Рекордное падение нефти: что ждет бизнес и экономику РФ

9 марта цены на нефть упали на 25% – это рекорд XXI века. Причины – падение спроса на нефть из-за эпидемии коронавируса и выход России из нефтяной сделки ОПЕК+. Американские и европейские рынки открылись обвалом. Курс рубля тоже рухнул после открытия торгов на Московской бирже.

Executive.ru опросил экспертов, чтобы узнать ответы на мучающие всех вопросы: это временное падение или долгосрочное? Насколько вероятен глобальный кризис? Как все это повлияет на бизнес в России?

Виталий ХристичКогда коронавирус станет неинтересен, все вернется к прежним отметкам

Виталий Христич, независимый международный финансовый советник, эксперт Executive.ru

В основном кризисы возникают, когда лопается пузырь на финансовом рынке вследствие завышенных цен на тот или иной актив. Настоящее падение стоимости нефти связано, в первую очередь, с истерией вокруг коронавируса и с несостоявшейся сделкой ОПЕК+, что вызвало цепную реакцию на всех рынках. Как только коронавирус станет неинтересен, а нефтяные страны заключат новое соглашение, о чем не стоит беспокоиться, так как низкая цена никого не устраивает в долгосрочной перспективе, а инвесторы, ждавшие распродажи дорогих активов, начнут их скупать, все вернется к прежним отметкам.

Не стоит рассчитывать, что наша национальная валюта целиком восстановит позиции. Слабый рубль по-прежнему выгоден государству с точки зрения наполнения бюджета. Так как в сегодняшней изоляции России и зависимости благополучия страны от экспорта сырья приток нефтедолларов – это самый простой способ держаться на плаву и выполнять социальные обязательства и финансировать нацпроекты.

Данная ситуация не может благоприятно отразиться на обычных людях. Прежде всего тем, что импортные товары подорожают. Для семейного бюджета потребление в рублях вырастет, сбережения сократятся, что в будущем негативно отразится на уровне жизни, люди будут менее защищены от следующих кризисов, реальные доходы населения продолжат падение.

Максим КанищевФакт таков, что мы уже в глобальном кризисе

Максим Канищев, управляющий директор, «РусЭнергоПроект»

Факт таков, что мы уже в глобальном кризисе. Причиной стали не цены на нефть, а коронавирус. Когда эпидемия закончится, можно будет ставить прогнозы выхода из него. Цены вернутся назад из-за резко возросшей потребности экономики в топливе. Будет ли это уровень цены до эпидемии, выше или ниже, сказать сложно, это зависит от глубины пандемии и ее результатов.

Мы достаточно устойчивы к цене нефти. До всенародного голосования правительство предпримет все усилия для сдерживания цен, в первую очередь на топливо. Но у нас закрыта половина европейских стран, Китай, США, и как бы мы не проводили импортозамещение – торговые обороты с миром у нас огромные. Приостановка работы этих цепочек уже ударила по бизнесу, и будет еще хуже, что безусловно почувствуют на себе и простые граждане.

Инна АнисимоваПадение цен на нефть может стать триггером для развития бизнеса

Инна Анисимова, генеральный директор, коммуникационное агентство PR Partner

Кризис может сыграть России на пользу. В Китае из-за пандемии «цифра» сделала скачок в развитии, так и в России очередное падение цен на нефть может стать триггером для развития бизнеса и экономики в целом. Нецелесообразно вечно полагаться только на ресурсы страны.

Зарубежные клиенты, которые оплачивают счета в валюте, начинают меньше платить, глядя на изменение курса. Сотрудники ведут себя аккуратнее с отпусками. Из-за падения рубля и риска коронавируса поездки за границу становятся менее привлекательными – Алтай, Сочи, Крым могут вновь нарастить популярность.

Андрей БерезинЭкономическая активность в Китае уже восстанавливается хорошими темпами

Андрей Березин, управляющий партнер, Raison Asset Management

Падение цены на нефть – временное и во многом вызвано «эмоциональными» причинами. Безусловно, котировкам будет сложно дорасти до прежних уровней, но экономическая активность в Китае восстанавливается хорошими темпами. По данным China International Capital Corporation на 9 марта, китайская экономика находится на уровне 77,3% к тому же периоду прошлого года. Весь негатив от срыва соглашения по сделке ОПЕК+ уже заложен в ценах, и к уровням начала 2016 года они вряд ли вернутся. ФРС США уже уменьшила ставку на 0,5%; страны G7 готовы принять меры, чтобы снизить отрицательный эффект от коронавируса. При негативном сценарии индекс S&P500 может снизиться до уровня 2600, однако, по базовому сценарию, после небольшого отскока рынок будет медленно восстанавливаться.

Если говорить о малом и среднем бизнесе в России, ему станет еще сложнее справляться с падающей покупательной способностью населения. Жителям страны придется экономить: из-за ослабления рубля стоимость средств производства и цены на товары вырастут.

Леонид ДуленковЛюбые односторонние действия грозят преодолением точки невозврата

Леонид Дуленков, генеральный директор, МФК «Экофинанс»

К сожалению, российская экономика по-прежнему сильно зависит от цен на углеводороды. Обвал цен на нефть спровоцировал резкий обвал национальной валюты. Поэтому отечественному бизнесу ничего хорошего ждать не приходится в любом случае.

Президент США в то же время с одобрением отнесся к падению мировых цен на нефть, заявив, что от этого выиграют простые американцы, поскольку цены на топливо, скорее всего, также снизятся. С другой стороны, пока непонятно, как будет себя вести нефть в среднесрочной перспективе.

10 марта произошел небольшой откат, вследствие которого нефть немного подорожала. Если цены вернутся к норме последних нескольких месяцев, тогда простым потребителям не стоит ждать снижения цен на заправках. Однако Америка – это Америка, а в России законы рынка работают по-особенному. Любые колебания цен на сырую нефть неизбежно приводят к удорожанию топлива. Поэтому, даже с учетом долговременного снижения цены на нефть, россияне скорее всего увидят повышение цен на бензин или дизель. Рост цен на горючее неизбежно потянет за собой цены практически на все остальное: увеличится стоимость транспортных расходов. Вырастут цены на продовольственные товары, одежду и еду. В итоге за все платит конечный потребитель.

Не будем забывать о том, что доходы простых россиян сокращаются больше 6 лет подряд, что негативно отражается на реальном секторе: снижается потребительский спрос. В некоторых случаях он может увеличиваться за счет развития рынка кредитования, но участников финансового рынка обязали учитывать предельную величину долговой нагрузки. Поэтому кредитный механизм не может всерьез считаться фактором экономического роста без проведения структурных преобразований в экономике.

Ответить резким повышением цен на все, полностью компенсировав свои затраты, у бизнеса также не получится без последствий для себя. Но и не отреагировать совсем не представляется возможным, поэтому цены будут расти так, чтобы окончательно не распугать покупателей. Компромиссный вариант, когда всем придется умерить свои аппетиты и ужать пояса.

До сих пор остаются проблемы, вызванные коронавирусом. Новые очаги распространения инфекции в Европе уже отразились на снижении основного турпотока. Авиакомпании вынуждены направлять полупустые самолеты по всем основным направлениям, чтобы не потерять свои квоты в международных аэропортах. Если туристический поток снизится на более продолжительное время, это неизбежно ударит по всем «транспортникам».

Из-за эпидемии практически остановились поставки высокотехнологичной продукции из Юго-Восточной Азии и Китая, что также спровоцировало небольшой рост цен, в том числе и на бытовую электронику и комплектующие.

Пока, конечно, не стоит полностью терять оптимизм, возможно, ситуацию удастся вырулить, ведь страдают от этого все и невыгодно это практически никому. Европейские и американские рынки открылись падением, что свидетельствует о панических настроениях инвесторов. Однако, время и возможности, чтобы немного отыграть позиции, есть.

О начале сильнейшего мирового финансового кризиса эксперты говорят давно и, исходя из этой логики, кризис наступает практически по расписанию: на фоне торговых войн, коронавируса и колебаний цен на нефть. Политикам необходимо учесть, что сейчас любые манипуляции и односторонние несогласованные действия грозят преодолением некоторой точки невозврата. Самое опасное, что возможная дестабилизация мировой обстановки может стать полностью неуправляемым процессом.

Алина БажулинаСитуация для России не так страшна, как может показаться

Алина Бажулина, управляющая филиалом, АКБ «Фора-Банк»

Я не вижу смысла давать промежуточные прогнозы, так как развал сделки ОПЕК нельзя считать завершенным. Информация появляется дозированно: изначально говорили, что инициатором выхода была Россия, теперь выясняется, что финальное слово осталось за Саудовской Аравией, но что на самом деле было на переговорах, узнать не представляется возможным. Плюс, Россия попросила больше времени подумать. Никто не знает – возможно, через неделю, две или месяц все участники сделки придут к соглашению. Тогда нефть может вернуть себе былые уровни, и рубль тоже укрепится. Слишком много неизвестных в этом уравнении, чтобы давать однозначные ответы.

Несмотря на волну паники, которая подогревается нестабильной эпидемиологической обстановкой в мире, ситуация для России не так страшна, как может показаться. Например, в 2014 и 2016 году падение национальной валюты было существенно сильнее. Сейчас курс доллара поднялся с 65 рублей до кризисных событий до 72 рублей на момент закрытия торгов 10 марта, тогда же, в 2014 году, рубль ослаб в два раза, а евро в некоторые моменты у спекулянтов торговалось за 120 рублей.

В большинстве своем на те товары, которые уже ввезены в Россию, цена измениться не должна, даже если товары еще не находятся на прилавках. Возможен ажиотаж среди населения по приобретению дорогостоящих вещей – бытовой техники и электроники, мебели, автомобилей, крупных хозяйственных товаров. Спрос на них будет повышен и скорее всего имеющиеся запасы товаров по «старым» ценам довольно быстро иссякнут. Это не значит, что стоит повторять ошибки прошлых лет: в 2014 году уже было такое, когда ценники не были переписаны в один день, и все бежали и скупали технику и автомобили. Хотя, как показывает опыт, люди все равно торопятся и обжигаются – во-первых, многие стали жертвами спекулянтов, во-вторых, импульсивные покупки в долгосрочной перспективе не экономят деньги.

Однако то, что относится к категории скоропортящихся товаров, и то, чем мы пользуемся регулярно, довольно быстро взлетит в цене. Прежде всего, речь идет об импортных продуктах, бензине, который дорожает даже при «сильной» нефти. И, конечно, подорожают заграничные поездки и авиаперелеты.

Дмитрий КучеровКризис уже наступил. В первую очередь, в России

Дмитрий Кучеров, директор департамента стратегического развития, EKF

Текущее падение, скорее, среднесрочное, продлится больше одного года. Оно произошло из-за двух факторов.

Первый – прогноз снижения роста общемирового ВВП из-за коронавируса. Китай является мировой фабрикой по производству товаров. В текущей ситуации объемы производства и темпы роста ВВП Китая существенно снизятся, что скажется на спросе на энергоносители. Влияние этого фактора напрямую зависит от того, насколько быстро получится справиться с пандемией. Коронавирус уже масштабировался и распространился в другие страны, в том числе в Европу, в связи с чем ожидается существенное снижения роста общемирового ВВП.

Второй, более долгосрочный фактор – договоренности ОПЕК. Американские компании, занимающиеся добычей сланцевой нефти, успели захеджировать свой сбыт на уровне $60 за баррель, что гораздо выше себестоимости добычи. Поэтому, как минимум, в ближайший год у них не будет мотивации бороться за повышение этой стоимости. Кроме того, сейчас ограничены нефтедобывающие мощности саудитов, а с их ростом стоимость нефти может снизиться.

Таким образом, американские компании по добыче сланцевой нефти, захеджировав экспортные цены на высоком уровне, фактически помогают американским инвестбанкам, которые и несут риски по хеджированию. С помощью федеральной резервной системы они частично девальвируют доллар, что позитивно сказывается на американской экономике и ее экспортных возможностях.

Кризис уже наступил. В первую очередь, в России. Но есть страны, которые наоборот выигрывают в нынешней ситуации. Поэтому текущий кризис не назвать глобальным. Но можно предположить, что он будет затяжным.

Экспортные возможности России вырастут, потому что снизится себестоимость труда и производства товаров. Хотя это не повысит экспортную привлекательность российских товаров на внешних рынках для тех стран, которые не покупают их принципиально, независимо от цены. Так как нарастить экспорт быстро невозможно (нужно пройти сертификацию, адаптировать продукт под другие рынки), в долгосрочной перспективе, с точки зрения конкуренции на общемировом рынке, кризис окажет хорошее влияние на бизнес. А в краткосрочной – вызовет тяжелые последствия. Так как компании примут на себя большое количество рисков, им нужно думать, как сократить издержки, чтобы компенсировать потери, которые они уже несут.

Фото в анонсе: freepik.com


Материал подготовлен с помощью сервиса «Лига экспертов» Executive.ru. Комментарии экспертов Executive.ru публикуются в начале текста, со ссылкой на профайл участника Сообщества.

Комментарии
Адм. директор, Санкт-Петербург

Да, сколько экспертов - столько и мнений...

По коронавирус - интересует только дата окончания спекуляций на этой теме и соответственно - дата окончания форс-мажорных условий по действующим договорам...

Про нефть - почему-то дешёвую нефть, разведанные запасы которой конечны, мы не покупаем, а только качаем на продажу, причём в сыром виде, это как было, так и есть недальновидное решение...

Про курс национальной валюты - больше страшна его непредсказуемость, чем колебания вместе с каким-то сырьевым ресурсом или эпидеомологической ситуацией! Курс на неопределённое время изменился, и причины следующих его скачков в любую сторону (в любую - это шутка) нам ещё неизвестны...

Для данного ресурса (Е-хе) мы вынуждены считаться с тем, что от последствий ослабления реальной покупательной способности рубля страдает не "статистическое" население, а наши работники, что неизбежно потребует мер по коррекции себестоимости товаров/услуг, желательно без потери потребительских кондиций, так и пересмотра структуры затрат на персонал!

 

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Ай какие оптимисты сейчас в экспертах... А ведь спрос на нефть то уже не вернётся на прежние уровни - хотя бы из-за отмены авиарейсов. Бойцы с США немного забыли, что эта страна с удовольствием покупает дешёвую нефть. а свою дорогую консервирует до лучших времён как только такая возможность появляется. А этот самый подлый коронавирус пока только италию в Европе нахлобучил серьёзно - остальные всё впреди. так что сейчас наконец и увидим насколько серьёзные управленцы стоят у отечественного руля. При нене на нефть в 80 долларов все круты- а вот при 8 пришлось когда то Примакова звать. Покойного сейчас увы

 

Генеральный директор, Нижний Новгород

Цитата - Кризис может сыграть России на пользу. В Китае из-за пандемии «цифра» сделала скачок в развитии, так и в России очередное падение цен на нефть может стать триггером для развития бизнеса и экономики в целом. Нецелесообразно вечно полагаться только на ресурсы страны.

У меня, по наблюдениям, иное мнение:

Уже было в рыночной экономике Росси 2 кризиса, никаких изменений они не принесли - как сидели на нефтяной игле, так и сидим. И этот кризис будет не исключением. 

А вот когда кто-то первым начнет профессионально работать на рынке вакансий, он увидит, что для работников важна хорошая практика управления - вот это (случайное собитие в первых компаниях на обозначенном пути) - и будет реальным стимулом.

Этот  кризис - скорее всего (уже) будет использован исключительно в политических целях нынешней властью 

 

Адм. директор, Санкт-Петербург
Владимир Токарев пишет:
Уже было в рыночной экономике Росси 2 кризиса, никаких изменений они не принесли - как сидели на нефтяной игле, так и сидим. И этот кризис будет не исключением. 

Да ладно, если бы только на нефтяной игле сидели! Просто на попе ровно сидим - вот что действительно пугает! Взять энергомашиностроение - не столь уж зависимую от нефти отрасль! Где турбогенераторы не хуже сименсовских? А что по постальным углеводородам? Как продавалась тонна угля по цене кокупаемого потом расходника для лазерного принтера - так и продаётся! Как прекратились поставки первичного химического сырья из Китая - встало типа "высокотехнологичное производство" много чего! 

Всё упомянутое - решаемые задачи, но вот определённость "правил игры", задаваемая государственным регулятором, на уровне ниже мирового океана! 

И вот это действительно мешает жить и работать... 

Директор по маркетингу, Москва
Марат Бисенгалиев пишет:
а вот при 8 пришлось когда то Примакова звать. Покойного сейчас увы

Я тоже думаю что длительный период низких цен вполне возможен. У саудитов нефти много. Они привыкли жить на широкую ногу. Себестоимость у них очень низкая и при этом есть возможности наращивания добычи. Они может и хотели бы цены повыше, но разбаловались большими деньгами. И они теперь не вполне уверены в будущем нефтяного рынка потому что сами даже включились в развитие альтернативных источников энергии, так что может быть мотивация заработать пока можно. 

Это приведет к тому, что Газпром станет убыточным и Роснефть. Обрушатся все конструкционные построения нынешнего президента. Все что он строил станет странноватым. Эти гиганские убыточные монстры, что с ними делать?

Я думаю так и будет выглядеть конец сегодняшней попытки возвращения совка, каким был конец совка. Экономический крах и за ним политический. Крах будет связан именно с чудовищной неэффективностью базовых госкомпаний. 

То есть наверное в планировании в том числе инвестиций и всего  можно опереться на опыт последних годов СССР, сценарий может быть похожим. Где то впереди гиперинфляция. 

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Виктор Москалев пишет:
Эти гиганские убыточные монстры, что с ними делать?

Содержать за счёт бюджета само собой

Директор по маркетингу, Москва
Марат Бисенгалиев пишет:
Содержать за счёт бюджета само собой

Это и приведет к гиперинфляции. Все эти годы инфляция была довольно высокой, достаточно посмотреть на курс рубля в 2003 и сейчас. И уже давно многие компании стали убыточными. Особенно в машиностроении. Дотация на  дотации. То есть расходы государства на поддержание промышленности довольно большие и сейчас. 

А если на него еще лягут госкомпании, которые сейчас наполняют бюджет, а начнуть просить денег (это уже происходит) то расходы увеличатся. Из налогов обычных это не покроешь. Слишком велика разница между налогом на добычу полезных ископаемых и другими таможенными платежами при экспорте углеводоров и несчастными поступлениями от граждан и обычного бизнеса. (тут я возможно преувеличиваю, НДС все же большой) 

Все равно  не  хватит. При этом госмашина стареет вместе со всеми ее основными действующими лицами. То есть каких то эффективных действий по исправлению ситуации ждать неоткуда. 

Генеральный директор, Москва
Марат Бисенгалиев пишет:
Виктор Москалев пишет:
Эти гиганские убыточные монстры, что с ними делать?

Содержать за счёт бюджета само собой

Не даром же появилась такая статья

https://www.vedomosti.ru/business/news/2020/03/13/825127-putin-otvetil-o-zarplatah-top-menedzherov-goskorporatsii?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews

Директор по продажам, Санкт-Петербург
Марат Бисенгалиев пишет:
пришлось когда то Примакова звать.

И, как по-вашему,  кто бы реально что-то подобное смог?

Генеральный директор, Брянск
Владимир Токарев пишет:
А вот когда кто-то первым начнет профессионально работать на рынке вакансий, он увидит, что для работников важна хорошая практика управления - вот это (случайное собитие в первых компаниях на обозначенном пути) - и будет реальным стимулом.

«Вы, ... , воля ваша, что—то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над Вами потешаться будут.» (М.Булгаков)

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии