Казенный дом: государство не хочет уменьшать свою долю в экономике

МВФ оценивает долю государственного сектора в экономике РФ в 33%. Счетная палата – в 48%, Центр стратегических разработок – на уровне 46%. Чиновники осознают риски увеличения госсектора и говорят, что одним из факторов, стимулирующих огосударствление, являются западные экономические санкции. Глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев в интервью газете «Коммерсантъ» в конце 2018 года отметил: «Наша экономика во многом остается отсталой, полуфеодальной, особенно в малоразвитых регионах, конкуренцией там и не пахнет. В России происходит огосударствление экономики и создание государственно-монополистического капитализма, сращивание бизнеса и власти… И чем больше санкций действует, тем активнее происходит огосударствление. Но так происходит не во всех сферах».

Центром стратегических разработок был подготовлен аналитический доклад «Эффективное управление государственной собственностью в 2018-2024 годах и до 2035». Вот что считают авторы: «Разгосударствление является глобальным трендом мировой экономики. Новый заметный рост приватизационных сделок позволяет оценивать 2012-2016 годы как начало новой масштабной приватизационной волны, которая может затянуться на долгие годы. В России численность предприятий госсектора в 2010-2016 годах уменьшается, но уровень прямого и косвенного участия государства в экономике, особенно в отдельных секторах (через крупнейшие компании, банки с госучастием и госкорпорации) остается весьма значительным. Учет различных форм косвенного (опосредованного) влияния дает основания говорить о его возрастании в ряде секторов, хотя существует проблема измерения удельного веса государства в экономике. В секторах с высоким прямым и косвенным участием государства недостаточно развиты условия для справедливой конкуренции, ограничены мотивации к развитию частной инициативы».

Компоненты общей доли государственного сектора в ВВП России в 2006-2016 годах, %

доля государственного сектора

Источник: «Эффективное управление государственной собственностью в 2018-2024 и до 2035 года». Аналитический доклад Центра стратегических разработок. На гистограмме показан вклад сектора государственного управления (правительство, региональные и местные власти), компаний с госучастием и государственных унитарных предприятий. Рассчитано по данным выборки ИПЭИ РАНХиГС.

Редакция Executive.ru задала экспертам вопросы: Каковы перспективы развития негосударственного сектора до 2024 года? Будет ли негосударственный сектор в ближайшие пять лет расширять свое присутствие в экономике? 

Ирина СтанковскаяВ российской экономике происходит стремительное огосударствление

Ирина Станковская, профессор Московской международной высшей школы бизнеса «МИРБИС»

Оценки экспертов относительно доли государства в экономике России серьезным образом разнятся. Диапазон колебаний находится в интервале от 30 до 50%. Эксперты МВФ оценивают текущую долю госсектора в 33%, Счетная палата в 48%, Moody’s в 40-50%, а ФАС пару лет назад упомянула даже 70%. И если последняя цифра является явно завышенной, то показатель  40% представляется мне вполне реалистичным.

Происходящие в российской экономике процессы свидетельствуют о ее стремительном огосударствлении. И это уже не просто количественный, а долгосрочный качественный тренд. Если в 2000 году, по данным Росстата, на долю предприятий с государственной формой собственности приходилось 150,8 тыс. хозяйствующих субъектов, то в 2016 году их было уже в два раза больше – 332,6 тысяч. В таких секторах экономики как финансы, энергетика, транспорт, добыча полезных ископаемых, медицина и образование доля валовой выручки госкомпаний в общей выручке отрасли колеблется от 55 до 80%. Крупнейшие госкомпании и бюджетные организации обеспечивают более 50% занятости.

У меня нет оснований полагать, что по какой-то причине данная тенденция в ближайшие пять лет изменится. Скорее всего, доля госсектора будет нарастать, а позиции частного сектора постепенно сокращаться. Причин тому несколько:

  • Сохранение кризисных явлений в российской экономике.
  • Слабая инвестиционная активность частного сектора.
  • Падение реальных доходов населения.
  • Непрекращающийся отток финансового и интеллектуального капитала из страны на фоне сложнейшей геополитической ситуации и сохранения санкционного режима…

Все это вынуждает правительство обеспечивать хоть какой-то рост за счет прямых государственных вливаний и усиления государственного давления на частный бизнес.

В настоящее время конкурентные механизмы в экономике последовательно заменяются административным ресурсом. Государственный механизм управления, стремясь повысить эффективность экономики и вывести ее из кризиса, на деле тормозит реальные темпы роста, поскольку имеет более низкую эффективность, отстает от частного бизнеса по показателю рентабельности собственного капитала, дивидендной доходности и далеко не всегда может предложить гибкие решения в сложившихся условиях. В среднесрочном диапазоне я не вижу реальных возможностей опережающего развития негосударственного сектора экономики.

Василий ЧекулаевОсновным фактором роста российской экономики в 2019 году останется личное потребление домохозяйств

Василий Чекулаев, генеральный директор, Coface

Российской экономике удалось вернуться к устойчивому росту после кризиса 2015-2016 годов, и все же на фоне резкого увеличения стоимости углеводородов за тот же период темпы роста выглядят достаточно скромными. Позитивная в целом динамика отражает еще нереализованный потенциал российского рынка и стремление государства диверсифицировать экономику, найти дополнительные источники дохода помимо нефти и газа.

Основным фактором роста российской экономики в 2019-м останется личное потребление домохозяйств (50% ВВП). Ожидается, что его объемы будут расти, но достаточно медленно – как и экономика РФ в целом. Инфляция, вероятнее всего, останется умеренной и вряд ли выйдет за пределы прогноза Центрального банка, если не произойдет резкого удорожания топлива или продуктов питания, например, из-за новых санкций.

С учетом того, что темп роста зарплат превышает темп роста производительности экономики, а инфляция прогнозируется на уровне 4%, Центробанк, считают эксперты, будет придерживаться осторожной политики. В то же время можно ожидать снижения темпов роста зарплат в госсекторе, на который приходится 28% рабочих мест, и пенсий. Объемы инвестиций физических лиц, особенно иностранных, вряд ли будут расти на фоне санкций и геополитической напряженности.

Объем не нефтяного экспорта – в частности, добычи минералов, производства древесины, зерновых и масличных культур, базовых и промежуточных промышленных продуктов, транспортного оборудования – вырастет меньше, чем объем импорта тех же категорий продукции, прогнозируют экономисты. Урожай ожидается ниже среднего, а продажи углеводородов могут стагнировать.

Характер налоговой политики правительства, считают эксперты, останется ограничительным. Бюджет на 2017-2019 годы предусматривает, что не нефтяной торговый дефицит должен снижаться на 1% ежегодно (9% ВВП в 2017). Дивиденды госкомпаний достигнут половины их прибыли, акцизы на табак и алкоголь вырастут, как и налог на добычу сырья. Правительство может смягчить бюджетное правило, чтобы направить больший процент прибыли от продажи углеводородов в Фонд национального благосостояния, размер которого в конце 2018 года достиг 7% от ВВП страны.

Ожидается, что профицит счета текущих операций платежного баланса РФ в 2019 году останется существенным благодаря значительному торговому профициту (10% ВВП в 2019 году), связанному с экспортом углеводородов (60% от общего объема российского экспорта).

Если не принимать в расчет экспорт углеводородов, счет текущих операций и торговый баланс показывают негативные значения – дефицит 5% и 9% соответственно.

Иван РыковВо всем мире частный бизнес развивается активнее государственного

Иван Рыков, генеральный директор, «Рыков групп»

 

Во всем мире частный бизнес развивается активнее государственного. Он гибче, легче приспосабливается к обстоятельствам и нацелен на получение результата в ближайшее время.

Если говорить о российских реалиях, то в нашей стране для устойчивого развития негосударственного сектора необходимо создать условия для комфортного ведения бизнеса. Об этом, кстати, в своем февральском обращении к Федеральному собранию упоминал и Президент, заявив, что правительство должно улучшать качество национальной юрисдикции.

Российским властям в условиях затрудненного доступа отечественных компаний к иностранным кредитам надо не «душить» частный бизнес новыми налогами и ограничениями, а помочь ему. Например, стоит задуматься над решением проблемы бесконтрольного роста просроченной задолженности в стране. Создание государством механизмов для цивилизованной работы с проблемными активами поможет бизнесу. В итоге это будет способствовать росту налоговых отчислений и наполнению бюджетов разных уровней.

Пока же мы наблюдаем обратную картину. Даже IT-сектор, который в России традиционно развивался в отсутствии госрегулирования и делал это достаточно успешно, государство пытается зарегулировать. О каком развитии можно говорить в таких условиях?

Бизнес ищет прозрачных, понятных и справедливых условий, а не постоянно меняющегося законодательства и роста числа запретов и ограничений. И пока в России в этом вопросе ситуация не поменяется, говорить о перспективах развития негосударственного сектора можно с большим скепсисом.


Авторы уже процитированного выше аналитического доклада «Эффективное управление государственной собственностью в 2018-2024 годах и до 2035 года» сформулировали приоритетные цели по разгосударствлению экономики России на период до 2024 года:

1. Обеспечение устойчивости и планомерности процесса сокращения прямого участия государства в экономике, прежде всего последовательная реализация принципа «презумпции полезности» приватизации, гарантии долгосрочности заявленных планов, априорная подготовка поля (включая источники средств) приватизации.

2. Нормативное ограничение разрастания госсектора в экономике, прежде всего формирование адекватной системы запретов и ограничений, ограничение приобретения новых активов крупными компаниями с госучастием, ревизия госхолдингов и госкорпораций.

3. Сокращение масштабов прямого участия государства в экономике, что затрагивает в первую очередь глубину приватизации крупных компаний и предполагает модернизацию сектора и замещение прямого контроля отраслевым регулированием.

4. Политика чистки госсектора от некрупных «непрофильных» активов: ускоренная ликвидация предприятий, не ведущих хозяйственную деятельность; упрощенный порядок продажи низколиквидных активов; приватизация ГУП в одну фазу, минуя стадию акционирования; передача единичных пакетов ДЗО ВИС в уставные капиталы головных компаний ВИС и др.

5. Повышение качества государственного управления в компаниях с госучастием, что не должно сводиться только к модификации корпоративного управления: сюда должна включаться и систематизация интересов государства в стратегическом ядре. Все сохраняемые в ядре госкомпании должны провести IPO, обеспечить биржевые котировки акций и стать публичными.

6. Синхронизация федеральной и региональной политики разгосударствления,
транслирование презумпции приватизации на уровни субъектов РФ и муниципалитетов и контроля за их исполнением.

Как вы полагаете, в какой мере будут достигнуты эти цели, и каким будет вклад государственного сектора в ВВП России в 2024 году? Выскажите ваше суждение в форуме и примите участие в голосовании.

Фото в анонсе: pixabay.com

Как вы полагаете, какой будет доля негосударственного сектора в экономике РФ в 2024 году (вклад в ВВП)?
Loading...
Комментарии
Директор по продажам, Тольятти
Валерий Овсий пишет:
Валерий Меркулов пишет:
выдаёт кретиды банкам РФ на сегодня под - 7% годовых, при том без процентов!

Шикарно!! Господин Меркулов в очередной раз блеснул своими знаниями.

Это ж надо!?!?  Под 7% годовых, но без процентов. 

Уважаемый Валерий,

Он же про креТИДы пишет, а с ними совсем другая история.

Понимать надо!

Директор по продажам, Тольятти
Валерий Меркулов пишет:
ЦБ не может по закону зарабатывать.

Уважаемый Валерий,

а как тогда у ЦБ образуются доходы, убытки и прибыль?

Директор по развитию, Екатеринбург
Юрий Полозов пишет:
Валерий Меркулов пишет:
ЦБ не может по закону зарабатывать.

Уважаемый Валерий,

а как тогда у ЦБ образуются доходы, убытки и прибыль?

Центральный банк — казенное учреждение, ни производственной, ни коммерческой деятельностью не занимающееся.
       Прибыль Центробанк получает, например, от эмиссионной деятельности. Прибыль возникает в результате переоценки имеющейся у него валюты и золота. Ее источником могут быть также операции на открытом рынке. Наконец, ЦБ от имени государства выступает держателем крупных пакетов акций ряда банков и, как акционер, получает дивиденды.

ЦБ не может по закону зарабатывать. (на выдаче кредитов банкам под процент. Он выдаёт беспроцентные ссуды, сейчас под 7% годовых, а банки сами накручивают).

Директор по продажам, Тольятти
Валерий Меркулов пишет:
Центральный банк — казенное учреждение, ни производственной, ни коммерческой деятельностью не занимающееся.
Ее источником могут быть также операции на открытом рынке.

Уважаемый Валерий,

а такие операции не являются ли работой, которая приносит заработок, сиречь доход, иначе говоря - коммерческой деятельностью? Я уж не говорю про то, что акционер (его представитель) тоже работает, принимая участие в управлении активом, который он вложил в то или иное юрлицо.

В нынешних условиях ЦБ - реальный участник хозяйственной деятельности, имеющий дополнительные права и некоторые ограничения по сравнению с другими участниками таковой. Об этом говорится в ст. 11 Федерального закона от 10.07.2002 N 86-ФЗ (ред. от 02.08.2019) "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (с изм. и доп., вступ. в силу с 06.08.2019)

Странно, что Вы отказываете ему в этом.

Впрочем, еще более странно, что Вы называете ЦБ казенным учреждением.

Надеюсь, что это была шутка с Вашей стороны - поставить ЦБ на уровень воинских частей, учреждений исполнения наказаний, лепрозориев и иных славных организаций.

Директор по развитию, Екатеринбург
Юрий Полозов пишет:

Надеюсь, что это была шутка с Вашей стороны - поставить ЦБ на уровень воинских частей, учреждений исполнения наказаний, лепрозориев и иных славных организаций.

Уважаемый Юрий!

ЦБ РФ не выдаёт коммерческий банкам ссуды под процент! И поэтому на выдаче этих конкретных ссуд не зарабатывает! Сколько коммерческий банк взял денег, столько и должен вернуть. По крайней мере так должно быть, как на самом деле, знают только те кто там работает, но они не скажут.

Об этом шла речь в моём комментарии, а не об анализе всей деятельности ЦБ РФ, чем оно должно заниматься, а чем нет, начём зарабатывает, а на чём нет.

Он зарабатывает на другом, на чём, я написал. 

На мой взгляд, ЦБ РФ - это регулирующая организация, а коммерческий участник рынка.

Директор по продажам, Тольятти
Валерий Меркулов пишет:
ЦБ РФ не выдаёт коммерческий банкам ссуды под процент! И поэтому на выдаче этих конкретных ссуд не зарабатывает! Сколько коммерческий банк взял денег, столько и должен вернуть. По крайней мере так должно быть

Уважаемый Валерий,

Вас не послушали и в закон о ЦБ РФ внесли ст. 46.

Также рекомендую задуматься о смысле и значении термина "ставка рефинансирования".

И что с Вашим утверждением "Центральный банк РФ - казенное учреждение"? Вы по-прежнему на нем настаиваете?

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Валерий Меркулов пишет:
ЦБ РФ не выдаёт коммерческий банкам ссуды под процент!

Ключевая ставка была обозначена как инструмент денежно-кредитной политики в сентябре 2013 года. Ключевая ставка устанавливается Центральным банком Российской Федерации в целях оказания воздействия на уровень процентных ставок, складывающихся в экономике страны. По существу, это ставка, по которой Банк России кредитует коммерческие банкиhttps://www.banki.ru/wikibank/klyuchevaya_stavka/

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Юрий Полозов пишет:
поставить ЦБ на уровень воинских частей, учреждений исполнения наказаний, лепрозориев и иных славных организаций.

А что, ЦБ как "учреждение исполнения наказаний" и "лепрозорий" одновременно...

Директор по продажам, Тольятти
Марат Бисенгалиев пишет:
Юрий Полозов пишет:
поставить ЦБ на уровень воинских частей, учреждений исполнения наказаний, лепрозориев и иных славных организаций.

А что, ЦБ как "учреждение исполнения наказаний" и "лепрозорий" одновременно...

Уважаемый Марат,

там были в списке еще психдиспансеры, но я постеснялся такой неприкрытой аллюзии.

1 13 15
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии