Когда компании нужен адвокат?

В 2017 году около 13 тыс. компаний покинули рынок, официально став банкротами. Этот показатель почти на 8% больше, чем в 2016 году. Количество налоговых преступлений выросло за пять лет на 75%, а экономических преступлений – на 25%. Цифры пугающие. С какими проблемами чаще всего обращаются к адвокатам руководители российских компаний и есть ли способы избежать рисков наступления негативных последствий?

Об этом и многом другом специально для Executive.ru рассказали адвокаты Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры».

Executive.ru: С какими рисками в своей практике сталкиваются владельцы и высший менеджмент компаний (среднего бизнеса)?

<i>Артем Чекотков, адвокат по экономическим преступлениям</i><i></i>

Артем Чекотков: Собственники компаний и высший менеджмент в подавляющем большинстве случаев сталкиваются с аналогичными рисками. Несмотря на все многообразие противоправных схем, а, следовательно, и уголовно-правовых рисков их можно разделить на 3 основные группы: налоговые, «откатные» и таможенные.

Executive.ru: В чем особенность налоговых схем?

А.Ч.: В этих схемах так или иначе участвует значительная часть отечественного бизнес-сообщества. Как правило, это использование в финансово-хозяйственной деятельности компании недобросовестного налогоплательщика – «однодневки» и все они сводятся к двум видам:

  • Включение в схему номинального поставщика товаров/работ/услуг (далее – «ТРУ»);
  • Занижение прибыли за счет увеличения расходов.

Первая схема состоит в том, что между реальным поставщиком ТРУ и продавцом включается «техническая компания», которая выступает в роли поставщика и на которую по максимально завышенной стоимости производится оплата ТРУ, то есть практически вся прибыль аккумулируется именно на счетах «технической компании», которая налоги не платит. Продавец же исчисляет и уплачивает налог на прибыль с разницы между стоимостью закупки у «однодневки» и стоимостью продажи покупателю, а также заявляет сумму НДС по фиктивной сделке к вычету.

Вторая схема связана с заключением между компанией и «однодневкой» фиктивных договоров на поставку товара, выполнение работ или оказание услуг, что также позволяет снизить налогооблагаемую базу по налогу на прибыль и заявить суммы НДС по фиктивным сделкам к вычету.

Ответственность за обозначенные действия наступает по ст. 199 УК РФ «Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией - плательщиком страховых взносов».

Executive.ru: А как выглядят «откатные схемы»?

А.Ч.: Ни для кого не секрет, что необходимость выплаты «откатов» представителям госзаказчика при госзакупках, является уже давно сложившейся в России практикой. Реализуются такие схемы, прежде всего, путем завышения стоимости поставляемой продукции, выполняемых работ или оказываемых услуг. Одной из основных сложностей ее реализации является установленная Законом «О контрактной системе» №44-ФЗ от 5 апреля 2013 года необходимость проведения торгов, но она решается путем составления конкурсной, аукционной документации и условий конкурса, таким образом, что выполнить их может только заранее определенная компания.

Учитывая, что для передачи «отката» необходимо вывести денежные средства, исполнитель госконтракта прибегает к уже рассмотренным выше схемам с недобросовестными налогоплательщиками, поэтому схемы дальнейшего движения денежных средств, как правило, полностью идентичны вышерассмотренным, при этом в качестве покупателя выступает госзаказчик.

Ответственность за обозначенные действия наступает по ст. 159 УК РФ «Мошенничество».

Executive.ru: Что такое таможенные схемы?

А.Ч.: Компании, занимающиеся поставками импортируемой продукции,используют схемы уклонения от уплаты таможенных платежей, суть которых сводится к тому, что в цепочку поставки между зарубежным производителем и продавцом включается целый ряд подконтрольных последнему компаний: на территории России – номинальный импортер, номинальный поставщик и «финансовый оператор», а за пределами государства – оффшор и фиктивный покупатель.

По документам, продукцию у производителя закупает фиктивный покупатель, который продает ее по заниженной стоимости российскому номинальному импортеру, последний перепродает «финансовому оператору», у которого эту же продукцию закупает номинальный поставщик и именно с ним продавец заключает договор поставки. При этом денежные средства, необходимые для закупки продукции у производителя, от номинального поставщика уходят «финансовому оператору», который переводит их в оффшор, а последний перечисляет средства фиктивному покупателю. По факту же товар движется напрямую от производителя к продавцу, а искусственно созданный документооборот направлен только на занижение таможенной стоимости ввозимой продукции.

Уголовная ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей предусмотрена ст. 194 УК РФ.

Executive.ru: Как выглядят риски собственников в динамике: на протяжении последних 5 лет они стали проявляться чаще? Реже?

А.Ч.: На сегодняшний день необходимо отметить тенденцию, связанную с увеличением количества налоговых преступлений. Так, если в 2014 году таких преступлений регистрировалось 5215, то в 2017 году эта цифра увеличилась до 8654.

Аналогичный тренд можно проследить и относительно всей экономической преступности. Так, по данным уполномоченного по правам предпринимателей за период с 2014 года по 2016 год число экономических преступлений выросло на 26%:

Executive.ru: Какие риски есть в сфере партнерства (конфликты между собственниками)? Что показывает ваша практика?

А.Ч.: Внутрикорпоративные конфликты следует рассматривать как одну из причин реализации указанных выше уголовно-правовых рисков. Споры и разногласия между руководством компании и иными заинтересованными лицами (акционеры, участники, лица, претендующие на должность руководителя и др.), располагающими информацией о нарушениях в деятельности фирмы, могут обернуться обращением последних в правоохранительные органы, что станет поводом для проведения «доследственной» проверки.

Учитывая тот факт, что, как правило, собственники компаний обладают всей полнотой информации о ее финансово-хозяйственной деятельности, по результатам проверки может быть принято решение о возбуждении уголовного дела, а впоследствии бывший партнер привлечен к уголовной ответственности

Executive.ru: Как выглядит динамика рейдерских конфликтов на протяжении последних 5 лет: становится ли таких конфликтов меньше или больше?

А.Ч.: Само по себе «рейдерство» как явление отечественной правовой действительности никуда не исчезло. Однако в настоящее время случаи, когда на территорию вашего предприятия входят вооруженные люди и блокируют к нему доступ, являются уже не такими распространенными (хотя они также встречаются). Механизмы неправомерных поглащений стали куда более изощренными. Например, сейчас очень популярно так называемое «финансовое», «кредитное» «рейдерство». Суть данного явления сводится к созданию у компании контролируемой задолженности, а затем реализации банкротных процедур, которые опять же проходят под контролем рейдерских структур.

Executive.ru: Какие риски есть в сфере контрактных отношений (компания взаимодействует с компанией)? Где здесь возникают наиболее острые конфликты?

А.Ч.: Наиболее часто риски в сфере контрактных отношений возникают в связи с преднамеренным неисполнением договорных обязательств, особенно в условиях финансового кризиса, когда компании зачастую не могут выполнить взятые на себя обязательства. Однако следует отметить, что в практической деятельности бывает очень сложно добиться от правоохранительных органов принятия решения о возбуждении уголовного дела в таком случае, даже несмотря на то, что в действующем УК РФ есть специальные нормы, криминализовавшие обозначенные действия (ч. 5 – 7 ст. 159 УК РФ).

В подавляющем большинстве случаев правоприменители расценивают неисполнение обязательств по договору в качестве гражданско-правовых отношений и рекомендуют обратиться для разрешения спора в арбитражный суд. В такой ситуации представителям пострадавшей организации необходимо предоставить убедительные подтверждения того, что недобросовестный контрагент изначально не намеревался исполнять договор, а единственная цель его заключения сводилась к хищению денежных средств, что, к слову, весьма проблематично подтвердить на практике.

Две группы рисков в сфере договорных отношений

Executive.ru: Какие риски есть в сфере контрактных отношений (компания взаимодействует с компанией)? Где здесь возникают наиболее острые конфликты?

<i><i>Сергей Кириллов, адвокат по банкротству организаций</i></i>

Сергей Кириллов: Контрактные, они же договорные, отношения между хозяйствующими субъектами, являются неотъемлемой и основной частью предпринимательской деятельности. При этом, компании зачастую подвергаются различным рискам. Перечень таких рисков крайне разнообразен и обширен.

Выделим две группы, характеризующиеся разницей наступления негативных последствий: к первой относятся риски, негативные последствия которых происходят и зависят только от одной из сторон конкретного контрактного взаимоотношения; во второй группе находятся риски, негативные последствия которых, могут быть применены третьими лицами.

Первая группа риска будет основана на невыполнении одной из сторон контракта своих обязательств по нему, в связи с чем вторая сторона может применить к первой определенные санкции: штрафы, неустойки, возмещение убытков. Они могут быть предусмотрены как законодательно, так и в самих договорах. Отличительной чертой рисков данной группы является гибкость их применения. При разрешении спорных ситуаций стороны контракта могут решить вопрос путем переговоров, путем добровольного исполнения требований, путем обращения к медиаторам, либо путем обращения в суд.

Вторая группа: это когда в связи с проведением определенной сделки компания неосознанно либо сознательно совершает действия, обоснованность которых уже будут проверять государственные органы (Федеральная налоговая служба, Федеральная антимонопольная служба и т.п.), а также в случае необходимости и правоохранительные органы. К примерам данной группы рисков можно отнести неуплату налогов или иных обязательных платежей организацией, подлежащих уплате в связи с совершенной ее сделкой; совершение незаконных банковских операций или неправомерный оборот средств платежей, фиктивное или преднамеренное банкротства. За такие нарушения (преступления) предусмотрена уже совершенно другая ответственность нежели штрафы и неустойки.

Многие подумают, что вторая группа рисков их не касается, ведь они всегда платят все налоги, и не совершают иных противоправных деяний. Однако, критерии оценки подобных ситуаций у самой компании и у контролирующих органов зачастую разнятся.

Пример. Компания, ведущая свою деятельность на общей системе налогообложения, совершает обычную сделку по поставке оборудования. Для перевозки этого оборудования компания заключает договор с перевозчиком, который тоже работает с НДС. При заключении договора на оказание транспортных услуг компания-заказчик проверяет своего контрагента-перевозчика, убеждается что он не банкрот, у него есть офис и т.д., после чего смело ставит себе к возмещению, выставленный им НДС.

Но…Налоговая отказывает в вычете по НДС, доначисляет налог, пени и выписывает штрафы. А все потому, что недостаточно доказать, что автомобили, которые записаны в транспортной накладной, заезжали на территорию компании. Нужно убедить, что транспорт принадлежит контрагенту, а работники, которые оказывают услуги, состоят в штате контрагента. Далее, налоговая инспекция может снять с компании вычет, потому что у контрагента не было материальных и трудовых ресурсов. Для налоговой инспекции это означает что, бумаги подписал он, а фактически сделку исполнил кто-то другой.

Ну а если сумма доначисленного налога превысит определенный размер, то в компанию уже придут сотрудники Управления экономической безопасности и противодействия коррупции.

Законодательство, регулирующее данную сферу отношений, и судебная практика по ней, обширны и постоянно меняются. Поэтому, как обезопасить себя от всех описанных выше рисков знает только грамотный и имеющий большой опыт в подобных делах адвокат.

Executive.ru: Как вы оцениваете динамику банротств на протяжении последних 5 лет: становится ли в РФ компаний-банкротов из года в год меньше или больше? Какие компании банкротятся чаще других (отрасль, размер бизнеса, профиль)?

Сергей Кириллов: Бизнес в нашей стране переживает не лучшие времена. В связи с этим, просматривается прямая зависимость с ростом количества банкротящихся предприятий. И данная тенденция наблюдается уже не первый год, причем всплеск пришелся на вторую половину 2017 года и это несмотря на серьезные изменения в законе (нововведения о субсидиарной ответственности контролирующих лиц). Так, в 2017 году около 13 тыс. компаний покинули рынок, официально став банкротами. Данный показатель почти на 8% больше, чем в 2016 году. Цифры пугающие...

Наиболее негативная ситуация за последнюю тройку лет в сфере банкротства сложилась у строительных компаний. Также нехорошая тенденция прослеживается в торговле, пищевой промышленности и машиностроении.

Что же касается, так скажем, качества банкротных процедур: в 2016 году кредиторам вернули 6% требований включенных в реестры, а в 2017 году они получили около 5%.

Возвращаясь к рискам контрактных отношений, можно отметить, что в 2017 году признаки преднамеренного банкротства были выявлены в 1636 процедурах, а фиктивного – в 44 делах.

Вывод: банкротство было, есть и количество банкротящихся компаний растет! Прибегать к данной процедуре в отношении своей компании либо в отношении компании должника необходимо только при наличии высококвалифицированной юридической поддержки, дабы исключить риски наступления негативных последствий, в том числе для директоров и собственников.

Узнать больше о решении юридических проблем в различных сферах предпринимательской деятельности вы можете на сайте коллегии адвокатов «Князев и партнеры»

Партнерский материал

Комментарии
Участники дискуссии: Евгений Труфанов
Директор по развитию, Ставрополь

у каждой компании достаточно своих юристов, решал и тд, которые используют возможности без обращения к профи.

"транспортная", "таможенная" схемы стали очень типичными, у них масса вариаций, что даже по контексту арбитражной практики можно сказать, где решение "куплено", а где "нет".

увы, но судейский корпус зачастую сам "слаб", оправдывая произвол изобретением "доктрин" и подменяя волю законодателя.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
Цифры и факты
«Спасибо» за убытки

Банк дня: Герман Греф признался в том, что программа «Спасибо» приносит банку большой убыток.

Проект Неом под угрозой

Проект дня: Строительство футуристического города в Саудовской Аравии оказалось под угрозой.

inDriver стал междугородным такси

Факт дня: Российский такси-сервис запустил междугородние поездки.

​Revolut пришел в Европу

Стартап дня: Финтех-стартап выходцев из России получил европейскую банковскую лицензию.