Константин Смоленцев: «Российскому бизнесу консалтинг не интересен»

Нередко российские бизнесмены высказываются об управленческом консалтинге категорично и скептически: я тружусь днем и ночью, прекрасно знаю специфику своего дела, и вдруг появляется человек со стороны, который будет рассказывать, как мне жить и вести бизнес? Подобная реакция понятна, однако свойственна предпринимателям, которые не знают, что такое консалтинг и каковы его возможности, и, к сожалению, не стремятся эти знания получить. Если профессиональные советы действительно бесполезны и неэффективны, то почему в развитых странах число сертифицированных консультантов исчисляется десятками тысяч, а область их работы обширна – от малого и публичного бизнеса до госструктур и социальных организаций? По мнению члена совета «Национального Института сертифицированных консультантов по управлению», доктора политических наук Константина Смоленцева, над российским консалтингом навис целый ряд проблем, свидетельствующих о тяжелом состоянии национального бизнеса. Одна из них – информационный вакуум, в котором пребывают российские предприниматели, и незаинтересованность государства в расширении штата квалифицированных консультантов.

В интервью Executive Константин Смоленцев рассказал, почему именно консалтинг является зеркалом деловой общественности и о каких противоречиях свидетельствует ее российское отражение.

Executive: Вы часто бываете за границей. Контраст между уровнем консалтинга на западе и в России наверняка впечатляет?

Константин Смоленцев: Конечно, и, к сожалению, это сравнение пока не в нашу пользу. Например, Канада. Недавно я встречался с коллегами из канадской ассоциации консультантов - CMC-Canada. Страна близка нам и по географическому положению, и по размеру территории, но при всем этом в Канаде насчитывается около 3 тыс. сертифицированных консультантов только по «Амстердамскому стандарту» – и это при населении в 30 млн человек, - а в России таких консультантов всего 26! Если учитывать, что уровень развития консультационных услуг напрямую характеризует степень развитости национальной экономики, то картина складывается более чем безрадостная.

Executive: Но ведь рынок консалтинга в России еще достаточно молод - «цивилизованному» бизнесу в России всего 10-15 лет. Возможно, консалтингу в России необходимо просто дать время?

К.С.: Конечно, деловые традиции в России еще очень молоды. Нынешний кризис обнажил все проблемы нашего делового сообщества, в том числе и его неразвитость. Сейчас, во время глобальных экономических перемен, все эти недостатки видны невооруженным глазом: на первый план у компаний выходят не долгосрочные стратегии, а сиюминутная выгода, материальная составляющая бизнеса опять ценится больше, нежели интеллектуальная, нередко опять идут в ход приемы из «лихих 1990-х» - взять в долг и не отдать, использовать в своих целях других… Однако из кризиса нам помогут выйти не те, кто накачивает экономику деньгами, что, кстати, абсолютно бесполезно, а эффективные лидеры нового уровня, профессионально владеющие навыками управления. Поэтому профессиональные бизнес-консультанты могут оказать реальную помощь, ведь одна из причин наступившего кризиса – отсутствие качественного управления.

Executive: Но и сам российский консалтинг сейчас остро нуждается в поддержке и развитии. Каковы его основные проблемы?

К.С.: В первую очередь, важна поддержка государства и осознание им важности и возможностей консалтинга. В Канаде, например, услуги консультантов по управлению широко распространены даже в социальной сфере. Они работают в школах. Это поддерживается и стимулируется государством. У нас же эта профессия существует только де-юре, де-факто профессиональных советников единицы, точно так же лишь единицы людей знают, что такое консалтинг, как он работает и что дает. Объяснить налоговой инспекции, чем именно ты занимаешься, очень сложно. Она до сих пор воспринимает консалтинг как что-то туманное, предназначенное, прежде всего, для «отмыва» денег.

С клиентами дела обстоят не намного лучше. К консультантам до сих пор либо обращаются в случае острого кризиса, когда помощь нужна немедленно, либо воспринимают их услуги как факультативные или «статусные», востребованные в случае наличия в компании свободных средств. Поэтому одна из задач для консалтинга сейчас – продуктивный диалог с настоящими и потенциальными клиентами, разъяснение сущности нашей работы, в том числе, преимуществ услуг сертифицированных специалистов в этой области.

Также важно налаживать активное взаимодействие с экспертами в регионах, активно привлекать молодежь и продвигать профессию в общество – улучшать ее имидж, что, в конечном счете, будет способствовать росту качества оказываемых услуг. За границей, в Канаде, Европе, эти функции берут на себя профессиональные ассоциации консультантов. В Канаде в каждой из провинций есть своя, местная ассоциация консультантов. Все они объединяются главной ассоциацией. Я думаю, «профсоюз» консультантов, организованный по такому же принципу, - удачная идея и для России.

Executive: Вы говорите о том, что у большинства клиентов заведомо неверное представление о работе консультантов. Каковы устремления заказчиков? Чего они хотят в первую очередь?

К.С.: Если говорить о спросе на услуги консультантов в период кризиса, то он, конечно, заметно сократился и стал более предметным и четким. Клиентов интересует быстрый практический эффект от инвестиций, всем нужны гарантии быстрого положительного результата. Более того, часто заказчики ожидают настоящего чуда! В таких условиях консалтинговые компании далеко не всегда могут выдержать качественный уровень своей работы – отсюда снижение этических норм профессии, беспринципное следование требованиям и пожеланиям клиента в ущерб целесообразности, погоня за выгодой - все это играет далеко не в пользу консалтинга.

Общая проблема заключается в том, что общество в целом не знает о возможностях консалтинга и не проявляет к нему интерес. Востребованность консультационных услуг говорит об уровне развития делового сообщества, наличии традиций эффективного и продуманного ведения дел, уровне инновационности бизнеса. Страны с такими традициями в меньшей мере подвержены разрушительным последствиям кризиса. Та же Канада. В России интерес к консалтингу не проявляет ни государство, ни бизнес, что соответствующим образом их характеризует.

Executive: Можно ли переломить эту тенденцию?

К.С.: В России существует «Национальный Институт сертифицированных консультантов по управлению» (НИСКУ), одна из задач которого - содействие формированию цивилизованных норм и правил консультационной деятельности, развитие профессии управленческого консультирования и способствование становлению в нашей стране квалифицированного рынка клиентов. Однако тенденция такова, что у российских консультантов и консалтинговых компаний недостаточно информации о пользе пребывания в ассоциации. А ведь преимущества налицо. Это дает возможность качественно повышать свой профессиональный уровень, приобретать новые контакты с коллегами и клиентами, в том числе и с международными, открывать новые перспективы консалтинга, защищать свои права и цивилизованно лоббировать интересы консультационного сообщества.

В этой профессии должно быть больше молодых специалистов, эта специальность должна появиться в университетах, ее популяризацию нужно стимулировать на государственном уровне.

Executive: Современный российский консалтинг держится, по большому счету, на энтузиастах?

К.С.: Да, на фанатах своего дела. Многие консультанты, в том числе и я, - люди с большим опытом ведения собственного бизнеса, которые сейчас занимаются управленческим консультированием. В НИСКУ вообще гораздо чаще обращаются именно индивидуальные консультанты – прежде всего, за новыми контактами, в поисках единомышленников, поддержки.

Executive: Какие компании формируют рынок консалтинга в России? Судя по всему, активного взаимодействия между ними нет.

К.С.: В первую очередь, это, конечно, компании так называемой «большой четверки» - Ernst & Young, KPMG, PricewaterhouseCoopers, Deloitte & Touche. В период кризиса им проще всех держаться на плаву – среди их клиентов много крупных фирм и корпораций с государственным участием, в этих компаниях сосредоточены высококвалифицированные кадры, и их бизнес выстроен очень четко. Мелкие компании - участники рынка порой отличаются меньшим профессионализмом, но они более гибкие, мобильные, и поэтому им проще выжить. Больше всего пострадали консалтинговые компании среднего звена. В том числе и потому, что их основные заказчики – также представители среднего бизнеса – наиболее пострадавший в кризис сегмент. Кроме того, у этих компаний уже сложились определенные амбиции и обязательства, так что теперь перед ними нелегкий выбор: продолжать подтверждать свою специализацию либо ради выживания изменять профиль деятельности. У них есть и еще одна проблема – все они работают порознь и не имеют ни желания, ни возможности оказать поддержку друг другу, главное для них сейчас – борьба за клиента. Также никто не может озвучить точную цифру рынка консалтинговых услуг в денежном выражении. Официальных данных нет.

Executive: Значит, процесс слияния, который оказался спасителен для некоторых компаний из других отраслей, в этом случае неэффективен?

К.С.: Совершенно верно. И в ближайшее время такой тенденции не будет точно. Более того, уже совершенно очевиден процесс дробления бизнесов, однако пока этот риск серьезно недооценивают. Почему так происходит? В период кризиса растащить интеллектуальную собственность компании (а у консультантов другой и нет) намного проще. Этим и пользуются недовольные или нечистоплотные топ-менеджеры – уходят из компаний, уводя клиентов.

Executive: В таком случае очевидно, что кризис будет губителен для консалтинга и уничтожит то, что за эти годы ему удалось достигнуть?

К.С.: В данном случае ситуация, в которой оказался российский консалтинг, аналогична той, в которой пребывает весь бизнес.

Как я уже сказал, нынешний кризис – это, прежде всего, кризис качества управления, поэтому выживут компании, наиболее эффективно организовавшие и ведущие свой бизнес. Ожидать, что российский рынок консалтинга восстановится быстро, не стоит. Восстановление будет происходить постепенно и с некоторым опозданием по сравнению с общими темпами нормализации состояния экономики. При этом самое главное на данном этапе – именно взаимное развитие консалтинга и бизнеса. Победит мобильность, качество услуг и оригинальность продуктов, профессионализм и ответственность. Это в равной мере относится и к консультантам, и к их клиентам.

Executive: Значит ли это, что деловая общественность, наконец, поймет значение сертификации услуг консультантов?

К.С.: Мы на это надеемся и всеми силами этому способствуем. Пока клиенты не знают о преимуществах услуг сертифицированных консультантов. Точнее, об этом осведомлена лишь малая часть бизнесменов – как правило, это люди с качественным образованием и большим опытом. Для остальных разница лишь в том, что эти услуги на порядок дороже.

Executive: Вы имеете в виду «Амстердамский стандарт»? Что он дает?

К.С.: Да. Так называемый «Амстердамский стандарт консультанта по управлению» разработал «Международный совет институтов управленческого консультирования» (ICMCI). Он же производит сертификацию в соответствии с этим стандартом - исключительно консультантов по управлению. Тем, кто прошел через эту процедуру, присваивается звание Certified Management Consultant и выдается соответствующий значок. Этот титул и атрибуты – свидетельство признания мировым консультационным сообществом заслуг и высокого профессионального уровня эксперта, это рекомендация для потенциальных клиентов, которая также подразумевает большую ответственность консультанта перед сообществом. В России сертифицированием по «Амстердамскому стандарту» уже четвертый год занимается НИСКУ, он единственный в стране имеет право проводить эту процедуру.

Executive: Как в период кризиса обстоят дела у региональных консалтинговых компаний? Какие задачи для них сейчас наиболее важны?

К.С.: Если говорить о региональной карте российского консалтинга, то здесь выделяются, конечно, Москва и Санкт-Петербург. Что касается остальных городов, то в каких-то из них численность консалтинговых компаний выше, а где-то ниже. Рынок каждого из регионов по-своему исключителен. Однако для всех региональных компаний характерно снижение количества заказов, растет конкуренция со стороны столичных и иностранных игроков. В этой непростой ситуации компании вынуждены усиливать позиции и привлекательность своих услуг для клиентов, что весьма проблематично.

Executive: Картина российского бизнеса в целом и консалтинга в частности, нарисованная вами, выглядит весьма удручающе…

К.С.: Следует отметить, что состояние шока, в котором пребывал российский бизнес в последнее время, начинает проходить. Я думаю, что самое главное для нас сейчас – это вера в человеческий фактор, а также стимуляция и контроль качества предоставляемых услуг как государством, так и деловым сообществом. В этом в равной степени должны быть заинтересованы и государство, и предприниматели, и консультанты. Профессиональный управленческий консалтинг – это компетентная помощь в управлении, возможность вывода компании на новый уровень, открытие и использование ее скрытых резервов и возможностей, повышение эффективности ее деятельности. То есть то, что сейчас нужно российскому бизнесу, и то, что он упорно продолжает игнорировать. Я оптимистичный реалист. И государство, и бизнес рано или поздно поймут одно из условий того, чтобы Россия стала процветающей передовой державой, а российский бизнес – конкурентоспособным: в стране должно быть сформировано высококвалифицированное консультационное сообщество.

Фото: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Участники дискуссии: Константин Смоленцев, Тимур Беставишвили, Константин Каприелов, Владимир Ромашов, Алексей Кондрашечкин, Владимир Молодых, Александр Репьев, Юрий Зиненко, Наталья Проскура, Сергей Артемьев, Дмитрий Столыпин, Денис Федянин, Аркадий Пасерба, Евгений Лушев, Андрей Наприенко, Ольга Аринцева, Владимир Крючков, Ирина Касимкина, Александр Мизун, Владимир Ефимов, Светлана Сидоркина, Ирина Григорьева, Мария Грикурова, Анатолий Курочкин, Владимир Грибенко, Елена Тихомирова, Артык Кузьмин, Юрий Короваев, Михаил Альперович, Олег Кашуба, Валентин Егерев, Александр Гарный, Сергей Филиппов, Екатерина Тихвинская, Наталья Колобова, Константин Комшуков, Александр Остапенко, Сергей Гаврилов, Ирина Локтионова, Владимир Зонзов, Николай Плотников, Сергей Таран, Дмитрий Маришкин, Юлия Цепляева, Ася Барышева, Сергей Елисеев, Александр Седых, Владимир Блинов, Елена Кудрявцева, Владимир Токарев
Руководитель проекта, Томск
Сергей Таран пишет: ''Консультанты'' никогда не были, а в последнее время - и подавно, - ''светочем мудрости''. Отказ практиков от консультантов связан с ростом квалификации практиков в сравнении с консультантами. Если в реальном секторе квалификации менеджеров в последние годы худо-бедно, но росли, то в консалтинге ситуация обратная. Квалификация менеджмента в консалтинге падает и падает. Кому же нужен такой консалтинг.
Сергей, а Вы разьве не знаете, что менеджмент как более-менее научную дисциплину, начиная с Фредерика Тэйлора, развивали главным образом консультанты?
Руководитель проекта, Томск

Об интервью К.Смоленцева написал отзыв, отвлекся, и только теперь обнаружил, что на сайте отзыв не разместил. Подумал, что лучше поздно...
Очень точно все сказано. И дискуссия на форуме это лишь подтверждает. Многие высказывали благодарность К.Ю.Смоленцеву за умело спровоцированную дискуссию на актуальную тему. Присоединяюсь.
По дискуссии на форуме заметно, что многих представителей профессионального сообщества (т.е. консультантов, впрочем и менеджеров - тоже) явно задело «за живое» высказывание Константина Юрьевича «…Пока клиенты не знают о преимуществах услуг сертифицированных консультантов….», - резких высказываний достаточно много. При этом многие пишут о низкой квалификации не сертифицированных «консультантов», дискредитирующих профессию (а консалтинг по СМК похоже уже дискредитирован), - дискуссия в основном вокруг этой темы и крутилась.
Однако нет понимая той очевидной вещи, что сделать рынок консалтинга более цивилизованным, кардинально уменьшить долю халтуры (что полезно и настоящим профессиональным консультантам, и, тем более, клиентам) может только само профессиональное сообщество – путем публичной экспертизы и защиты своего профессионализма перед коллегами по цеху, - как это принято, например в науке, как это организовано в НИСКУ и тех странах, где консалтинг имеет 100-летнюю историю.
Поэтому поддерживаю мнение К.Ю.Смоленцева о насущной необходимости объединения консультантов в «Профсоюзы», которые и возьмут на себя функция отделения «зерен от плевел» через открытую процедуру сертификации, - как признания профессионализма консультанта. Это объединение кстати позволит и лоббировать интересы отрасли (которую государство пока как-бы не видит) и придаст импульс развитию рынка, который тоже надо еще взращивать и оберегать от порчи.
К сожалению, именно этот, важнейший, на мой взгляд, аспект интервью К.Ю. Смоленцева на форуме не обсуждался. Значит – нужно еще много миссионерских усилий тех, кто это уже понимает, чтобы мысль овладела массами, а потом и материализовалась в действия.

В.Блинов, д.б.н., Директор ООО «Интеллектуальные инвестиции»
Томск, 14.09.09

Системный аналитик, Москва
Сергей Гаврилов пишет: Консультанты... Не понимают простых вещей, что когда клиент платит тебе деньги то он хочет получить немедленный эффект, а не красиво сделанную презентацию. Вы же, когда машину в ремонт сдаете, ждете чтобы ее починили или прокачали, причем деньги платите по факту, а не авансом.
Пример совсем неудачный. Попробуйте не заплатить в автосервисе. Только скажите, где и когда, приду посмотреть (: Один мой приятель сильно возражал мастеру по поводу качества ремонта и тогда доведенный до белого каления слесарь (здоровенный парниша) долбанул ручищей по крылу и капоту (вмятины приличные образовались) и скрылся в направлении обеда такой вот ''немедленный эффект''
Владимир Токарев +15105 Владимир Токарев Генеральный директор, Нижний Новгород
Юрий Зиненко пишет: Землю не выделят, а если и выделят, то аренду будут повышать вдвое ежегодно. Разрешение на строительство будут оформлять три года, а в эксплуатацию строение принимать ещё два. Таможня возьмёт максимальные пошлины. НДС не вернут. Работников сокращать запретят. Кредита не предоставят, или под ростовщический процент. 20 ведомств друг за другом будут приходить на проверку с интервалом в две недели. В условиях госзакупки будут указаны конкретные параметры товара или услуги, которые есть только у одного поставщика. Неуплаченные налоги найдут всегда, причём в размере, сразу подпадающем под уголовное законодательство.
Вот по этому адресу есть сказка про Емелю http://www.e-xecutive.ru/forum/forum10/topic7377/messages/ Описана прямо такая ситуация, я не удержался дал свои комменты как консультант.
Президент, председатель правления, США
Сергей Елисеев пишет: Может быть нужен консультант по стабильности рынков?
Сергей, а у Вас есть версия о более интересном, более крупном и значит более стабильном рынке в мире чем США? - интересно было бы послушать:))) В России я 13 лет проработал на рынке консультирования, у меня были клиенты национального уровня. Что не меняет моего мнения...
1 28 30
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
За год стереотипов в отношении женщин на рынке труда стало меньше

В 81% компаний сообщили, что семейное положение женщины не влияет на решение о ее работе.

Сервис аренды самокатов Whoosh выйдет на IPO

Ожидается, что это произойдет 14 декабря 2022 года.

«МегаФон» продал долю в «Связном»

Оператор «МегаФон» владел 25% акций сети магазинов «Связной».

Россияне назвали размер пенсии мечты

Среди жителей мегаполисов наиболее высокий уровень запросов в Москве и Санкт-Петербурге.