Как русский бизнес стал одним из самых крутых и свободных в мире

Понимая кажущуюся провокационность названия статьи, сразу уточню – здесь нет политической тематики, и желающие подискутировать на тему сложных взаимоотношений некоторых стран СНГ могут выразить свое негодование на других ресурсах, коих огромное множество. И заранее прошу прощения у всех, кого я вольно и невольно оскорбил своим мнением. Эта оговорка тоже, к сожалению, яркая примета нашего времени.

Если говорить о моем опыте, то с 2009 года я начал первый успешный бизнес с годовым оборотом в несколько миллионов евро, а с 2016 года живу и работаю в Германии, где в 2020 году начал свой первый проект. Но сначала небольшой экскурс в историю.

1. Классический капитализм

Капитализм в привычном виде возник по историческим меркам сравнительно недавно – с начала XIX и по середину XX века. Его основную суть довольно точно описали марксисты: в массовом капиталистическом производстве товаров и услуг есть базовый и неразрешимый конфликт интересов – капиталист хочет выжать максимум из имеющихся у него ресурсов, том числе работников, рассматривая их как объект и не допуская их к владению капиталом.

Несмотря на эту базовую несправедливость, многие капиталистические страны мира добились впечатляющих успехов в развитии технологий и кардинального улучшения качества жизни людей. Однако социальный конфликт при таком способе производства был настолько острым, что в некоторых странах спровоцировал появление и укрепление социалистического способа производства. Идеи социализма и справедливости были крайне популярными до 1970-х годов и по сути заставили типичные капиталистические страны пойти на уступки в вопросе большей справедливости к доступу к общественным благам.

2. Социальный капитализм

Несмотря на крах социалистических систем в начале 1990-х, абсолютное большинство западных стран, в первую очередь западноевропейских, продолжили активное «полевение». Германия и скандинавские страны ввели бесплатное образование для всех, бесплатную страховую медицину, обширную систему льгот и финансовой поддержки малоимущим слоям населения.

Государство и общественные институты стали играть несоизмеримо большую роль в управлении капиталом и бизнесом – предприниматель перестал иметь право увольнять и сокращать работников без согласования с профсоюзами и отраслевыми союзами и обязан был согласовывать многие управленческие решения с государством (допустимые технологии, экологические нормы…).

Страны бывшего соцлагеря, напротив, оказавшись у разбитого корыта, были брошены назад к дикому капитализму, практически потеряв все завоевания социальной поддержки, существовавшей до этого. Несмотря на такую ситуацию, компании и люди на постсоветском пространстве не только выжили, но и создали уникальную бизнес-культуру, готовую меняться и приспосабливаться к любым негативным условиям, основанную на известном принципе «не верь, не бойся, не проси». Похожая бизнес-культура сложилась также в таких крупных развивающихся странах как Китай, Индия, Бразилия, Турция.

Западные же бизнесы (за исключением США) такую гибкость и резистентность во многом потеряли и становятся все более похожими на позднесоветские элиты, стремительно теряя свою конкурентоспособность в пользу «молодых агрессивных» экономик. Ситуацию усугубляет мощный социальный прессинг, граничащий с цензурой и запретом на деятельность в отношении принятия непопулярных решений, таких как сокращение и закрытие местных производств, отношения с социальными, национальными, религиозными и сексуальными меньшинствами, которые по сути стали диктовать предпринимателям мэйнстримную повестку и могут фактически управлять бизнесами.

Масла в огонь подлил, конечно, коронавирус, при котором влияния государства и ограничений стало кратно больше, а свободы, в том числе предпринимательской, кратно меньше. Крайне негативным фактором для западных экономик является еще и то, что население уже привыкло получать бесплатную помощь от государства, и мало мотивировано к самостоятельному преодолению кризиса. Многие бизнесы также заняли «паразитную» позицию и массово рассчитывают на помощь от государства, благо финансовых резервов накоплено предостаточно. Однако за все приходится платить!

3. Гибридная Agile-эра

Основным маркером этой эры было лавинообразное развитие цифровых технологий с начала 2000-х, основанных в своей массе на предоставлении сервисов и услуг. Нужно признать, что объективными достижениями двух предыдущих этапов стало экспоненциальное повышение качества жизни людей практически во всех странах мира. Проще говоря, человечеству больше не нужно бороться с массовым голодом и заботиться об обеспечение базовых физиологических потребностей. На первый план выходит сервис, ощущения, эмоции. Поэтому в структуре ведущих экономик мира (включая добывающие страны вроде России, Канады, Австралии, ОАЭ) сфера услуг с помощью масштабируемых технологий стала играть определяющую роль. И у большинства западных стран с этой сферой большие проблемы.

В качестве примера в разнице бизнес-подходов в России и Германии приведу следующие показатели:

Показатель

Россия

Германия

Примечание

Ориентация при продажах

На решение проблемы клиента

На продукт

В России решение проблемы клиента и его удовлетворенность – важный показатель. В Германии – явный фокус на усложнение продукта и повышение его «качества»

Среднее время ожидания ответа от провайдера услуг

В течение дня

1-2 недели

В России стало нормой получение поддержки в реальном режиме, в Германии поддержку ты получаешь в течение месяца почтовым письмом и вынужден умолять поставщика услуг тебе помочь

Наиболее распространенная форма отношений с клиентом

Модель freemium, когда огромное количество бесплатных сервисов дополнены гибкими тарифами и опциями

Платная фиксированная подписка с невозможностью изменения условий со стороны клиента

В Германии среди операторов Интернета наиболее распространенными являются двухлетние контракты с безусловным списанием денег и невозможностью этот контракт расторгнуть / изменить со стороны клиента

Средняя почасовая ставка сервисного сотрудника

300 руб.

20 евро* (1800 руб.)

1 евро = 90 руб. Такси, колл-центры, няни, репетиторы...

Трудовое законодательство

Гибкое и либеральное: 2 недели уведомления при соглашении сторон, 2 месяца при сокращении

Негибкое и сложное – до 6 месяцев уведомления при соглашении сторон и до 2 лет при сокращении

Жесткое трудовое законодательство в Германии значительно удорожает стоимость оказания сервисов либо приводит к дискриминационным способам найма: «вечная» стажировка, неполный рабочий день

Однако мир стремительно меняется и основным показателем успешности становятся не продвинутость технологий как таковых, а способы их предоставления потребителям. Умение подстраиваться под клиента, «чувствовать» его потребности – ключ к предпринимательскому успеху. Мир становится гибридно-гибким (Agile), где вчерашние конкуренты объединяются в стратегические альянсы, где офлайн сосуществует с онлайн, где для достижения целей компании уже не нужно нанимать сотрудников в штат, а поручать задачи фрилансерам, проектным подрядчикам и партнерам из любой точки мира.

С другой стороны, сложные социальные и финансовые ограничения в совокупности с социалистическим трудовым законодательством создают громадные проблемы для западных предпринимателей по предоставлению своих сервисов. Бизнесу приходится постоянно оглядываться и опасаться, чтобы своими действиями и словами не оскорбить какое-либо меньшинство и не затронуть чьи-то интересы. Сила общественного давления здесь приобрела формы и методы культурной чистки. Общественные, экологические, религиозные и прочие активисты могут в считанные дни устроить бизнесу бойкот, массовое порицание и травлю.

Показательный пример – случай, произошедший с известной немецкой сетью Douglas. В декабре 2020 года немецкие власти ввели полный запрет офлайн-торговли за исключением товаров первой необходимости (продукты питания, бытовая химия, лекарства и гигиенические средства). Douglas фокусируется в основном на парфюмерии и косметике, но продает также и гигиенические средства. Пользуясь этим, руководство компании оставило открытыми полки с гигиенической продукцией, закрыв все остальные. Это вызвало шквал возмущения и бойкот компании миллионами подписантов. Топ-менеджменту пришлось уже на второй день работы закрыть магазины и слезно извиняться перед всеми «пострадавшими» за свое «безответственное поведение», хотя они выполнили все санитарные требования, действовавшие на тот момент.

Окно возможностей

Бизнесы в большинстве постсоветских стран таких проблем не имеют. Государству по большому счету на них наплевать – лишь бы платили налоги и не вмешивались в политику. Общество также не предъявляет бизнесу высоких требований, сопоставимых с западными странами.

Все это создает в русскоязычном пространстве беспрецедентный уровень свободы с точки зрения возможностей по разработке новых бизнес-концепций и моделей, свободного обмена опытом, мнениями и проведения экспериментов. Очевидно также, что низкий платежеспособный спрос не всегда дает этим бизнесам зарабатывать и развиваться на внутренних рынках в достаточной мере. С другой стороны, это создает необыкновенные возможности по развитию экспорта услуг.

Коронавирус показал, что осуществление значительного объема услуг возможно удаленно и с помощью цифры. Продвинутые цифровые технологии, отличный и гибкий сервис, дешевизна рабочей силы, предоставляющей этот сервис, создает громадные конкурентные преимущества перед большинством западных игроков. Реально объективные препятствия – это адекватная языковая поддержка местных пользователей, а также знание особенностей местного законодательства. Но эти трудности вполне преодолимы.

Желаю всем успехов, новых открытий и позитивной трансформации в новом 2021 году!

Также читайте:

Комментарии
Консультант, Украина
Как русский бизнес стал одним из самых крутых и свободных в мире

 

Осталось самая малость - стать самым прибыльным ;)

 

Директор по развитию, Германия
Андрей Роговский пишет:
Как русский бизнес стал одним из самых крутых и свободных в мире

 

Осталось самая малость - стать самым прибыльным ;)

 

С прибыльностью как раз проблем нет: Газпром в России - это прибыльная и привлекательная публичная компания. Тинькофф - это один из самых прибыльных банков в мире по ROE. Да и наши олигархи (как в России, так и Украине) свои деньги считать научились: Альфабанк, МТС, Северсталь, Русал, Норникель - это очень прибыльные компании. 
В отличие от этого, у "бегемотов" немецкого бизнеса очень большие проблемы с прибыльностью: Deutsche Bank - убыточен и без госпомощи банкрот, Deutsche Bahn (железные дороги) без госпомощи - банкрот, Lufthansa - без госпомощи банкрот, Galeria Kaufhof / Karstadt (крупнейшая сеть торговых центров) уже банкрот и т.п.
Нашим странам мешает прежде всего плохая репутация и токсичный имидж

Директор по маркетингу, Москва
Валерий Андреев пишет:
Так вопрос не в самом бизнесе, а в подходе к нему, как к временному явлению. 

Подход этот сформирован культурой и ситуацией. В каких то долях и то и другое. Ситуация слишком нестабильна. Это принуждает к излишней диверсификации. А диверсификация ведет к размытию фокуса. И отсюда невозможность сделать что-то на мировом уровне значимое. Да и не собираются большинство наших предпринимателей, а до сих пор еще пользуются стратегией девяностых - брать на западе примеры и их повторять в России с учетом каких то местных поправок (как получится)

Роман Панин пишет:
Я говорю о сервисных компаниях, создающих глобально конкурентные продукты. Yandex, Tinkoff, Alfabank, Revolut, etc.

Примеры хорошие да. Но вот обратите внимание на движение Яндекс в сравнении с движением их конкурента Гугл. Гугл купил операционную систему Андроид которая стала лидером по числу установленных на смартфонах. Гугл купил ютуб, который стал лидером по доставке видеоконтента. То есть, обладая огромным финансовым ресурсом, Гугл захватывает мир. 

А что делает яндекс? Суши взялся возить по Москве и гамбургеры. Абсолютная расфокусировка и местечковость подходов. То есть даже компании, у которых есть деньги, амбициозных целей себе не ставят, а вместо того уходят в диверсификацию чтобы не держать все яйца в одних тисках. 

Вряд ли мы можем заподозрить создателей Яндекса в том что они не знают как делать бизнес. Значит есть другая причина. Какая? Рискну предположить что владельцы намеренно запутывают бизнес Яндекса и обвешивают его странными розничными делами, связаными с гастарбайтерами, чтобы сделать компанию более сложной для захвата. Ведь они в России работают и вопрос защиты своих достижений для них на порядок более актуален, чем в Германии. Отсюда желание не сильно высовываться и максимально усложнить все хозяйство и структуру бизнеса, делая его заминированным или токсичным в случае захвата, запутывая нападающих по примеру Сусанина. 

Директор по развитию, Германия
Виктор Москалев пишет:
Валерий Андреев пишет:
Так вопрос не в самом бизнесе, а в подходе к нему, как к временному явлению. 

Подход этот сформирован культурой и ситуацией. В каких то долях и то и другое. Ситуация слишком нестабильна. Это принуждает к излишней диверсификации. А диверсификация ведет к размытию фокуса. И отсюда невозможность сделать что-то на мировом уровне значимое. Да и не собираются большинство наших предпринимателей, а до сих пор еще пользуются стратегией девяностых - брать на западе примеры и их повторять в России с учетом каких то местных поправок (как получится)

Роман Панин пишет:
Я говорю о сервисных компаниях, создающих глобально конкурентные продукты. Yandex, Tinkoff, Alfabank, Revolut, etc.

Примеры хорошие да. Но вот обратите внимание на движение Яндекс в сравнении с движением их конкурента Гугл. Гугл купил операционную систему Андроид которая стала лидером по числу установленных на смартфонах. Гугл купил ютуб, который стал лидером по доставке видеоконтента. То есть, обладая огромным финансовым ресурсом, Гугл захватывает мир. 

А что делает яндекс? Суши взялся возить по Москве и гамбургеры. Абсолютная расфокусировка и местечковость подходов. То есть даже компании, у которых есть деньги, амбициозных целей себе не ставят, а вместо того уходят в диверсификацию чтобы не держать все яйца в одних тисках. 

Вряд ли мы можем заподозрить создателей Яндекса в том что они не знают как делать бизнес. Значит есть другая причина. Какая? Рискну предположить что владельцы намеренно запутывают бизнес Яндекса и обвешивают его странными розничными делами, связаными с гастарбайтерами, чтобы сделать компанию более сложной для захвата. Ведь они в России работают и вопрос защиты своих достижений для них на порядок более актуален, чем в Германии. Отсюда желание не сильно высовываться и максимально усложнить все хозяйство и структуру бизнеса, делая его заминированным или токсичным в случае захвата, запутывая нападающих по примеру Сусанина. 

Яндекс делает то, что ему позволяют делать. Если бы ему позволили купить Андроид, то поверьте, они бы это сделали. Если уж китайских ИТ гигантам не позволяют зайти на западные рынки, то Яндексу и подавно 

Директор по маркетингу, Москва
Роман Панин пишет:
Яндекс делает то, что ему позволяют делать. Если бы ему позволили купить Андроид, то поверьте, они бы это сделали. Если уж китайских ИТ гигантам не позволяют зайти на западные рынки, то Яндексу и подавно 

Сомнительный тезис. Андроид и Ютуб были куплены Гуглом в девятьсотмахровом году. Давно. Еще при Обаме наверное даже. Все эти разборки по поводу китайских технологических компаний начались значительно позже. Вряд ли они были сдерживающим фактором. 

А вот что реально сдерживало это осознание власти таких больших сайтов. В США это осознание приходит постепенно, в прошлом или позапрошлом году был большой скандал с ФБ и теперь опять тоже самое, что отпугивает инвесторов, акции ФБ и твиттера падают. (в коротком периоде). Дак вот Яндекс это осознал значительно раньше, что власть, которую дают такие большие интернет проекты - это прямой вызов власти государства и повышение всех видов рисков для владельцев сайтов. Так что они и не стали идти в амбициозные проекты, а занялись розницей и всякой ерундой, с одной стороны, с другой стороны очень долгосрочной работой по созданию беспилотных автомобилей, что вряд ли в ближайшее время вызовет желание на них нападать. Таковы реалии жизни бизнеса в России. Конечно и на западе мы видим в некоторой степени тоже самое и в Китае, только у нас это все на порядок жестче. Не кошелек, а голова у наших бизнесменов поставлены на кон.  

Директор по развитию, Германия
Виктор Москалев пишет:
Роман Панин пишет:
Яндекс делает то, что ему позволяют делать. Если бы ему позволили купить Андроид, то поверьте, они бы это сделали. Если уж китайских ИТ гигантам не позволяют зайти на западные рынки, то Яндексу и подавно 

Сомнительный тезис. Андроид и Ютуб были куплены Гуглом в девятьсотмахровом году. Давно. Еще при Обаме наверное даже. Все эти разборки по поводу китайских технологических компаний начались значительно позже. Вряд ли они были сдерживающим фактором. 

А вот что реально сдерживало это осознание власти таких больших сайтов. В США это осознание приходит постепенно, в прошлом или позапрошлом году был большой скандал с ФБ и теперь опять тоже самое, что отпугивает инвесторов, акции ФБ и твиттера падают. (в коротком периоде). Дак вот Яндекс это осознал значительно раньше, что власть, которую дают такие большие интернет проекты - это прямой вызов власти государства и повышение всех видов рисков для владельцев сайтов. Так что они и не стали идти в амбициозные проекты, а занялись розницей и всякой ерундой, с одной стороны, с другой стороны очень долгосрочной работой по созданию беспилотных автомобилей, что вряд ли в ближайшее время вызовет желание на них нападать. Таковы реалии жизни бизнеса в России. Конечно и на западе мы видим в некоторой степени тоже самое и в Китае, только у нас это все на порядок жестче. Не кошелек, а голова у наших бизнесменов поставлены на кон.  

в Америке тоже самое: Гугл, Твитер, Фейсбук в патовой ситуации, их в лучшем случае разделят в ближайшее время, потому как они стали замахиваться на святое))) Яндекс с этим столкнулся раньше, поэтому и занимается гамбургерами и доставкой)

Генеральный директор, Москва
Роман Панин пишет:
Андрей Роговский пишет:
Как русский бизнес стал одним из самых крутых и свободных в мире

Осталось самая малость - стать самым прибыльным ;)

С прибыльностью как раз проблем нет: Газпром в России - это прибыльная и привлекательная публичная компания. Тинькофф - это один из самых прибыльных банков в мире по ROE. Да и наши олигархи (как в России, так и Украине) свои деньги считать научились: Альфабанк, МТС, Северсталь, Русал, Норникель - это очень прибыльные компании. 

В отличие от этого, у "бегемотов" немецкого бизнеса очень большие проблемы с прибыльностью: Deutsche Bank - убыточен и без госпомощи банкрот, Deutsche Bahn (железные дороги) без госпомощи - банкрот, Lufthansa - без госпомощи банкрот, Galeria Kaufhof / Karstadt (крупнейшая сеть торговых центров) уже банкрот и т.п.
Нашим странам мешает прежде всего плохая репутация и токсичный имидж

Это проблемы страны, отрасли или отдельных компаний?

Генеральный директор, Москва
Виктор Москалев пишет:
Валерий Андреев пишет:
Так вопрос не в самом бизнесе, а в подходе к нему, как к временному явлению. 

Подход этот сформирован культурой и ситуацией. В каких то долях и то и другое. Ситуация слишком нестабильна. Это принуждает к излишней диверсификации. А диверсификация ведет к размытию фокуса. И отсюда невозможность сделать что-то на мировом уровне значимое. Да и не собираются большинство наших предпринимателей, а до сих пор еще пользуются стратегией девяностых - брать на западе примеры и их повторять в России с учетом каких то местных поправок (как получится)

Роман Панин пишет:
Я говорю о сервисных компаниях, создающих глобально конкурентные продукты. Yandex, Tinkoff, Alfabank, Revolut, etc.

Примеры хорошие да. Но вот обратите внимание на движение Яндекс в сравнении с движением их конкурента Гугл. Гугл купил операционную систему Андроид которая стала лидером по числу установленных на смартфонах. Гугл купил ютуб, который стал лидером по доставке видеоконтента. То есть, обладая огромным финансовым ресурсом, Гугл захватывает мир. 

А что делает яндекс? Суши взялся возить по Москве и гамбургеры.

Вопрос из зала: а что именно продает Google?
Что в реальности продает Яндекс?

Могут ли эти компании и их ключевые продукты конкурировать? На каком рынке?

 

Генеральный директор, Москва
Роман Панин пишет:
Виктор Москалев пишет:
Роман Панин пишет:
Яндекс делает то, что ему позволяют делать. Если бы ему позволили купить Андроид, то поверьте, они бы это сделали. Если уж китайских ИТ гигантам не позволяют зайти на западные рынки, то Яндексу и подавно 

Сомнительный тезис. Андроид и Ютуб были куплены Гуглом в девятьсотмахровом году. Давно. Еще при Обаме наверное даже. Все эти разборки по поводу китайских технологических компаний начались значительно позже. Вряд ли они были сдерживающим фактором. 

А вот что реально сдерживало это осознание власти таких больших сайтов. В США это осознание приходит постепенно, в прошлом или позапрошлом году был большой скандал с ФБ и теперь опять тоже самое, что отпугивает инвесторов, акции ФБ и твиттера падают. (в коротком периоде). Дак вот Яндекс это осознал значительно раньше, что власть, которую дают такие большие интернет проекты - это прямой вызов власти государства и повышение всех видов рисков для владельцев сайтов. Так что они и не стали идти в амбициозные проекты, а занялись розницей и всякой ерундой, с одной стороны, с другой стороны очень долгосрочной работой по созданию беспилотных автомобилей, что вряд ли в ближайшее время вызовет желание на них нападать. Таковы реалии жизни бизнеса в России. Конечно и на западе мы видим в некоторой степени тоже самое и в Китае, только у нас это все на порядок жестче. Не кошелек, а голова у наших бизнесменов поставлены на кон.  

в Америке тоже самое: Гугл, Твитер, Фейсбук в патовой ситуации, их в лучшем случае разделят в ближайшее время, потому как они стали замахиваться на святое))) Яндекс с этим столкнулся раньше, поэтому и занимается гамбургерами и доставкой)

Возможные сценарии дальнейшего развития для этих рынков и крупнейших игроков в США, Европе, России и Китая сильно отличаются.

Последние скандалы вокруг Твиттера, Фейсбука, Вотсапа и прочих только увеличили градус. Посмотрим, что скажут законодатели. Пока слишком многое в этом бизнесе - серая зона, которую многие хотят структурировать и начать регулировать. Дискуссии, мягко говоря, жаркие.

Директор по развитию, Германия
Евгений Равич пишет:
Виктор Москалев пишет:
Валерий Андреев пишет:
Так вопрос не в самом бизнесе, а в подходе к нему, как к временному явлению. 

Подход этот сформирован культурой и ситуацией. В каких то долях и то и другое. Ситуация слишком нестабильна. Это принуждает к излишней диверсификации. А диверсификация ведет к размытию фокуса. И отсюда невозможность сделать что-то на мировом уровне значимое. Да и не собираются большинство наших предпринимателей, а до сих пор еще пользуются стратегией девяностых - брать на западе примеры и их повторять в России с учетом каких то местных поправок (как получится)

Роман Панин пишет:
Я говорю о сервисных компаниях, создающих глобально конкурентные продукты. Yandex, Tinkoff, Alfabank, Revolut, etc.

Примеры хорошие да. Но вот обратите внимание на движение Яндекс в сравнении с движением их конкурента Гугл. Гугл купил операционную систему Андроид которая стала лидером по числу установленных на смартфонах. Гугл купил ютуб, который стал лидером по доставке видеоконтента. То есть, обладая огромным финансовым ресурсом, Гугл захватывает мир. 

А что делает яндекс? Суши взялся возить по Москве и гамбургеры.

Вопрос из зала: а что именно продает Google?
Что в реальности продает Яндекс?

Могут ли эти компании и их ключевые продукты конкурировать? На каком рынке?

 

Гугл и Яндекс могут продавать всё! Потому что это сейчас самые масштабируемые и эффективные каналы продаж. Амазон в Европе съел всех, а европейские власти только сейчас поняли, что это проблема

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Кто в России ищет работу активнее всех

Сервис HeadHunter провел исследование и выяснил, кто и где ищет работу наиболее активно.