Как русский бизнес стал одним из самых крутых и свободных в мире

Понимая кажущуюся провокационность названия статьи, сразу уточню – здесь нет политической тематики, и желающие подискутировать на тему сложных взаимоотношений некоторых стран СНГ могут выразить свое негодование на других ресурсах, коих огромное множество. И заранее прошу прощения у всех, кого я вольно и невольно оскорбил своим мнением. Эта оговорка тоже, к сожалению, яркая примета нашего времени.

Если говорить о моем опыте, то с 2009 года я начал первый успешный бизнес с годовым оборотом в несколько миллионов евро, а с 2016 года живу и работаю в Германии, где в 2020 году начал свой первый проект. Но сначала небольшой экскурс в историю.

1. Классический капитализм

Капитализм в привычном виде возник по историческим меркам сравнительно недавно – с начала XIX и по середину XX века. Его основную суть довольно точно описали марксисты: в массовом капиталистическом производстве товаров и услуг есть базовый и неразрешимый конфликт интересов – капиталист хочет выжать максимум из имеющихся у него ресурсов, том числе работников, рассматривая их как объект и не допуская их к владению капиталом.

Несмотря на эту базовую несправедливость, многие капиталистические страны мира добились впечатляющих успехов в развитии технологий и кардинального улучшения качества жизни людей. Однако социальный конфликт при таком способе производства был настолько острым, что в некоторых странах спровоцировал появление и укрепление социалистического способа производства. Идеи социализма и справедливости были крайне популярными до 1970-х годов и по сути заставили типичные капиталистические страны пойти на уступки в вопросе большей справедливости к доступу к общественным благам.

2. Социальный капитализм

Несмотря на крах социалистических систем в начале 1990-х, абсолютное большинство западных стран, в первую очередь западноевропейских, продолжили активное «полевение». Германия и скандинавские страны ввели бесплатное образование для всех, бесплатную страховую медицину, обширную систему льгот и финансовой поддержки малоимущим слоям населения.

Государство и общественные институты стали играть несоизмеримо большую роль в управлении капиталом и бизнесом – предприниматель перестал иметь право увольнять и сокращать работников без согласования с профсоюзами и отраслевыми союзами и обязан был согласовывать многие управленческие решения с государством (допустимые технологии, экологические нормы…).

Страны бывшего соцлагеря, напротив, оказавшись у разбитого корыта, были брошены назад к дикому капитализму, практически потеряв все завоевания социальной поддержки, существовавшей до этого. Несмотря на такую ситуацию, компании и люди на постсоветском пространстве не только выжили, но и создали уникальную бизнес-культуру, готовую меняться и приспосабливаться к любым негативным условиям, основанную на известном принципе «не верь, не бойся, не проси». Похожая бизнес-культура сложилась также в таких крупных развивающихся странах как Китай, Индия, Бразилия, Турция.

Западные же бизнесы (за исключением США) такую гибкость и резистентность во многом потеряли и становятся все более похожими на позднесоветские элиты, стремительно теряя свою конкурентоспособность в пользу «молодых агрессивных» экономик. Ситуацию усугубляет мощный социальный прессинг, граничащий с цензурой и запретом на деятельность в отношении принятия непопулярных решений, таких как сокращение и закрытие местных производств, отношения с социальными, национальными, религиозными и сексуальными меньшинствами, которые по сути стали диктовать предпринимателям мэйнстримную повестку и могут фактически управлять бизнесами.

Масла в огонь подлил, конечно, коронавирус, при котором влияния государства и ограничений стало кратно больше, а свободы, в том числе предпринимательской, кратно меньше. Крайне негативным фактором для западных экономик является еще и то, что население уже привыкло получать бесплатную помощь от государства, и мало мотивировано к самостоятельному преодолению кризиса. Многие бизнесы также заняли «паразитную» позицию и массово рассчитывают на помощь от государства, благо финансовых резервов накоплено предостаточно. Однако за все приходится платить!

3. Гибридная Agile-эра

Основным маркером этой эры было лавинообразное развитие цифровых технологий с начала 2000-х, основанных в своей массе на предоставлении сервисов и услуг. Нужно признать, что объективными достижениями двух предыдущих этапов стало экспоненциальное повышение качества жизни людей практически во всех странах мира. Проще говоря, человечеству больше не нужно бороться с массовым голодом и заботиться об обеспечение базовых физиологических потребностей. На первый план выходит сервис, ощущения, эмоции. Поэтому в структуре ведущих экономик мира (включая добывающие страны вроде России, Канады, Австралии, ОАЭ) сфера услуг с помощью масштабируемых технологий стала играть определяющую роль. И у большинства западных стран с этой сферой большие проблемы.

В качестве примера в разнице бизнес-подходов в России и Германии приведу следующие показатели:

Показатель

Россия

Германия

Примечание

Ориентация при продажах

На решение проблемы клиента

На продукт

В России решение проблемы клиента и его удовлетворенность – важный показатель. В Германии – явный фокус на усложнение продукта и повышение его «качества»

Среднее время ожидания ответа от провайдера услуг

В течение дня

1-2 недели

В России стало нормой получение поддержки в реальном режиме, в Германии поддержку ты получаешь в течение месяца почтовым письмом и вынужден умолять поставщика услуг тебе помочь

Наиболее распространенная форма отношений с клиентом

Модель freemium, когда огромное количество бесплатных сервисов дополнены гибкими тарифами и опциями

Платная фиксированная подписка с невозможностью изменения условий со стороны клиента

В Германии среди операторов Интернета наиболее распространенными являются двухлетние контракты с безусловным списанием денег и невозможностью этот контракт расторгнуть / изменить со стороны клиента

Средняя почасовая ставка сервисного сотрудника

300 руб.

20 евро* (1800 руб.)

1 евро = 90 руб. Такси, колл-центры, няни, репетиторы...

Трудовое законодательство

Гибкое и либеральное: 2 недели уведомления при соглашении сторон, 2 месяца при сокращении

Негибкое и сложное – до 6 месяцев уведомления при соглашении сторон и до 2 лет при сокращении

Жесткое трудовое законодательство в Германии значительно удорожает стоимость оказания сервисов либо приводит к дискриминационным способам найма: «вечная» стажировка, неполный рабочий день

Однако мир стремительно меняется и основным показателем успешности становятся не продвинутость технологий как таковых, а способы их предоставления потребителям. Умение подстраиваться под клиента, «чувствовать» его потребности – ключ к предпринимательскому успеху. Мир становится гибридно-гибким (Agile), где вчерашние конкуренты объединяются в стратегические альянсы, где офлайн сосуществует с онлайн, где для достижения целей компании уже не нужно нанимать сотрудников в штат, а поручать задачи фрилансерам, проектным подрядчикам и партнерам из любой точки мира.

С другой стороны, сложные социальные и финансовые ограничения в совокупности с социалистическим трудовым законодательством создают громадные проблемы для западных предпринимателей по предоставлению своих сервисов. Бизнесу приходится постоянно оглядываться и опасаться, чтобы своими действиями и словами не оскорбить какое-либо меньшинство и не затронуть чьи-то интересы. Сила общественного давления здесь приобрела формы и методы культурной чистки. Общественные, экологические, религиозные и прочие активисты могут в считанные дни устроить бизнесу бойкот, массовое порицание и травлю.

Показательный пример – случай, произошедший с известной немецкой сетью Douglas. В декабре 2020 года немецкие власти ввели полный запрет офлайн-торговли за исключением товаров первой необходимости (продукты питания, бытовая химия, лекарства и гигиенические средства). Douglas фокусируется в основном на парфюмерии и косметике, но продает также и гигиенические средства. Пользуясь этим, руководство компании оставило открытыми полки с гигиенической продукцией, закрыв все остальные. Это вызвало шквал возмущения и бойкот компании миллионами подписантов. Топ-менеджменту пришлось уже на второй день работы закрыть магазины и слезно извиняться перед всеми «пострадавшими» за свое «безответственное поведение», хотя они выполнили все санитарные требования, действовавшие на тот момент.

Окно возможностей

Бизнесы в большинстве постсоветских стран таких проблем не имеют. Государству по большому счету на них наплевать – лишь бы платили налоги и не вмешивались в политику. Общество также не предъявляет бизнесу высоких требований, сопоставимых с западными странами.

Все это создает в русскоязычном пространстве беспрецедентный уровень свободы с точки зрения возможностей по разработке новых бизнес-концепций и моделей, свободного обмена опытом, мнениями и проведения экспериментов. Очевидно также, что низкий платежеспособный спрос не всегда дает этим бизнесам зарабатывать и развиваться на внутренних рынках в достаточной мере. С другой стороны, это создает необыкновенные возможности по развитию экспорта услуг.

Коронавирус показал, что осуществление значительного объема услуг возможно удаленно и с помощью цифры. Продвинутые цифровые технологии, отличный и гибкий сервис, дешевизна рабочей силы, предоставляющей этот сервис, создает громадные конкурентные преимущества перед большинством западных игроков. Реально объективные препятствия – это адекватная языковая поддержка местных пользователей, а также знание особенностей местного законодательства. Но эти трудности вполне преодолимы.

Желаю всем успехов, новых открытий и позитивной трансформации в новом 2021 году!

Также читайте:

Комментарии
Консультант, Украина
Роман Панин пишет:

Это правда, согласен, но к приведённой вами статье это не относится 

Еще как относится. Сейчас информация - это самое ценное :)

 

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Роман Панин пишет:
У вас скорее всего опыт взаимодействия с немецкими компаниям

Немецкие компании бывают акууратные - а бывают и наоборот. В данный момент глобализация всех подравняла. В любой стране мира кто то ведёт себя хуже некуда а кто то идеально. тем более что компании теперь какие угодно в том числе и по составу топ-менеджмента

 

Директор по развитию, Германия
Андрей Роговский пишет:
Роман Панин пишет:

Это правда, согласен, но к приведённой вами статье это не относится 

Еще как относится. Сейчас информация - это самое ценное :)

 

Абсолютно согласен, если эта информация ценная и содержательная. У той, которую вы привели, полезности ноль. Прошу прощения за прямоту)

1 6 8
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Кто в России ищет работу активнее всех

Сервис HeadHunter провел исследование и выяснил, кто и где ищет работу наиболее активно.

Мировой рынок труда потерял около 255 млн рабочих мест в 2020 году

Это в четыре раза больше, чем во время глобального финансового кризиса 2009 года.