Болезни российской экономики не лечатся таблетками, необходимо вмешательство хирурга

Мы – сырьевая экономика. Доля сырья в экспорте – больше 70%, машин и оборудования – не больше 4%. Зависимость от импорта по ряду ключевых позиций достигает 70-80%. Мы связаны одной пуповиной с ЕС. 50% внешней торговли приходится на Европу. Такая сверхконцентрация на одном продукте, на одном клиенте, на импорте ведет к очень высоким рискам, волатильности, уязвимости экономики. Это – вызов. Ответ на этот вызов – переключение на рост внутреннего спроса и предложения. Может быть, очень быстрый рост.

Но для этого есть препятствие – слишком мелкая финансовая машина. По финансовой глубине (монетизация, насыщенность деньгами, кредитами) мы, 9-10-я экономика по величине, занимаем 60-70-е места в мире. Слишком высокая цена денег. Она ниже, чем у России, у 55-60% стран.

У нас очень тяжелое налоговое бремя. Мы пытаемся расти, но быстро бежать, когда на тебе навьючен тяжелый груз – невозможно. 60-70% стран мира имеют меньшую фискальную нагрузку, чем Россия. Общий объем налогов, взыскиваемых в экономике России, адекватен налогам европейских развитых индустриальных стран, то есть тех стран, которые растут со скоростью 0,5-1,5% в год. Такая нагрузка очень тяжела для экономики, которая собирается быстро расти. Те экономики, которые очень быстро растут, имеют, как правило, гораздо меньшую налоговую нагрузку.

У нас много ликвидности выведено за пределы страны. Мы создали уникальную экономику, она единственная в своем роде: в мире нет другой экономики, где пять самых главных инвесторов и пять главных назначений инвестиций являются офшорами. Это экономика с «вынесенной собственностью», с вынесенными за пределы страны профит-центрами. Никакая программа деофшоризации не изменит положение дел, поскольку существует коренной интерес к офшорам: слишком высока налоговая нагрузка и слишком высоки риски для ведения бизнеса внутри России.

У нас один из наименьших в мире показателей индикатора «Иностранные прямые инвестиции к иностранным портфельным инвестициям». Прямые инвестиции – это те инвестиции, в которых очень нуждается развивающаяся экономика, такая экономика как российская. Они должны приводить за собой технологии, оборудование, искусство менеджмента и так далее. У нас этот индикатор необычно мал для развивающейся экономики.

Мы – одна из стран с самой высокой долей наличности в обороте. Это значит, что у нас очень большой «серый» или теневой сектор.

В российской экономике есть явление, которое специалисты называют «ножницы», речь идет о разрыве между номинальными и реальными эффективными валютными курсами. В презентации есть таблица, в которой показаны эти «ножницы». У Китая этих «ножниц» нет, у Еврозоны – тоже. В своей книге «Финансовый конструктивизм» я пишу, что рубль переоценен, что впереди длинная дорожка ослабления рубля. Эти «ножницы» – на самом деле страшная вещь. Поделюсь кейсом. В России есть очень крупное предприятие, которое экспортирует сложные машиностроительные комплексы (в России еще есть такие). Начиная с 2002 года, предприятие находится в убытке. Размер убытков нарастает. Директора меняются, из бюджета дофинансируется капитал. Счетная палата изучает ситуацию. Однако все это бесполезно: убытки нарастают. Почему? Потому что цены на эти машиностроительные комплексы на мировом рынке в долларах США росли со скоростью максимум 1% в год. Внутренняя инфляция все это время составляла 10-15% в год при закрепленном курсе рубля. В 2002 году, когда предприятие валютную выручку конвертировало в рубли, эта выручка покрывала внутренние рублевые затраты, в том числе субподрядчиков, поставщиков. Однако с каждым годом рублевые затраты резко опережали ту рублевую выручку, которую предприятие получало по закрепленному курсу рубля. Это и есть то, что называется «ножницы» между номинальными и реальными, эффективными валютными курсами рубля. Они беспрецедентны. Они нарастают с 1995 года. Они являются реальным барьером для экспорта высокотехнологичной продукции. Эти «ножницы» затягивают в экономику импорт, поскольку при таких «ножницах» импортированные товары оказываются в привилегированном положении по отношению к российским.

Долгое время завышенный курс рубля удерживался искусственно, но так не могло продолжаться вечно: рано или поздно должно было начаться движение в обратную сторону, и оно началось. Снижение курса рубля к доллару частично объясняется укреплением доллара США к другим валютам и падением цен на нефть, но это не единственные причины. Другой существенной причиной является то, что экономика давно «хотела» этого снижения.

Бюджетные ловушки – это рост военных расходов рост, финансирование мегапроектов, покрытие убытков госкорпораций, объемное субсидирование процентов. Такое напряжение в российской экономике очень напоминает картину советского хозяйства конца 1980-х годов. Российская экономика стоит перед вызовами колоссального масштаба. Она не может ответить на эти вызовы, не изменившись сущностно. Время для программ постепенного развития уже прошло. Нужно нечто иное: мы должны поставить задачу создания экономического чуда, программу ускоренной, догоняющей модернизации.

Россия за последние 300 лет прошла через три периода форсированной модернизации, первый из которых связан с реформами Петра I; второй начался в годы царствования Александра II и завершился в конце XIX века; третий – сталинская индустриализация в 1930-х годах.

В зарубежной практике есть более современные примеры модернизации. Многие страны, лидирующие сегодня в мировой экономике, начинали свой путь к процветанию в гораздо более худших условиях, чем современная Россия. Например, Южная Корея в начале 1960-х годов представляла собой беднейшую страну, половина бюджета которой формировалась за счет американской финансовой помощи. Япония в начале периода модернизации в 1961 году обладала ВВП, который составлял 0,4% ВВП США, сейчас этот показатель составляет 30%. Китай стартовал с отметки 7% к ВВП США, сейчас этот показатель более 50%.

В странах, прошедших модернизацию, социально-политическое развитие шло по одной и той же схеме: ограниченная демократия на старте и либерализация в течение 10-15 лет после начала процесса. В начале реформ всегда был тот, кто железной рукой создавал экономическое чудо. Автор чуда. В экономике во всех случаях были две составляющих:

1. Экономическая политика на форсаже. Директивное вмешательство в экономику. Так называемая двухсекторная экономика с очень большой государственной собственностью (к сожалению, или к радости, мы такую основу уже создали: мы в либеральной России дошли до состояния, когда 50% экономики – это оценка трех-четырехлетней давности – огосударствлено, более 50% банковской системы тоже). Промышленная политика. Развитие, основанное на точках сверхбыстрого роста. Жесткое проектное управление, где преодолевалась медлительность в принятии законов, бюрократические процедуры ведомств.

2. Финансовый форсаж. Для того чтобы понять, что это такое, давайте сравним две страны – Китай и Россию. В Китае темпы роста были в два-три раза выше, чем в РФ (сейчас – кратно больше). Важнейший индикатор: доля инвестиций в ВВП. В Китае – 47%, в России – 23-24%. Замечу, что 22% – обычный показатель для европейской страны, чья экономика растет со скоростью 0,5-1,5%. Налоговая нагрузка в Китае почти на 30-40% ниже, чем в России. Таким образом, у бизнеса остается больше ресурсов для того, чтобы расти. Правительство в Китае намного дешевле российского – об этом говорит индикатор конечного потребления правительства к ВВП. В Китае качественно иная монетизация, насыщенность деньгами: 183% («Широкие деньги» (М2)/ ВВП), в России – 45-52%. В России гораздо выше цена денег. Гораздо выше инфляция. Иными словами, в Китае – совершенно иная по мощности финансовая система.

Вопрос: как строится такая система? Как она достигается? Конечно, при помощи дирижизма. Один из главных инструментов – «центральный банк развития», который берет на себя функцию финансового развития экономики. Другие инструменты – ударные налоговые стимулы. Рост доли накопления. Обязательно заниженный валютный курс для стимулирования экспорта. Резкое снижение регулятивных издержек, «свободное дыхание» для бизнеса.

В результате применения этих инструментов год за годом, десятилетие за десятилетием происходило финансовое развитие, смысл которого – все большее насыщение деньгами, кредитами, финансовыми инструментами, финансовыми институтами от стартовых значений М2/ВВП на уровне 28-40% до значений 100-140%, при низком уровне инфляции. Соответственно нарастала доля инвестиций.

В России совершенно иная ситуация. Рыночная среда в России деформирована. Давайте ответим на вопрос, почему за четверть века реформ мы не создали рыночную среду, которая бы снизила процент с ~10-20% до 3-5%? Ответ очень простой. Пять банков (в том числе четыре банка с государственным участием), владеют более 50% банковских активов. 20 банков владеют более 80% банковских активов России. Это называется олигополия – среда, которая на самом деле не является рыночной. Среда, в которой можно до скончания века ждать, когда будут снижены процент и инфляция, но так и не дождаться. Потому что без административного вмешательства государства, по сути, уже хирургического (амбулаторное уже не работает), ничего не случится. Речь идет, конечно, о качественно ином вмешательстве государства, а не о росте регулятивных издержек или оперативно-розыскной деятельности. Речь – о «государстве развития».

В мире существуют десятки способов административного вмешательства в процент, которые использовались в странах «экономического чуда» и которые могут быть направлены на его нормализацию, они приведены в презентации. Управлять кредитом можно при помощи так называемой селективной кредитной политики, позволяющей направить деньги в перспективные отрасли. В мире существует огромное число ударных налоговых стимулов под рост и модернизацию. А в России же принята политика равных налоговых ставок, а налоговые стимулы рассматриваются как лазейка, чтобы избежать налогообложения. Такова политика Минфина.

Мы в ИМЭМО РАН готовим книгу – она выйдет из печати до конца 2014 года, – которая будет представлять собой путеводитель, техническое руководство по финансовым политикам: как конструируется – в финансовом смысле – «экономическое чудо»? За счет чего? Как финансовые системы настраиваются на «финансовый форсаж». Все инструменты, о которых я говорю сейчас, будут разобраны в книге.

Я – рыночник до мозга костей. Поэтому мне горько говорить, что за четверть века мы исчерпали возможности саморегулирования экономики. Если проводить аналогии с медициной, мы исчерпали возможности амбулаторного лечения. Болезни российской экономики не лечатся таблетками, необходимо вмешательство хирурга. Один шаг назад в административное вмешательство, сохраняя рыночность, чтобы сделать два шага вперед, в либерализацию другого качества, не приводящую к полной деформации среды, которая считается рыночной.

Еще одно важное обстоятельство. Все случаи успешной экономической модернизации, имевшие место в мире после Второй мировой войны, состоялись при поддержке США. Более ранний опыт свидетельствует о том же: ни одна модернизация в России не происходила без массированной западной поддержки. В том числе сталинская модернизация начиналась с массовых поставок оборудования в СССР из США и Германии. Справочник по статистике внешнеторговых расчетов 1931 года показывает, что более 60% экспорта станков из Германии шло в Советский Союз. В США было создано специальное бюро, которое занималось массовым проектированием заводов для СССР. Был сделан огромный многомиллиардный заказ, в рамках которого было налажено конвейерное производство, проектирование заводов, поставки оборудования. В СССР началось массовое обучение инженеров, промышленных архитекторов, это дало потрясающий эффект для модернизации экономики Советского Союза.

Поэтому ключевой вопрос для России сегодня – прямые иностранные инвестиции, источники, география импорта технологий после утраты многих научных школ и технологий в последние четверть века. Широко говоря, с кем будет заключен контракт на модернизацию.


Публикуем доклад профессора Якова Миркина на конференции «Российская экономика: санкции, падения и взлеты. Что делать бизнесу в 2015 году?», проведенной в октябре 2014 года Сообществом менеджеров E-xecutive.ru и Международной школой бизнеса Финансового университета при Правительстве РФ.

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Менеджер, Санкт-Петербург
Павел Кузовников пишет: Работать надо как китайцы или корейцы, а не ....
Чтобы работать как китайцы или корейцы, надо быть китайцем или корейцем или быть оупированным ими... Красный флаг Вам в руки...
Директор по рекламе, Москва
Александр Воробьев пишет: Лихо Вы уровняли всех экономистов под один рост
Прошу прощения за резкость. Но ровнял по основанию мышления. Есть существенная разница в картине мира у экономистов и например социологов. У экономистов и психологов. Если принять экономику как деятельность, то вписанные в эту деятельность люди формируют мировоззрение на материале деятельности. Такая практика появилась во время модернизации во всем мире. Жесткая специализация и мышление в рамках специализации. Для меня это не пустое теоретизирование всю свою рабочую практику в рекламе я изучал менталитеты целевых групп, они же социальные группы, сформированные условиями жизни и деятельности. Группа формирует устойчивые модели поведения и мировоззрение, язык и стереотипы у группы в достаточной степени обобществлены. Можно говорить о замкнутости группы. Экономисты как сообщество в отличие от социологов например занимают в современном обществе особую позицию. Это обеспечивается практикой элиты для которой социологи не так нужны в оперативной деятельности как экономисты. С точки зрения этой модели поведения групп элита-экономисты можно рассуждать об этом мировоззренческом партнерстве в которое часть картины мира приходит от практикующей элиты и часть от экономистов. Я рассуждаю из предпосылки существования устойчивых групп и их профилей. Извините если кого то задели мои рассуждения, я представляю себе, что если практика наблюдения этих групп и их особенностей влияющих на реальность рассуждения что ''вот эти вот такие'' могут восприниматься неприятными ((( Но кстати такое представление как о устойчивых группах (производных от представления о целевых аудиториях) если их представить как этносы, то понятнее как рушили промышленность. Все эти идеи ''к сожалению в ''имярек''строении это устаревшие специалисты их не будет и все начнет колоситься само по себе'', все эти вымирающие в 90-е авиаинженеры по этому поводу ((( Наверно можно этими инструментами исследовать почему промышленность развивалась последние 25 лет определенным образом.
Менеджер, Санкт-Петербург
Дмитрий Федоров пишет:
Александр Воробьев пишет: Лихо Вы уровняли всех экономистов под один рост
Прошу прощения за резкость. Но ровнял по основанию мышления.
О как!
Дмитрий Федоров пишет: Есть существенная разница в картине мира у экономистов и например социологов. У экономистов и психологов. Если принять экономику как деятельность, то вписанные в эту деятельность люди формируют мировоззрение на материале деятельности. Такая практика появилась во время модернизации во всем мире. Жесткая специализация и мышление в рамках специализации.
Если бы все было так просто
Дмитрий Федоров пишет: Для меня это не пустое теоретизирование всю свою рабочую практику в рекламе я изучал менталитеты целевых групп, они же социальные группы, сформированные условиями жизни и деятельности.
well
Дмитрий Федоров пишет: Группа формирует устойчивые модели поведения и мировоззрение, язык и стереотипы у группы в достаточной степени обобществлены. Можно говорить о замкнутости группы. Экономисты как сообщество в отличие от социологов например занимают в современном обществе особую позицию. Это обеспечивается практикой элиты для которой социологи не так нужны в оперативной деятельности как экономисты. С точки зрения этой модели поведения групп элита-экономисты можно рассуждать об этом мировоззренческом партнерстве в которое часть картины мира приходит от практикующей элиты и часть от экономистов.
В.Парето. и экономист и социолог и автор «теории элит»…
Дмитрий Федоров пишет: Я рассуждаю из предпосылки существования устойчивых групп и их профилей. Извините если кого то задели мои рассуждения, я представляю себе, что если практика наблюдения этих групп и их особенностей влияющих на реальность рассуждения что ''вот эти вот такие'' могут восприниматься неприятными
Тогда надо конкретизировать, что имеются в виду экономисты, обслуживающие элиты… Экономисты экономистам рознь… А их мировоззрения тем более… От диалектического материализма до субъективного идеализма один шаг...
Дмитрий Федоров пишет: Но кстати такое представление как о устойчивых группах (производных от представления о целевых аудиториях) если их представить как этносы, то понятнее как рушили промышленность. Все эти идеи ''к сожалению в ''имярек''строении это устаревшие специалисты их не будет и все начнет колоситься само по себе'', все эти вымирающие в 90-е авиаинженеры по этому поводу ((( Наверно можно этими инструментами исследовать почему промышленность развивалась последние 25 лет определенным образом.
Можно, но причины такого развития заложены были ранее… Кстати, похоже на то, что эта модель на нашей стране работает как-то иначе, чем на Западе… Типа «долго запрягаем – быстро едем»
Аналитик, Московская область
Дмитрий Федоров пишет: экономисты в силу своего представления о реальности не видят институциональности и считают что расходы на институционализацию деятельности это убытки а убыточная деятельность нужно извести чтобы на ее месте по волшебству возникла свободная от старых ошибок деятельность суперсовременная и суперэкономичная
- похоже фанат сумасшедшего Чернышева пришел поговорить об институциональном инжиниринге и о транзакционных издержках?
Аналитик, Московская область
Дмитрий Федоров пишет: экономисты хотят видеть только позитив товар - производное от технологий поэтому всех кто делал технологии стали сокращать как убыточные участки экономики
- а по другому и не бывает.
Менеджер, Санкт-Петербург
Петр Михеев пишет: Александр Воробьев пишет: экономисты в силу своего представления о реальности не видят институциональности и считают что расходы на институционализацию деятельности это убытки а убыточная деятельность нужно извести чтобы на ее месте по волшебству возникла свободная от старых ошибок деятельность суперсовременная и суперэкономичная - похоже фанат сумасшедшего Чернышева пришел поговорить об институциональном инжиниринге и о транзакционных издержках?
Это Вы про меня?... Где же я такое написал ;)
Главный редактор, Москва
Александру Воробьеву Петр Михеев цитирует Дмитрия Федорова, не Вас. Поправка внесена. Ошибся или Петр, или сервер. :))
Аналитик, Московская область

Если обидел, извините. Похоже я запутался в интерфейсе. Очень я этих специалистов ''транзакционным издержкам'' не люблю. Выносят мозг людям.

Директор по рекламе, Москва
Петр Михеев пишет: похоже фанат сумасшедшего Чернышева
причем здесь фанаты и сумасшествия речь идет о устойчивых поведенческих моделях, о которых известно из проверки практикой теорий на практике формируются группы с устойчивым поведением и общей целью, по типу этносов в этологии эти социальные группы действуют однотипно, это проверенно исследованиями речь идет об активности существующей группы общества а не о превосходстве теорий
Менеджер, Санкт-Петербург
Андрей Семеркин пишет: Александру Воробьеву Петр Михеев цитирует Дмитрия Федорова, не Вас. Поправка внесена. Ошибся или Петр, или сервер. :))
В этой альтернативе, похоже что сервер... Я сам побывал в подобной ситуации с другой стороны в http://www.e-xecutive.ru/forum/forum14/topic17531/message370064/#message370064 Последвательно цитируя в своем один и тот же цитируемый пост я не обратил внимание на то, что при вставке цитаты повились некорректные данные на ее автора... Теперь приходится отслеживать и этот нюанс в каждом использованном цитировании... И подобные глюки с того момента у меня еще пару раз всплывали... Были они и у других...
...пишет: Семеркин написал, что искать эти глюки они не будут, так как сайт скоро будет обновлен (новая версия уже готова).
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Как управлять коллективом?

В Ижевске состоялась конференция «Региональная модель управления человеческими ресурсами».

Кто хочет знать зарплату коллег

Служба Исследований hh.ru выяснила, кто из соискателей знает размер зарплаты своих коллег.

Травмы на работе - угроза ВВП

Почти 3 миллиона человек в мире ежегодно умирают на своих рабочих местах.

Arena: анонимный поиск работы

Запущен сервис для анонимного поиска работы в сфере разработки.