Сможет ли Россия обеспечить себя софтом?

Власти рассуждают о вытеснении импортного программного обеспечения из практики государственных компаний: 17 декабря 2018 года вице-премьер, министр финансов Российской Федерации Антон Силуанов поручил госкомпаниям разработать план перехода на российский софт. Насколько реалистичны эти рассуждения? Редакция Executive.ru решила обсудить с экспертами следующие вопросы:

  • Производят ли в РФ весь требуемый софт?
  • Какой функционал может остаться без удовлетворения, потому что этот софт в стране не производится?

Эльдар МамедовЗаниматься тотальным замещением импорта – непродуктивно

Эльдар Мамедов, директор по развитию бизнеса Everpoint

Заниматься тотальным импортозамещением всех технологий только ради того, чтобы полностью отказаться от иностранного ПО – непродуктивно. Есть системы, которые успешно работают, и максимум, что можно здесь сделать с нуля – разработать приемлемую копию. Можно потратить несколько лет, выстраивая команду, подбирая толковых разработчиков, менеджеров и техподдержку, но время будет потрачено лишь на то, чтобы догнать существующие глобальные компании. Например, лидер рынка в области геоинформационных систем компания Esri имеет слаженную систему, которая оттачивалась десятками лет успешной работы на мировом рынке.

В разработке российского софта важно отталкиваться от существующих вызовов и развиваться в том направлении, где иностранное ПО не справляется или справляется плохо. Например, часто иностранный софт не соответствует российским нормам, недоработан или просто слишком дорогой.

Все новые задачи нужно пробовать решать своими силами, при этом концентрироваться на небольших разработках и ноу-хау. Из них могут вырасти проекты, которые дадут нам собственный, ни с чем несравнимый опыт, а значит и конкурентное преимущество.

Однако, чтобы преуспеть в этом направлении, предстоит решить задачу, как стимулировать лучших разработчиков работать в России и над российскими проектами, а не уезжать из страны или делать работу на аутсорсе. Конкуренция за хороших специалистов сейчас такая, что многих уже не заставишь работать над неинтересным проектом или копией иностранного ПО только за хорошую зарплату и соцпакет. Настоящие профессионалы «клюют» на интересные задачи и новые вызовы для себя – на это и нужно делать ставку.

Светлана ГороховаНужно решать внутренние проблемы информационной безопасности

Светлана Горохова, доцент Финансового университета при Правительстве РФ

Внешняя угроза для информационной безопасности, по сути, всего одна, и сводится она к наращиванию со стороны некоторых иностранных государств информационного воздействия (сложившегося на базе технологического превосходства) на все сферы государственной и общественной жизни, осуществляемого посредством разведки, шпионажа, компьютерных атак...

Поэтому, как ни печально констатировать, Россия вступила в новую эру информационной войны, причем, с явным техническим отставанием. Тем не менее, принимая во внимание серьезность и опасность внешних угроз информационной безопасности, усилия государства и общества в деле обеспечения информационной безопасности стоит сосредоточить именно на решении внутренних проблем.

Среди этих проблем – недостаточный уровень развития конкурентоспособных информационных технологий, недостаточная эффективность научных исследований, направленных на создание перспективных ИТ; низкий уровень внедрения отечественных разработок и недостаточное кадровое обеспечение в области информационной безопасности; низкая осведомленность граждан в вопросах обеспечения личной информационной безопасности; отсутствие комплексной основы для безопасности информационной инфраструктуры.

Во-первых, эти проблемы в большей степени поддаются корректировке и преодолению, чем объективно и независимо от нашей воли существующие внешние угрозы. Во-вторых, от устранения внутренних проблем во многом будет зависеть эффективность противостояния внешним угрозам.

Илья ЯковлевСуществует дефицит ПО в сфере компьютерной криминалистики

Илья Яковлев, ведущий эксперт «Центра цифровой криминалистики и права»

В сфере компьютерной криминалистики существует дефицит программного обеспечения, но ситуация постепенно улучшается. При производстве компьютерно-технических экспертиз по всем категориям дел, в том числе – по особо резонансным, используется софт таких компаний как AccessData, Paraben, Guidance Software, Cellebrite, X-Ways, Epos.

Большинство инструментов, применяемых для экспертного обеспечения расследования преступлений, совершаемых с использованием высоких технологий, не проходили какую-либо валидацию в РФ. В открытых источниках нет информации о том, проводилось ли тестирование этих программных продуктов на отсутствие в них недекларированных возможностей.

Подобное специализированное оборудование и программы создаются без учета требований методического и процессуального характера, вытекающих из особенностей российского судопроизводства, и не учитывают особенности типовых и частных экспертных задач компьютерно-технической экспертизы в рамках правоприменительной практики РФ.

Судопроизводство в России ведется на русском языке, но интерфейсы перечисленных программ и формируемые ими отчеты, как правило, англоязычны и не русифицированы. В результате эксперт, выполняя компьютерно-техническую экспертизу, вынужден интерпретировать результаты работы программы, основываясь на своем уровне знания английского языка.

Существуют российские продукты, которые могут частично заменить зарубежные: Oxygen Software выпускает программное обеспечение «Мобильный Криминалист», близкое по функциональным возможностям к продуктам Cellebrite, а Belkasoft – Evidence Center, частично дублирующий возможности продуктов AccessData, Paraben, Guidance Software. Продукты компании Epos заменить пока нечем, хотя разработки ведутся.

Проблема перехода на отечественное ПО заключается в том, что госкомпаниям выгоднее продлевать имеющиеся лицензии на зарубежный софт, чем закупать новые лицензии российских производителей.

Константин ЯнДефицит софта будет везде

Константин Ян, сооснователь, технический директор CloudPayments

 

Россия не производит весь требуемый компаниям софт: разработки российских компаний являются сугубо прикладными. Не хватает системного ПО: операционных систем, драйверов, браузеров. Даже системы для редактирования текста и электронных таблиц далеко отстали от аналогичных зарубежных или разработок open source.

Поэтому дефицит софта будет везде. Нет даже оболочек, способных запускать этот софт. В рамках борьбы с этим дефицитом, скорее всего, это будет как-то законодательно обыграно либо договором с Microsoft, либо созданием «отечественной операционной системы» на базе какого-нибудь дистрибутива Linux. В этом случае все будет выглядеть не так плачевно.

Борис ПоповСкачок валютного курса подтолкнул рынок к развитию

Борис Попов, директор по развитию бизнеса Vinteo

 

Отвечу с позиции представителя компании, как раз переводящей госучреждения на отечественный софт для видеоконференцсвязи. Профессиональная видеоконференцсвязь подразумевает использование дорогостоящих IT-решений для проведения межведомственных совещаний, научных конференций, оказания телемедицинских услуг. Подобными сервисами пользуются преимущественно крупные организации с распределенными по всей России филиалами, госструктуры и компании с государственным участием.

С необходимостью перехода на отечественные решения рынок столкнулся еще в 2014 году, когда стоимость привычных зарубежных решений для видеосвязи резко повысилась из-за скачка курсов валют. До этого российские заказчики использовали в 90% случаев иностранные технологии и продукты, поскольку российские были не сильно развиты. Но в сложившихся условиях отечественный рынок оживился, и наши игроки смогли предложить достойные альтернативы – программные продукты российского производства прекрасно встраивались в зарубежные системы, на их основе можно было масштабировать имеющиеся сети и при этом цена решений была ниже в два, а то и в десять раз.

Сегодня в части софта российские решения видеоконференцсвязи абсолютно не уступают зарубежным, прекрасно поддерживают нужный компаниям функционал, и производители готовы делать полностью кастомизированные решения под нужды заказчиков, причем, за вменяемые деньги. Получается, что в вопросе софта для видеосвязи мы добились отличных результатов. Но есть и сложности – российское «железо» для видеосвязи развито не так хорошо. Ожидаемый и необходимый шаг в развитии – разработка собственных процессоров, которые могли бы использоваться при создании современных конкурентоспособных отечественных решений для видеоконференций.

Дмитрий РубинНа выстраивание полноценного продукта уйдет не один год

Дмитрий Рубин, директор департамента компании Naumen

Мы видим готовность заказчиков обсуждать возможности миграции на отечественные решения в таких направлениях, как мониторинг и управление IT-ландшафтом, автоматизация сервисного обслуживания, в том числе за рамками IT.

Однако наш опыт показывает, что заказчики охотнее выделяют бюджет на импортозамещение только в том случае, если это приносит реальную выгоду. К примеру, западная система устарела, а новое ПО обещает больше функциональных возможностей и эффективности процессов.

Темпы импортозамещения зависят от наличия полноценной замены. Безусловно, в России уже немало зарекомендовавших себя отечественных IT-решений, которые с успехом вытесняют зарубежные аналоги. Многие разработчики пересмотрели планы развития и разработки своих продуктов с учетом программы импортозамещения. Однако на выстраивание полноценного продуктового стека уйдет не один год.

Прикладное ПО изначально более привлекательно для российского заказчика благодаря учету локальной специфики – это выигрышная ситуация. Хуже обстоят дела с системным ПО. Разработка такого продукта – долгий и дорогой процесс. К тому же, изобретая заново велосипед, можно не только не догнать зарубежных разработчиков, но и отстать на десятилетия.

Актуальный тренд – активное развитие систем с открытым исходным кодом. Минкомсвязи ожидает снижение импорта с 80% до 40% к 2025 году. Упор делается на массовые инфраструктурные решения, в том числе операционные системы и офисные приложения.

Вывод: чтобы дать госкомпаниям «русский софт» и «русский хард», способный покрыть весь функционал и конкурировать с зарубежными решениями, потребуется время. Конкуренция с иностранными разработчиками и производителями будет продолжаться. Это положительно скажется на развитии российских IT-продуктов. Создание благоприятного законодательного и налогового климата для разработчиков, а также формирование профессионального сообщества послужат дополнительным стимулом для развития внутреннего рынка.

Дмитрий СорокинПереход должен быть поэтапным

Дмитрий Сорокин, руководитель отдела ГК Softline

 

В директивах Минкомсвязи не говорится о полном переходе российских государственных учреждений к независимости от импорта. Речь идет о постепенном замещении зарубежных продуктов российскими разработками в течение трех лет с соответствующей поддержкой со стороны регуляторов. Регулятор выступает в том числе в качестве проводника между пользователями и разработчиками, донося до IT-компаний информацию о том функционале, которого ждут заказчики.

Все рекомендации Минкомсвязи разрабатываются с учетом того, что переход будет поэтапным. Прежде всего, должны замещаться те продукты, которые имеют отечественную альтернативу, удовлетворяющую пользователей с точки зрения функционала. Это программное обеспечение, входящее в Единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных. Скорее всего, до 2021 года реестр пополнится новыми решениями.

Процесс должен строиться поэтапно, с учетом стандартных ролей, которые используются в бизнес-процессах заказчика. Методика перехода должна быть комплексной и включать анализ существующего программно-аппаратного парка организации, разработку плана перехода, подбор наиболее подходящего ПО, обучение разных групп пользователей и адаптацию службы технической поддержки заказчика. Все это прописывается во внутренних нормативных документах организации в рамках плана действий на несколько лет вперед.

Дмитрий КазаковНикто не знает, какой именно софт нужно сменить на российский и почему

Дмитрий Казаков, руководитель отдела веб-разработки Ru-Center

На моей памяти это не первая попытка перейти на российский софт. На мой взгляд, как и предыдущие, она останется только в громких заявлениях и госконтрактах на исследования. До сих пор никто не знает, какой именно софт нужно сменить на российский и почему. Почему он должен быть именно российским, именно в цветах национального триколора, а не транснациональный open source – непонятно.

Мне кажется, государству надо брать пример с частных компаний – определить цели, оценить риски, сделать выводы.

Если цель – сэкономить, то есть прекрасные «как-бы-бесплатные» дистрибутивы операционных систем, включающие почти всю необходимую офисную экосреду. Есть совсем бесплатные базы данных, нужно будет только оплатить переезд на это решение, и если оно окажется дешевле будущих лицензий, его определенно надо брать.

Если цель – безопасность, то есть чудеснейший Linux, вдоль и поперек лицензированный.

Если цель — патриотизм, то можно абсолютно легально форкнуть (на сленге программистов это означает «скопировать» – Executive.ru) Open office и назвать его «Приказная Изба 3000».

На самом деле, такого понятия как «дефицит софта» в принципе быть не может – все уже реализовано по нескольку раз в самых различных вариантах. Это – бизнес, а бизнес даже в России весьма гибок, если есть спрос – всегда будет предложение.

Если Силуанов имел в виду не полную и окончательную победу над Wall street, а всего лишь переход с FoxPro на что-нибудь вменяемое и современное, то подобное делается там, где работают нормальные специалисты: в московском ЖКХ таких побед – пруд пруди.

В любом случае было бы лучше, если бы господин Силуанов все же растолковал народу, что именно он имеет в виду: разработчики бы подготовились, и было бы понятнее, что происходит.

Фото: pixabay.com

Комментарии
Директор по развитию, Москва

Конечно, Россия себя всем сможет обеспечить. Путин прикажет - и всех всем обеспечат по программе импортозамещения.

Директор по продажам, Владивосток
Андрей Роговский пишет:
Как только появится хороший российский софт - всех его создателей моментально перекупят и на этом софт загнется.

С футболом та же история

IT-консультант, Украина
Особенно это касается немедленности расчетов. Да, я про фокус ВИЗЫ из-за которого я не мог 4 дня снять мои деньги с карты даже через кассу банка.

Так что и своя система расчетов и свое ПО нужно. И оборудование.

А с помощью отечественного ПО будете снимать по 4 месяца.

 

Директор по продажам, Санкт-Петербург
Сахават Юсифов пишет:

Прямые мозги в россии никогда не ценились.

А, зачем они?! Нужны извилины. И ,чем больше извилины в мозгу, тем он ценнее!

Адм. директор, Санкт-Петербург

Не сможет Россия обеспечить себя своим софтом. Это будет не "наш" софт до тех пор, пока он не будет поддержан нашим же "железом"... А этого в обозримой перспективе не предвидится!

Партнер, Москва
Михаил Лурье пишет: Основатель Microsoft считает большим промахом позволение Google приобрести Android

Российские программисты из Питера разработали новый язык Kotlin, который заменит Java, и  он официально включен как средство разработки под Android. По общему рейтингу вот в этом исследовании он уже опередил Go.

https://proglib.io/p/5-worst-languages/

Партнер, Москва
Сергей Алейников пишет: Не сможет Россия обеспечить себя своим софтом. Это будет не "наш" софт до тех пор, пока он не будет поддержан нашим же "железом"... А этого в обозримой перспективе не предвидится!

Софт и Хард - это разные вещи. Железом для военных и особых объектов уже обеспечили + как пример - процессоры Эльбрус - операционка Astra Linux . 

Многое давно уже избыточно, сложный Хард не успевает за возрастающей сложностью Софта- - скорее возник уже кризис сложности ПО, которое очень сложно  поддерживать.  

Много новичков в разработке софта, опять же Scrum наделал уже бед, качество ещё держится неизвестно на чем. ВУЗЫ должны давать основы, а они гоняться за хотелками бизнеса в модных языках программирования. На выходе после обучения программисты не знающие основ - вот это беда ...

 

Партнер, Москва

Мне кажется, государству надо брать пример с частных компаний – определить цели, оценить риски, сделать выводы.

Для пользователей основной риск возник с "неожиданной" стороны.  Если есть прогресс в разработке более быстрого и качественного оборудования, то разработка прораммного обеспечения столкнулась со сложностью в развитии - программы становятся все более и более большими - на порядки, много ошибок - на порядки, и все это покоится на основании старого кода тоже с ошибками, который уже просто боятся трогать - слишком опасно. Мировая индустрия разработки ПО в кризисе и в тупике. Многие разработчики уже давно стали стали понимать, но в широкое обсуждение пока не наступило  - обсуждают пока в курилках типа этой:

Мировая индустрия разработки ПО в тупике и кризисе

- В качестве примера по ссылке автор собрал примеры, которые давно обсуждаются в отрасли.

Какой шанс у есть России обеспечить себя софтом? - очень большой - Нужно начинать с начала - осталась ещё надежная база на Линуксе её можно использовать для старта.

Проблемы безопасности - интересное обсуждение было вот здесь: 

Язык Си - небезопасен и с его помощью очень просто “выстрелить себе в ногу”. 

Николаус Вирт автор языков программирования Pascal, Modula, Modula-2, Component Pascal, Oberon  считает, что обучать программированию нужно только на Обероне.

Мы больше не знаем, что происходит. Увеличение размера — это повышение сложности, снижение производительности и надёжности

Windows 95 занимала 30 МБ. Сегодня у нас есть веб-страницы тяжелее, чем эта ОС! Windows 10 уже 4 ГБ, то есть в 133 раза больше. Но разве она в 133 раза лучше? Я имею в виду, функционально они практически одинаковы. Да, у нас появилась Кортана, но я сомневаюсь, что она весит 3970 МБ. Но это Windows 10, неужели Android должен быть ещё в полтора раза больше?

Приложение клавиатуры Google как ни в чём не бывало съедает 150 МБ. Эта программа рисует 30 клавиш на экране — она правда в пять раз сложнее, чем вся Windows 95? Приложение Google app, в основном, просто пакет для Google Web Search, занимает 350 МБ! Сервисы Google Play, которыми я не пользуюсь (я не покупаю там книги, музыку или видео) — 300 МБ, которые просто сидят здесь и которые нельзя удалить.

IT-консультант, Украина
Софт и Хард - это разные вещи. Железом для военных и особых объектов уже обеспечили + как пример - процессоры Эльбрус - операционка Astra Linux . 

 

Это конечно замечательно и очень мило. Особенно выдача Linux за отечественную разработку. Но тем не менее - ни хард, ни софт в современном мире не удовлетворяют потребностям современного общества.

Ключевой аспект - это приложения с которыми работают люди. И вот тут уже начинается беда...

 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии