Болезни российской экономики не лечатся таблетками, необходимо вмешательство хирурга

Мы – сырьевая экономика. Доля сырья в экспорте – больше 70%, машин и оборудования – не больше 4%. Зависимость от импорта по ряду ключевых позиций достигает 70-80%. Мы связаны одной пуповиной с ЕС. 50% внешней торговли приходится на Европу. Такая сверхконцентрация на одном продукте, на одном клиенте, на импорте ведет к очень высоким рискам, волатильности, уязвимости экономики. Это – вызов. Ответ на этот вызов – переключение на рост внутреннего спроса и предложения. Может быть, очень быстрый рост.

Но для этого есть препятствие – слишком мелкая финансовая машина. По финансовой глубине (монетизация, насыщенность деньгами, кредитами) мы, 9-10-я экономика по величине, занимаем 60-70-е места в мире. Слишком высокая цена денег. Она ниже, чем у России, у 55-60% стран.

У нас очень тяжелое налоговое бремя. Мы пытаемся расти, но быстро бежать, когда на тебе навьючен тяжелый груз – невозможно. 60-70% стран мира имеют меньшую фискальную нагрузку, чем Россия. Общий объем налогов, взыскиваемых в экономике России, адекватен налогам европейских развитых индустриальных стран, то есть тех стран, которые растут со скоростью 0,5-1,5% в год. Такая нагрузка очень тяжела для экономики, которая собирается быстро расти. Те экономики, которые очень быстро растут, имеют, как правило, гораздо меньшую налоговую нагрузку.

У нас много ликвидности выведено за пределы страны. Мы создали уникальную экономику, она единственная в своем роде: в мире нет другой экономики, где пять самых главных инвесторов и пять главных назначений инвестиций являются офшорами. Это экономика с «вынесенной собственностью», с вынесенными за пределы страны профит-центрами. Никакая программа деофшоризации не изменит положение дел, поскольку существует коренной интерес к офшорам: слишком высока налоговая нагрузка и слишком высоки риски для ведения бизнеса внутри России.

У нас один из наименьших в мире показателей индикатора «Иностранные прямые инвестиции к иностранным портфельным инвестициям». Прямые инвестиции – это те инвестиции, в которых очень нуждается развивающаяся экономика, такая экономика как российская. Они должны приводить за собой технологии, оборудование, искусство менеджмента и так далее. У нас этот индикатор необычно мал для развивающейся экономики.

Мы – одна из стран с самой высокой долей наличности в обороте. Это значит, что у нас очень большой «серый» или теневой сектор.

В российской экономике есть явление, которое специалисты называют «ножницы», речь идет о разрыве между номинальными и реальными эффективными валютными курсами. В презентации есть таблица, в которой показаны эти «ножницы». У Китая этих «ножниц» нет, у Еврозоны – тоже. В своей книге «Финансовый конструктивизм» я пишу, что рубль переоценен, что впереди длинная дорожка ослабления рубля. Эти «ножницы» – на самом деле страшная вещь. Поделюсь кейсом. В России есть очень крупное предприятие, которое экспортирует сложные машиностроительные комплексы (в России еще есть такие). Начиная с 2002 года, предприятие находится в убытке. Размер убытков нарастает. Директора меняются, из бюджета дофинансируется капитал. Счетная палата изучает ситуацию. Однако все это бесполезно: убытки нарастают. Почему? Потому что цены на эти машиностроительные комплексы на мировом рынке в долларах США росли со скоростью максимум 1% в год. Внутренняя инфляция все это время составляла 10-15% в год при закрепленном курсе рубля. В 2002 году, когда предприятие валютную выручку конвертировало в рубли, эта выручка покрывала внутренние рублевые затраты, в том числе субподрядчиков, поставщиков. Однако с каждым годом рублевые затраты резко опережали ту рублевую выручку, которую предприятие получало по закрепленному курсу рубля. Это и есть то, что называется «ножницы» между номинальными и реальными, эффективными валютными курсами рубля. Они беспрецедентны. Они нарастают с 1995 года. Они являются реальным барьером для экспорта высокотехнологичной продукции. Эти «ножницы» затягивают в экономику импорт, поскольку при таких «ножницах» импортированные товары оказываются в привилегированном положении по отношению к российским.

Долгое время завышенный курс рубля удерживался искусственно, но так не могло продолжаться вечно: рано или поздно должно было начаться движение в обратную сторону, и оно началось. Снижение курса рубля к доллару частично объясняется укреплением доллара США к другим валютам и падением цен на нефть, но это не единственные причины. Другой существенной причиной является то, что экономика давно «хотела» этого снижения.

Бюджетные ловушки – это рост военных расходов рост, финансирование мегапроектов, покрытие убытков госкорпораций, объемное субсидирование процентов. Такое напряжение в российской экономике очень напоминает картину советского хозяйства конца 1980-х годов. Российская экономика стоит перед вызовами колоссального масштаба. Она не может ответить на эти вызовы, не изменившись сущностно. Время для программ постепенного развития уже прошло. Нужно нечто иное: мы должны поставить задачу создания экономического чуда, программу ускоренной, догоняющей модернизации.

Россия за последние 300 лет прошла через три периода форсированной модернизации, первый из которых связан с реформами Петра I; второй начался в годы царствования Александра II и завершился в конце XIX века; третий – сталинская индустриализация в 1930-х годах.

В зарубежной практике есть более современные примеры модернизации. Многие страны, лидирующие сегодня в мировой экономике, начинали свой путь к процветанию в гораздо более худших условиях, чем современная Россия. Например, Южная Корея в начале 1960-х годов представляла собой беднейшую страну, половина бюджета которой формировалась за счет американской финансовой помощи. Япония в начале периода модернизации в 1961 году обладала ВВП, который составлял 0,4% ВВП США, сейчас этот показатель составляет 30%. Китай стартовал с отметки 7% к ВВП США, сейчас этот показатель более 50%.

В странах, прошедших модернизацию, социально-политическое развитие шло по одной и той же схеме: ограниченная демократия на старте и либерализация в течение 10-15 лет после начала процесса. В начале реформ всегда был тот, кто железной рукой создавал экономическое чудо. Автор чуда. В экономике во всех случаях были две составляющих:

1. Экономическая политика на форсаже. Директивное вмешательство в экономику. Так называемая двухсекторная экономика с очень большой государственной собственностью (к сожалению, или к радости, мы такую основу уже создали: мы в либеральной России дошли до состояния, когда 50% экономики – это оценка трех-четырехлетней давности – огосударствлено, более 50% банковской системы тоже). Промышленная политика. Развитие, основанное на точках сверхбыстрого роста. Жесткое проектное управление, где преодолевалась медлительность в принятии законов, бюрократические процедуры ведомств.

2. Финансовый форсаж. Для того чтобы понять, что это такое, давайте сравним две страны – Китай и Россию. В Китае темпы роста были в два-три раза выше, чем в РФ (сейчас – кратно больше). Важнейший индикатор: доля инвестиций в ВВП. В Китае – 47%, в России – 23-24%. Замечу, что 22% – обычный показатель для европейской страны, чья экономика растет со скоростью 0,5-1,5%. Налоговая нагрузка в Китае почти на 30-40% ниже, чем в России. Таким образом, у бизнеса остается больше ресурсов для того, чтобы расти. Правительство в Китае намного дешевле российского – об этом говорит индикатор конечного потребления правительства к ВВП. В Китае качественно иная монетизация, насыщенность деньгами: 183% («Широкие деньги» (М2)/ ВВП), в России – 45-52%. В России гораздо выше цена денег. Гораздо выше инфляция. Иными словами, в Китае – совершенно иная по мощности финансовая система.

Вопрос: как строится такая система? Как она достигается? Конечно, при помощи дирижизма. Один из главных инструментов – «центральный банк развития», который берет на себя функцию финансового развития экономики. Другие инструменты – ударные налоговые стимулы. Рост доли накопления. Обязательно заниженный валютный курс для стимулирования экспорта. Резкое снижение регулятивных издержек, «свободное дыхание» для бизнеса.

В результате применения этих инструментов год за годом, десятилетие за десятилетием происходило финансовое развитие, смысл которого – все большее насыщение деньгами, кредитами, финансовыми инструментами, финансовыми институтами от стартовых значений М2/ВВП на уровне 28-40% до значений 100-140%, при низком уровне инфляции. Соответственно нарастала доля инвестиций.

В России совершенно иная ситуация. Рыночная среда в России деформирована. Давайте ответим на вопрос, почему за четверть века реформ мы не создали рыночную среду, которая бы снизила процент с ~10-20% до 3-5%? Ответ очень простой. Пять банков (в том числе четыре банка с государственным участием), владеют более 50% банковских активов. 20 банков владеют более 80% банковских активов России. Это называется олигополия – среда, которая на самом деле не является рыночной. Среда, в которой можно до скончания века ждать, когда будут снижены процент и инфляция, но так и не дождаться. Потому что без административного вмешательства государства, по сути, уже хирургического (амбулаторное уже не работает), ничего не случится. Речь идет, конечно, о качественно ином вмешательстве государства, а не о росте регулятивных издержек или оперативно-розыскной деятельности. Речь – о «государстве развития».

В мире существуют десятки способов административного вмешательства в процент, которые использовались в странах «экономического чуда» и которые могут быть направлены на его нормализацию, они приведены в презентации. Управлять кредитом можно при помощи так называемой селективной кредитной политики, позволяющей направить деньги в перспективные отрасли. В мире существует огромное число ударных налоговых стимулов под рост и модернизацию. А в России же принята политика равных налоговых ставок, а налоговые стимулы рассматриваются как лазейка, чтобы избежать налогообложения. Такова политика Минфина.

Мы в ИМЭМО РАН готовим книгу – она выйдет из печати до конца 2014 года, – которая будет представлять собой путеводитель, техническое руководство по финансовым политикам: как конструируется – в финансовом смысле – «экономическое чудо»? За счет чего? Как финансовые системы настраиваются на «финансовый форсаж». Все инструменты, о которых я говорю сейчас, будут разобраны в книге.

Я – рыночник до мозга костей. Поэтому мне горько говорить, что за четверть века мы исчерпали возможности саморегулирования экономики. Если проводить аналогии с медициной, мы исчерпали возможности амбулаторного лечения. Болезни российской экономики не лечатся таблетками, необходимо вмешательство хирурга. Один шаг назад в административное вмешательство, сохраняя рыночность, чтобы сделать два шага вперед, в либерализацию другого качества, не приводящую к полной деформации среды, которая считается рыночной.

Еще одно важное обстоятельство. Все случаи успешной экономической модернизации, имевшие место в мире после Второй мировой войны, состоялись при поддержке США. Более ранний опыт свидетельствует о том же: ни одна модернизация в России не происходила без массированной западной поддержки. В том числе сталинская модернизация начиналась с массовых поставок оборудования в СССР из США и Германии. Справочник по статистике внешнеторговых расчетов 1931 года показывает, что более 60% экспорта станков из Германии шло в Советский Союз. В США было создано специальное бюро, которое занималось массовым проектированием заводов для СССР. Был сделан огромный многомиллиардный заказ, в рамках которого было налажено конвейерное производство, проектирование заводов, поставки оборудования. В СССР началось массовое обучение инженеров, промышленных архитекторов, это дало потрясающий эффект для модернизации экономики Советского Союза.

Поэтому ключевой вопрос для России сегодня – прямые иностранные инвестиции, источники, география импорта технологий после утраты многих научных школ и технологий в последние четверть века. Широко говоря, с кем будет заключен контракт на модернизацию.


Публикуем доклад профессора Якова Миркина на конференции «Российская экономика: санкции, падения и взлеты. Что делать бизнесу в 2015 году?», проведенной в октябре 2014 года Сообществом менеджеров E-xecutive.ru и Международной школой бизнеса Финансового университета при Правительстве РФ.

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Директор по рекламе, Москва

ок в презентации и тексте
первый ключевой пункт действия - источники импорта технологий
(прорыв в следующий технологический уклад)

а может сначала важнее явное определение минимально необходимого набора высокотехнологичных отраслей приемлемого в качестве институционализационной основы сомасштабной стране

Китайцы и корейцы так и сделали, поэтому у них в приоритетах был набор высокотехнологичных отраслей, которые все по списку интенсивно технологизировали и в каждой создавали технологический уровень, понятно почему создавая в этих ''центровых'' участках условия для жизни и работы институциональных ядер - кадров вписанных в отраслевую деятельность, а они уже развивают технологии

а поставки технологий
во первых нужно убедить их поставлять, тех кто понимает, что он у себя не бесплатно, а задорого создал условия для отраслевиков, которые создали технологические уклады, а просто отдай это в другую страну ''за деньги'' - не факт, что кто то согласится отдать смыслы и перевезти MIT в Тулу например. Это в 19 веке из Британии мог убегать инженер с идеей прядильных линий.

С другой стороны кто видится деятелями модернизации?
Либеральные экономисты вы же приучили гос управление к той мысли, что это предприниматели (особо ценные деятели бизнеса плюс достойные к государственно частному партнерству), которые ''появятся'', ''все что нужно закупят'', ''привлекут работоспособных мигрантов'', ''дадут бублик ученым'' и так далее. Причем все это как надо и в любой отрасли, есть одна отрасль экономика есть одна сила - бизнес (именно поэтому набор отраслей сразу выносится из любых обсуждений)

Если использовать текущую точку зрения, то все отлично и так. Модернизируется инфраструктура куда ни посмотри есть проекты высокого уровня (отраслевой набор никто и не смотрит - а зачем?) для проектов покупается технология (управление и техника). А новый уклад - супер прорывные поколения технологий в ведении Чубайса, который борется за создание нового технологического поколения. Он доделает и будет у нас и ''новый технологический уклад одна штука''. О чем пожар?

Генеральный директор, Москва

Первое впечатление от публикации – как верно, как правильно, глоток свежего воздуха,
именно так и обстоит дело, да, и как говаривал Говорухин, «так жить нельзя!».

Потом припоминаешь, что примерно тоже, и даже порой более убедительно объясняли, в чем дело, и другие, и красные, и белые, и патриоты, и наоборот. Про офшоры, налоги, монополизацию, недостаток денег, перекосы в нашем рынке, и про наличие их, правильного рынка… Толковали, точно, всю четверть века...

Но рыночная пушка так и не выстрелила. Или как-то не так выстрелила, для узкого круга широких лиц. Или выстрелила, но не в том направлении, унося собственность куда-то подальше от русской земли, но в точные квадраты недвижимости все-таки встречающихся там бенефициаров нашей неправильной рыночной экономики.

Т.е., пока все также плохо, но только хуже.

А ведь было, было время надежд….

Автор вместил в нижеследующий абзац массу мыслей, плотностью, как в ядре. Это ядро публикации.

«Я – рыночник до мозга костей. Поэтому мне горько говорить, что за четверть века мы исчерпали возможности саморегулирования экономики. Если проводить аналогии с медициной, мы исчерпали возможности амбулаторного лечения. Болезни российской экономики не лечатся таблетками, необходимо вмешательство хирурга. Один шаг назад в административное вмешательство, сохраняя рыночность, чтобы сделать два шага вперед, в либерализацию другого качества, не приводящую к полной деформации среды, которая считается рыночной.»

• Автор признает себя рыночником до мозга костей, это признание дорогого стоит, ведь сейчас себя рыночниками признают только мелкие торговцы с рук на толкучках. Приятно, что рыночники сохранились, мне казалось, их всех сменили государственники, которые сначала о Родине, и только потом – о себе думают, вставая с колен. Думают, даже когда сидят под домашним арестом из-за башнефти. Или когда забегают в свои именные шубохранилища, ведь зима близко. Или на футбол челси направляясь. Мало ли государственников кого куда судьба забросит, но думают о ней.

• Интереснейшее выражение «за четверть века мы исчерпали возможности саморегулирования экономики», но вызывает ряд вопросов:

o Как исчерпывали, равномерно, по 4% в год, или разом ухнули, и когда именно, типа через залоговые аукционы спустили?
o Кто исчерпывал, ширнармассы тоже участвовали или только эффективные менеджеры были допущены?
o Какими средствами черпали (ложками, ведрами, цистернами или сразу, через свою именную трубу отвели)?
o Сколько и какой объем зачерпнули основные исчерпыватели, это измеримо или лучше не интересоваться?
o Куда потом зачерпнутое помещали, неужели в Сбербак к Грефу отнесли?
o Может, вернее сказать, что «исчерпание возможностей» означает тот простой факт, что «украли все»?
o

• Очень правильно, что поздно пить боржоми и теперь «необходимо вмешательство хирурга», но и тут не без вопросов:

o Есть ли и откуда возьмется такой специалист, готовый вмешаться?
o С какой части тела он начнет свою хирургию, кто в этой части согласится подвергнуться?
o А вдруг он задумает начать с самой головы, то кто его туда (к ней) допустит?
o Что думает хирург приставить вместо хирургируемой части во время операции (на время, что-то типа органичика, да)?
o Если что не так пойдет, хирург сохранит ли свою-то голову или как?

• Но есть и более сильные выражения, хотя казалось, сильнее уже некуда: «Один шаг назад в административное вмешательство, сохраняя рыночность, чтобы сделать два шага вперед, в либерализацию другого качества, не приводящую к полной деформации среды, которая считается рыночной.»

o Цена не кажется слишком большой (типа 2 шаги налево, 2 шаги направо), можно было бы рискнуть, но готов ли основной актор к таким сложностям, он же лидер, а не эквилибрист или плясунишка какой-то, чтобы суетиться, сохраняя рыночность?
o А потом, когда будет сделан 1 шаг вперед и 2 назад, все ли останутся в процессе либерализации иного качества со своими свечными заводиками?
o И как тут не сдеформировать среду, которую уважаемые люди давно считают рыночной, вдруг им не понравится, чтобы их деформировали, даже частично?
o Есть ли вероятность, что во время частичной деформации рыночной среды начнут восстанавливаться исчерпанные возможности саморегулирования?
o Каким путем будут эти возможности восстанавливаться, путем «положи, откуда взял» или там ожидается процесс беспорочного зачатия рыночных (теперь – точно правильных) возможностей, которые, как ожидается, начнут саморазвиваться и выйдут на режим самовосстановления? Пойдет процесс типа 1 ваучера и 2-х волг, если опять подождать.

Все бы хорошо, только последний абзац беспокоит:

«Поэтому ключевой вопрос для России сегодня – прямые иностранные инвестиции, источники, география импорта технологий после утраты многих научных школ и технологий в последние четверть века. Широко говоря, с кем будет заключен контракт на модернизацию.»

Так же широко говоря, опять заграница нам поможет…
А зачем тогда хирургия?
И еще, вдруг Порошенко запретит?

Что после вдохновляющего основного содержания опять приводит в уныние, к чему не привыкать в надежде на светлое будущее..

Нач. отдела, зам. руководителя, Украина

Смущает желание автора сразу запугать обывателя: ''Зависимость от импорта по ряду ключевых позиций достигает 70-80%.'' Бредятина! Примерчик,пожалуйста такой ''ключевой'' позиции! Нет такого,раз! Никакой ''пуповиной с Европой'' мы НЕ связаны,два. Странно говорить это о стране, которая, имея 2% населения Земли, обладает 30-35% мировых богатств природных ресурсов. Санкции Запада - это панацея, которая поможет нам быстрее понять, что мир нам не нужен, что это мы нужны миру,три. Мы всё, благодаря санкциям, должны и МОЖЕМ научиться делать сами!

Преподаватель, Саратов

Итак...

Для начала название статьи...
Болезни российской экономики не лечатся таблетками, необходимо вмешательство хирурга

Любому здравомыслящему человеку, а не только экономисту с мало-мальским образованием, должно быть понятно, что любые резкие изменения на входе любой системы (в частности экономической), ведут к резким изменениям на ее выходе. Я думаю всем ''понравилось'' жить в нестабильности при резком изменении курса валюты в 1998 году. Выводов экономистами не сделано... конечно некоторых надо принудительно заставить пересматривать Собачье сердце.... я так и думал... взять все и поделить!!! Неужели элементарные истины о вреде любых хирургических вмешательств в экономику ещё непонятны... ан нет...

Цитата: ''Такая сверхконцентрация на одном продукте, на одном клиенте, на импорте ведет к очень высоким рискам, волатильности, уязвимости экономики. Это – вызов. Ответ на этот вызов – переключение на рост внутреннего спроса и предложения. Может быть, очень быстрый рост.''
О каком вызове идёт речь? Есть объективные факты, которые перечисляются автором. Далее следует фраза. '' это - вызов''. Какой вызов - телефонный? Вызов государству? Вызов чего... кому???? Далее следует текст об ответе на какой-то ( мне лично непонятный) вызов. А ответ, по задумке автора, сродни современным российским реалиям (в том числе и в медицине)... оказывается достаточно просто переключиться на рост внутреннего спроса и предложения... Простите, откуда взять резервы для роста экономики в целом и всего остального в частности. Китайцы уже 15 лет назад потребляли в основном китайские продукты. А в РФ последовательно от этого уходили... производственная база даже в нефтянке устарела, а многих предприятий уже нет, а те что есть все больше ''пыль в глаза пускают'' Ведь многое начинается с науки... в том числе и производство и экономика... а при нищенской зарплате и выдуманным критериям учёных становится все меньше и меньше.... особенно в регионах. Теперь о росте... относительно чего рост? Относительно нулевого потребления конечно рост, а относительно объемных показателей производства развитых и развивающихся стран по отраслям? Сопоставимый рост просто невозможен. Я тоже хочу счастья своей стране. Я ее люблю. Но есть реальность со сложившимися ценами на топливно-энергетические ресурсы внутри страны, как одним из основных факторов, влияющих на развитие государства.
Цитата:экономика
Но для этого есть препятствие – слишком мелкая финансовая машина. По финансовой глубине (монетизация, насыщенность деньгами, кредитами) мы, 9-10-я экономика по величине, занимаем 60-70-е места в мире. Слишком высокая цена денег. Она ниже, чем у России, у 55-60% стран.
Что значит мелкая финансовая машина. О чем речь... какая машина? Почему мелкая? Маленькая имеется в виду или осадка у неё малая? Может быть финансовая система государства? Тогда надо, на мой взгляд начинать с ее структуры... это вообще отдельная ''песня'' а также с ответственности и процедурам по принятию решений в финансовой системе РФ. Если же говорить о платежах, то можно вспомнить недавний блицкриг государства против малого бизнеса с повышением выплат малыми предприятиями... сколько десятков тысяч предприятий закрылись... а теперь отдают формирование налогов на региональный уровень. Неужели не видно возможных последствий... если не видно - значит неграмотные люди принимают решения. Если видят, знают и все равно принимают - враги государства.

Преподаватель, Саратов

Теперь о инвестициях...''Они должны приводить за собой технологии, оборудование, искусство менеджмента и так далее. '' да будет известно многоуважаемому автору что инвестиции никому ничего не должны... мало этого, любые значимые инвестиции в современном мире определяются политикой. Никогда психически нормальный политик не разрешит переносить современные для своей страны технологии в третьи страны... а прямые инвестиции это всего лишь вложение капитала в бизнес, впрочем это лишь одно из определений. Сказки о пользе иностранных инвестиций для экономики государства любят рассказывать народу.... поэтому закрыли или загнобили так много перспективных производств. Вспомните вкус настоящего шоколада в ссср, а с помощью иностранных прямых или кривых инвестиций мы едим то же что и весь мир. Где завод москвич, иж с 2126 моделью, это прямые инвестиции, которые просто уничтожили конкурентов. Кто это допустил? Прежде всего те уважаемые люди, кто говорит о пользе бесконтрольных прямых инвестиций.

Коммерческий директор, Москва

Кредиты дорогие...., НО ! и маржа не такая как в Европе)

IT-менеджер, Москва
Дорогие коллеги, уважаемые эксперты! Вы же взрослые люди, давайте оперировать реальными понятиями. Зачем использовать такие громкие названия? ''Требуется вмешательство хирурга!'' 1. Вот что вы хотите отрезать? Серьезно! Вывалили кучу проблем на стол, - так дети поступают. 2. Требуется корректировка курса, усиление независимости в стратегических для страны отраслях ''У нас сырьевая экономика'' Не забывайте про плюсы такой экономики. Нам например не надо делать загонники для людей в виде отелей, терперь пьяные выходки, избавляться от кучи мусора, тратить свои экоресурсы(уничтожать) для того чтобы формировать бюджет. ВСЕ СТРАНЫ ВОКРУГ РОССИИ ВЫНУЖДЕНЫ УНИЧТОЖАТЬ СВОЮ ЭКОЛОГИЮ, чтобы обеспечить валидный приток капитала в бюджет. Мы же всего - лишь выкачали темной жидкости и продали её - в нашей экономике нет огромной кучи отелей, в которой бухают туристы - в нашей экономике нет горы мусора от этих туристов - нет вылова рыбы в гигантских размерах - вырубки под чистую леса - ... да много чего плохого нет, - что есть в других странах! Сырьевая экономикка - не плохая модель У нее есть слабые стороны, которые необходимо защищать, - обеспечивать стабильность именно такой модели экономики. Потому говорить о каких-то хирургических вмешательствах и призывать к экономической революции - как минимум непрофессионально. Смущают громкие заявления. Если у Вас есть действительно важные мысли и рабочая модель. Приходите на передачу например к Соловьеву на Вести ФМ, - принесите решение той проблемы, которую видите. Привлеките внимание и будете услышаны. Эту статью более как черный пиар признать нельзя. Я сожалею, что executive позволяет себе так неосторожно обращаться со своей репутацией. Остановитесь обсуждать пустые тезисы. Просто стыдно ... [COLOR=gray=gray]Сообщение модератора. Комментарий отредактирован. Высказывания. нарушающие п.8 Декларации Сообщества, удалены. 8. Участники Сообщества должны воздерживаться от открытых недоброжелательных онлайновых высказываний и оскорблений по отношению как персонально к участникам Сообщества, так и к организациям. Недоброжелательные и оскорбительные высказывания в адрес организаторов и участников Сообщества могут служить поводом к исключению из Сообщества.[/COLOR]
Руководитель проекта, Краснодар

Я изобретатель , разработал технологию биоструктуризатор-ингредиент для быстрого изготовления бульона для колбас и консервов , переплюнул ''Галина Бланка''. Какая ненависть развилась среди кубанских чиновников АПК за маленький прогресс для нашей страны. Я перешёл дорогу тем кто уже несколько миллионов людей сделали смертельно больными. За то что инновационный ингредиент обеспечит АПК и мясопереработку бульоном для иммунных систем , мне устроили жизнь за гранью невыносимой бедности. Чиновники на кубани с 2001г. твердят разом то, что лучше мне уехать в другие страны. Это реальная писчинка из чего делают строительные кирпичики в нашей стране....innovatorkubani.ru

Генеральный директор, Самара

Возможно, экономисты когда-нибудь все же согласятся, что результаты любых институциональных изменений, в том числе, государственного вмешательства в экономику, полностью определяются социокультурной средой, т.е. ценностями, критериями и деятельностными стереотипами людей. Еще в конце 80-х было ясно, что в социокультурной ситуации, сложившейся в СССР за годы советской власти и до того (причем, задолго до того), рыночная экономика и демократия на западный манер невозможны. Моя статья об этом была опубликована еще в 1991-м и, к сожалению, подтвердилась. Это не значит, что надо было сохранять планово-распределительную модель экономики и тоталитарное государство - это значит, что надо было не обезьянничать с ''развитых'' стран, а проектировать, конструировать и реализовать собственную модель. Так сделали и в Китае, и в Японии, и в Южной Корее. Изучив опыт всего мира, они все сделали по-своему. Однако наша наука пошла по более легкому - и априори негодному пути заимствования модели. И продолжает делать это и сейчас. А поскольку, в отличие от развитых стран, где государство, бизнес и наука - три стороны равностороннего треугольника, у нас наука пытается диктовать и государству, и бизнесу - вот и пришли только к тому, к чему могли прийти. Ничего неожиданного. И сейчас, если мы не дадим точных оценок, не определим максимально тщательно характеристики российской социокультурной ситуации (а разговоры о модернизации в нашей науке никогда не дают такой характеристики и кончаются только наукообразием), если мы не поймем, как НАШИ ЛЮДИ среагируют на наши действия, мы не сможем выработать эффективной программы действий. Иначе приватизация опять приведет к распродаже собственности под супермаркеты, а национализация - к расхищению ее чиновниками. И т.п. Начинать надо не с налогов, не с частной собственности, не с финансовой политики, а с людей, которые владеют (или не владеют) собственностью (и часто губят ее), и платят (или не платят) налоги, и делают дело (и не только для себя, но и для людей, для Страны), или только требуют чего-то от правительства. Только предсказуемость их реакции на любые действия политиков позволит рассчитать эти действия. Это предмет обширной, глубокой и труднейшей работы, а не популистских обсуждений.

Директор по рекламе, Москва
Виктор Цлаф пишет: критериями и деятельностными стереотипами людей
Так конечно же. Рационально было создать, обкатать модели поведения, потом как принято было в СССР учить этим моделям, ставить KPI, устанавливать нормы и правила, содействовать институциональным основам деятельности и viola процветающая Россия, богатый работящий многонациональный народ, понятное развитие во всех высокотехнологичных отраслях. Вот только никакой наукой в переходный момент никто не занимался в это время я носился по министерствам и выпускал решение совмина о создании инженерного центра, согласовывал со всеми и видел всех. Практически никто из начальников не видел реальности кроме суперспецов, мнение которых начальниками не принималось во внимание. Министры внимали только ''самым важным уважаемым экономистам'', которые говорили ''все сам сделает рынок'' - при том, что как всегда в вертикали была борьба за влияние на всех уровнях рационально мыслить было некому. Например программы развития по науке и технике разрабатывались, потом начальство над министрами что то решало ''все не так'' - ''переделать'' и пожарно переделывали. Все что держалось в систематизации, держалось за счет горизонтальной интеграции усилий самых опытных специалистов, которые общались между министерствами. Они были рациократией, на них все держалось. Их начальники были фигуры ТОЛЬКО яркие и харизматичные, как только они вносили свою яркость в реальность начиналась сначала лихорадящая спецов гонка, потом начальники придумали сократить количество ''зон контроля'' специалитетов деятельности (а фактически отраслей), чтобы сиять свой харизмой при меньших усилиях. Тут же часть спецов стала и не нужна, потом подтянулись коммерсы очень убедительные в своей воле и серьезности и начальники выработали идею ''невмешательства в дела рынка''. В то время когда бизнес все устроит. Как бы этнос высшего начальства стал отделяться от этноса отраслевых специалистов. Потом дефицит специалистов стал ощущаться и возникла идея ''наши спецы - плохие, мы пригласим хороших настоящих иностранных, которые посоветуют как делать и как жить'' Кстати я тогда быстро перешел в иностранные СП и мы консультировали как ''настоящие иностранцы'' элиту бизнеса. При этом получить подряд будучи ''всего лишь местным'' было нереально, а ''настоящий австрийский'' но тот же человек получал самые выгодные условия. При всем желаемом рациональном хорошем совершенно нереально было в то время кому то было действовать научно и последовательно. Кроме запроса на ''иностранное лучшее'' к высокому начальству подход имели только ''экономисты'', которые по представлению начальства ''понимали ситуацию'' и их звали ''объясни что происходит''. Вся ''экономическая элита'' в тот момент и заменила собой и социологию и планирование деятельности, так как этим ребятам было приятно быть рулевыми, пленил уровень и статус а не наука и реальность. Поэтому сегодня как раз ситуация более нормальна, как ни странно это звучит.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Силуанов занялся самозанятыми

Компании обяжут выплачивать страховые взносы и НДФЛ за привлеченных к работе самозанятых.

Бизнес увеличивает бюджеты на ИТ

Увеличить бюджеты на ИТ планируют 75% российских компаний.

ИИ спрогнозирует увольнение

«Сбербанк» начал оценивать соискателей при найме консультантов с помощью ИИ.

Безработица-2020 останется прежней

Министерство труда и социальной защиты России спрогнозировало стабильность.