорится уже не один год – и «Опорой России», и другими бизнес-объединениями, и уполномоченным по защите прав предпринимателей. Однако, актуальность и жесткость этой проблемы, к сожалению, меньше не становится. Поэтому я вынужден еще раз подчеркнуть, что стратегически ситуация по преследованию предпринимателей со стороны правоохранительных органов по экономическим статьям и преступлениям не уменьшается.

К сожалению, на практике все следователи костьми ложатся, чтобы доказать, что экономическое преступление потенциально – не экономическое, а простое мошенничество. С точки зрения нашего следствия, обман пенсионеров или воровство – это такое же преступление, как и невозврат, например, кредита по объективным причинам. То есть, статья, по которой предприниматель не должен сидеть в СИЗО до вынесения приговора, практически не работает.

В области применения 210-й статьи сложилась вообще фантастическая ситуация. Даже на бытовом уровне мы понимаем, что такое организованное преступное сообщество – это когда ряд людей, так сказать, объединившись, создали банду для совершения преступлений.

Наше замечательное следствие под организованным преступным сообществом стало понимать наемных сотрудников, подчиненных генеральному директору. Что получается? Вот есть собственники, генеральный директор, у него есть главный бухгалтер, кассир, коммерческий директор, и вот из подчиненных сотрудников создается организованное преступное сообщество. А ведь это – тяжелая статья, там до 20 лет лишения свободы, там усложненный порядок… Переход к этой статье имеет катастрофические последствия для бизнеса.

Исследование «Опоры России» «Тенденции в сфере защиты прав предпринимателей в уголовно-правовой и административной сфере» проводилось в форме электронной анкеты. В нем приняли участие более тысячи предпринимателей из 63 регионов страны. Из них 696 представителей юридических лиц и 327 индивидуальных предпринимателей. 926 опрошенных относятся к малым и микропредприятиям, 77 – к средним и 20 – к крупным.

Кроме того, в основу анализа легли данные о состоянии преступности Главного информационно-аналитического центра МВД России и сводные статистические сведения Верховного суда о состоянии преследования.

Дмитрий ПетровичевДмитрий Петровичев, управляющий Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов при «Опоре России»:

Важно сказать, что за 20 с лишним лет действия Уголовного кодекса в него внесли более 200 изменений. Эксперты Международного экономического форума, который прошел в июне 2019 года в Санкт-Петербурге, говорили о том, что в соответствии с этими федеральными законами и дополнениями в УК, подверглись изменениям практически все статьи. Остались нетронутыми лишь шесть статей. Более 3400 изменений внесены. Наша правовая действительность постоянно меняется. И предпринимателю очень трудно выживать в таких условиях.

Исследование показывает, что чаще всего предпринимателей преследуют по таким статьям, как мошенничество, незаконное предпринимательство и производство немаркированной продукции.

По данным «Опоры России», до приговора доходит 21% уголовных дел в отношении предпринимателей, в то время как в абсолютном большинстве случаев предприниматели ждут результатов расследования, находясь под стражей.

Иван ЕфременкоИван Ефременко, заместитель исполнительного директора по правовым вопросам:

С другой стороны, 80% дел практически не доходят до суда, разваливаются, но ущерб бизнесу наносится практически всегда. Что это, как не воспрепятствование предпринимательской деятельности? И почему так мало возбуждается дел и принимается мер реагирования правоохранительных органов – это, конечно, большой вопрос.

Из опроса следует, что основное препятствие для ведения бизнеса – дефицит финансовых ресурсов (половина опрошенных). Административное давление выделили лишь 23% опрошенных.

Однако в оценке динамики административных проверок картина уже иная. По оценкам 60% опрошенных бизнесменов, количество проверок не изменилось.

Дмитрий ПетровичевДмитрий Петровичев, управляющий Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов при «Опоре России»:

Даже учитывая все доклады контрольных органов о том, что количество плановых проверок уменьшилось, предприниматели говорят, что количество проверок не изменилось. Надо понимать, что предприниматель имеет в виду различные административные расследования и проверки, которых уже большое количество, ведь они соответствующим законом не охватываются, и, по факту, они проводятся.

Что поможет улучшить ситуацию?

Павел СигалПавел Сигал, первый вице-президент «Опоры России»:

Во-первых, это выполнение закона с точки зрения меры пресечения – не заключать предпринимателя под стражу до вынесения приговора.

Конечно, предприниматели – это граждане и должны применяться общегражданские правила, однако, есть одно принципиальное отличие. Предприниматель дает работу не только себе, но и десяткам, а в ряде случаев – сотням людей, это налоги, зарплаты, отчисления. Поэтому, пока суд не доказал вины подозреваемого, он не должен быть оторван от своего бизнеса посредством заключения под стражу.

Во-вторых, декриминализация статей. За несколько тысяч рублей налоговых неплатежей можно возбудить уголовное дело. Раньше возбуждение уголовного дела по налоговым преступлениям можно было осуществить только после заключения налоговой. Теперь правоохранительные органы добились права возбуждать уголовное дело даже без заключения налоговой. То есть, по мнению налоговой, может быть, ничего и нет, а по мнению правоохранительных органов – там что-то есть. И в этой ситуации особенно важно – пока следователи не доказали вину, не передали в суд, и суд не вынес приговор – самые жесткие меры не должны применяться.

Еще одну норму, мы считаем, важно было бы рассмотреть. Мало кто знает, что на уровне предварительного расследования и даже на уровне проведения следственных действий прокуратура фактически отстранена. Если раньше возбудить уголовное дело или заключить под стражу можно было только по решению прокуратуры, то сейчас все больше и больше дел, в которых прокуратура выступает прямо в суде. Прокуратура считает, что в качестве меры пресечения можно оставить подписку о невыезде, а следователь говорит – нет, предприниматель должен сидеть в тюрьме. И он сидит в тюрьме.

Дмитрий ПетровичевДмитрий Петровичев, управляющий Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов при «Опоре России»:

Мы заинтересованы, чтобы майские указы Президента 2012 года, наконец начали работать. Это напрямую связано с количеством предпринимателей, привлеченных к уголовной ответственности. Бизнес-сообщество и эксперты все больше говорят о необходимости возврата части полномочий на доследственной и следственной стадии расследования уголовного дела органам прокуратуры. Это просто необходимо. И необходимо более широко применять меры пресечения, которые указаны в уголовно-процессуальном законодательстве, помимо заключения под стражу. То есть, если говорить по экономическому составу, то предпринимателя вообще нужно не заключать под стражу, а избирать другие меры пресечения, например, залоги.

Павел СигалПавел Сигал, первый вице-президент «Опоры России»:

Вот на Западе по экономическим преступлениям залог это – норма. Суд определяет только размер залога. Если суд определил, и залог внесен, то ни один предприниматель сидеть не будет. У нас – мы сами имеем такие жалобы – следствие вменяет объем, предприниматель говорит, или его доверитель: «Мы вносим эту сумму», и весь объем ущерба вносит в качестве залога.

Оловянные глаза у следователя: «Нет». Он настаивает на том, чтобы, несмотря на залог, предприниматель сидел в СИЗО. Очень редко применяют вот эту меру, хотя, казалось бы, за экономическое преступление должно быть экономическое наказание.

По словам президента «Опоры России», при заведении дел против действующих предпринимателей, в большинстве случаев, даже выходя из СИЗО оправданными, предприниматели теряют свой бизнес. И эту проблему нужно решать путем изменения внутренних нормативно-правовых актов.

В скором времени будет создана электронная площадка для обращений предпринимателей и проверки правомерности их преследования.

Александр КалининАлександр Калинин, президент «Опоры России»:

Тема защиты прав предпринимателей в правоохранительной сфере актуальна. К этому вопросу Президент страны Владимир Владимирович Путин возвращается каждый год в послании Федеральному Собранию, затем он четко выражал свою позицию и на Коллегии Генеральной прокуратуры уже дважды, и на Коллегии Министерства внутренних дел.

Смысл сводится к тому, что уголовно-процессуальное и уголовное преследование бизнеса  должно быть, во-первых, четко в рамках закона, во-вторых, должно быть объективное следствие, справедливое судопроизводство. И президент фиксирует, что в последние годы растет количество дел по экономическим статьям и количество предпринимателей, находящихся в заключении.

Справедливость и объективность должны восторжествовать. Мы не выделяем предпринимателей в отдельную группу, но надо понимать, что предприниматель – это работодатель.

Фото в анонсе: opora.ru

Комментарии
Исполнительный директор, Самара

Пути снижения давления на бизнес - два:

1. Кардинальное смягчение законодательства в плане отвественности за экономические преступления - никаких сроков, только меры экономического характера;

2. Кардинальная смена всего состава силовых структур (что невозможно конечно, да и откуда других взять? - не с Луны же они туда попадают).

Возможен ещё третий шаг - введение жесточайшей уголовной отвественности, с большими сроками и полным запретом на профессию, для сотрудников силовых структур, сфабриковавших дело по статьям экономических преступлений.

Электронная площадка для обращений предпринимателей - дело хорошее. Но опять же, вопрос - кто будет проверять и выносить решения по жалобам. Не родило бы это ещё один надзорно-контрольный орган, коих уже предостаточно.

Директор по продажам, Санкт-Петербург

Всё вроде верно.

Считаю целесообразным ввести градацию по величине доказанного ущерба. Ответственность должна быть и мошенники должны знать об этом.

Малый ущерб. Не сажать. Кратно штраф.

Средний ущерб. Существенный Залог. При выплате залога не сажать. Многократно штраф с запретом заниматься предпринимательством и занимать рук.должности в качестве наёмного работника на продолж.срок.

Крупный ущерб. Под арест. Многократный штраф вплоть до конфискации. Пожизненный запрет заниматься предпринимательством и занимать рук.должности в качестве наёмного работника.

Должны быть открытые источники информации, реестры с такого рода участниками.  Так же серьёзная административная.ответ- ть для работодателей,  которые берут на работу бывших фигурантов. Должны быть чёткие не размытые формулировки и градации уровней ущерба.

Все нормы должно одобрить предприн.сообщество.

Так же, требует существенного изменения и уточнения НК РФ.

Директор по продажам, Санкт-Петербург
Дмитрий Чуркин пишет:
Кардинальная смена всего состава силовых структур (что невозможно конечно, да и откуда других взять? - не с Луны же они туда попадают).

Думаю, не в сиене дело. Всегда придут другие и более ушлые. Попробуйте поймай)) Думаю, что нужно максимально прозрачно и регламентировано создать систему противовесов между границами дозволенного МВД( сроки и частота проверок, описание и виды нарушений, нормы ущербов. Для госов нормы значительнее, чем для частников) и личной ответственностью сотрудника вплоть до начальника. Сейчас что- то есть, но маловато. Нужно создать ценность ме та работы конкретного сотрудника и страх все эти блага потерять. Осознание серьёзного ущерба для сотрудника и его семьи. Но это такая непробиваемая броня...)))

Управляющий директор, Москва

На конкурсе политических анекдотов СССР первое место занял сантехник Потапов, заявив - "дело не в этой конкретной трубе, менять надо всю систему"

Генеральный директор, Москва

Если у служащих силовых струтур будут находить миллиарды, а потом давать условные сроки или УДО, если в налоговой и ОБЭП младшие офицеры будут ездить на дорогоих машинах и покупать элитную недвижимость, если мало-мальский чиновник захолустного уровня будет иметь бизнес записаный на родственников, ничего не изменится. Для того чтоб снизить "уголовное давление" на бизнес, нужно его "повысить" на коррупционеров. Китай очень хороший пример.... Как и Сингапур в прочем

Исполнительный директор, Самара
Михаил Шепелёв пишет:

 Для того чтоб снизить "уголовное давление" на бизнес, нужно его "повысить" на коррупционеров. Китай очень хороший пример.... Как и Сингапур в прочем

Согласен, Китай - пример в деле борьбы с коррупцией. Они даже транслируют расстрелы проворовавшихся чиновников по TV. У нас, кстати, такие трансляции имели бы зашкаливающий рейтинг - вся страна бы замирала у экранов, как при суперсерии с канадцами в 70-е!

Но... Даже это не снижает коррупцию в Китае. Нет прогресса. Периодически отлавливают очередного, причем не на конверте берут, на мешках с деньгами. Вот это и проблема. Чем ещё это можно остановить, если даже публичные расстрелы не помогают? Да и не дадут у нас - правозащитники стеной встанут...

Управляющий директор, Москва

Обращаюсь к автору этой статьи- вы этот вопрос задаёте с какой целью? 

1. Вы пытаетесь продать нам утверждение, что это вообще возможно?

2. Вы, правда, не знаете ответ на этот вопрос?

3. Просто так, бессмысленно, подкинуть острый вопрос, похайпить, и не более?

Исполнительный директор, Самара
Сергей Шилин пишет:

Обращаюсь к автору этой статьи- вы этот вопрос задаёте с какой целью? 

1. Вы пытаетесь продать нам утверждение, что это вообще возможно?

2. Вы, правда, не знаете ответ на этот вопрос?

3. Просто так, бессмысленно, подкинуть острый вопрос, похайпить, и не более?

Сергей, я так понимаю, что вопрос в заголовке - тема к обсуждению. В статье приведены варианты решений от экспертов бизнес-сообщества. Мы можем добавить свои. Глядишь - и родится что-то реальное. Истина - она в дискуссиях рождается (перефразируя).

Проблема-то на самом деле острая. Я, правда, за 20 лет руководства не самыми маленькими компаниями, с таким не сталкивался. И у друзей-знакомых-бизнесменов не было такой практики, хотя бизнесы у всех с оборотами в несколько млрд.руб. Видимо, просто повезло и им, и мне. Но всё бизнес-сообщество гудит на эту тему, значит - проблема есть, и очень серьёзная. Почему-бы не обсудить? 

Кроме очень жестких репрессивных действий против силовиков/чиновников, наезжающих на бизнес не по закону, ничего на ум не приходит. Но мы же знаем - укрепление репрессивного аппарата ничем хорошим не заканчивается: аппарат этот очень быстро обрастает непрофильными функциями, дополнительными полномочиями, расширяет сферы влияния. Да и не больно-то действенны репрессии - пример Китая показателен в этом отношении.

Вот и вопрос - Что делать?

Генеральный директор, Хабаровск

Проблема не в отношениях между бизнесом  и правоохранительными органами, а в непродуманной стратегии поддержки и развития предпринимательства, в неправильном отношении государства, федеральных и муниципальных служащих к предпринимательству.

Почему 15-22 млн граждан России действуют в теневой экономике? Потому, что слишком высокие налоги и сборы, а также много мороки с бухгалтерией,  кассовыми аппаратами, отчетами, проверками и прочим,  влекущим разные виды ответственности. Что надо бы сделать государству? Сократить и упростить все процедуры, уменьшить размеров налогов до 7-10%,  четко определить стоимость патента, создать электронный реестр патентов, которые можно проверить в онлайн-режиме, проявить настойчивость в выводе всех из тени, открыто показывать людям, на какие цели и задачи направляются их налоги.  

Почему государство никак не может побороть «серые» зарплаты? Потому, что «белые» зарплаты включают в себя  плату не только «за того парня», но и за «никому не известного».  Что надо бы сделать государству? Освободить предпринимателей от   статуса налогового агента. Пусть они платят  работникам ту зарплату, которую те реально заработали, а работники сами платят налоги и откладывают деньги на свою будущую пенсию. Чего проще.  Это позволит решить сразу несколько проблем. Тем более,  ФНС уже начала контролировать все электронные платежи.

Почему предприниматели стремятся меньше платить налогов? Потому, что налоги непомерно высокие, а к ним еще добавляются всякого рода сборы.  Что надо бы сделать государству? Навести порядок с муниципальными и государственными закупками, допустить к ним субъекты малого и среднего предпринимательства. В течение 3-5 лет сократить всякого рода государственные и муниципальные предприятия ФГУП, УП, МУПы, АНО и пр. Уменьшить размер налогов до 7-10%, по крайней мере, на период до 5-7 лет.

Почему  государственные и муниципальные чиновники, содержащиеся на налоги предпринимателей, рассматривают их исключительно как  плательщиков налогов, налоговых агентов, «дойных коров»,  уборщиков территорий от снега, грязи и мусора,  спонсоров и участников всякого рода  мероприятий, которые проводят органы местного? Потому, что такова культура и такова психология немалой части чиновничества.    

Что надо бы сделать государству? Менять психологию служащих, менять культуру управления, реально поддерживать предпринимательство, уважать тех, кто решает большинство социальных задач в городах и регионах страны.

Исполнительный директор, Самара
Александр Жириков пишет:

Почему 15-22 млн граждан России действуют в теневой экономике? Потому, что слишком высокие налоги и сборы, а также много мороки с бухгалтерией,  кассовыми аппаратами, отчетами, проверками и прочим,  влекущим разные виды ответственности. Что надо бы сделать государству? Сократить и упростить все процедуры, уменьшить размеров налогов до 7-10%,  четко определить стоимость патента, создать электронный реестр патентов, которые можно проверить в онлайн-режиме, проявить настойчивость в выводе всех из тени, открыто показывать людям, на какие цели и задачи направляются их налоги.  

Александр, это Вы ещё в США не работали. Вот где налоги, так налоги. Правда, там они все перенесены на физических лиц, и в совокупности (с налогом на недвижимость) составляют примерно половину официального дохода. Это я не с просторов интернета взял - у меня там более 20 лет уже живет близкий друг детства и однокашник с семьёй. 

Что касается снижания налога до 7-10% - ну это уж вообще утопия, из чего бюджет формироваться будет? Бюджеты ВСЕХ государств формируются большей частью из налогов. Это же экономика.

Что касается "Менять психологию служащих, менять культуру управления, реально поддерживать предпринимательство, уважать тех, кто решает большинство социальных задач в городах и регионах страны" - это всё очень правильно. Но. ЧТО делать - мы все знаем, вопрос статьи - КАК? Как её менять, психологию? Госслужащие не с Луны к нам прилетели, это такие же люди, живут рядом с нами, в одном социуме, в одной культурной среде. Но, попадая на госдолжность, как дьявол в них вселяется. И что с этим делать - мне лично не понятно.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Как управлять коллективом?

В Ижевске состоялась конференция «Региональная модель управления человеческими ресурсами».

Кто хочет знать зарплату коллег

Служба Исследований hh.ru выяснила, кто из соискателей знает размер зарплаты своих коллег.

Травмы на работе - угроза ВВП

Почти 3 миллиона человек в мире ежегодно умирают на своих рабочих местах.

Arena: анонимный поиск работы

Запущен сервис для анонимного поиска работы в сфере разработки.