Можно ли предотвратить финансовый кризис 2021 года?

В 2021 году в России лопнет пузырь, надувшийся на рынке потребительского кредитования, заявил министр экономического развития Максим Орешкин. Если ничего не делать, то пострадают и граждане, и экономика. ВВП может обвалиться сразу на 3%, экономика уйдет в рецессию, а в России разразится полномасштабный кризис. Редакция Executive.ru задала экспертам следующие вопросы:

  1. Каков будет масштаб кризиса: какие сектора пострадают прежде всего, сколько домохозяйств находятся в зоне риска?
  2. Что должна делать власть, чтобы не допустить обвала экономики?

Мнения экспертов по ряду позиций полярно разошлись. В частности, одни считают, что надо понижать ключевую ставку, другие – что ее надо повышать.

Марат БисенгалиевБыло бы логично дать людям возможность работать

Марат Бисенгалиев, директор московского филиала, АО «Афая», эксперт Executive.ru

 

В зоне риска уже давно находятся практически все, кроме немногих организаций, напрямую замкнутых на финансировании из госбюджета в любых размерах. Все остальные зависят от множества рисков, которые заранее абсолютно не просчитываются.

Из безусловных рисков – увеличение налогового давления, рост цен на сырье, в том числе и на мировом рынке, монополизм в банковской сфере, увеличивающий процентную нагрузку на бизнес и население. Еще увеличение стоимости услуг естественных монополий, уменьшение даже не доходов населения, а той суммы, которая остается у каждого домохозяйства после оплаты всех неизбежных расходов (жилье, питание). Соответственно, зона риска будет расти, в первую очередь за счет тех, кто выпускает продукцию или оказывает услуги в условиях высокой конкуренции, и с небольшой наценкой. Им все сложнее будет оставаться в прибыли.

До определенного момента такая ситуация была для власти выгодна, ибо в конкуренции за рабочую силу бизнес государству мешал, причем любой – даже ИП-шники. Но ситуация может так измениться, что лишние люди уже не смогут найти себе применение даже в государственных структурах, которые по разным причинам сокращают свою потребность в кадрах.

Поэтому было бы логично дать людям возможность работать: снизить налоги, ставки аренды, дать доступные кредиты, убрать некоторые бюрократические рогатки (лицензирование), ограничить всевозможные поборы. Покушаться на бюджет никто, само собой, не планирует –  «верхи» могут хотя бы не мешать работать. Нынешним господам нужно вернуться к правилу управления товарища Брежнева – сами живите, как хотите, но и людям не мешайте.

Александр ЖириковВ России образовалась группа «профессиональных заемщиков»

Александр Жириков, генеральный директор, «Мега», эксперт Executive.ru

По мнению Максима Орешкина, пузырь на рынке потребительского кредитования лопнет в 2021 году по причине того, что россияне задолжали 8 трлн рублей и для погашения старых долгов берут новые кредиты. В связи с этим проблема закредитованности населения «взорвется» в 2021 году: экономика уйдет в рецессию и в стране может начаться кризис.

Насколько обоснована позиция министра? По его мнению, примерно треть российских заемщиков тратят на платежи по кредитам свыше 60% своего ежемесячного дохода. Но из его слов неясно, сколько это граждан, какие у них доходы, как они справляются с долговой нагрузкой. По информации Объединенного кредитного бюро, у 57,7 млн россиян есть открытые кредиты. Бюро кредитных историй «Эквифакс» называет цифру в 36,8 млн заемщиков, разница огромная. Центр конъюнктурных исследований ИСИЭЗ Высшей школы экономики указывает на то, что в России постепенно образовалась так называемая группа «профессиональных заемщиков», которые берут ссуды не для крупных покупок, а для поддержания текущего потребления и выплаты уже имеющихся долгов. В эту группу входит в основном население с низкими доходами. По информации Национального бюро кредитных историй, на апрель 2019 года в России насчитывается 5,8% проблемных заемщиков, то есть 2,6 млн человек. Число таких заемщиков снижается. По подсчетам ОКБ, закредитованными можно считать около 8,5 млн россиян. Это 14,6% от общего числа заемщиков с действующими кредитами.

Представляется, что Минэкономразвития чрезмерно фокусируется на росте номинального объема долга домохозяйств. Сама по себе долговая нагрузка населения в процентном отношении к ВВП заметно снизилась и составляет 4,9% против пиковых 5,6% в 2014 году. Кроме того, в России не наблюдается значительного роста безработицы, который бы мог сказаться на росте просрочки. Эксперты не исключают, что Минэкономразвития, критикуя ЦБ, пытается решить проблему не долговой нагрузки, а слабого роста реальных доходов населения и инвестиций в основной капитал.

В числе вариантов спасения от «пузыря» в качестве поддержки россиян с высокой долговой нагрузкой можно было бы рассмотреть следующее:

  • Реструктуризация проблемных кредитов.
  • Платежные каникулы по всем крупным кредитам.
  • Списание самых проблемных «безнадежных» долгов.
  • Упрощение и удешевление процедуры персонального банкротства.
  • Структурные изменения финансово-кредитной системы, сделать переход от необеспеченного потребительского кредитования к залоговому, ввести ограничения на выдачу длинных кредитов, ввести лимит выдачи кредитов заемщикам с высокой долговой нагрузкой, снизить банковские ставки.

Эффективность этих мер будет зависеть не столько от формы поддержки, сколько от ее направленности.

Александр БыковскийМасштаб кризиса будет огромен

Александр Быковский, экономист, юрист, политолог

 

Масштаб кризиса будет огромен. Пострадает, прежде всего, финансовый сектор экономики. Из-за раздутого «кредитного пузыря» людям просто нечем будет отдавать потребительские кредиты. Доходы не растут, а закредитованность населения увеличивается. Пострадает и отечественное производство, которое связано с финансовым сектором и потребительскими кредитами населения. То есть, будет затронут реальный сектор экономики. Поскольку покупательская способность снизится, снизится и спрос. Не на что будет содержать цеха, заводы, хозяйства, платить за коммунальные услуги, издержки производства, выдавать зарплаты в условиях, когда покупают слишком мало продукции производителей. Это коснется и сельского хозяйства, и пищевой промышленности, и любых других отраслей промышленности.

Пострадает и первичный, и вторичный сектор экономики. Например, в строительстве. Спрос на рынке недвижимости упадет, поскольку закредитованность этого сектора очень высокая. Квартиры покупать перестанут, госконтракты приостановятся. То же произойдет с заводами по производству строительных материалов. Третичный сектор экономики попадает «прицепом». Как может развиваться рынок услуг, если нет денег у населения?

Что нужно делать власти? В первую очередь, избежать огромного роста потребительских кредитов. По потребительским кредитам ввести ограничения и прекратить их беспорядочную выдачу. С другой стороны, ослабить процедуру выдачи долгосрочных кредитов. Дать населению более выгодные и удобные условия их получения. Не должен человек брать в кредит еду и вещи первой необходимости. Разработать более лояльные и удобные условия кредитования для малого и среднего бизнеса. А также улучшить инвестиционный климат для вложений внутри страны, и для привлечения инвестиций из-за рубежа на условиях, выгодных нашей экономике и населению.

При этом не давать нашим правоохранительным и надзорным органам беспричинно преследовать инвесторов. Создать мощные механизмы в законодательстве по защите инвесторов и их прав в Российской Федерации, а также для малого и среднего бизнеса. Отрегулировать судебную систему, так как иностранные инвесторы ее очень боятся и считают несправедливой.

Виталий МанжосПроблема назревает, но не является неизбежной

Виталий Манжос, старший риск-менеджер, «Алго Капитал»

 

Конечно, часть потребительских кредитов не выплачивается в срок. Институт банкротства физических лиц продолжает набирать обороты. Однако речи о неизбежном массовом банкротстве граждан РФ через два года пока не идет. Более того, правительство и регулирующие органы принимают целый ряд мер, в результате которых темпы роста необеспеченного потребительского кредитования должны замедлиться.

Приведем несколько относящихся к теме фактов. По данным ЦБ, прирост объема выданных кредитов в июне 2019 года сократился до 1,4% против 1,6% в мае. В годовом выражении этот показатель сейчас составляет 22,8%. По итогам 2019 года ожидается его замедление до 18%. Это происходит на фоне снижения официального уровня безработицы до рекордного уровня в 4,4%. В целом текущая доля проблемных розничных кредитов составляет около 7,5%. Для сравнения, в апреле 2016 года она составляла более 13%.

В Госдуме продвигается законопроект, направленный на очередное ужесточение правил работы на рынке микрофинансовых услуг. В частности, предполагается введение запрета на выдачу микрокредитов под залог жилой недвижимости. Кроме того, максимально возможная ставка по микрокредитам с 1 июля 2019 года не может превышать 1% в день. Указанная норма поэтапно снижается.

Свою позитивную роль должны сыграть адресные меры «охлаждения» рынка со стороны ЦБ РФ, такие как надбавки к коэффициентам риска по потребительским кредитам и скорое введение показателя долговой нагрузки граждан как критерия для принятия решения о возможности выдачи новых ссуд. Кроме того, ставки кредитования коммерческих банков могут несколько сократиться вслед за недавним понижением величины ключевой ставки.

С другой стороны, основной причиной текущего падения реальных располагаемых доходов граждан РФ является увеличение объема обязательных платежей, к которым относятся и выплаты по кредитам. Социальная значимость указанной проблемы усиливается тем, что принимать на себя неподъемную долговую нагрузку склонны именно малообеспеченные слои населения. Согласно официальным данным, за чертой бедности в России находится около 20 млн человек. Неофициальные оценки выше указанной цифры в 1,5-2 раза.

Необходимо понимать, что текущий рост объемов потребительского кредитования не является сам по себе проблемой. Вероятный негативный эффект от этой тенденции может быть связан с волной массового прекращения выплат по займам в случае резкого ухудшения экономической ситуации в стране. Кроме того, стимулирование розничных продаж за счет кредитования означает их неизбежный будущий спад по причине того, что более высокая доля будущих доходов потребителей будет направляться на погашение долга. В самом худшем варианте все это может вызывать острый экономический кризис и рост социального недовольства.

Андрей Котов«Пузырь» потребительского кредитования в принципе не может лопнуть

Андрей Котов, генеральный директор, МФО «Кредит 911»

Я считаю, что «пузырь» потребительского кредитования в принципе не может лопнуть. По данным Национального бюро кредитных историй, закредитованность граждан в Америке и Европе в 3-5 раз выше, чем в России (по отношению к размеру среднего дохода) и «пузырь» там не лопается. Россияне в среднем отдают 25% своей зарплаты на погашение кредитов, в США – 75%. Пузырем можно назвать ипотечный кризис в Америке, когда заемщики брали ипотеку на жилье, увеличивая тем самым цену на недвижимость, по нескольку раз перепродавая свои дома и зарабатывая на росте цен, пока все не рухнуло. Пузырь был в недвижимости, а не в кредитах.

Даже если россияне наберут много кредитов и у них не будет возможности перекредитоваться, то у некоторого количества россиян может наступить дефолт, но это не вызовет вала банкротств, так как суммы потребительских кредитов, о которых говорит Орешкин, на порядки ниже, чем размеры ипотечных кредитов, которые брали американцы. Потребительские кредиты россияне смогут погасить из своих доходов, немного снизив размер потребления.

Обвал экономики произошел тогда, когда USD вырос с 35 до 60 рублей в 2014 году. В тот момент стоимость всех российских активов упала в два раза, потому что многие зарубежные инвесторы начали вывод капиталов из России. Чтобы не допустить подобной ситуации, нужно повышать инвестиционную привлекательность России для зарубежных инвесторов.

Если деньги выводятся из страны, это останавливает развитие компаний, увеличивает риск их банкротства, и это повышает страховые риски и вызывает дальнейший отток денег. Если приток денег в страну превысит отток, то получаемые деньги пойдут на развитие предприятий, на увеличение оборотного капитала и прибыли, что повысит стабильность и надежность данных предприятий, и в целом укрепит экономику и курс рубля.

Арсений БессмертныхКризис проявится в резком падении совокупного спроса

Арсений Бессмертных, аналитик платформы CryptoEye, Zichain

Опасения министра Орешкина по поводу формирующегося пузыря на рынке потребительского кредитования в России действительно являются обоснованными. Различие взглядов Минэкономразвития и ЦБ РФ по этому вопросу отражает важную особенность этого феномена – уровень закредитованности населения на текущий момент не вызывает опасений с точки зрения банковской системы, но уже представляет собой существенный макроэкономический риск для национальной экономики в целом.

Текущий уровень закредитованности домохозяйств в РФ составляет 28%, но это лишь верхушка айсберга. Дело в том, что данный показатель является соотношением среднего объема задолженности к среднему годовому доходу и не отражает критической ситуации, при которой наименее обеспеченные люди по сути оказались в долговой яме.

В России, где состоятельные слои населения предпочитают вообще не пользоваться потребительским кредитованием, уровень закредитованности домохозяйств в регионах с низким уровнем доходов населения (например, Иркутская область, Калмыкия, Тыва) уже превысил 40%. При этом больше половины россиян обслуживают сразу несколько кредитов одновременно. Такую ситуацию нельзя считать устойчивой – и уже в ближайшем будущем она может стать причиной экономической нестабильности.

Кризис проявится в резком падении совокупного спроса и затронет в той или иной мере все отрасли российской экономики. Прогнозируя падение ВВП на 3%, Орешкин говорит именно о последствиях падения спроса. Если же рост числа дефолтов в сфере потребительского кредитования все же приведет к банковскому кризису, то возможна еще более глубокая рецессия.

Как показывает статистика, спрос на потребительские кредиты менее чувствителен к повышению процентных ставок по сравнению со спросом на другие виды кредитования. Поэтому для купирования проблемы регуляторам придется прибегать к иным методам. Например, может оказаться эффективным регулятивное ограничение размера платежей по кредиту к уровню дохода заемщика. То есть кредиты, которые автоматически будут приводить к тому, что заемщик будет тратить на их обслуживание больше установленного процента от своих годовых доходов, будут признаваться более рискованными и иметь повышенную норму резервирования. В целом правительству и ЦБ необходимо стремиться к тому, чтобы изменить структуру кредитования в РФ, обеспечив рост доли инвестиционных займов по сравнению с потребительскими.

Однако все вышеперечисленные методы помогут лишь временно купировать проблему. Ее основная причина заключается в том, что экономика России находится в состоянии стагфляции, когда на фоне относительно высокой инфляции не растут реальные доходы населения. Именно это обеспечивает нездоровый спрос россиян на потребительские кредиты – зачастую, они используются для покупки предметов первой необходимости. Чтобы по-настоящему решить эту проблему, требуется политическая воля для проведения масштабных экономических реформ.

Владислав КорсунскийЧтобы стимулировать рост доходов, надо снижать ключевую ставку ЦБ

Владислав Корсунский, аналитик по макроэкономике, УК «Арсагера»

Риски ускоренного роста потребительского кредитования преувеличены. Проблема носит скорее локальный характер: сам министр заявлял, что угрозы финансовой системе в случае резкого ухудшения платежеспособности на розничном рынке кредитования не возникнет. По данным ЦБ, темп роста выдачи розничных кредитов уже второй месяц замедляется, а объем просроченной задолженности при этом снижается. Риски несут только те домохозяйства, у которых соотношение платежей по кредитам к доходам находится на высоком уровне.

В последнее время рост потребительского кредитования является одним из важнейших факторов, способствующим реальному росту ВВП. По сути, потребительские расходы, поддержанные кредитованием, оказались единственной статьей, удержавшей ВВП в I квартале 2019 года в положительной области. Поэтому, если бы мы начали «решать проблему» потребительского кредитования, возможно, уже по итогам I квартала 2019 года в российской экономике была бы зафиксирована рецессия.

Снижать риски растущей закредитованности нужно не ограничивая кредитование, а стимулируя рост доходов населения и сокращая рост обязательных платежей. В 2018 году резко выросла доля обязательных платежей в структуре расходов населения, что привело к резкому сокращению доли сбережений. А последние решения правительства по увеличению НДС и пенсионная реформа не способствуют решению проблемы.

Один из способов стимулирования роста доходов – более активное снижение ключевой ставки ЦБ, что облегчило бы обслуживание кредитов заемщиками. Также нужно обратить внимание на динамику инвестиций. Снижение инвестиций – свидетельство того, что низкие темпы роста российской экономики носят структурный характер. А структурные проблемы требуют проведения структурных реформ: улучшения бизнес-климата, повышения предсказуемости условий ведения бизнеса, улучшения качества государственного управления и повышение доверия к судебной системе. Кстати, именно об этом говорила Эльвира Набиуллина на Международном финансовом конгрессе.

Сергей СмитЭффективной антикризисной мерой послужило бы повышение процентной ставки

Сергей Смит, управляющий партнер, On Capital

 

На конец I квартала 2019 года уровень потребительской закредитованности населения составил 28%. И данный показатель продолжает расти. Следовательно, около 28% населения России находится в зоне риска. Прежде всего, пострадают близкие к потреблению циклические секторы: люкс (машины, рестораны, магазины одежды).

С точки зрения масштаба кризис вначале затронет те самые 28% закредитованного населения. В конечном итоге, снижение процентной ставки ведет к увеличению денежной массы, и увеличение предложения денег приведет к снижению покупательской способности денег. Таким образом, кризисные явления постепенно затронут также и остальные слои населения.

Эффективной антикризисной мерой послужило бы повышение процентной ставки. Эта мера не приведет к дальнейшему росту закредитованности населения и будет постепенно снижать данный показатель. Данный процесс будет болезненным для экономики, так как темпы роста будут в дальнейшем снижаться или останутся на том же уровне. Однако такая мера позволит избежать кризисных явлений в будущем.

Текущая денежно-кредитная политика по смягчению кредитных условий приведет в будущем к ухудшению ситуации на рынке потребительского кредитования, перекредитованности населения.

Иван РыковУгроза идет сразу с нескольких сторон

Иван Рыков, генеральный директор, ГК «Рыков Групп»

 

Если «долговой пузырь» действительно лопнет, это вызовет масштабный долговой кризис в стране. Причем угроза идет сразу с нескольких сторон. С одной стороны, цепной реакцией банкротств и последующим за ней кризисом грозят корпоративные долги, где объем «токсичных» активов уже достиг почти 3 трлн рублей. А с другой, экономику грозит «утопить» рост задолженности домохозяйств. Там, если сравнить показатели с 2017 годом, по статистике Центробанка, за 2018 год объем долгов вырос на 20% и достиг почти 16 трлн рублей. Замечу, что по данным ЦБ, практически весь долг домохозяйств приходится на банковские кредиты.

И нет оснований, что этот год станет для россиян избавлением от долговой кабалы. Напротив, можно утверждать, что закредитованность населения будет только расти. Ведь около 57% граждан имеют непогашенные кредиты. Если и в следующем году процент неплательщиков будет расти, это может привести к тому, о чем говорил министр экономразвития – ситуация выйдет из-под контроля и рынок потребкредитования рухнет. А вслед за ним рухнет и банковская система, потому что у государства на этот раз не хватит денег, чтобы выручить кредитные организации. Хочу напомнить, что на санацию банков с 2014 года государство и так выделило порядка 6 трлн рублей, однако если банки массово «посыпятся», то потребуются значительно большие суммы, которых просто нет в бюджете страны. Ну а вслед за этим страну ждет общий экономический кризис.

Властям вместе с банковским сообществом надо срочно принимать меры по недопущению этого. В принципе, мы видим, что кое-что уже делается. Например, с 1 октября 2019 года в России вводятся надбавки к коэффициентам риска в зависимости от уровня долговой нагрузки. ЦБ предпринимает и другие меры по ограничению закредитованности населения. Но все эти меры ощутимого результата не дали. Кроме того, ничего не предпринимается по вопросам уже накопившейся задолженности.

На мой взгляд, в России необходимо срочно внедрять новые механизмы и инструменты по работе с проблемными активами. Например, для нормализации ситуации с закредитованностью населения нужно активнее внедрять инструменты по реструктуризации задолженности граждан.

Сейчас в России нет действенного цивилизованного способа возврата долга. Если человек допустил просрочки по кредиту, это практически всегда ведет к конфликтной ситуации с кредитной организацией. Почему у нас растет количество банкротств физических лиц? Потому что это единственный легальный способ избавиться от задолженности, так как пени за просрочки быстро становятся «неподъемными».

В отечественных банках зачастую отсутствуют подразделения, которые могли бы вместе с должником искать пути урегулирования ситуации, вели переговоры о реструктуризации долга, выработке нового графика его погашения... Вместо этого, банки просто закладывают риск неплатежей в ставку по кредиту, заставляя добросовестных заемщиков платить и за недобросовестных.

Фото в анонсе: pixabay.com


Материал подготовлен с помощью сервиса «Лига экспертов» Executive.ru. Комментарии экспертов Executive.ru публикуются в начале текста, со ссылкой на профайл участника Сообщества.

Комментарии
Руководитель проекта, Калининград
Владимир Сикира пишет:
Это Вы в эти сказки верите ???... Даже объяснять не буду, верьте дальше...

Очень даже верю. Когда плачу за ремонт квартиры, парикмахеру, репетитору и другим полезным и хорошим людям.

Директор по маркетингу, Москва

Странно. Такие кризисы в истории разве случались, о которых загодя все знали? Кризисы обычно на пике оптимизма случаются. А если люди заранее знают о кризисе, то и готовятся к нему, то есть кризис маловероятен в такой ситуации, по крайней мере финансовый. 

Генеральный директор, Санкт-Петербург

проще воровать, чем экономику страны развивать.....

Генеральный директор, Москва

А куда идут % заработанные ЦБ от ключевой ставки? По ощущениям, это косвенный налог для балансировки доходов государства. Но точно не знаю

Адм. директор, Москва

Замечу, что вы зря рассматриваете долговой кризис домохозяйств в России, а отрыве от мирового финансового кризиса, По идее, он должен уже был разразится, но центробанки залили его впруснув в экономики дополнительную ликвидность. Трампу необходимо оттянуть начало кризиса до "после выборов". Эти полтора-два года, которые ФРС "покупает" для Трампа, чтобы он смог выбраться на второй срок (исторически на падении S&P 500 не один президент не переизбирался) придадут будущему кризису большую глубину - рынки обладают некой эластичностью, кризис можно отсрочить, но за каждый день отсрочки придется заплатить процентом падения. В общем, пока нашему правительству нужно смотреть на то, что происходит в главной экономике планеты, планировать некие масштабные реформы бессмысленно. А вот потом, на восстановлении мировой экономики уже действовать. 

Аналитик, Брянск

Причинно - следственные связи. Каждое действие имеет последствия. И вина или заслуга в этом всей предыдущей и настоящей правящей элиты. Кризис будет, в этом нет сомнения. Он уже давно идет. Основная масса населения живет в кризисе уже много лет. Можно с умным видом ссылаться на любые цифры и авторитеты, надувать щеки демонстрируя собственную значимость и осведомленность, но реальность от этого не изменится.

CIO, Челябинск
Дмитрий Чуркин пишет:

Но это будет очистительный кризис во всех отношениях: исчезнут слабые фирмы, с рынка уйдут слабые управленцы, да и законы макроэкономики в России здорово поменяются. В общем, как всегда - будет больно, но мы не умрем  

Естественно, мы не умрем. Но законы макроэкономики в России не поменяются без, извините, "массовых расстрелов"™.  Управленцы, получившие места по причине "близости к телу", никуда не уйдут... следовательно, условия будут нерыночные ("короли госзаказа" и вот это всё). а в условиях снижения "кормовой базы"  "управленцев по знакомству" будут продавливаться изменения в законодательство, позволяющие открывать им новые ниши за счет конечного потребителя нерыночным способом. 

Директор по маркетингу, Москва
Александр Новиков пишет:
Причинно - следственные связи. Каждое действие имеет последствия. И вина или заслуга в этом всей предыдущей и настоящей правящей элиты. Кризис будет, в этом нет сомнения. Он уже давно идет. Основная масса населения живет в кризисе уже много лет. Можно с умным видом ссылаться на любые цифры и авторитеты, надувать щеки демонстрируя собственную значимость и осведомленность, но реальность от этого не изменится.

Так не бывает, что кризис длится много лет и окончится еще большим кризисом. Кризис - это перемена тенденции. Он случается в конце тенденции роста. А не наоборот. Если люди много лет живут в кризисе, то рано или поздно приспособятся к новой ситуации и тогда уже это не кризис, а платформа (дно) для нового роста.

Экономист, Москва

Известный экономист Иноземцев, например, говорит о том, что власть планомерно готовится к масштабному кризису, накапливая резервы, кубышки и т.д. Отсюда и бюджеты профицитные, и НДС 20%, и увеличение пенсионного возраста. Но он говорит о том, что ожидается кризис глобальный, кризис извне.
Вообще любой кризис -  достаточно удобная штука для государства. Ведь все можно на него списать как на стихийное бедствие ,в том числе и свои "косяки".

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Константин Комшуков пишет:
власть планомерно готовится к масштабному кризису, накапливая резервы, кубышки и т.д. Отсюда и бюджеты профицитные, и НДС 20%, и увеличение пенсионного возраста

это просто самый примитивный способ изобразить результативную деятельность. Как Господин Кудрин, загонявший триллионы из жирных 2000-х в ипотечные фонды США фанни мэй и Фредди мак. То что в итоге обама нам эти деньги вернул (хотя не должен был) - самый удивительный факт из современной истории. 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Советские праздники отменят

С 1 февраля 2020 года могут быть отменены некоторые профессиональные праздники.

Водителей Uber взяли в штат

На новых сотрудников будут распространяться такие социальные гарантии, как страховка, декретный отпуск и др.

Ford заботится об уволенных

На выплаты и аутплейсмент для уволенных сотрудников американская штаб-квартира Ford выделила $200 млн.

Половину россиян заменят роботы

Ученые РАНХиГС подсчитали: через десять лет 45,5% человек на рынке труда России смогут быть заменены роботами.