Нужны ли российским компаниям заключенные?

Президент Путин подписал проект поправок в Уголовно-исполнительный кодекс, согласно которому в РФ разрешат открывать филиалы колоний при крупных предприятиях или государственных стройках, сообщила 18 июля 2019 года «Парламентская газета». Будут созданы два вида филиалов колоний: колонии-поселения и исправительные центры. Отмечается, что на стройках и предприятиях будут трудиться осужденные на небольшой срок за нетяжкое преступление или заключенные, которым режим был смягчен. Документ предполагает создание специальных общежитий, где могли бы ночевать заключенные, приговоренные к принудительным работам. Закон вступает в силу 1 января 2020 года.

По данным Федеральной службы исполнения наказаний, в России число заключенных, находящихся в местах лишения свободы, уменьшилось до самого низкого уровня со времен распада СССР и по состоянию на 1 августа 2019 года составило 540 657 человек, в том числе:

  • 438 805 человек в исправительных колониях.
  • 99 458 человек в следственных изоляторах.
  • 1 161 человек в тюрьмах.
  • 1 233 человек в воспитательных колониях для несовершеннолетних.

По данным организации International Centre for Prison Studies, Россия с показателем 377 человек на 100 тыс. населения в 2019 году занимает 19 место в мире. Открывают список США с показателем 655 человек. Затем следуют Сальвадор (620) и Туркмения (552).

Редакция Executive.ru задала вопрос экспертам: вы готовы взять на работу заключенных? Вопрос был адресован прежде всего представителям крупных компаний, но на него решили ответить и менеджеры, работающие в среднем и малом бизнесе.

Роман СюровБудешь плохо работать – забудь про УДО

Роман Сюров, директор, Тольяттинский механический завод, эксперт Executive.ru

 

Я – представитель некрупной компании. На вопрос отвечаю: «Да». Если бы руководил крупной компанией, тоже ответил бы «Да». Принципиально вопрос решается положительно. Затем идут технические вопросы – как все организовать. Мне рассказывали про один такой крупный завод – заключенные строем ходили на работу. Вопросов с дисциплиной нет: будешь плохо работать – забудь про условно-досрочное освобождение.

Сергей ШпитонковЭто и есть социальная ответственность общества перед гражданами

Сергей Шпитонков, директор программ РАНХиГС, эксперт Executive.ru

Да, готов. Заключенные – это люди, которые лишены свободы по приговору суда. При этом часть заключенных, оказавшись в местах лишения свободы, переосмысливают свои поступки и готовы изменяться. Но им нужна помощь. По-моему, мы должны им дать такой шанс. Это и есть, в том числе, социальная ответственность общества перед своими гражданами.

В моей практике есть несколько примеров, когда в группах корпоративного обучения учились бывшие заключенные. Это были те, кто готов был изменить свою жизнь к лучшему. После выхода на свободу они порвали с криминалом, им поверили и взяли на хорошую работу. Работали и учились бывшие заключенные часто лучше, чем их более благополучные коллеги. Слишком высока была у них внутренняя мотивация изменить жизнь, обрести стабильную работу, семью и никогда не возвращаться в прошлое.  

Станислав МордвинцевИнициатива полезна только для «ручных» производств

Станислав Мордвинцев, генеральный директор, веб-студия премиального дизайна MVACorp, эксперт Executive.ru

Считаю, эта инициатива будет полезна только для «ручных» производств, где заключенные легко могут что-то строить, делать своими руками, например, мебель. Но крупных компаний, занимающихся подобным производством, к сожалению, не так много. А вообще считаю решение правильным. Труд лечит. Можно ведь те же самые саженцы выращивать, да, все что угодно – все пойдет на пользу и обществу, и самим заключенным.

Марат БисенгалиевПоддерживать дисциплину в их среде даже профессионалы умеют не очень хорошо

Марат Бисенгалиев, директор, филиал АО «Афая», эксперт Executive.ru

Видимо речь идет не о «взятии заключенных на работу», а о заключении договоров с администрацией колонии о выполнении тех или иных работ силами «контингента». Это вполне нормально. Был даже положительный опыт сотрудничества с весьма серьезной колонией в городе Коврове Владимирской области.

Если же необходимо напрямую заключенными руководить – вряд ли такая идея жизнеспособна. Поддерживать в их среде дисциплину даже профессионалы умеют не очень хорошо.

Дмитрий ЧуркинЭто решение разнообразит быт заключенных

Дмитрий Чуркин, директор по организационному развитию, ГК «Бизнес-Гарант», эксперт Executive.ru

 

Я готов брать заключенных на работы, не требующие уникальных компетенций и высокой квалификации: на общестроительные, погрузочно-разгрузочные. Естественно, служба безопасности компании будет анализировать статьи таких работников и наличие рецидивов – на предприятии не должно быть людей, являющихся источником конфликтов или опасности для штатных сотрудников.

Считаю это решение хорошим, так как оно разнообразит быт заключенных и отвлекает от достаточно конфликтной атмосферы мест заключения. И это средство психологической разгрузки для заключенных – любой труд снимает накопившееся напряжение нервной системы. Таким образом, и атмосфера колоний будет становиться более спокойной и безопасной.

Максим ДенисовКак будут реагировать на заключенных сотрудники компании?

Максим Денисов, главный энергетик, «Современные строительные технологии», эксперт Executive.ru

Подобный эксперимент проводился 80 лет назад. Результаты для строительства и промышленности были колоссальные (Беломорканал, Волго-Донской канал, Волжская ГЭС). Но для демографической и социальной ситуации – так себе. Прошло более 80 лет, ручной труд автоматизирован и механизирован. Для каких целей можно использовать неквалифицированный немотивированный персонал?

Если государство возьмет на себя функции организации и мотивации, а предприятия будут оплачивать содержание заключенных, то насколько это будет выгодно?

Содержание одного заключенного обходится государству в среднем 4,8 тыс. рублей в месяц (со слов замглавы ФСИН). Зарплата низкоквалифицированного сотрудника не превышает 15 тыс. рублей (дворник в Тольятти от 9 до 15 тыс. по данным hh.ru). Экономия – 10 тыс. рублей. При численности штата в 36 тыс. человек как на АвтоВАЗе, допустим, число неквалифицированных сотрудников составляет 1 тыс. человек. Экономия – 10 млн. Но что делать с сотрудниками, которых заменят заключенные? А если они будут работать не вместо, а вместе – получается не экономия, а трата 5 млн руб. в месяц. Это как купить ненужный товар по акции только потому, что он по акции.

Как отреагируют сотрудники компании на таких «коллег», предугадать не могу. Для заключенных ничего не поменяется, кроме того, что они будут работать практически бесплатно, это вряд ли повлияет на их исправление.

На мой взгляд, новые сотрудники станут балластом для предприятий, потребуют дополнительного внимания и не принесут прибыли. Я не готов взять на работу заключенных.

Валерий МеркуловБольшая часть американских джинсов шьется в тюрьмах

Валерий Меркулов, бизнес-консультант, эксперт Executive.ru

В колонии-поселении никто не сидит за тяжкое преступление. И работы, я так понимаю, там тоже почти нет. Это приводит к деградации личности. А человеку возвращаться в мир. Надо понимать, что главным наказанием является ограничение свободы, а не насилие над личностью.

Отбывание наказания «при заводе» или стройке – вполне гуманная мера. Осужденный может получить новую профессию и заработать какие-то деньги. Здесь не хочу дискутировать по поводу того, что не заплатят, обманут и прочее. Это область контроля и ответственности Министерства юстиции.

Если брать опыт других стран, то большая часть американских джинсов шьется в американских тюрьмах. Так что практика себя оправдала. Тем более, при нехватке рабочих рук будет только польза.

Но я все же проводил бы профотбор, а не брал всех подряд на стройку или завод. Предложил бы каждому выбор: колония-поселение, без дела киснуть несколько лет, или возможность заработать денег, получить профессию, и главное – будет нескучно.

На снимке: День открытых дверей в тюрьме для особо опасных преступников «Владимирский централ». Фото: Дмитрий Лебедев, «Коммерсантъ».


Материал подготовлен с помощью сервиса «Лига экспертов» Executive.ru. Комментарии экспертов Executive.ru публикуются в том порядке, в котором они поступили в редакцию.

Вы готовы принимать на работу заключенных?
Loading...
Комментарии
IT-менеджер, Курск

Как говорится, ничего личного, просто бизнес.

Стоит предположить, что в этом случае начнутся массовые посадки населения

Директор по продажам, Санкт-Петербург
Владимир Локтионов пишет:
Стоит предположить, что в этом случае начнутся массовые посадки населения

Если пойдут по американскому пути, то да, начнутся и появятся частные трудовые лагеря на аутсорс у ФСИН. А, если из тех соображений, что любого преступника наказать надо, но при этом не в тюрьму, то  отличный вариант. И, преступник наказан и гос-во свою ф-ю исполнило и работодатель доволен. Для отработки мат.ущерба - хорошая схема.

Адм. директор, Санкт-Петербург

Всё новое у нас - это хорошо забытое старое! Были в советское время "УСЛОВНИКИ" и "ХИМИКИ", и безусловно - остальные сотрудники их опасались, и небеспочвенно!

А с тем перекосом у нас, который есть теперь в понятии "необходимая оборона", я резко против "смешивания" законопослушных и преступивших закон в стенах одного предприятия!

P.S. Когда в СССР в один из городов на юге России на "комсомольскую стройку" нагнали несколько тысяч "условников" - город поначалу замер в испуге, а данный контингент на этой почве - расцвёл! А потом оказалось, что бравым "сидельцам" испуг не чужд, и если после приставания к девочкам и другим пакостям с ними проводилась "разъяснительная работа с элементами массажа тела", то они предпочитали после работы идти прямиком к своим баракам! А насчёт того, что это исключительно "вставшие на путь исправления" - до сих пор помню эпизод из личного дела одного из них, убившего человека путём нанесения ему более тридцати колото-резаных ран... Его оправдание - "пьяный был, мы подрались, он меня побил, обидно стало!" 

Это смешно, когда смотришь "приключения Шурика" на стройке, и не очень, если ЭТО находится рядом с тобой! 

Глава филиала, регион. директор, Магнитогорск

«Нет здоровых, есть недообследованные». И здесь система точно такая же выстраивается. Так управлять удобнее.

Адм. директор, Белгород

Кроме аргументов "за", есть и некоторые сомнения

1. Принудительный труд не делает человека свободным и воспринимается как рабский.

2. Принудительный труд в системе исполнения наказаний требует планирования. Показатели должны расти. А значит есть соблазн увеличивать количество работающих заключенных. Коротко - больше сажать. И сильнее эксплуатировать.

Так что есть опасность навредить больше, чем помочь.

Поможет ли здесь ТРИЗ или ТОС?

Специалист, Санкт-Петербург

Насколько я знаю, труд заключённых у нас и сейчас используется бизнесом. Обычно коммерческие организации заключают договор на производство чего-то (например, пошив одежды) с учреждениями ФСИН. Тогда заключённые работают и получают при этом зарплату... Если такому работнику зачислено на его лицевой счёт в колонии за месяц 1000 руб. - это хорошо, нередко зачисляют 200..300 руб. - это при полностью отработанном месяце да ещё и со сверхурочными. Иные бывшие сидельцы потом судятся с ФСИН за начисление им хотя бы МРОТа за каждый отработанный месяц, про положительные для истцов исходы таких разбирательств мне неизвестно. При этом ни самой ФСИН, ни заказчикам (бизнесу) совершенно не интересно, сколько заработает заключённый, и заработает ли вообще. Собственно, вот и ответ на счёт немотивированности контингента: кому охота работать бесплатно?

Независимый директор, Москва

Учимся у Норвегии. Отнимать ТОЛЬКО свободу. Но не телевизор с холодильником в камере. Не удобную кровать и библиотеку. 
НЕ ПРАВО НА ТРУД. В современной России подавляющее большинство заключённых откинувшись выпадают из жизни. Они будут очень рады любой работе на воле, и будут за неё держаться, т.к. другой работы точно не будет. Судимых никуда не берут. Вообще. Свой путь к работе на воле за нормальный оклад они смогут начать работая во время отбывания наказания. Такой вот испытательный срок. И те, кто не хочет по окончании отсидки умереть с голоду, всерьёз ухватятся за эту возможность. Труд и интеграция заключённых обратно в социум. Особенно тех, кто отбывал срок по нетяжким статьям, половина из них просто не дали на лапу судье.

Генеральный директор, Хабаровск

Тюрьма, в том числе российская, не делает человека лучше. Поэтому для тех, кто совершил преступление впервые, по неосторожности,  не следовало бы отправлять туда, где действуют воровские законы и где они будут воспитываться «по понятиям». Для них необходимо создавать трудовые колонии (лагеря) и давать возможность ударным трудом досрочно освободиться. При этом еще и заработать., научиться чему-то полезному. Это была бы польза для всех: для граждан, общества и государства.

Директор по развитию, Москва
Владислав Волошин пишет:
Учимся у Норвегии. Отнимать ТОЛЬКО свободу. Но не телевизор с холодильником в камере. Не удобную кровать и библиотеку. 

Сравнили Россию и Норвегию. 

В России на учреждения, финансируемые государством: детские сады, школы, больницы, тюрьмы, - денег нет.

Если в детских садах стоят старые окна с дырками в рамах,то родители скидываются и ставят окна ПВХ. 

А если в тюрьме нет телевизора в каждой камере и кровати старые, то заключенные, у которых есть деньги (типа Ходорковского), оплачивают себе и кровать, и телевизор. А заключенные, у которых денег нет, сидят в тех условиях, какие им даёт государство.

Так же, как в больнице: у кого деньги есть, идёт в платную палату с телевизором, удобной кроватью, красивыми шторками. А у кого денег лет - лежит в общей палате в тех условиях, на которые у государства хватило денег.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Эксперты: 4-дневная рабочая неделя приведет к снижению зарплат

Закон не препятствует пропорциональному снижению ФОТ при переходе на четырехдневную рабочую неделю.

75% россиян не верят в пенсии

Три четверти россиян не верят в пенсии, показал опрос Райффайзенбанка. А те кто верят, полагают, что она составит всего 10-20 тыс. руб.

Японцы доказали, что при четырехдневной рабочей неделе производительность растет. В Microsoft сообщили о росте на 40%

Японское подразделение Microsoft подвело положительные итоги месячного эксперимента по переходу на четырехдневную рабочую неделю.

 
Кто счастлив в России?

Самыми счастливыми оказались - медики, госслужащие и HR-ы. Об этом сообщается в исследовании Headhunter.