Константин Смоленцев: «Российскому бизнесу консалтинг не интересен»

Нередко российские бизнесмены высказываются об управленческом консалтинге категорично и скептически: я тружусь днем и ночью, прекрасно знаю специфику своего дела, и вдруг появляется человек со стороны, который будет рассказывать, как мне жить и вести бизнес? Подобная реакция понятна, однако свойственна предпринимателям, которые не знают, что такое консалтинг и каковы его возможности, и, к сожалению, не стремятся эти знания получить. Если профессиональные советы действительно бесполезны и неэффективны, то почему в развитых странах число сертифицированных консультантов исчисляется десятками тысяч, а область их работы обширна – от малого и публичного бизнеса до госструктур и социальных организаций? По мнению члена совета «Национального Института сертифицированных консультантов по управлению», доктора политических наук Константина Смоленцева, над российским консалтингом навис целый ряд проблем, свидетельствующих о тяжелом состоянии национального бизнеса. Одна из них – информационный вакуум, в котором пребывают российские предприниматели, и незаинтересованность государства в расширении штата квалифицированных консультантов.

В интервью Executive Константин Смоленцев рассказал, почему именно консалтинг является зеркалом деловой общественности и о каких противоречиях свидетельствует ее российское отражение.

Executive: Вы часто бываете за границей. Контраст между уровнем консалтинга на западе и в России наверняка впечатляет?

Константин Смоленцев: Конечно, и, к сожалению, это сравнение пока не в нашу пользу. Например, Канада. Недавно я встречался с коллегами из канадской ассоциации консультантов - CMC-Canada. Страна близка нам и по географическому положению, и по размеру территории, но при всем этом в Канаде насчитывается около 3 тыс. сертифицированных консультантов только по «Амстердамскому стандарту» – и это при населении в 30 млн человек, - а в России таких консультантов всего 26! Если учитывать, что уровень развития консультационных услуг напрямую характеризует степень развитости национальной экономики, то картина складывается более чем безрадостная.

Executive: Но ведь рынок консалтинга в России еще достаточно молод - «цивилизованному» бизнесу в России всего 10-15 лет. Возможно, консалтингу в России необходимо просто дать время?

К.С.: Конечно, деловые традиции в России еще очень молоды. Нынешний кризис обнажил все проблемы нашего делового сообщества, в том числе и его неразвитость. Сейчас, во время глобальных экономических перемен, все эти недостатки видны невооруженным глазом: на первый план у компаний выходят не долгосрочные стратегии, а сиюминутная выгода, материальная составляющая бизнеса опять ценится больше, нежели интеллектуальная, нередко опять идут в ход приемы из «лихих 1990-х» - взять в долг и не отдать, использовать в своих целях других… Однако из кризиса нам помогут выйти не те, кто накачивает экономику деньгами, что, кстати, абсолютно бесполезно, а эффективные лидеры нового уровня, профессионально владеющие навыками управления. Поэтому профессиональные бизнес-консультанты могут оказать реальную помощь, ведь одна из причин наступившего кризиса – отсутствие качественного управления.

Executive: Но и сам российский консалтинг сейчас остро нуждается в поддержке и развитии. Каковы его основные проблемы?

К.С.: В первую очередь, важна поддержка государства и осознание им важности и возможностей консалтинга. В Канаде, например, услуги консультантов по управлению широко распространены даже в социальной сфере. Они работают в школах. Это поддерживается и стимулируется государством. У нас же эта профессия существует только де-юре, де-факто профессиональных советников единицы, точно так же лишь единицы людей знают, что такое консалтинг, как он работает и что дает. Объяснить налоговой инспекции, чем именно ты занимаешься, очень сложно. Она до сих пор воспринимает консалтинг как что-то туманное, предназначенное, прежде всего, для «отмыва» денег.

С клиентами дела обстоят не намного лучше. К консультантам до сих пор либо обращаются в случае острого кризиса, когда помощь нужна немедленно, либо воспринимают их услуги как факультативные или «статусные», востребованные в случае наличия в компании свободных средств. Поэтому одна из задач для консалтинга сейчас – продуктивный диалог с настоящими и потенциальными клиентами, разъяснение сущности нашей работы, в том числе, преимуществ услуг сертифицированных специалистов в этой области.

Также важно налаживать активное взаимодействие с экспертами в регионах, активно привлекать молодежь и продвигать профессию в общество – улучшать ее имидж, что, в конечном счете, будет способствовать росту качества оказываемых услуг. За границей, в Канаде, Европе, эти функции берут на себя профессиональные ассоциации консультантов. В Канаде в каждой из провинций есть своя, местная ассоциация консультантов. Все они объединяются главной ассоциацией. Я думаю, «профсоюз» консультантов, организованный по такому же принципу, - удачная идея и для России.

Executive: Вы говорите о том, что у большинства клиентов заведомо неверное представление о работе консультантов. Каковы устремления заказчиков? Чего они хотят в первую очередь?

К.С.: Если говорить о спросе на услуги консультантов в период кризиса, то он, конечно, заметно сократился и стал более предметным и четким. Клиентов интересует быстрый практический эффект от инвестиций, всем нужны гарантии быстрого положительного результата. Более того, часто заказчики ожидают настоящего чуда! В таких условиях консалтинговые компании далеко не всегда могут выдержать качественный уровень своей работы – отсюда снижение этических норм профессии, беспринципное следование требованиям и пожеланиям клиента в ущерб целесообразности, погоня за выгодой - все это играет далеко не в пользу консалтинга.

Общая проблема заключается в том, что общество в целом не знает о возможностях консалтинга и не проявляет к нему интерес. Востребованность консультационных услуг говорит об уровне развития делового сообщества, наличии традиций эффективного и продуманного ведения дел, уровне инновационности бизнеса. Страны с такими традициями в меньшей мере подвержены разрушительным последствиям кризиса. Та же Канада. В России интерес к консалтингу не проявляет ни государство, ни бизнес, что соответствующим образом их характеризует.

Executive: Можно ли переломить эту тенденцию?

К.С.: В России существует «Национальный Институт сертифицированных консультантов по управлению» (НИСКУ), одна из задач которого - содействие формированию цивилизованных норм и правил консультационной деятельности, развитие профессии управленческого консультирования и способствование становлению в нашей стране квалифицированного рынка клиентов. Однако тенденция такова, что у российских консультантов и консалтинговых компаний недостаточно информации о пользе пребывания в ассоциации. А ведь преимущества налицо. Это дает возможность качественно повышать свой профессиональный уровень, приобретать новые контакты с коллегами и клиентами, в том числе и с международными, открывать новые перспективы консалтинга, защищать свои права и цивилизованно лоббировать интересы консультационного сообщества.

В этой профессии должно быть больше молодых специалистов, эта специальность должна появиться в университетах, ее популяризацию нужно стимулировать на государственном уровне.

Executive: Современный российский консалтинг держится, по большому счету, на энтузиастах?

К.С.: Да, на фанатах своего дела. Многие консультанты, в том числе и я, - люди с большим опытом ведения собственного бизнеса, которые сейчас занимаются управленческим консультированием. В НИСКУ вообще гораздо чаще обращаются именно индивидуальные консультанты – прежде всего, за новыми контактами, в поисках единомышленников, поддержки.

Executive: Какие компании формируют рынок консалтинга в России? Судя по всему, активного взаимодействия между ними нет.

К.С.: В первую очередь, это, конечно, компании так называемой «большой четверки» - Ernst & Young, KPMG, PricewaterhouseCoopers, Deloitte & Touche. В период кризиса им проще всех держаться на плаву – среди их клиентов много крупных фирм и корпораций с государственным участием, в этих компаниях сосредоточены высококвалифицированные кадры, и их бизнес выстроен очень четко. Мелкие компании - участники рынка порой отличаются меньшим профессионализмом, но они более гибкие, мобильные, и поэтому им проще выжить. Больше всего пострадали консалтинговые компании среднего звена. В том числе и потому, что их основные заказчики – также представители среднего бизнеса – наиболее пострадавший в кризис сегмент. Кроме того, у этих компаний уже сложились определенные амбиции и обязательства, так что теперь перед ними нелегкий выбор: продолжать подтверждать свою специализацию либо ради выживания изменять профиль деятельности. У них есть и еще одна проблема – все они работают порознь и не имеют ни желания, ни возможности оказать поддержку друг другу, главное для них сейчас – борьба за клиента. Также никто не может озвучить точную цифру рынка консалтинговых услуг в денежном выражении. Официальных данных нет.

Executive: Значит, процесс слияния, который оказался спасителен для некоторых компаний из других отраслей, в этом случае неэффективен?

К.С.: Совершенно верно. И в ближайшее время такой тенденции не будет точно. Более того, уже совершенно очевиден процесс дробления бизнесов, однако пока этот риск серьезно недооценивают. Почему так происходит? В период кризиса растащить интеллектуальную собственность компании (а у консультантов другой и нет) намного проще. Этим и пользуются недовольные или нечистоплотные топ-менеджеры – уходят из компаний, уводя клиентов.

Executive: В таком случае очевидно, что кризис будет губителен для консалтинга и уничтожит то, что за эти годы ему удалось достигнуть?

К.С.: В данном случае ситуация, в которой оказался российский консалтинг, аналогична той, в которой пребывает весь бизнес.

Как я уже сказал, нынешний кризис – это, прежде всего, кризис качества управления, поэтому выживут компании, наиболее эффективно организовавшие и ведущие свой бизнес. Ожидать, что российский рынок консалтинга восстановится быстро, не стоит. Восстановление будет происходить постепенно и с некоторым опозданием по сравнению с общими темпами нормализации состояния экономики. При этом самое главное на данном этапе – именно взаимное развитие консалтинга и бизнеса. Победит мобильность, качество услуг и оригинальность продуктов, профессионализм и ответственность. Это в равной мере относится и к консультантам, и к их клиентам.

Executive: Значит ли это, что деловая общественность, наконец, поймет значение сертификации услуг консультантов?

К.С.: Мы на это надеемся и всеми силами этому способствуем. Пока клиенты не знают о преимуществах услуг сертифицированных консультантов. Точнее, об этом осведомлена лишь малая часть бизнесменов – как правило, это люди с качественным образованием и большим опытом. Для остальных разница лишь в том, что эти услуги на порядок дороже.

Executive: Вы имеете в виду «Амстердамский стандарт»? Что он дает?

К.С.: Да. Так называемый «Амстердамский стандарт консультанта по управлению» разработал «Международный совет институтов управленческого консультирования» (ICMCI). Он же производит сертификацию в соответствии с этим стандартом - исключительно консультантов по управлению. Тем, кто прошел через эту процедуру, присваивается звание Certified Management Consultant и выдается соответствующий значок. Этот титул и атрибуты – свидетельство признания мировым консультационным сообществом заслуг и высокого профессионального уровня эксперта, это рекомендация для потенциальных клиентов, которая также подразумевает большую ответственность консультанта перед сообществом. В России сертифицированием по «Амстердамскому стандарту» уже четвертый год занимается НИСКУ, он единственный в стране имеет право проводить эту процедуру.

Executive: Как в период кризиса обстоят дела у региональных консалтинговых компаний? Какие задачи для них сейчас наиболее важны?

К.С.: Если говорить о региональной карте российского консалтинга, то здесь выделяются, конечно, Москва и Санкт-Петербург. Что касается остальных городов, то в каких-то из них численность консалтинговых компаний выше, а где-то ниже. Рынок каждого из регионов по-своему исключителен. Однако для всех региональных компаний характерно снижение количества заказов, растет конкуренция со стороны столичных и иностранных игроков. В этой непростой ситуации компании вынуждены усиливать позиции и привлекательность своих услуг для клиентов, что весьма проблематично.

Executive: Картина российского бизнеса в целом и консалтинга в частности, нарисованная вами, выглядит весьма удручающе…

К.С.: Следует отметить, что состояние шока, в котором пребывал российский бизнес в последнее время, начинает проходить. Я думаю, что самое главное для нас сейчас – это вера в человеческий фактор, а также стимуляция и контроль качества предоставляемых услуг как государством, так и деловым сообществом. В этом в равной степени должны быть заинтересованы и государство, и предприниматели, и консультанты. Профессиональный управленческий консалтинг – это компетентная помощь в управлении, возможность вывода компании на новый уровень, открытие и использование ее скрытых резервов и возможностей, повышение эффективности ее деятельности. То есть то, что сейчас нужно российскому бизнесу, и то, что он упорно продолжает игнорировать. Я оптимистичный реалист. И государство, и бизнес рано или поздно поймут одно из условий того, чтобы Россия стала процветающей передовой державой, а российский бизнес – конкурентоспособным: в стране должно быть сформировано высококвалифицированное консультационное сообщество.

Фото: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Участники дискуссии: Константин Смоленцев, Тимур Беставишвили, Константин Каприелов, Владимир Ромашов, Алексей Кондрашечкин, Владимир Молодых, Александр Репьев, Юрий Зиненко, Наталья Проскура, Сергей Артемьев, Дмитрий Столыпин, Денис Федянин, Аркадий Пасерба, Евгений Лушев, Андрей Наприенко, Ольга Аринцева, Владимир Крючков, Ирина Касимкина, Александр Мизун, Владимир Ефимов, Светлана Сидоркина, Ирина Григорьева, Мария Грикурова, Анатолий Курочкин, Владимир Грибенко, Елена Тихомирова, Артык Кузьмин, Юрий Короваев, Михаил Альперович, Олег Кашуба, Валентин Егерев, Александр Гарный, Сергей Филиппов, Екатерина Тихвинская, Наталья Колобова, Константин Комшуков, Александр Остапенко, Сергей Гаврилов, Ирина Локтионова, Владимир Зонзов, Николай Плотников, Сергей Таран, Дмитрий Маришкин, Юлия Цепляева, Ася Барышева, Сергей Елисеев, Александр Седых, Владимир Блинов, Елена Кудрявцева, Владимир Токарев
Руководитель проекта, Москва

Все это о-о-очень напоминает игры вокруг МВА, PMA/IPMA, ассоциации адвокатов, бухгалтеров и т.п. основной задачей которых является создать высокие входные барьеры для желающих войти на защищаемый рынок.Наличие сертификата - однозначно говорит об активности, упорности и наличии бюджетов у их владельца, о владении им понятийным аппаратом, но не говорит и не гарантирует самого профессионализма.Сертификация облегчает поиск и прнятие решения о найме специалистов тем.Если сравнить процент сильных управленцев среди имеющих МВА и среди не имеющих его, в чью пользу будет 'счет'?Более того, есть сильное ощущение, если вы ищите таланты и по настоящему талантливых людей в помощь вашему бизнесу, не тех кто работает чужим методикам/книгам, а тех кто способен разрабатывать методики под ваше предприятие и писать свои книги, то найти таких людей в 'сертифицированных средах' будет сильно сложно. Мне кажется, те кто 'пишут книги' - сначала 'иноходцы' в обществе, они выкристализовывают свои идеи в пику традиционным (на тот момент времени) методикам, и уже потом они становятся 'гуру' и обрастают званиями.Я не против обучения и наличия отраслевых 'Кодексов чести' - это все нужно. Но практика показывает, что появление сертификационных центров выхолащивает сами идеи. Старая мысль: 'Миссии высаживают сады; Последователи собирают в них плоды'.

Генеральный директор, Калининград
Я на рынок консалтинга вышла свосем недавно, и знаете, у меня (пока) сложилось такое впечатление:1. Само слово 'консалтинг' в России начинается с вполне определнной суммы вознаграждения консультанту;). То есть, все, что ниже не может быть к консалтингу отнесено.2. Сумма вознаграждения, соответствующая гордому слову 'консалтинг' крайне редко налагает на консультанта ответственность за результаты его работы;3. Достаточно часто за консалтинг выдаются теоретические выкладки, 'нарытые' в интернете;4. Главное в консалтинге такого образца - это отчеты:), а вовсе не результаты:).Поэтому, я, наверное, поддержу позицию:
Владимир Молодых пишет:Могу с полной ответственностью сказать, что большинство консультантов прохиндеи начитавшиеся умных книжек, а теория и практика не одно и то же. Недавно мы рассматривали вопрос по привлечению консультантов для разработки и внедрения СМК и диву даешься представленным планам работ. И подобных предложений очень много.
Однозначно, что:
Владимир Ромашов пишет:профессиональный консалтинг не вымрет.
Денис Федянин пишет:'Российскому бизнесу консалтинг не интересен'на месте интервью было бы описано два-три живых примера когда консультанты решили задачу которую без них руководитель никогда бы не решил - ни с помощью советов друзей-коллег, ни с помощью пристального взгляда ни иными способами.
Денис, у меня пока всего два проекта. По результатам первого этапа одного из них состоялся такой диалог:Я:- Господин директор, поскольку Вы сказали, что лично читали, все написанное и разработанное, прежд чем закрыть этап, я хотела бы услышать Ваши вопросы, поскольку - если Вы читали - они обязаны быть.Закачик:- Дело в том, что как раз к вам у меня вопросов нет - все понятно и доступно написано и смоделировано...[I]('эх, - думаю, неужели не читал!')... но по результатам прочтения у меня образовались вопросы не к Вам, а... к самому себе...[/I]Ну вот, Денис, такой вот промежуточный результат - не скрою - меня порадовал очень:) Ибо вопросы были те, что надо для дальнейшего развития предприятия:)
Менеджер, Москва
Константин Каприелов пишет:Откаты решают все, а что не решают откаты - решают связи. Если не решают ни откаты, ни связи - то не решает ничто
Алексей Кондрашечкин пишет:Доктор, почему у нас нет деток, это потому что мы зайчик и белочка ? Нет. Это потому что вы оба мальчики
Андрей Куницын пишет:Вот ведь и не пиарился вроде человек, не умничал, не цитировал обильно сам себя - а сразу вызвал симпатию и желание посотрудничать с ним. Учитесь, коллеги!
В нашей стране анекдоты еще ого-го как многое решают.Это кстати хорошая новость )Оля, Ваш диалог прочитал.Спасибо.
Владимир Крючков Владимир Крючков Преподаватель, Москва
Юрий Зиненко пишет:Что из этого, и моногого другого готов решить для меня 'сертифицированный консультант'? Вообще, готов ли что-то подобное решать??? Или опять оргструктурой, мотивацией, управлением знаниями и тому подобной чепухой собирается заняться!?
Юрий, я не совсем понял пафос :) По Вашему профилю Вы - консультант. Так чем же Вы занимаетесь?
IT-менеджер, Новосибирск
[B]Юрий Зиненко[/B]: Что из этого, и моногого другого готов решить для меня 'сертифицированный консультант'?
А что вы сами как консультант готовы решать для вашего клиента?
Владимир Крючков Владимир Крючков Преподаватель, Москва
Андрей Куницын пишет:Из всех комментаторов искренне порадовал только Алексей Кондрашечкин своим анекдотом про бесплодных зайчиков и белочек. Вот ведь и не пиарился вроде человек, не умничал, не цитировал обильно сам себя - а сразу вызвал симпатию и желание посотрудничать с ним. Учитесь, коллеги!
Ну вот, два мальчика и подобрались :D
Тимур Беставишвили Тимур Беставишвили Директор по развитию, Санкт-Петербург
Андрей Куницын пишет:Как грустно и то, что любая чья-нибудь попытка публично обсудить хоть какую-то проблему моментально превращается в поле для самого неприкрытого самопиара: а я книгу написал! а я конкурентов всех задавил! а я ребят толковых собрал!..
Вы бы читали внимательно предыдущие посты, а не вставали сразу в позу всем раздающего по серьгам Савонаролы. Обсуждение - то идёт. И если кто-то в качестве обычного аргумента говорит что-то о себе - почему это вызывает такое раздражение? Кстати, если вас так запекает ссылка на книгу - это КОНКРЕТНЫЙ ответ на КОНКРЕТНЫЙ ВОПРОС. Да, здесь не дети собркались, и не 'писающие девочки'. Есть люди и с именем, и с авторитетом в профессиональных кругах, и собственным взглядом на многое. И с заслугами и регалиями, которыми могут гордиться. Вам -то есть, что предьявить? Предъявляйте! И доктор не тот и специалисты не те... И девочка уписалась... ай, какой герой - довёл девицу до недержания. Не выспались что-ли? :D :D Обвинения в самопиаре как правило предъявляют как раз те персоны, которые просто этому завидуют. Замечено неоднократно.
Владимир Крючков Владимир Крючков Преподаватель, Москва
Андрей Наприенко пишет:Если сравнить процент сильных управленцев среди имеющих МВА и среди не имеющих его, в чью пользу будет 'счет'?
Андрей, ну Вы и засадили...А если сравнить процент сильных управленцев, имеющих Майбах, и не имеющих его, получится, что Майбах - машина для лузеров? :oops:
Тимур Беставишвили Тимур Беставишвили Директор по развитию, Санкт-Петербург
Андрей Куницын пишет:однажды я принимал на работу краснодипломницу факультета политологии из МГИМО, - ну и спросил ее: какие вообще ведущие политические течения или там мировые идеологии Вы знаете? - так девочка чуть не уписялась от растерянности...) - так вот, доктор
Посмотрел вашу личную информацию и подумал:'А зачем в компанию, которая занимается оптовыми поставками продуктов питания, приглашают краснодипломницу МГИМО? И зачем на собеседовании некто спрашивает её о политических течениях и прочей халабуде???! Это как-то связано с оптовыми поставкам продуктов? Или просто перед симпатичной девушкой захотелось показать себя дюже умным?' :D :D
Тимур Беставишвили Тимур Беставишвили Директор по развитию, Санкт-Петербург
Владимир Крючков пишет:А если сравнить процент сильных управленцев, имеющих Майбах, и не имеющих его, получится, что Майбах - машина для лузеров?
О! +100!
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
За год стереотипов в отношении женщин на рынке труда стало меньше

В 81% компаний сообщили, что семейное положение женщины не влияет на решение о ее работе.

Сервис аренды самокатов Whoosh выйдет на IPO

Ожидается, что это произойдет 14 декабря 2022 года.

«МегаФон» продал долю в «Связном»

Оператор «МегаФон» владел 25% акций сети магазинов «Связной».

Россияне назвали размер пенсии мечты

Среди жителей мегаполисов наиболее высокий уровень запросов в Москве и Санкт-Петербурге.