Наш ответ Дудю: можно ли создать успешный IT-бизнес в России

Юрий Дудь сделал красивый фильм о жизни наших в Кремниевой долине. Видео оставляет ощущение, что только там, на побережье Тихого океана, можно стать успешным и по-настоящему признанным. Позже на тему высказался Павел Дуров и привел несколько аргументов «против», потом издание RusBase собрало истории женщин, покоривших Кремниевую долину: мол, не только мальчики могут. А мы решили услышать мнения создателей и владельцев отечественных IT-компаний.

Есть миф, что IT-бизнес в регионе — это утопия, и сейчас в России нет предпосылок для появления своей Кремниевой долины. Давайте разберемся.

Наша компания базируется в Саранске. Я в этом городе родился, учился, создал компанию. Мечтал ли о Кремниевой долине? Да. И бывал там по программе Deep Dive в 2013 году. Общался с теми, кто добился в IT-сфере всего и вышел на мировой уровень, получил много позитивных отзывов о нашем первом продукте — системе мониторинга загруженности и учета рабочего времени. Это вдохновило, с одной стороны.

С другой, я знал много ребят, которые грезили Тихоокеанским побережьем и успехом уровня Стива Джобса. У них были крутые идеи, неплохой старт в России, но удача в Штатах не улыбнулась, потому что вести IT-бизнес в Кремниевой долине оказалось делом более утопичным, чем в регионе. Разработчики там избалованы, рынок труда перегрет, зарплаты высокие, затраты несопоставимы с нашими. Если нет тех, кто готов купить ваше детище, вложить в него средства, или личный финансовый буфер не поможет при столкновении с действительностью, стоит поумерить пыл. Я так и сделал. Какая разница, где разрабатывать, главное — что.

Отечественные разработчики могут и должны стремиться на зарубежные рынки, но только с качественным продуктом. Конкурентоспособным и полезным во всех смыслах. Когда мы решились взяться за проект по созданию первой российской системы класса process mining, сначала провели качественный Customer Development, поняли, что продукт нужен на отечественном рынке — это раз, второе — на мировом рынке конкурентов немного и, если все сделать вовремя, можно побороться за свое место под солнцем. Релиз выпустили через полтора года, сейчас занимаемся промышленным внедрением в ряде крупных компаний. После пандемии планируем выходить на зарубежный рынок.

А пока мы в Саранске и успешно ведем дела из столицы Мордовии, о которой многие до чемпионата мира по футболу 2018 года даже не слышали. В нашем активе 1200+ клиентов, среди них — лидеры в своих отраслях экономики. Поэтому IT-бизнес в регионе — не утопия, наш опыт тому в подтверждение.

Это мнение подтверждает и Олег Кивокурцев, директор по развитию компании «Промобот». Основной офис команды находится в Перми. Их решения пользуются спросом и в России, и за рубежом.

Олег Кивокурцев, директор по развитию компании «Промобот»:

Мы поставляем продукцию компании в 40 стран. Ежегодный прирост по географии не менее, чем на 30%, а доля экспортной выручки увеличивается не менее, чем на 10% в год. Сейчас IT-направление может стать для регионов главным фактором развития экономики. В России хорошие специалисты, востребованные во всем мире. В первую очередь, стоит понимать, что у нас есть как минимум пять государственных институтов, задачей которых является стимулирование развития IT-инфраструктуры.

Например, фонд «Сколково» дает налоговые льготы, доступ к рынкам сбыта, бесплатное участие в конференциях и выставках, сопровождение в направлении PR на территории России и за рубежом, участие в международных бизнес-миссиях, помощь в получении патентов и покрытие расходов на их получение и многое другое.

«Фонд развития интернет-инициатив» — самый крупный венчурный фонд в Европе. Он дает инвестиции и акселерирует IT-компании.

«Российская венчурная компания» также обладает пассивным фондом, у них есть свой стартап-акселератор Generation S, который помогает превратить бизнес из идеи в реально работающий проект.

«Фонд содействия инновациям», так называемый фонд Бортника, дает безвозвратные гранты на создание высокотехнологичной продукции.

Помимо этого в России функционирует «Российский экспортный центр», с помощью которого можно получить ряд льгот, например, бесплатное участие в выставках, покрытие части расходов на транспортировку продукции, получение поддержки в упаковке компании для выхода на зарубежный рынок.

Эксперты отмечают, что власти России делают шаги навстречу IT. Создают программы поддержки и стараются обеспечить хороший фундамент для технологических стартапов. Система пока работает неидеально. Но начало положено, и это внушает оптимизм.

Дмитрий Человьян, генеральный директор компании Helmeton:

«Условия для IT в России — одни из лучших в мире. Во-первых, упрощенное налогообложение. Как представитель IT-индустрии я не чувствую особую налоговую нагрузку. Такая система снижает налоги на прибыль до 15% по стране, а в ряде регионов даже ниже — у нас в Питере 7%. В сравнении с ежегодными обязательными выплатами компаний, базирующихся в Кремниевой долине, мы почти ничего не платим. А пониженные страховые взносы упрощают работу с полностью белой зарплатой. Это дает огромную возможность для развития.

Во-вторых, низкая стоимость итогового продукта. Это связано со сравнительно небольшой оплатой труда. Тут кроется сложность: не хватает квалифицированных кадров, профессионалов быстро разбирают. Поэтому приходится лезть в регионы и там выцеплять перспективных специалистов. Специфика сферы позволяет работать удаленно. Оплата труда разработчиков из регионов, по сравнению с Москвой и Санкт-Петербургом, в полтора, а то в два раза ниже. По итогу, на разработку продукта тратится меньше ресурсов, что отражается на сравнительно низкой конечной стоимости.

При переводе IT-бизнеса в Кремниевую долину эти преимущества теряются. Да, расширяются полезные связи, вовсю развивается нетворкинг, появляется больше инвесторов с бóльшими инвестициями. Но это не позволяет небольшой компании перекрыть гигантскую налоговую нагрузку и кратное увеличение стоимости труда — ее продукт будет попросту неконкурентоспособен.

По мнению игроков рынка IT, в России есть все шансы создать инфраструктуру, которая позволит отечественным стартапам и IT-компаниям с гордостью работать в стране и рассматривать поездку в Кремниевую долину интереса ради. Существенных плюсов от переезда в США российские игроки бизнеса не видят.

Станислав Косарев, директор института информационных технологий университета «Синергия»:

Основной смысл Долины — это сосредоточение инвесторов и венчурных денег, а так же гигантская экосистема из крупнейших IT-компаний мира, с которыми в теории вы можете реализовать партнерские отношения.

Основной минус: расходы. На жилье, еду и другие бытовые нужды и, конечно же, стоимость рабочей силы. На мой взгляд, если и перевозить, то только часть команды с целью выстраивания отношений с партнерами и инвесторами. Всех разработчиков гораздо выгоднее оставить на территории РФ. Павел Дуров в ответ на ролик Юрия Дудя очень подробно осветил все минусы от релокации в Долину, здесь те же непомерные расходы на персонал, жилье, налоги, а также на мед. услуги. В последнее время мы видим, как все больше единорогов рождается в Китае. Здесь и всем известный TikTok, и DiDi, конкурент Uber, и десятки других компаний, которые прекрасно себя чувствуют и без Кремниевой долины.

У российских компаний за рубежом вполне неплохие перспективы. Мы умеем создавать крутые, востребованные мировым рынком продукты.

Иван Панченко, сооснователь Postgres Professional:

В России традиционно сильная математическая школа, это относится и к программированию, и отечественные IT-специалисты очень высоко квалифицированы. Убедиться в этом можно, например, на ежегодной конференции HightLoad++, уровень которой является одним из высочайших в мире. Или в том, что один из наиболее востребованных языков программирования Kotlin создан российской командой, правда, переместившейся в Чехию.

Многие уехали и уедут, но многие хотят работать именно в России. Поэтому собственная Кремниевая долина для нашей страны — это не только необходимость, но и реальная возможность. Конечно, в наше время нет смысла локализовывать ее в каком-то отдельном городе или здании. Можно вообще ничего не строить — построено достаточно. Речь идет о создании в стране и экономических, и социальных условий, привлекательных для творческих людей. Поток эмиграции инертен: многие в наше время уезжают по соображениям давно минувших лет, и для того, чтобы развернуть его вспять, требуются очень серьезные меры и существенное время.

Картина была бы неполной без мнения представителей компаний, которые работают за пределами России. Эксперты говорят о том, что в Кремниевой долине десятилетиями складывалась своя культура. Туда хотят не потому, что это выгодно, а потому, что там зарождалась история.

Михаил Завилейский, лидер глобального организационного развития компании DataArt, Лондон:

В Кремниевой Долине, с моей точки зрения, плохо все, кроме скопления предпринимателей и специалистов, привлеченных доступом к крупнейшим рынкам сбыта и капитала, культом стартапов и стартаперов. Новые долины рождаются, но, скорее, в других частях США и других странах, где обеспечивают сравнимый набор преимуществ.

А в России, кроме бизнесов, ориентированных на госзаказ или внутренний рынок, развиваются сервисные бизнесы, потому что они некапиталоемкие и не имеют проблем с защитой интеллектуальной собственности. Благодаря таким бизнесам специалисты имеют возможность и не уезжать, и иметь лучший, чем фрилансеры, уровень защиты от проблем. Для таких бизнесов важно не мешать и делать страну привлекательной для жизни, и с этим все как раз далеко неплохо, сколько бы мы ни ворчали.

При всех минусах Кремниевой долины в России, по мнению Александра Зайцева, основателя финансовой платформы Raison.ai, тоже не все гладко. У компании один офис в Москве, где базируется вся команда разработки, и два офиса в Прибалтике, поэтому у команды есть возможность сравнивать, как ведется бизнес в России и Евросоюзе.

Александр Зайцев, основатель Raison.ai:

Большое преимущество разработки в России — меньше издержки на зарплаты IT-специалистов. Программисту, который в Москве стоит 200 тысяч, в Европе надо платить 3,5–4 тысячи евро.

Минусы России — бюрократия, запоздалое развитие технологий и то, что нет адекватных программ поддержки стартапов в инновационных отраслях. Даже государственные российские инвестфонды, не говоря о частных, структурированы как зарубежные. Отечественные инвесторы предпочитают вкладывать в проекты, структурированные за рубежом, пусть даже это и проекты выходцев из России.

Есть много примеров успешных IT-бизнесов, которые сделали выходцы из России. Например, Acronis, маркетинговый бюджет которых позволяет спонсировать «Формулу-1». Штаб-квартира компании находится в Швейцарии, но корни у нее российские. Или всем известный Revolut — британский стартап Николая Сторонского и Влада Яценко. Недавно была новость о том, что выходцы из «Тинькофф-банка» запустили в Германии мобильную банковскую платформу.

Конечно, вопрос, можно ли считать эти компании российскими, если они структурированы за рубежом. В моем понимании, российский IT-бизнес — это все-таки не тот, который зарегистрирован в России. Это бизнес, основатели которого получили здесь опыт, и который хотя бы частично ведет разработку в России.

Покорять Кремниевую или в России создавать свою? Мнения приветствуются в комментариях, дискуссию объявляем открытой.

Читайте также:

Комментарии
Генеральный директор, Москва
Елена Басалаева пишет:

Или ты приезжаешь с готовым продуктом, или ты приезжаешь с достаточным ресурсом, чтобы нанять людей, которые тебе продукт сделают, доведут до уровня, когда его Гугл или прочие гиганты купят. Или ты "договариваешься о звонке", и упаси Боже тебя хоть на минуту опоздать или занять своей презентацией больше отведенных 5 минут. Это фильтр. У нас эти же системы веками работали. Те же фильтры. Помните? "Прожектеры, искатели мест...". Как боролись с прожэктами и отбирали проекты? А просто не пускали на порог без приглашения. Поэтому, чтобы добраться до ЛПР "прожэктеру" нужно было ИСКАТЬ, кого убедить, кто за него слово замолвит. А это уже требует веры в проект, собственных ресурсов и продвижения. Здесь выше фонд Бортника критиковали, например. А ведь здесь тот же принцип. Нет денег на реализацию идеи - тогда хотя бы время потрать, убеди других, чтобы тебе помогли, ну хотя бы тем, чтобы встречу с нужным человеком назначили...Так что на мой взгляд, проблема не в отсутствии идей, или в качестве идей. Проблема в том, чем автор идеи готов пожерствовать, готов рискнуть, чтобы свою идею пробить...Насколько он готов вложиться сам, своими ресурсами, насколько он сам в свою идею верит...

Тоже вставлю свою копейку. Пытался как-то получить кредит под свою интеллектуальную собственность для развития, не дали. И купить пытаются время от времени за копейки.

1 2 4
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Половина россиян продолжает работать на больничном

Больше всего на больничном работают бухгалтеры и IT-специалисты.

Facebook наденет на своих сотрудников AR-очки

Facebook уверяет, что будет очень осторожен в том, как использовать и применять очки в общественных местах.

Walmart увеличит почти в два раза зарплату 165 тысячам сотрудников

Работники компании будут получать от 15 долларов до 30 долларов в час.

Четверть россиян врут о своем самочувствии ради отгула

Однако большинство участников опроса не обманывали так своего работодателя.