Договора изживают себя?

Спросите любого студента юрфака, кадровика, финансистов: договор – это важно? Неважно какой: трудовой, гражданский, коллективный... Что вам ответят? Ну, конечно, важно! Преддоговорным процедурам в компаниях уделяется уйма внимания и времени, особенно, сделкам по сложным многоступенчатым проектам.

Кто не согласится с тем, что договор – важнейший элемент в структуре предпринимательских отношений, чуть ли не остов бизнес-процессов? В помощь этим аргументам, подтверждающим неимоверную важность предмета, – перенятая из-за границы манера клепать договора на 100, 200, а порой 300 страниц, где прописывается все на свете и немножко больше. Казалось бы, почему нет? С таким-то многотомником любой будет защищен по максимуму. Нет?

Однако вот незадача: как инструмент фиксации договоренностей, этакий «мини-закон» для сторон, в действительности договор дискредитирует себя все чаще и чаще. Что происходит с такой банальной, но все еще неотъемлемой вещицей как договор в нашем безудержно-стремительном мире?

А идея такова: договор потерял (если имел) свойство «защитности». Взамен ему на первый план выходят такие формы фиксации договоренностей, как алгоритмы действий, которые не предполагают истолкования. Ведь слова, коими полнятся любые договора, в любом случае такое истолкование предполагают. Если присмотреться, то договор как форма, выражающая суть договоренностей в той или иной степени точности, по сути – просто бумажка. Бумажка, содержащая набор символов, слов и предложений.

Кто-то возразит, мол, есть уйма разъяснений, комментариев, судебной практики… Но вот парадокс: чем больше выпускают этих разъяснений, комментариев, чем больше стараются упростить содержание тех или иных норм, тем больше вопросов вызывает уяснение тех положений, которые разъясняют. Проще говоря, чем больше разъясняют, тем сложнее понимать.

Зачем вообще нужен договор?

Странно, но, как бы подробно ни расписали обязанности контрагента, вы все равно не будете застрахованы от его «недоговорного» поведения. Более того, суд может истолковать все по-своему. Есть закон, есть договор – что с того, что вы договорились иначе?

Сколько раз я видел изумленные глаза директоров, допустим, строительных компаний, подписавших громадный многостраничный контракт на какой-нибудь строительный подряд, выпученные глаза их консультантов, убеждавших, что все будет «окей», когда в суде вдруг продувались невероятные суммы из-за обратного толкования тех положений контракта, которые, подчеркну, прорабатывались особенно тщательно, дабы защитить интересы компании. «Как так? Мы же все предусмотрели, все подробно прописали!» – восклицали они. «А вот так, – отвечал я про себя, погружаясь в раздумья. – Суд истолковал положения контракта по-своему».

Или другой вариант: договор отсутствовал вообще (не подписали, например), с солидных фармкомпаний взыскивались деньги за мифические услуги, а высшие судебные инстанции признавали законность такого взыскания. Как вам? И посыл везде примерно одинаков: что с того, что вы договорились? Это не убережет от иного истолкования положений вашего договора.

Что не так с трактованием договоров?

Возникает навязчивая мысль: то ли договор себя дискредитировал, то ли… Нет-нет, я не стану взывать к коррумпированности судов, некомпетентности, или чем там модно оправдываться – это здесь ни при чем. Причина гораздо глубже и ошибка системней, чем может показаться.

Вероятно, дело в том, что сам по себе институт договора изначально не был готов обеспечить тех чаяний, которые на него возлагались, а в современных реалиях и подавно стал скатываться в бездну небытия.

Любой документ составляется людьми и из слов, что неотвратимо влечет за собой истолкования, превратные в той или иной степени: разнообразные, противоречащие друг другу прочтения, искажения смыслов, придание иного значения... Все зависит от искусности толкователя. В этом ключе интересны примеры упомянутых зарубежных контрактов на 200-300 листов, вполне себе однозначно формулирующих свои положения, но и их умудряются оспорить.

Безусловно, я упрощаю ситуации, и в действительности все несколько сложнее, однако суть именно такова.

Чего далеко ходить, есть такие экземпляры: представитель компании в суде до того извращает смысл договора, что изначальный его смысл, заданный и согласованный сторонами, приобретает значение противоположного. Такое не всем под силу – это действительно мастера своего дела. В ход идет все: и природный дар убеждать, и красноречие, и безупречная софистика, и психология. Выглядит убедительно, суды принимают доводы, а после в коридоре признаются с ухмылкой, что это был фарс во имя клиента. Однако дело проиграно, и взысканные деньги надо платить…

Что вместо договора?

Лично я, например, часто оказываюсь в затруднительном положении, когда клиент вопрошает: «Так мы подпишем договор и будем защищены?». Многие коллеги лукавят, говоря однозначное «да», кто-то с оговорками, но почти никто не отвечает «нет, это ничего не значит». Хотя, если быть честным, именно такой ответ должен быть применительно почти к любому контракту.

Оптимальные формы взаимодействия между пресловутыми «хозяйствующими субъектами» видятся уже не в бумажных договорах, а в некоем подобии smart-контрактов либо системе блокчейн, точнее, в алгоритмизации, четком структурировании действий. Где не будет возможности поступить противоправно. Все меньше будет уделяться внимания такому ненадежному инструменту, как слово. На первый план выступают однозначные инструменты и схемы, при которых варианты нарушить что-либо будут сведены к минимуму. За исполнение обязательств уже никто не отвечает, или, если угодно, отвечает алгоритм, а по факту сторона может поступить либо определенным образом, либо не поступить никак. Примеры уже есть. Сроки отслеживаются автоматически. Прошел некоторый срок – платеж не совершен – штрафные деньги нарушившего срок контрагента будут «автоматом» списаны. И никаких судов, никаких претензий по почте и томительных ожиданий. Синхронизация действий (передачи товара, услуги и оплаты) – также отличная гарантия обеспечения исполнения обязательств.

Именно такое взаимодействие и видится оптимальным. Где все будет зависеть не от мнений сторон относительно положений контракта, не от их поведения. Фактически сделка, будучи запущенной, исполняется автоматически, не позволяя отклониться от условий алгоритма, своевременно наказывая проштрафившуюся сторону без права какой-либо апелляции. К таким сделкам будут подходить гораздо осознанней и добросовестней, либо не будут вступать вообще, но тут-то и кроется самая главная гарантия добросовестности намерений…

Да, все это видится как возможное будущее, которое, кстати, не за горами. А пока договор с его древней стилистикой, думаю, вызовет еще немало ненужных споров и трактований…

Комментарии
Генеральный директор, Санкт-Петербург

Smart контракты, блокчейн... Слова, текст никуда не пропали, поэтому договор незыблим. Технологии меняют лишь форму.

Юрист, Москва
Сергей Угланов пишет:

Smart контракты, блокчейн... Слова, текст никуда не пропали, поэтому договор незыблим. Технологии меняют лишь форму.

Вот видите: подвергнув сомнению написанное, вы показали отличный пример того, как опрокидываются «на раз-два» тексты любых договоров такими же «софистами». По факту «прав» оказывается тот, кто убедительней болтает. Вопрос не в незыблемости, а том, нужна ли такая вот неопределённость бизнесу. Именно в этом ракурсе стоит воспринимать изложенное.

Руководитель проекта, Кемерово

Я, директор компании оказывающей брокерские услуги на рынке коммерческой недвижимости. По злой иронии, априори, являясь добросовестным исполнителем, на этапе расчета по факту оказанных услуг, все чаще испытываю на себе нежелание заказчика их оплачивать, подчеркну, по факту(!) исполнения. Единственным шансом получить вознаграждение, является именно договор. Именно он дает саму возможность отстоять свои интересу в суде. То, о чем говорит уважаемый автор, допускаю возможным, но в весьма отдаленном будущем - здесь пока вопросов больше чем ответов. Пока же, нам навязывается "гонка вооружений", т.е. на каждый маневр недобросовестного заказчика, мы ищем в следующей редакции проекта договора новый механизм уменьшения или исключения потенциальных рисков. Хотя идея кажется вполне себе. Если такая система исключит основания для хозяйственных споров и замечательно!)

Юрист, Великобритания
Оптимальные формы взаимодействия между пресловутыми «хозяйствующими субъектами» видятся уже не в бумажных договорах, а в некоем подобии smart-контрактов либо системе блокчейн, точнее, в алгоритмизации, четком структурировании действий.

Алгоритм, тоже по сути дела договор, последовательность действий, которые стороны согласились использоватъ. Соответственно пока это живые люди, то каждый может по разному понимать сущность этих действий. И будут споры. И как раньше, суд который может истолковать все по-своему. Но, вот если людей заменить роботами,...то тогда эта модель будет работать.


Юрист, Москва
Сергей Наумкин пишет:
Оптимальные формы взаимодействия между пресловутыми «хозяйствующими субъектами» видятся уже не в бумажных договорах, а в некоем подобии smart-контрактов либо системе блокчейн, точнее, в алгоритмизации, четком структурировании действий.

Алгоритм, тоже по сути дела договор, последовательность действий, которые стороны согласились использоватъ. Соответственно пока это живые люди, то каждый может по разному понимать сущность этих действий. И будут споры. И как раньше, суд который может истолковать все по-своему. Но, вот если людей заменить роботами,...то тогда эта модель будет работать.


а кто говорит о том, что алгоритм будет предполагать истолкование? какими могут быть эти алгоритмы - пока сложно даже представить. важна суть.

опять же, не стоит мешать договор как договоренность и договор как способ фиксации этих договоренностей, а плюсом идет и способ исполнения этих договоренностей.

если вдуматься, то любая сделка имеет конструкт: ты мне, я - тебе. по мере усложнения отношений она обрастает всевозможными деталями.

но суть остается. вопрос глубже. в том, как заменить не только способ фиксации, но и поменять саму суть сделки как явления. своеобразная унификация, что ли.

вы ведь, желая кофе в стаканчике из автомата, договор не подписываете. протокол разногласия к договору купли-продажи тоже не подписываете. просто кидаете монетку. и вуаля - кофе ваш.

Стоит просто поглубже задуматься, в чем был посыл статьи, прежде чем изрекать что-либо.

Юрист, Москва
Олег Шурин пишет:

Интересная статья, написанная хорошим слогом! Единственно хотелось бы чуть больше конкретики. Думаю многим было бы интересно узнать:

  • что конкретно означает выражение обратное толкование положение контракта?
  • как с солидных фармкомпаний взыскивались деньги за мифические услуги?
  • каким образом можно извратить смысл договора до противоположного?

Пока же мне кажется. что автор за деревом не видит леса. Во всех его примерах, проблема не в договорах - а в СУДЬЯХ.

Вам просто хочется конкретики!))) но не могу, адвокатская тайна!)))

Как вы думаете, не будь договора, будут ли суды? будет ли что истолковывать проблемным, по-вашему, судьям?

а потом - судья - арбитр. Ему что вложишь, то он и выдаст. Да и такой безупречной логикой мы дойдем до того, что виновато правительство, глобальное потепление и так далее.

И следует оставить эту школьную привычку - цепляться за примеры, не видя сути вопроса.

Юрист, Москва
Владимир Зонзов пишет:

/// Цитата из статьи: "Оптимальные формы взаимодействия между пресловутыми «хозяйствующими субъектами» видятся уже не в бумажных договорах, а в некоем подобии smart-контрактов либо системе блокчейн, точнее, в алгоритмизации, четком структурировании действий". ///

Вот-вот, уже видится, как разрушается еще один кирпичик устоев человеческого общества. И сие втемяшивается неоднократными публикациями; втемяшивается как свершившийся факт.

Это вы о чём?)

Юрист, Великобритания
Александр Дугин пишет:
Сергей Наумкин пишет:
Оптимальные формы взаимодействия между пресловутыми «хозяйствующими субъектами» видятся уже не в бумажных договорах, а в некоем подобии smart-контрактов либо системе блокчейн, точнее, в алгоритмизации, четком структурировании действий.

Алгоритм, тоже по сути дела договор, последовательность действий, которые стороны согласились использоватъ. Соответственно пока это живые люди, то каждый может по разному понимать сущность этих действий. И будут споры. И как раньше, суд который может истолковать все по-своему. Но, вот если людей заменить роботами,...то тогда эта модель будет работать.


а кто говорит о том, что алгоритм будет предполагать истолкование? какими могут быть эти алгоритмы - пока сложно даже представить. важна суть.

опять же, не стоит мешать договор как договоренность и договор как способ фиксации этих договоренностей, а плюсом идет и способ исполнения этих договоренностей.

если вдуматься, то любая сделка имеет конструкт: ты мне, я - тебе. по мере усложнения отношений она обрастает всевозможными деталями.

но суть остается. вопрос глубже. в том, как заменить не только способ фиксации, но и поменять саму суть сделки как явления. своеобразная унификация, что ли.

вы ведь, желая кофе в стаканчике из автомата, договор не подписываете. протокол разногласия к договору купли-продажи тоже не подписываете. просто кидаете монетку. и вуаля - кофе ваш.

Стоит просто поглубже задуматься, в чем был посыл статьи, прежде чем изрекать что-либо.

Нет не подписываю. Но имею возможность оспорить транзакцию после того как она произошла. Но это неудачный пример. В этом виде торговли никогда и договоров не то не было. Так что ничего не изменилось. Вы же пишите что договора изживают себя и на смену им приходят алгоритмы. Примеры уже есть. И где примеры? Где сторона может поступить либо определенным образом, либо не поступить никак?

1 3
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
Цифры и факты
Минтруд хочет слить три фонда

Это приведет к росту социальной напряженности в стране.

Тереза Мэй объявила об отставке

Тереза Мэй  уйдет с поста лидера Консервативной партии.

ОСАГО: треть выплат у мошенников

Около 30% всех выплат по ОСАГО в России в 2018 году досталось мошенникам.

Почтовые переводы берут под контроль

Росфинмониторинг будет контролировать операции по почтовым переводам.