Рынок искусства: как обезопасить свои инвестиции

На днях рынок искусства потряс очередной скандал. На недавно открывшейся выставке, приуроченной к 175-летию Василия Поленова в Третьяковской галерее в раздел «В. Д. Поленов в кругу учеников» была включена картина ученика Поленова Александра Головина, принадлежащая частному коллекционеру. Однако, по свидетельствам специалистов, ранее она была частью экспозиции Национального музея Чеченской Республики в городе Грозный.

После проведенного разбирательства выяснилось, что картина действительно пропала из музея в Грозном во время боевых действий в начале нулевых годов. Работу сняли с выставки и поместили в запасник Третьяковки. В свою очередь, владелец картины в письменной форме подтвердил свое желание вернуть ее Национальному музею Чеченской Республики.

Это не первый случай, когда картины «всплывают» на выставках, более того, эта же самая картина уже выставлялась в 2014 году на выставке Александра Головина. Тогда ее тоже убрали с экспозиции, но, похоже, просто вернули владельцу. Неизвестно, сменился ли собственник картины после того инцидента, и так же непонятно, зачем после громкого скандала ее решили выставить повторно. Но ясно одно: этот случай обнажает сегодняшнюю ситуацию на рынке искусства в России, и особенно с вопросами законодательного регулирования этого рынка. 

Можно со всей ответственностью утверждать, что на сегодняшний день рынок искусства – это один из последних нерегулируемых рынков в мире. Действительно, наряду с рынком криптовалют, сегодня он почти не регулируется, только в отличие от криптовалюты он существует гораздо дольше. Не секрет, что в силу этого, рынок искусства сильно криминализирован.

Ситуация в России, в частности, отличается от ведущих стран Европы не только отсутствием проработанной законодательной базы в сфере оборота предметов искусства, но так же и отсутствием «культуры потребления» искусства в целом. За 70 лет советской власти торговля антиквариатом почти целиком ушла в подполье, оставив в легальном поле единицы комиссионных магазинов в Москве, где только избранные могли купить произведения русских авторов за большие деньги.

Когда же в 90-е годы рынок открылся, туда ринулось огромное количество желающих быстро заработать на неразбирающихся, но обладающих средствами и имеющих желание обладать шедеврами русского искусства покупателях. Поэтому российский рынок искусства имеет соответствующую репутацию в остальном мире. По словам одного из самых крупных и авторитетных арт-детективов мира Кристофера Маринелло, «Россия является «черной дырой» арт-рынка, из нее в мир вытекает поток подделок и краденых работ».

Провенанс – успокоительное для инвестора

Но нас в этой истории интересует другое, а именно, как коллекционеру или покупателю предметов искусства обезопасить себя и свои деньги, а часто и репутацию? На этот вопрос не существует единого ответа, и даже концепция «добросовестного приобретателя» здесь действует с определенными оговорками.

Так, приобретая картину или предмет искусства, одним из важнейших вопросов, которым следует озадачиться, это так называемый «провенанс» (фр. provenance — происхождение, источник), подтверждение подлинности и истории владения. Этот термин восходит ко второй половине XVIII века, и концептуально сопоставим с юридическим термином «цепочка поставок».

Провенанс может значительно повысить цену художественного произведения или  предмета антиквариата. Он также является одним из базисных понятий арт-банкинга (финансово-консультационное сопровождение инвестиций в искусство). Особенно это справедливо для западного антикварного рынка, где открытый оборот предметов искусства никогда не прерывался. Поэтому там легко отследить происхождение и историю многих, а особенно имеющих большое культурное значение произведений. При этом институт экспертизы не является главенствующим в определении подлинности предметов искусства.

В России же чаще всего трудно узнать историю попавшей на рынок картины или скульптуры, и ориентироваться можно только на заявления владельца предмета, поэтому у нас решающую роль все же играет экспертное заключение. А тут зачастую и открывается большой простор для манипуляций и злоупотреблений. Экспертная сертификация может обозначить разницу между объектом, не имеющим ценности, и стоимостью в целое состояние. Но и сами сертификаты и экспертизы не панацея и могут быть подвергнуты сомнению.

Так, например, в 2011 году на выставке  в ГМИИ имени Пушкина в рамках экспозиции «Парижская школа» был представлен портрет Маревны кисти Амадео Модильяни. Музей выразил желание купить этот портрет, но один российский коллекционер стал утверждать, что портрет является подделкой. Несмотря на то, что подлинность работы подтвердил Кристиан Паризо, директор римского Института Модильяни, и с ним согласилось тогдашнее руководство музея, картину не приобрели. И это оказалось очень правильное решение: вскоре Кристиан Паризо был арестован в Риме по обвинению в легализации поддельных произведений художника на общую сумму более шести с половиной миллионов евро.

Читайте договор

Так все-таки, как если не обезопасить себя, то хотя бы снизить риски при покупке картины? Во-первых, это зависит от того, как и у кого покупается картина. Так, например, если речь идет о современном искусстве, при покупке картины лично у художника не лишним будет сделать фотографию с картиной и художником. Это, к слову, будет еще и неплохим снимком на память, который сам по себе со временем может иметь ценность. Здесь нужно иметь в виду, что согласно законодательству, при покупке оригинала произведения у автора или его наследников исключительное право на произведение сохраняется за автором, если договором не предусмотрено иное.

Это означает, что покупатель картины вправе демонстрировать произведение и воспроизводить его в каталогах, но не может осуществлять коммерческое использование изображения, иными словами, зарабатывать на нем. Если коммерческое использование объекта предполагается, то необходимо обратить внимание на включение такого положения в договор, иначе есть риск нарушить права автора.

Но что делать, если художника вы не знаете лично или он давно умер, а картина является культурной ценностью? Одним из самых безопасных способов будет приобретение картины на крупном и авторитетном аукционе. Такой аукцион, дорожа своей репутацией и получая свою комиссию, должен гарантировать подлинность и юридическую чистоту картины. В случае если все-таки выяснится, что картина не является подлинной, покупатель сможет вернуть свои деньги через суд. Такие прецеденты есть, в 2018 году Федеральный суд Нью-Йорка установил, что картина Пармиджанино не является подлинной, и аукционный дом Sotheby’s организовал возврат покупателю всей суммы ($ 1,2 млн), уплаченной за картину.

Похожим образом обстоит дело и с галереями. Как в Европе, так и в России есть определенное число художественных галерей, давно и успешно работающих на рынке искусства, чьи владельцы обладают колоссальным опытом и знаниями, не уступающими экспертным, а зачастую и превосходящими их. Для таких людей репутация намного важнее сиюминутного заработка, они тщательно отбирают и изучают материал, который через них проходит, а также имеют всевозможные аккредитации в искусствоведческих отечественных и мировых сообществах.

Также при приобретении картины следует внимательно читать формулировки договора, т. к. «дьявол кроется в деталях». Покупатель может быть уверен, что покупает оригинал, но иногда под видом оригинала продают репродукцию или включают в описание картины оговорки, нечетко указывают предмет договора (название, год, авторство, указание на подлинность), а также иногда ставят знак «?» рядом с именем художника, тем самым указывая сомнение в принадлежности картины именно этому художнику. Обо всем этом покупатель может и не догадываться.

Экспертиза не панацея, но мера предосторожности

Самым важным и самым сложным этапом процесса приобретения картины является ее экспертиза. Принимая во внимание, что иногда эксперты и оценщики могут быть «нечистыми на руку» или же просто банально ошибаться и бояться брать на себя ответственность (все-таки экспертиза по большому счету – это мнение одного человека, пусть даже авторитетного в своих кругах), следует на всякий случай провести несколько экспертиз.

Средняя стоимость экспертизы составляет от $ 500 до $1000, это существенные затраты, но когда речь идет о покупке картины за шестизначную сумму, лучше себя обезопасить, и впоследствии эти затраты окупятся.

Следует учесть, тем не менее, что проведение экспертиз в отношении современных художников может нести в себе определенные сложности в силу того, что для ее проведения должны иметься «эталонные работы» с характерными признаками, т. е. художник должен быть как минимум известным и опубликованным. В противном случае проведение экспертизы может быть признано нецелесообразным. Если продавец и покупатель договорились об экспертизе, необходимо согласовать, какая из сторон оплатит эту работу, какие эксперты будут привлечены, а также последствия отрицательного результата экспертизы.

Не менее важным является вопрос установления прав продавца на продаваемую картину. Как правило, без упомянутого выше провенанса это может вызвать сложности или даже привести к отмене сделки или значительному снижению цены на картину. Но покупая картину известного художника без проверки по устному договору за бесценок, нужно быть готовыми к серьезным последствиям, вплоть до изъятия картины или расследования в отношении легализации доходов, полученных преступным путем.

В случае приобретения картины известного художника, даже при отсутствии сомнений в отношении прав продавца на эту картину, будет не лишним навести справки о продавце (от информации в Интернете до опроса специалистов) и поискать данные о картине в базах похищенных предметов искусств, например, The Art Loss Register (к сожалению, в этой базе не упоминаются картины из России) и в так называемых «красных списках». В договоре также необходимо указать ряд заверений в отношении подлинности картины, прав продавца на картину, отсутствия картины в залоге, отсутствия прав других лиц на нее и иных обременений.

Должная осмотрительность не помешает

Важно понимать, что действующее законодательство и реалии рынка искусства на сегодняшний день таковы, что самым уязвимым лицом в процессе купли-продажи предметов искусства является покупатель. Так, наш коллекционер, упомянутый вначале статьи, вернув украденную картину в музей, хоть и имеет право, как добросовестный покупатель, требовать у продавца картины средства, уплаченные за нее, (если он в действительности что-то за нее платил), что вполне может оказаться бесперспективным занятием в случае, если он является лишь последним звеном в цепочке ее перепродажи.

Поэтому, даже имея в своем арсенале юридические и экспертные козыри, при приобретении предметов искусства следует применять должную осмотрительность. Не лишним будет еще раз проконсультироваться со специалистами уже после получения всех необходимых гарантий.

Комментарии
Директор по маркетингу, Москва
Дмитрий Хаустович пишет:
На мой взгляд, с точки зрения инвестирования следует рассматривать только современную американскую (западную) живопись. Меня самого интересует вопрос создания коллекции, и я разговаривал на эту тему с арт-инвесторами в Нью-Йорке, и мнение было примерно следующее: инвестировать сейчас во что-то другое крайне рискованно.

Я думаю имеет смысл инвестировать в то, в инвестор способен разобраться. Из России крайне трудно отслеживать тенденции американского искусства. Почти невозможно. Получатся не инвестиции, а игра в рулетку. 

С другой стороны, в России сейчас есть волна молодых художников, работы которых стоят недорого, не очень дорого или в иных случаях вообще копейки. А поскольку инвесторов коллекционеров в стране крайне мало, то каждый может сам повлиять на будущее того или иного направления. 

 

Директор по маркетингу, Москва
Дмитрий Федоров пишет:
если нет инфраструктуры арт рынка откуда в России СТОЛЬКО художников

Инфраструктура есть. Аукционы, галереи. Спрос низкий. Потому что те, кто обладает деньгами и разбирается в инвестициях, крайне редко в России разбираются в искусстве. Я разговаривал со многими коллегами на эту тему. 

Они говорят - да, это  интересно (инвестицияи в искусство) но я в этом ничего не понимаю, так что не для меня. В этом и есть причина. Что люди разбирающиеся и люди с деньгами - это разные. 

Директор по рекламе, Москва
Виктор Москалев пишет:
Инфраструктура есть. Аукционы, галереи. Спрос низкий. Потому что те, кто обладает деньгами и разбирается в инвестициях, крайне редко в России разбираются в искусстве. Я разговаривал со многими коллегами на эту тему.  Они говорят - да, это  интересно (инвестицияи в искусство) но я в этом ничего не понимаю, так что не для меня. В этом и есть причина. Что люди разбирающиеся и люди с деньгами - это разные. 

Ифраструктура арт рынка это не инфраструктура мест продаж

Это инфраструктура развития спроса, инфраструктура продюсирования (и арт банкинг) - это очень важно понимать, мы детально исследовали инфраструктуру оборота современного искусства в штатах, мой коллега работал в Арт Майами и дружился со всеми основными галереями NY, ему все подробно и в деталях объясняли, кто и как должен работать инфраструктурой, чтобы сформировать спрос

кто и как по цепочке должен работать на совр.иск. чтобы объем рынка вырос

он может расти и органически от того что вырастет страта очень богатых домохозяств и поэтому сможет расти от мест продаж но это не про Россию а скорее про Китай = Россия в этом плане похожа на страны старой Европы, где доходов домохозяств, которые будут слиты в совр.иск мало

но в Европах есть инфраструктура арт рынка и каждая страна за счет ее работы как то держит свои 4 - 2 - 0,5% мирового оборота

самые большие обороты это амеробританцы и китай, если китайцы выросли органически богатея, то инфраструктура здорового человека в штатах вырастала постепенно и долго - роли распределились и работают создав треть мирового рынка (инфраструктурые деятели арт рынка немного в шоке от того что встретили у нас)

инфраструктурные цепочки у нас никто не собирается строить, продавать пушем на аукционах это очень ок (респекты космоскоу и Vladey), но рынка не делает, так как не фомирует здоровую цепочку инфраструктуры арт рынка

да чего вы хотите у нас пром отрасли никто не понимает как строить структурно и гоняют истерики от этого что нео индустриализация для неудачников бла бла бла постиндустриальная эпоха, а арт рынок, его здоровые цепочки структуры это же еще сложнее к пониманию, вот и не будет (все наши галереи потыркались по старинке у них не пошло и наши супер галерейщики слиняли кто в италию, кто в черногорию и там встраиваются между прочим в нормальные уже инфраструктуры)

наши могут встраиваться в готовые системы а свои строить нет результативности и мышления (художники при этом автоматически нарождаются и с рождения оказываются кинутыми)

вот что про этот эффект пишет Кудрин на последнем Гайдаровском форуме

Алексей Кудрин

председатель Счетной палаты Российской Федерации

«У нас много в стране экономистов, которые понимают, как эффективно развивать отдельные институты, отрасли. Есть много качественных предложений на этот счет. Тем не менее многие такие предложения остаются на полке. Почему? Они не интересны обществу? Или мы находимся в институциональной ловушке, которая не позволяет нам осмыслить эти предложения, использовать их?»

он прямо пишет - мышления нет 

 

2
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Каждый восьмой россиянин изменил планы на отпуск из-за коронавируса

Работа.ру выяснила, что из-за новостей о коронавирусе 12% опрошенных изменили свои планы на отпуск. 

Правительство хочет снизить страховые взносы для работодателей

Тем самым планируется стимулировать процесс «обеления зарплат». Ставку могут снизить с текущих 30% до потенциальных 23–25%.

Почти треть жителей России скрывали служебные романы

Сервис Работа.ру выяснил, как жители России относятся к служебным романам, чего опасаются и что для них важнее — карьера или любовь.