Кому бояться субсидиарной ответственности в 2021 году?

Банкротство и добровольная ликвидация юридических лиц как способы прекращения деятельности компании совсем недавно были чуть ли не экзотикой. Избавляться от предприятий наши бизнесмены предпочитали с использованием «альтернативных» способов — продажи фирм нерезидентам (офшорным компаниям-помойкам), сменой адреса, директора, учредителя и т. п. Нередко компании просто «забывались» — переставали подавать отчетность, и вообще проявлять признаки деятельности. Однако сегодня наблюдается тенденция быстрого роста интереса бизнеса как к банкротству, так и к добровольной ликвидации ООО по решению учредителей.

Всему «виной» прогресс в развитии института субсидиарной ответственности. Буквально за пять-шесть лет эта мера воздействия на должника смогла превратиться из голословной «страшилки» в реальный инструмент взыскания задолженности и привлечения к ответственности лиц, контролирующих деятельность компаний.

Ответственность и КДЛ

Суть субсидиарки в том, что ответственность учредителя теперь не ограничивается размером его доли в компании. За принятые решения, приведшие к невозврату средств кредитору или нанесшие ущерб контрагенту, он может понести гораздо более существенную ответственность. Но и это не все. Теперь ответственность несут не одни владельцы и директора фирм, но и КДЛ — контролирующие должника лица. Чаще всего это главный бухгалтер организации либо родственники руководителя, получившие доход в результате действий, признанных незаконными по иску о привлечении к субсидиарной ответственности. Иск о привлечении кредитор может подать в течение довольно большого срока — и на следующий год после ликвидации фирмы, и даже позже.

Если обратиться к цифрам, то по официальной статистике, полученной с сайта fedresurs.ru и представленной информационным агентством «Интерфакс», начиная с 2017 года можно увидеть резкий скачок в количестве дел, окончившихся привлечением контролирующих лиц к ответственности. Согласно сводным результатам процедур, применявшихся в деле о банкротстве, число привлеченных к субсидиарке КДЛ в 2018 году выросло в 2,3 раза по сравнению с 2017 годом (2 125 человек против 923 ранее). Динамика роста — не такая яркая, но стабильная — наблюдается и в 2019-2020 гг. Каждый год увеличение дел, связанных с привлечением контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, возрастает примерно вдвое.

Переломный момент в переходе от теории к практике реальных взысканий денежных средств с контролирующих лиц означен принятием Федерального закона от 29.07.2017 № 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», который фактически начал применяться к заявлениям, поданным после 01 июля 2017 года. С этого момента, как показывают сведения с сайта арбитражного суда, начинает возрастать не только количество поданных заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности и суммы взысканий по ним, но и количество дел, которые заканчиваются удовлетворением требований кредиторов о привлечении к ответственности лиц, отвечающих за деятельность компаний. В период первого полугодия 2019 года объем субсидиарной ответственности превысил 300 миллиардов рублей, что в два раза превышает тот же показатель предыдущего года.

Такое увеличение количества и качества дел по привлечению к ответственности лиц, несущих ответственность за действия юридических лиц, во многом связано со сложившейся позицией Верховного суда, неоднократно подчеркивавшего презумпцию виновности лиц – учредителей и руководителей, за действия, приведшие к несостоятельности юридического лица. С одной стороны, такой подход Верховного суда благотворно влияет на увеличение количества дел, заканчивающихся привлечением контролирующих лиц к финансовой ответственности и возложением на них возмещения понесенного ущерба. Но с другой стороны, при столь однозначном варианте приходится опасаться нарушения принципа равноправия и состязательности в судебном процессе.

Еще больше ответственности и меньше лазеек

Процедура привлечения к субсидиарной ответственности совершенствуется и ужесточается. Многие из работавших ранее «лазеек» для ухода от ответственности перестают помогать с очередными поправками и доработками в закон. Так, внесенные дополнения в ФЗ от 29.07.2017 № 266-ФЗ, позволяют привлекать к ответственности не только физических лиц, поименованных в выписке из ЕГРЮЛ в качестве руководителя и учредителя, но и лиц, которые непосредственно руководили компанией, хотя и не имели статуса учредителя/руководителя. Такая поправка означает, что оформление фирмы на «доверенное» лицо отнюдь не спасает от ответственности реального управленца. Более того, законодатель, с одной стороны, в целях защиты таких «случайных» директоров от несправедливого наказания, а с другой стороны — в целях их стимулирования оказывать содействие суду, предусмотрел возможность не привлечения номинальных руководителей и учредителей к субсидиарной ответственности при условии указания ими на реальных лиц, управлявших компанией и издававших приказы.

Не спасает от персональной ответственности и принудительное исключение компании из ЕГРЮЛ. Теперь, даже «бросив» ненужное юридическое лицо, которое будет принудительно ликвидировано налоговым органом, предприниматель рискует, что в упрощенной процедуре такая компания будет признана банкротом (ст.228 Закона «О банкротстве»).

Приближенные к первым лицам тоже рискуют

Ситуация ухудшилась не только для первых лиц компании, но и для приближенных к ним специалистов — юристов, главных бухгалтеров, заместителей руководителя. При должной доказательственной базе эти лица могут быть также признаны контролирующими деятельность организации, а следовательно привлечены к субсидиарной ответственности. Такие решения Арбитражных судов постепенно начинают появляться, что может привести к определенной судебной практики в этом направлении.

Некоторые суды идут дальше и рассматривают в качестве лиц, оказывающих влияние на деятельность компании, которые могли привести к банкротству и непогашенной задолженности, не только штатных сотрудников — бухгалтеров, но и целые компании на аутсорсинге. Так, Определением Арбитражного суда по делу № А40-33003/17-88-45 «Б» к субсидиарной ответственности была привлечена организация, оказывающая должнику бухгалтерские услуги по договору возмездного оказания услуг.

Крайний максимальный срок привлечения к ответственности

Дела, связанные с банкротством компаний, — это, как правило, процессы, длящиеся более одного-двух лет. В связи с этим порой бывает крайне сложно определить начало течения сроков исковой давности для подачи тех или иных требований. Прямое указание действующего законодательства на сроки предъявления требований в рамках субсидиарной ответственности содержится в ст.61.14 закона. В соответствии с этим положением, заявление о привлечении к ответственности можно предъявить в суд не позднее трех лет с момента, когда поступила информация о наличии оснований для его подачи. Однако этот срок пресекается другим трехлетним сроком, начинающим течь со дня признания должника банкротом. И как крайний максимальный срок называется период времени в 10 лет с наступления оснований для привлечения к ответственности. Очевидно лишь одно, что наложение таких сроков один на другой в конечном итоге создает спорные ситуации, которые могут быть разрешены лишь в судебном порядке. Тем не менее, судебной практике известны пусть редкие, но ситуации, когда должник был привлечен к ответственности спустя 10 лет после первого завершения конкурсного производства (определение Арбитражного суда по делу №А22-941/2006 от 4 августа 2017 года).

В суд, если задолженность от 300 тыс. рублей

Можно сделать однозначный вывод, что привлечение к субсидиарной ответственности не только длительный, но и достаточно дорогостоящий процесс, а потому обращаться в суд из-за небольших сумм бывает невыгодно. Также неоправданным будет и обращение, если нет уверенности в наличии денежных средств и/или имущества у лиц, планируемых для привлечения к субсидиарной ответственности.

Как правило, кредиторы, в том числе и налоговый орган, тщательно изучают финансовое состояние должника, его контролирующих лиц, прежде чем принять решение о возбуждении процедуры субсидиарной ответственности. Исходя из общей сложившейся практики обращения в суд, как правило, начинаются при задолженности от 300 000 рублей и выше. В иных случаях кредитор рискует потратить больше, чем получить.

Банкротство не универсальный способ 

Если вы собрались банкротить свое предприятие только из-за страха субсидиарной ответственности, не торопитесь. Вряд ли его можно рекомендовать как универсальный способ выхода из ситуации с непосильными долговыми обязательствами. Не забывайте, что срок процедуры может достигать двух лет. Каждый отдельный случай необходимо тщательно изучать специалистам, оценивая финансовую деятельность компании, статусу лиц, которые осуществляли руководство и принятие ключевых решений, а также учитывать все иные возможные нюансы хозяйственной деятельности компании в разрезе хотя бы последних трех лет.

Только детальный аудит налогов и бухгалтерии предприятия позволит принять решение о необходимости и оправданности процедуры банкротства без дополнительных проблем, осложняющих жизнь руководителю и участнику ООО. Или же привлечь к ответственности контролирующих должника лиц, добившись взыскания имеющихся задолженностей в рамках субсидиарной ответственности.

В данный момент «альтернативная ликвидация», скорее всего, еще лидирует среди способов закрытия предприятия. Конечно, найти реальную статистику фактов избавления от компаний «альтернативным» способом, а также статистику последствий, которые постигли собственников таких фирм, дело навряд ли возможное: основные схемы «растворяются» в массе обычных, абсолютно легальных действий по изменению в учредительных документах юридических лиц. Изменения регистрируются налоговиками десятками в течение всего лишь суток.

Прогнозы

В настоящее время ожидается достаточно резкое увеличение количества дел, связанных с привлечением контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Связано это прежде всего с эпидемиологической ситуацией в мире. Введенные ограничительные меры в целях предупреждения распространения коронавирусной инфекции, пагубно повлияли на исполнение компаниями договорных обязательств, многие из компаний не пережили кризис и прекратили исполнение своих обязательств. Предоставленный Федеральным закон № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» мораторий на банкротство юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, чей бизнес пострадал от карантина и некоторые иные меры поддержки в незначительной степени повлияли лишь на отсрочку всплеска бума исков в Арбитражах и судах общей юрисдикции.

И, тем не менее, можно уверенно говорить, что постепенно банкротство, совершенно непопулярное еще пять-шесть лет назад, вышло на второе место — вслед за альтернативными вариантами «сравнительно законного» прекращения деятельности фирмы. Хотя это и дорогостоящий сложный инструмент, но в умелых руках профессионалов он может приобрести достаточную силу, чтобы преодолеть серьезные долговые обязательства или же наоборот взыскать почти нереальную задолженность.  

Немало поспособствовал росту популярности банкротства пресловутый коронавирус. Собственники бизнеса получили мощную причину не платить по долгам, ссылаясь на форсмажор. Количество банкротств в 2020-2021 гг. будет только расти. Возможно, это обстоятельство поможет вытеснить из юридической практики любимую многими предпринимателями «альтернативу». 

Читайте также:

Комментарии
Участники дискуссии: Сергей Алейников
Адм. директор, Санкт-Петербург

Немало поспособствовал росту популярности банкротства пресловутый коронавирус. Собственники бизнеса получили мощную причину не платить по долгам, ссылаясь на форсмажор. Количество банкротств в 2020-2021 гг. будет только расти. Возможно, это обстоятельство поможет вытеснить из юридической практики любимую многими предпринимателями «альтернативу».

Ещё одно последствия от вируса, приводящего к "разрухе в головах"...

Планка в 300 тысяч рублей - это возможность оббеспечить юристов работой на много лет вперёд, а реальный сектор производства товаров/услуг увести к нулю или даже в минус - желание отпадёт чем-то заниматься после пятого судебного заседания или дальше... поскольку в худшем случае судебные приставы увезут твою домашнюю утвать на твоей же машине!

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Новогодние подарки коллегам будут дарить вдвое реже, чем в прошлом году

Экономическая ситуация, вызванная пандемией COVID-19, сказалась на потребительском поведении россиян: в этом году новогодних подарков будет меньше.

Названы регионы с самой высокой и самой низкой безработицей

Наиболее благополучная ситуация в автономных округах Сибири, на Камчатке и в столицах.

39% россиян планируют работать после выхода на пенсию

Меньше всего работать на пенсии стремятся IT-специалисты.

Женщины чаще готовы к зарплате ниже рынка, чем мужчины

Исключение составили лишь две профессии.