Что нужно учесть, если хочешь поработать на китайцев

Дисклеймер. В данной статье описывается только опыт автора, исключительно его собственные заметки и умозаключения. Автор не распространяет свои выводы на весь китайский народ, и вполне допускает, что его опыт общения связан с отдельной группой китайцев, не являющейся репрезентативной.

Своему китаец поверит больше

Изначальный постулат: китаец всегда больше поверит китайцу, чем лаоваю (чужестранцу). Чего бы ни говорил лаовай, какие бы аргументы и доказательства ни предоставлял, китаец в глазах китайца всегда будет иметь преимущество. Имейте это в виду, если собираетесь работать с китайцами. Даже на своей родине лаовай, работающий на пришлую китайскую фирму, будет второстепенным сотрудником, и вряд ли когда-нибудь будет руководить китайцами. Так было и есть в фирме, которой я отдал больше двух лет жизни.

Особенности бытовой культуры

Похоже, у китайцев не принято здороваться ни устно, ни письменно. Большинство из них, войдя в офис, прямиком идут на рабочее место, располагаются и начинают работать. Они не здороваются в письмах, сразу начиная с дела. Каждодневное высказывание дежурных фраз, привычных нашей культуре, не востребовано у них.

К вопросам чистоты и гигиены мои коллеги тоже относились легко и непринужденно. Грязный унитаз, забитая листами чая раковина на кухне, брошенные в переговорке грязные стаканы и чашки, не задвинутые на место стулья, верхняя одежда на спинках рабочих кресел вместо вешалки. Сменная обувь под столом (причем не по одной паре), там же какие-то пакеты, сумки, коробки, остатки еды на кухне. Открытые баночки в холодильнике и посреди кухни, стоящие там неделями без движения, бардак на рабочих столах, равнодушное отношение к украшению офиса к праздникам, и вообще к виду и оформлению офиса – это стиль «моих китайцев».

Они вообще могут пользоваться минимумом: стол, стул, свет, туалет, интернет и чайник / кулер с горячей водой. Желательно, чтобы не капало сверху, и было не холодно. Да, они – аскеты. Но это плохо для бизнеса, ибо гости хотят понимать, куда они пришли, и видеть подтверждение тому, что это китайская высокотехнологичная международная компания. Может где-то не так, но моим китайцам ничего этого не надо было. Все, что связывало офис с репутацией компании и страны, сделала русская часть коллектива.

Минимум ответственности

Выражается это в увиливании от подписания каких-либо бумаг. Предпочитают отдавать команды или обещания голосом, но не письменно. Ведь потом можно сказать, что ничего не говорил, вам показалось или вы неправильно поняли. И такой подход неоднократно применялся против сотрудников представительства.

У коллег, с которыми я работал, не принято обсуждать решения начальника, и перед ними широкое поле для произвола. Русский персонал к этому не привык и постоянно требовал объяснения тех или иных сомнительных решений. Это дико бесило китайских руководителей, но они соблюдали «мьянцзы»: недовольства не выказывали, но позже мстили за то, что мы никак не принимали китайские правила поведения.

Несмотря на приличное знание русского языка, мои коллеги показали на практике, что им трудно осиливать большие тексты на русском, будь-то контракт, положение или закон. Для подготовки распорядительных документов они наняли русских администратора и юриста. Уровень их был невысок, но китайцы их жаловали – те никогда не спорили и готовы были выполнить практически любой каприз руководителей. «Они никогда не принесут вреда компании». Лояльность и слепое подчинение – те качества, за которые китайцы ценят в первую очередь.

Образовательный уровень и мыслительные способности

Такое впечатление, что мои сослуживцы закончили свое образование сразу после получения диплома. Что заложилось в них тогда, то и заняло весь объем мозга, и новым знаниям места уже нет. Другие как-то стремятся повышать свой профессиональный и интеллектуальный уровень, набираются опыта на работе и в жизни. Китаец – нет, научишь чему-то и думаешь, что научил. Однако при повторении ситуации он снова придет к тебе с той же проблемой, потому что не запомнил. Или не захотел этого делать, или просто не смог в силу малого объема памяти. Кстати, я редко видел, чтобы мои китайцы что-то записывали на совещаниях или при объяснении. Они делают сосредоточенное лицо, выражающее полное внимание и заинтересованность, и слушают. Но потом понимаешь – если они и поняли, то не так, как ты объяснял.

Особая тема – профессиональная подготовка. Руководители нашего департамента «Россия» за почти три года работы в компании так и не запомнили ассортимент продукции и ее основные технические параметры. Менеджеры техподдержки хвастались, что работают на компанию уже более 10 лет и считаются заслуженными деятелями труда, а когда запрашиваешь размеры и массу упаковки с оборудованием, приходит ответ: «У меня много работы сейчас. На днях схожу на склад и там померяю и взвешу». Причем товарищ отвечает за логистику не первый год. Наш человек за это время накопил бы базу данных по размерам и массе каждой модели оборудования. Он открывал бы соответствующий файл и выдавал информацию быстро и точно.

Отсутствие навыков планировать что-либо не сподвигает китайского коллегу записать себе задание и хотя бы через несколько дней, но самостоятельно получить требуемую информацию и передать. Нет, ты еще ему напомни …дцать раз, а там он, глядишь, и сподобится.

Промучившись так год, мы в Москве сами составили таблицу из накопленной информации, и по ходовым моделям китайского коллегу уже не беспокоили, хотя по неходовым история повторялась. С уменьшением пустых клеток в таблице мы лелеяли надежду на скорое избавление, ибо с той стороны ничего не менялось.

Инженерный персонал поголовно узкопрофильный, умеют работать только с одним видом оборудования из четырех, выпускаемых компанией. Но их назначают руководителями сервисной службы по всей линейке. При этом ни назначенный, ни его руководитель, ни компания не задаются вопросом, что нужно бы подтянуть его уровень знаний до всего ассортимента.

Системы обучения, тренингов нет вообще. Есть учебный центр, но он работает на заказ, а не по расписанию. Диапазон знаний китайского персонала о своей же продукции очень узок.

Китайцы, с которыми я работал, замкнуты сами на себя. То ли государственная политика полной трудовой занятости населения влияет, то ли менталитет, то ли сверхсекретность, но мой работодатель старался использовать китайских инженеров и монтажников. Наши доводы, что российские инженеры – одни из лучших в мире, что им не надо оплачивать трансконтинентальные перелеты, жилье и суточные в Москве, так и не были восприняты.

Сами китайские инженеры, с которыми я знаком, умеют работать только по инструкции. Любое отклонение означает проблему, которую можно решить исключительно с участием производственников и разработчиков из Китая. Трудно представить, как выкрутится китайский инженер, если ему придется монтировать оборудование без доступа к связи. Мой коллега, который не раз ездил с китайцами на монтаж и запуск, подтверждает: для них нормально в случае чего отправлять информацию в Китай и ждать ответа. Они даже не пытаются что-то придумать самостоятельно!

Для них характерна неспособность понять и осознать информацию, изложенную сложными, длинными фразами, либо в виде нескольких пунктов. Частенько бывало так: ты стараешься разжевать задачу во всех деталях, чуть ли не пошаговую инструкцию составляешь, будучи уверенным, что теперь-то китаец все сделает, как надо. Не тут-то было! Они просто не дочитывают, а сразу приступают к исполнению первого пункта. Исполнив его, он удаляет сообщение как уже отработанное и переходит к следующему письму. Естественно, сделано было не все, что нужно. Ты доводишь до него свое недовольство – и нарываешься на обиду за незаслуженные упреки. Он ведь старался! Сами китайцы говорят: «На каждое простое действие пишите отдельный email».

Все это выливается в долгие сроки обработки информации и принятия решений, множество итераций по уточнению данных, повышение трудоемкости работы и низкое качество решений. Бывало, что клиент уже успел решить свою проблему сам, а из Китая только приходит ответ на начальный запрос.

Качество работы

В системе координат моих китайцев качественное выполнение своей работы лежит намного дальше, чем стремление быть хорошим для начальства. На глазах у шефа они лихо берутся за исполнение задачи, демонстрируют озабоченность работой, но на выходе дают низкокачественный результат.

Однако, «мьянцзы» требуют соответствовать образу «ого-го специалиста», и в дело идут не всегда правдивые ссылки на разные обстоятельства, не позволившие сделать хорошо. Если можно скинуть вину на лаовая, это обязательно будет сделано. Я еще не видел китайца, публично признавшего свою неправоту – «мьянцзы» такого не позволяет.

Недалекий горизонт планирования и немногозадачность

В силу своеобразности организации работы и самих исполнителей мои знакомые китайцы не продумывают свои действия на несколько ходов вперед, не планируют что-то горизонтом в недели и месяцы. На это влияет их чинопочитание – они делают только то, что сказал начальник. Он является головой для нижестоящего, а сам он только руки и ноги. Будет команда – буду делать, нет команды – не буду. Сами руководители тоже не могли ответить на вопрос: «А что потом?». Рекордный горизонт осознания будущего – два месяца.

Китайцы, с которыми я трудился, никогда не предложат начальству своего решения задачи, – это ущемит самомнение начальника как грамотного и мудрого руководителя, он может обидеться со всеми вытекающими. Проще жить по схеме «ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак».

Плохо получается работа сразу с несколькими задачами. Дали задание – он его выполняет, вдруг дали другое задание – бросит недоделанным первое и начнет выполнять новое. И даже не спросит: «А что с первым? Потом доделать или уже не надо?».

Отъявленный эгоизм

Китайцев всегда и везде можно видеть группами. Создается впечатление, что они дружная нация. Ничего подобного! Отношения между коллегами основаны на выгоде и пользе. Нужен ты китайцу – он будет набиваться в друзья, приглашая «водки выпить» или «вместе покушать». Как только ты стал бесполезен, могут даже не здороваться.

Коллектив – собрание индивидуумов, каждый из которых смотрит на коллег как на средство для обретения собственного благополучия или безопасности. С этой целью они начинают выстраивать отношения по принципу «ты мне, я тебе». О бескорыстности, как и о внимании к другим, речь идет только в исключительных случаях.

На собеседованиях китайский руководитель самозабвенно рассказывал о том, что мы – единая семья, мы все в одной лодке, главное – это гармония во взаимоотношениях. Я подумал: «Какие красивые и верные слова. Наверное, восточные люди разбираются в гармонии и действительно умеют создать ее в любом месте при любых обстоятельствах». Не прошло и испытательного срока, как началась демонстрация особенностей менталитета, где понятия гармонии, одной лодки и единой семьи либо забылись, либо стали интерпретироваться начальником исключительно в соответствии с его эгоистичными устремлениями.

Самомнение до нарциссизма

Китайцы, с которыми мне довелось работать, очень высокого мнения о себе. Если есть нечто, выделяющее человека из толпы соотечественников, это будет постоянно демонстрироваться как исключительная особенность. Добившись прогресса в карьере, они начинают хорошо думать о себе и верить в это. Любое сомнение со стороны знающего человека воспринимается как неуважение и достойно кровной обиды. Это распространяется на все сферы жизни. Простое понимание факта, что всегда найдется человек, лучше владеющий каким-то умением или навыком, им неведомо.

Если захотите что-то от китайца, обязательно хвалите его способности и умения, превозносите их и говорите, что таких спецов не знали никогда. И не дай бог наоборот, они очень плохо воспринимают критику в принципе и просто бесятся (в душе, ибо показывать свои переживания – это демонстрация слабости), если их критикуют принародно. Если женщина критикует мужчину-китайца – это вообще критическая ситуация, которая может вызвать приступ бешенства.

Зависть и «экономность»

Современный Китай – это атеистическое общество потребления. В бога там верят мало, в коммунизм – еще меньше, теперь главный бог – деньги. Все помыслы и усилия направлены на то, где бы поиметь денег или другого преимущества. У кого-то зарплата выше или отпуск длиннее, кому-то разрешили гибкий график работы... Это не позволяет китайцу жить спокойно и порождает зависть. Причем для аргументации своего «бедственного» положения китаец будет манипулировать фактами, и недоговаривать правду, лишь бы вызвать сочувствие.

Этому нельзя поддаваться, ведь эти аргументы направлены на то, чтобы оправдать в глазах лаовая свою лень и неумение эффективно работать. В Китае достаточно праздничных дней, дополняющих недолгий отпуск. Зарплаты тоже немалые, а с учетом долгого пребывания в России еще и приличные суточные. Гибкий график они могут организовать себе сами, когда отсутствует руководитель. Самым эффективным ответом было предложение поменять гражданство на страну, где, как им кажется, все лучше организовано.

Желание быть не хуже плюс эгоизм заставляет китайца демонстрировать свою продвинутость. Когда имеющиеся ресурсы не позволяют достичь желаемого, включается режим экономии. Если бы не русский персонал, в нашем офисе не было бы ни праздников, ни дней рождений, ничего из разряда общественной жизни на работе. Китайцам это просто не нужно и невыгодно.

Иерархия и чинопочитание

Китайское общество состоит из горизонтальных слоев. Взаимоотношения между соседними кастами носят характер старшего и младшего, начальника и подчиненного. Тот, кто ниже, обязан воспринимать вышестоящего непререкаемым авторитетом и угождать ему всеми силами.

Иногда диву даешься, как нижестоящие могут терпеть вышестоящих. У них это в крови, справедливость – не их конек. Зато нижестоящий в этой паре становится царем и богом для своего нижестоящего. И все ретранслируется на него с той же эффективностью и беспардонностью. Чем выше ты забрался, тем меньше на тебя сыпется. Не удивлюсь, если автором поговорки «Босс не всегда прав, но он всегда босс» был китаец.

Сильная зависимость от начальника у моих китайцев определялась еще и системой оплаты труда. Доход напрямую не зависит от персональных достижений типа процентов от продаж или премии в виде доли от принесенной прибыли. Они работают за ежемесячный оклад и годовую премию. Премия учитывает в себе все: и вклад в финансовый результат работы твоего департамента, и впечатление о тебе начальника, и выслугу лет и все прочее, чем можно оценить труд сотрудника. Правил расчета премии не существует, поэтому ее сумма определяется начальником эмпирически. При такой системе, хочешь не хочешь, будешь изворачиваться, чтобы быть на хорошем счету. Для этого подходят все упомянутые способы показать себя.

И здесь мы подходим к самому главному – если западный подход оценки труда сосредоточен на результате, получению которого способствует правильная настройка бизнес-процессов, то китайский предполагает главенство процесса – будет хорошо выполняться процесс, значит, и результат будет хорошим. Только процессы все сильно индивидуализированы и олицетворены начальниками, которые те же китайцы со всеми описанными особенностями менталитета.

Кумовство и блат

В китайских компаниях, особенно приближенных к государству, сильно развиты кумовство и блат. Руководители разных уровней без зазрения совести пристраивают на непыльные должности своих родственников и приближенных. В большинстве случаев это далеко не лучшие работники и тем более не суперпрофессионалы, но они не будут вредить своему благодетелю, а тот, в свою очередь, будет чувствовать поддержку и ощущать себя в большей безопасности.

Пристраивают «кумов», естественно, не на нижние уровни иерархии, значит, у них тоже появляются подчиненные, вынужденные выполнять их частенько своеобразные команды. Такой расклад негативно влияет на эффективность работы всей бизнес-цепочки вплоть до Москвы.

Хозяин своего слова

Необходимость выкручиваться из разных ситуаций в погоне за демонстрацией успеха вынуждает китайцев, с которыми мне довелось сотрудничать, быть гибкими, чтобы избежать опасной ответственности. С целью получить свою выгоду или для спасения «мьянцзы» китаец будет играть своими обещаниями, как жонглер. Особенно часто такой подход применяется к лаоваям. Эти люди не считаются чем-то ценным, объегорить их – практически дело чести.

Такая гибкость достигается в том числе и манипуляциями своим словом. Они легко отступают от него, когда понимают, что это выгодно. Устно данное обещание вообще не считается, письменно закрепленное можно интерпретировать в свою пользу или просто отказаться. В китайской культуре это не считается большим проступком или недостойным поведением.

Суперсекретность

Для пущей гибкости китайцы нашей компании предпочитают оставаться очень закрытыми, стараясь сохранить в тайне любую информацию, которую можно не раскрывать. Будь-то личная информация или служебная. Они сводят информированность собеседника до минимума, чтобы не открыть свои слабые места, которыми другой сможет воспользоваться.

Все вопросы мои китайцы предпочитают решать тет-а-тет, без свидетелей. До подчиненных доводится минимум информации, и по большей части каждому сотруднику индивидуально именно его часть. Никакого горизонтального взаимодействия, только по линии «начальник-подчиненный. Из-за этого многие вещи дублируются, а что-то не делается.

При отсутствии горизонтального контроля в структуре руководитель должен быть очень умным, умелым и прозорливым, чтобы по такой системе успевать выдавать единичные команды нужному сотруднику в нужное время, контролировать исполнение и координировать деятельность каждого. И то, если все подчиненные не только автоматически берут под козырек в ответ на задание, но и способны его выполнить.

Если китайский шеф не такого уровня, а команда собрана из среднестатистического людского материала, то, с учетом способностей китайцев «думать и принимать решения» и установки на сохранение хороших отношений с окружающими даже в ущерб результату работы, начинается разброд и шатание с фактическими результатами, обычно далекими от запланированных.

Под предлогом секретности пытаются скрыть и свою некомпетентность, непрофессионализм и просто лень. Бывали случаи, когда под гриф секретности подводили документы и тест-объекты, которые остальные конкуренты поставляют вместе с изделием, а китайцы – нет, потому что это великий секрет. Или на запрос каких-то технических данных приходит ответ, что это конфиденциальная информация, но другие производители ее предоставляют без проблем.

«Больше никогда и ни за что»

После двух лет работы в российском филиале крутой китайской компании я ухожу оттуда без сожаления. Это инопланетяне, замкнутые в своем своеобразном мирке, который сложно понять и принять, либо надо с детства быть знакомым с подобной культурой.

Размещая вакансию для лаовая, китайцы включают в нее много плюсов, демонстрируя желание нанять самых квалифицированных и опытных. И деньги, и перспективы роста описывают привлекательные. Но от фиксирования обещаний на бумаге будут сопротивляться до последнего.

В предложении работы будут указаны должность, адрес, основные функции, оклад с возможностью получения премий, испытательный срок и стандартная ответственность. Под предлогом, что все «пряники» будут добавлены после прохождения испытательного срока, в трудовой договор их впишут по минимуму – только то, что нужно по закону.

А после испытательного срока изменят должностную инструкцию, добавив в функционал еще чего-нибудь, переиздадут положение о премировании, установив там совсем не те суммы, которые обсуждались на собеседовании. Неожиданно издадут приказ об укреплении рабочей дисциплины, в соответствии с которым вы не сможете ни критиковать, ни чего-либо требовать без нанесения «нравственных страданий» своим коллегам. В общем, на собеседованиях стелят очень мягко и красиво, а в процессе потихоньку, шаг за шагом, начинают отбирать то, что вас привлекло в эту компанию, и загонять в рамки китайского менталитета и менеджмента.

Мне неоднократно говорили: «Ты работаешь в китайской компании. У нас есть национальное своеобразие. Хочешь здесь работать, стань немного китайцем: не перечь, на высказывай мнение, смотри в глаза начальника влюбленно и преданно. Нам нужны только твои опыт и связи, способные принести деньги прямо сейчас».

Теперь я понимаю, почему мои идеи по осознанному и постепенному продвижению бренда на российский рынок не были поддержаны работодателем – китайцы просто не представляют, как организовать работу для достижения долгосрочной цели. Это просто не их метод. Нужно много и сразу, все отличающееся – непонятно и, значит, не имеет права на существование.

Общение с коллегами из европейского департамента той же компании подтвердило мои выводы. Так что, предположение, что я описывал каких-то особенных русскоязычных китайцев, несостоятельно. Они везде одинаковые.

Мой главный вывод из пережитого: как бы ты, лаовай-инородец, ни хотел привнести в деятельность китайской компании что-либо хорошее, доброе, полезное, результат все равно получится китайским.

Фото: freepik.com


Executive.ru – краудсорсинговый проект, 80% текстов созданы участниками Сообщества. Если вы не согласны с идеями, высказанными в статье, хотите оспорить логику повествования, уточнить цифры и факты, обращайтесь к авторам, а не в редакцию. Сделать это можно в дискуссиях под публикациями.

Комментарии
Консультант, Нижний Новгород

Вот забавно даже, читаешь некоторые комментарии и думаешь, как люди не видят, что написано). 

Дисклеймер. В данной статье описывается только опыт автора, исключительно его собственные заметки и умозаключения. Автор не распространяет свои выводы на весь китайский народ, и вполне допускает, что его опыт общения связан с отдельной группой китайцев, не являющейся репрезентативной.

Директор по рекламе, Москва

читаю статью и вспоминаю СССР все так же было - похоже как начинает расти разделение труда  -  индустриализация на фоне невысоких доходов работников так начинают цвести именно эти цветы

еще индустрии это многослойный пирог а не полная замена укладов и норм на новые, если хочется иметь индустрии высокого уровня за продуктами которых пишутся в очередь европейцы, то неизбежно накопятся и никуда не денутся и заводы попроще в очень большом количестве, как "тело отрасли" но где то будет ядро развития отрасли и там будет модернизация и норм в какой то степени в течении времени но постоянно и неуклонно

это ядро безошибочно находят японские дизанеры перебирающиеся на работу в Китай и наверно наши международные тризовцы, которые организуют работу триз в японии, южной корее... нужно у них поспрашивать где у китайцев фронтир развития, в каких кампаниях

IT-менеджер, Москва
Дмитрий Чуркин пишет:

Жесть. И как же они совершили такой скачок в экономике и технологиях за короткий срок?? 

Потому что рядовые исполнители у них пашут почти без выходных и сна.
Но я и года у китайцев не выдержала.

Региональный менеджер, Москва

Здорово! Спасибо! а мы тут на своих руководителей бочку катим! так наши просто ангелы)))

Руководитель, Томск

Если из статьи исключить слова, связанные с национальностью и этносом, то может получиться описание любой среднестатистической фирмы в любой стране.

 

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Андрей Роговский пишет:
Очень трудолюбивая нация.

Не толко трудолюбивая но ещё и бережливая и сплочённая. Это вполне возмещает недостаток креатива, доброжелательности, внешней культуры и т.д.

 

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Все наверное читали "Законы паркинсона" - а ведь автор этой книги много лет поовёл как раз среди китайцев в Сингапуре. Вот что он по поводу данной публикации думал

кспедиция, о которой мы сейчас расскажем и в которую входил сам автор,
провела предварительные исследования  среди  греческих  судовладельцев,  а
потом несколько подробней ознакомилась с нравами и бытом арабских  шейхов,
по землям которых проходит нефтепровод. Прервав эту работу по политическим
и  иным  причинам,  экспедиция  отправилась   в   Сингапур   к   китайским
миллионерам. Там мы и столкнулись с так называемой  проблемой  лакея,  там
услышали и о "китайском собачьем барьере". На ранних стадиях опроса мы  не
знали, что это такое. Мы не знали даже, одно это явление или  два.  Однако
мы удачно воспользовались первым же ключом к решению загадки.
   Ключ этот попал нам в руки, когда мы находились во  дворце  самого  Дай
День-гу. Обернувшись к дворецкому, который показывал нам коллекцию изделий
из нефрита, д-р Лезли воскликнул: "А говорят, он раньше был простым кули!"
На что загадочный китаец ответил: "Только кули  может  стать  миллионером.
Только кули может быть кули. Только очень богатый человек может  позволить
себе жить, как богатый". Эти таинственные, скупые слова  и  послужили  нам
отправной точкой. Результаты  исследования  изложены  в  докладе  Лезли  и
Терзайля  (1956),  но  мы  считаем  возможным  популярно  сообщить  о  них
читателю. Опуская чисто технические подробности, приступим к рассказу.
   До  определенной  черты,  как  выяснилось,   проблема   кули-миллионера
достаточно проста. Китайский кули живет в хижине из  пальмовых  листьев  и
съедает чашку риса в день. Когда он вырывается наверх -  скажем,  начинает
торговать вразнос орехами, - он живет все так же и там же. Поднявшись  еще
выше - скажем, продавая ворованные  велосипедные  части,  -  он  жизни  не
меняет. Благодаря этому у него остаются деньги и он  может  пустить  их  в
ход. Девять кули из десяти пустят их не туда и прогорят. Десятому повезет,
или он окажется умнее. Однако хижины он не покинет и есть  он  будет  рис.
Рассмотрим это подробнее, чтобы изучить технику успеха.
   В Америке рано или поздно будущий миллионер  наденет  галстук.  По  его
словам, без этого ему  не  станут  доверять.  Придется  ему  и  переехать,
исключительно (по его же словам) для престижа. На самом же деле галстук он
надевает для жены, а переезжает для дочери. У  китайцев  женщин  держат  в
строгости, и богатеющий кули как был, так и останется при хижине  и  рисе.
Факт этот общеизвестен и допускает два толкования. Во-первых, дом его, как
он ни плох, принес ему удачу. Во-вторых, дом  получше  привлечет  сборщика
налогов. Итак, богатеющий китаец живет, где жил. Часто он  сохраняет  свою
хижину до самой смерти, хотя бы как контору. Он  так  с  ней  связан,  что
переезд знаменует глубочайшую перемену в его жизни.
   Переезжая, он прежде всего спасается от тайных обществ,  шантажистов  и
гангстеров. Скрыть богатство от сборщика налогов  не  так  уж  трудно,  но
скрыть его от тех, с кем ведешь дела, практически невозможно.  Как  только
разнесется слух о его преуспеянии, люди начнут  гадать,  на  какую  именно
сумму его можно растрясти. Все  это  известно,  но  прежние  исследователи
поспешно решали, что такая сумма лишь одна. На самом деле их три: одну  он
заплатит, если его похитить и потребовать выкуп; другую - если  пригрозить
позорящей   статьей   в   газете;   и   третью   -   если   попросить   на
благотворительность (не дать он постесняется).
   Мы решили установить, каких  размеров  (в  среднем)  должна  достигнуть
первая сумма, чтобы исследуемый переселился из  хижины  в  дом  с  высоким
забором и свирепой собакой. Именно это и называется "преодоление собачьего
барьера". По мнению социологов, наступает оно тогда, когда выкуп  превысит
расходы на собаку.
   Примерно в это же время преуспевающий  китаец  покупает  "шевроле"  или
"паккард". Нередко, однако, он покупает машину, еще живя в  хижине.  Народ
привык видеть дорогой автомобиль перед лачугой и  особенно  не  волнуется.
Явление это до сих пор полностью не объяснено. Если  понадобилась  машина,
казалось бы, купи такую же плохую, как  дом.  Однако  по  еще  неизвестным
причинам китайское преуспеяние выражается прежде всего в никеле, обивке  и
модели. А машина уже вызовет к жизни колючую проволоку, решетку,  засов  и
собаку. Перелом произошел. Если собаковладелец еще не платит  налогов,  он
должен хотя бы объяснить, почему у него  для  этого  слишком  мало  денег.
Предположим, он сумеет  не  дать  гангстерам  миллионного  выкупа,  но  от
шантажистов он уже не отвертится. Он  должен  приготовиться  к  тому,  что
журналисты будут угрожать ему позорными статьями в  сомнительных  газетах.
Он должен приготовиться к тому, что те же журналисты придут к  нему  через
неделю собирать на каких-нибудь сирот.  Он  должен  привыкнуть  к  визитам
профсоюзных  деятелей,  предлагающих,  и  не  безвозмездно,  предотвратить
нежелательные для него беспорядки среди рабочих.  В  сущности,  он  должен
смириться с тем, что доходы его уменьшатся.
   В задачи наши входило собрать подробные сведения о  собаковладельческой
фазе китайской деловой карьеры. В определенном отношении это было  трудней
всего. Некоторые виды знаний приобретаются лишь  ценою  порванных  брюк  и
разбитых  локтей.  Теперь,  когда  все  позади,  мы  гордимся   тем,   что
бестрепетно шли на любой риск. Однако сумму выкупа удалось установить  без
полевых исследований. Ее знают все и часто с немалой точностью упоминают в
прессе. Примечательно, что разница между максимумом и  минимумом  довольно
мала. Сумма эта не ниже 5000 долларов и не выше 200.000.  Она  никогда  не
опускается до 2000 и не поднимается до  500.000.  Несомненно,  чаще  всего
амплитуда ее много меньше. Дальнейшие исследования  покажут,  что  следует
считать средней суммой.
   Если мы принимаем, что нижний предел выкупа равняется побочным доходам,
мы имеем такое же право принять, что верхний его предел - все,  что  можно
вытянуть из самого богатого похищенного. Однако самых богатых не  похищают
никогда. По-видимому, есть предел, за которым китаец обретает иммунитет  к
шантажу. На этой последней  фазе  он  не  скрывает,  а  подчеркивает  свое
богатство, показывая  всем,  что  он  уже  достиг  иммунитета.  Ни  одному
участнику нашей экспедиции не удалось узнать, как достигают этого предела.
Нескольких ученых просто вывели из клуба  миллионеров,  где  они  пытались
собрать сведения. Установив, что вопрос как-то связан с количеством  слуг,
лакеев, секретарей и помощников (которых на этой стадии очень много),  они
окрестили его "проблемой лакея" и успокоились.
   Однако не надо думать, что нет надежд на решение  проблемы.  Мы  знаем,
например, что выбирать придется между двумя объяснениями,  а  быть  может,
оба принять. Одни полагают, что у слуг есть оружие и пробиться сквозь  них
нельзя. Другие склоняются к мнению, что миллионер покупает целиком  тайное
общество, против которого не посмеет выступить ни  одна  шайка.  Проверить
первую теорию (организовав хороший  налет)  сравнительно  нетрудно.  Ценою
жизни-другой можно точно доказать, верна  она  или  нет.  Чтобы  проверить
вторую, нужно больше ума и больше смелости. После всего, что претерпели от
собак  наши  сотрудники,  мы  не  считали  себя  вправе   заняться   этими
исследованиями. У нас не хватало для этого людей и денег. Однако теперь мы
получили пособие от одного треста и надеемся вскоре добиться истины.
   В предварительном сообщении мы  не  коснулись  и  другой  загадки:  как
спасаются китайцы от сборщика налогов. Все  же  нам  удалось  узнать,  что
западные методы применяются здесь очень редко.  Как  известно,  на  Западе
прежде всего стараются установить примерный срок обычной  проволочки  (или
ОП, как мы говорим  в  своем  кругу),  то  есть  узнать,  сколько  времени
проходит между тем, как управление получит  письмо,  и  тем,  как  оно  им
займется. Точнее говоря, речь идет  о  времени,  за  которое  ваша  бумага
пробьется со дна ящика на самый верх. Примем, что ОП = 27  дням.  Западный
человек для  начала  напишет  письмо  и  спросит,  почему  он  не  получил
извещения о размере налога.  В  сущности,  писать  он  может  что  угодно.
Главное для него - знать, что его бумажка окажется внизу всей кучи.  Через
двадцать пять дней он напишет  снова,  спрашивая,  почему  нет  ответа  на
первое письмо, и дело его, чуть  не  выплывшее  наверх,  снова  отправится
вниз. Через 25 дней он  напишет  снова...  Таким  образом,  его  делом  не
займутся никогда. Поскольку всем нам известен этот метод и его успехи,  мы
решили было, что он известен и китайцам.  Но  обнаружили,  что  здесь,  на
Востоке,  невозможно  предсказать  ОП.  Погода  и  степень  трезвости  так
меняются, что в государственных  учреждениях  не  установится  наш  мерный
ритм. Следовательно, китайский метод не можем зависеть от ОП.
   Подчеркнем: решения проблемы еще нет.  У  нас  есть  только  теория,  о
ценности  которой  судить  рано.  Выдвинул  ее  один   из   наших   лучших
исследователей, и пока что это лишь гениальная  догадка.  По  этой  теории
китайский миллионер не ждет извещения, а сразу посылает  сборщику  налогов
чек, скажем, на 329 долларов 83 цента. В сопроводительной записке он скупо
ссылается на предыдущее письмо и на деньги, выплаченные наличными.  Маневр
этот выводит из строя  налогосборочную  машину,  а  когда  приходит  новое
письмо, где миллионер извиняется и  просит  вернуть  23  цента,  наступает
полный развал. Служащие так измучены и смущены,  что  не  отвечают  ничего
восемнадцать месяцев, а тут приходит новый чек - на 167 долларов 42 цента.
При таком ходе дел,  гласит  теория,  миллионер,  в  сущности,  не  платит
ничего, а инспектор по налогам попадает в  лечебницу.  Хотя  доказательств
еще нет, теория заслуживает внимания. Во всяком случае, можно проверить ее
на практике.

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Святослав Иванов пишет:
екст Марата совсем вышел из берегов, даже по ширине в поле комментариев не уместился

так Вы его прочитали?

 

Руководитель управления, Москва

Да, мы разные и что. Комфуций - учитель тысячи поколений в Китае, Конфуцианство проповедует выказывание почтения вышестоещему и в действиях и в уступках и тд... это традиции, которые прошли через тысячи лет...

А делают они ровно то, что покупают... зачем то же люди берут фигню за дешево.

Knowledge manager, Украина
Святослав Иванов пишет:
Марат Бисенгалиев пишет:

Все наверное читали "Законы паркинсона" - а ведь автор этой книги много лет поовёл как раз среди китайцев в Сингапуре. Вот что он по поводу данной публикации думал

кспедиция, о которой мы сейчас расскажем и в которую входил сам автор,
провела предварительные исследования  среди  греческих  судовладельцев,  а
потом несколько подробней ознакомилась с нравами и бытом арабских  шейхов,
по землям которых проходит нефтепровод....

Администрации надо ограничить размер комментариев, а то некоторые товарисчи Войну и мир копипастят и такие - "во я какой эксперт". Пары-тройки абзацев хватает мысль донести не расплескав смысла, ну не такую же телегу выкатывать, ей богу. Понимаю, не у всех краткость в сестрах ходит, но пытаться-то надо. Ну мОчи нет через стоко букофф продираться. Устал совсем. Текст Марата совсем вышел из берегов, даже по ширине в поле комментариев не уместился

Очень интересный текст.Благодарю Марата за этот комментарий

1 3 5 7 9
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии