7 корпоративных правил, которые держат работников в заложниках

Постоянный круг общения современного человека состоит из 25-30 контактов. Это реальное общение в офлайне с коллегами по работе, семьей, друзьями, фитнес-, бизнес-тренером, автослесарем и, например, мастером ногтевого сервиса. То есть половина постоянно присутствует и является соавтором реальности. Другие неизменно меняются, увеличивая палитру новых впечатлений и обновляя статистику фона под названием «Поколение» или «Лента новостей». Все это – естественная среда для формирования потребностей, мотивов, триггеров и страхов.

Итак. Вы – вполне молодой человек от 28 до 45 лет, мужчина / женщина, с различным семейным и социальным статусом, уровнем дохода, патриотизма, нарциссизма, профессионализма, оптимизма и здравого смысла. Тем для разговора и переживаний бывает много, но одна повторяется с завидной регулярностью и неизменным повышением уровня кортизола. Работа.

И неважно, кем вы работаете – начальником, специалистом, исполнителем, творческой единицей, рабочей массой… Главное – наемником. В системе. С набором корпоративных правил, коллег, отчетов, планерок, утвержденной финансовой мотивацией и прочих деприваций взрослого человека на службе.

И все-таки, он/она туда ходит. Соблюдает правила делового этикета, покупает новую одежду с учетом дресс-кода, узнает все точки быстрого и дешевого питания поблизости, график переключения светофоров и движения маршруток, приспосабливает обязательные платежи за квартиру, садик, кредит и ипотеку к авансу и зарплате, личную жизнь к плановым показателям эффективности. И ждет, когда начнут сбываться мечты. А потом что-то идет не так…

Это «не так» бьет по карману, самооценке, уверенности в завтрашнем дне и глобально влияет на общую удовлетворенность и восприятие качества жизни. При этом, мысли о смене деятельности или работодателе, конечно, возникают, даже возобновляется подписка на рассылку открытых вакансий и вносятся изменения в список собственных компетенций. Открывается сезон грустных разговоров в разных мессенджерах о превратностях судьбы, сложности экономической ситуации в мировом масштабе, влиянии расположения звезд на настроение шефа и размер зарплаты.

Но до бегства – как до канадской границы времен Марко Поло. После месяца игнорирования потенциальными работодателями, измеряемого количеством просмотров резюме или серии неудачных собеседований и отказов начинает накапливаться страх, что любые попытки переломить ход игры только приведут к увеличению тревожности и количеству проблем.

Подобные мысли парализуют волю, ограничивают горизонт мышления и окончательно топят в хандре и сплине. Вы все еще просматриваете вакансии и поддерживаете разговоры о том «как могло бы быть», однако ваша позиция все больше напоминает адвокатскую и, наконец, вы выносите оправдательный приговор ситуации, компании, боссу, собственному поражению.

Бойцовское настроение сменяется состоянием унылого… повиновения обстоятельствам, графику погашения кредита и почитанием гения собственника бизнеса. Именно так работают механизмы подавления воли и способности к сопротивлению неблагоприятным факторам ради сохранения жизни при захвате заложников. Только есть одно существенное отличие, отвлекающее сознание, – вас никто явно не держит!

Помните басню Оливье Клерка о лягушке в кипятке? Если ее сразу поместить в горячую воду, то она выпрыгнет и останется жива, а если нагревать очень медленно, то лягушка почувствует угрозу для жизни только в последний момент, когда сил для прыжка уже не останется.

Захват корпоратом – история собственного выбора

И сделать этот выбор помогают корпоративные правила. Здесь будет семь. Которые тщательно соблюдаются террористами.

1. «Ты – шуруп, часть инструкции»

Когда вы заложник: к вам не обращаются по имени, игнорируют индивидуальные физиологические потребности, часто меняют местами тех, кто осуществляет надзор, запрещают переговариваться.

Когда вы работник: практически доведенный до абсурда человеческий этикет – «ДД» вместо «добрый день», «НИ» вместо «Николай Иванович». Регулярные обновления формы отчетности и ротация тех, кому необходимо их предоставлять. Материальное и моральное наказание за нарушение утвержденного регламента.

2. «Это не жестокость, а вынужденная дисциплина»

Когда вы заложник: вам рассказывают (или вы слышите) о серьезных причинах, которые вынудили агрессоров выражать свою позицию столь экстремально. Это может быть предательство целой страны или ее отдельной системы, борьба за интересы несчастных детей, истинной религии или угнетаемой нации. То есть, акту терроризма предшествует отчаянная и многократная попытка достучаться – спасти – доказать. И бесчисленное количество жертв на алтаре справедливой борьбы.

Когда вы работник: вы точно знаете, сколько лет предприятие бьется за основные показатели с санкциями, налогами, кризисом, разгильдяйством и конкурентами. Сколько чудодейственных мер по смене курса и команды предпринималось для выживания, сколько тренингов и аттестаций было проведено. Настала ваша очередь послужить во имя великих целей и общего дела. И это значит, очередное снижение ставок по зарплате, задержка с выплатами заслуженных премий, добровольный выход в отпуск без содержания, не покидая рабочего места, увеличение общественно-полезной нагрузки и накопление негативного опыта, постоянная угроза потерять работу, выслугу, медицинскую страховку и самоуважение.

3. «Трудности перевода»

Когда вы заложник: скорее всего, язык муай-тай, арабских экстремистов и прочих пиратов 21 века вам, безусловно, незнаком. Однако, врожденный инстинкт самовыживания, обостренность всех чувств плюс язык жестов и красноречивых взглядов может послужить основой глубокой эмоциональной связи. Ну, и оружие в руках усиливает харизматичность противника.

Когда вы работник: у вас есть понимание, о чем можно говорить, о чем говорить нельзя, вы владеете внутренним профессионально-жаргонным языком, по которому легко определяете людей своего цеха. Вы узнаете по первым трем буквам настроение шефа, бухгалтера, коллеги, даже в какой-то момент раздражающее прежде «ДД, НИ» вызывает почти радость. Момент, когда вы овладеваете боевым кунг-фу выступать на планерке или создавать «служебную записку», сродни орфографическому экстазу, который, наконец, вами был заслужен…

4. «Характер: ломать нельзя строить»

Когда вы заложник: ваша способность принимать реальность в самых неожиданных сценариях, приспосабливаться к невыносимым бытовым и эмоциональным условиям вполне может сохранить вам жизнь. Из удивительного: чем увереннее человек, тем более невнимательным оказывается он к любым проявлениям изменяющейся среды, тем сильнее приходится воздействовать на его «адаптацию», тем суровее контроль.

Когда вы работник: сначала вас надо убедить, что вы идеальный «заложник», а значит, у вас развит инстинкт самосохранения, и вы не станете конкурировать с руководителем за власть и влияние. При этом вы имеете достаточно жизненной энергии, чтобы бежать «за морковкой» или от кнута. Вашей оперативной памяти достаточно, чтобы запомнить все ритуалы корпоративных танцев, а самоирония позволит делать это ежедневно с одинаково счастливым лицом. И это будет проверяться аттестацией и ассессментом раз в полгода.

5. «Мы с тобой одной крови»

Когда вы заложник: и вы живете, например, в мегаполисе, толерантно относитесь к разным направлениям христианства, может, держали в руках Тору и были на каком-нибудь обучении по саентологии, а попадаете «в плен» к адептам ислама, в крайнем их проявлении. И тут начинается самое интересное, потому что представления об ужасных, грубых, беспринципных боевиках разрушается о реальность, в которой сильные, здоровые, образованные люди, с внешностью ламберсексуалов говорят довольно привлекательные истины про возможность жизни, о которой вы прежде могли только мечтать. Современные вербовщики прекрасно ориентируются в новых технологиях, музыке, экономике и психологии, тонко воздействуя на амбиции человека, переплетая собственные воинственно-религиозные цели с довольно гуманными ориентирами разочарованного атеиста.

Когда вы работник: первое время на новом месте вам кажется, что эта организация лучше соответствует карьерным, финансовым и социальным устремлениям. Однако новая компания обладает иной корпоративной культурой и различиями стандартов и процедур. Именно они и создают это ощущение западни и ловко расставленных ловушек, которые мешают продемонстрировать весь ваш арсенал профессионализма и создают напряжение и «повышение температуры». Вот тут и подключаются единые стереотипы – совместное чаепитие, сборы денег на дни рождения, разговоры после планерок, критика в адрес высшего руководства. И как-то незаметно происходит привыкание к корпоративным шуткам и «золотым» историям, системе штрафования и отчетности – все больше процессов воспринимается как норма и обыденность. Новая культура инфицировала сознание, притупив бдительность и ослабив способность к сопротивлению и бегству.

6. «Нельзя оставаться свежим огурцом, находясь в рассоле»

Когда вы заложник: синдром послушного заложника формируется уже на 3-4 час заточения.

Когда вы работник: как только получается не просто выживать, балансировать на грани, а испытывать радость, что это удается ежедневно. Как правило, это наступает с моментом завершения испытательного срока, на 2-3 месяц.

7. «Ты нам нужен, мертвым – тоже хороший вариант»

Когда вы заложник: вы постоянно находитесь в состоянии ожидания скорой смерти, ваше тревожное внимание именно на этой теме поддерживает сама ситуация плюс постоянные угрозы насилия, вербальная агрессия, запрет смотреть в глаза, стоять в полный рост, отсутствие медицинской помощи пострадавшим… И, самое главное, вам обещали, что каждые 15 минут будут убивать по одному заложнику, а прошло уже минут 40 и есть безмолвные доказательства того, что террористы не врут.

Когда вы работник: уже на второй день работы в должности вы раз пятнадцать слышали, что «вот один хороший парень, который работал тут до тебя…». И неважно, вспоминают его хорошо или плохо, свою роль в создании вам неуюта и тревоги он, будучи «мертвым» сотрудником, прекрасно выполняет! И, конечно, каждый год обязательно случается «неприятная» история, после которой увольняют пару человек. Каждый оставшийся точно знает, что те натворили, чтобы делиться этими поучительными историями шепотом и немного дрожать.

И еще одна маленькая история из жизни животных для иллюстрации. Она же мораль.

Волк, лиса и лев решили охотиться сообща. Дела пошли хорошо – они поймали козу, оленя и зайца.

– Дели добычу, – обратился лев к волку, – только по справедливости.

– Хорошо, – согласился волк, – козу я предлагаю отдать тебе, зайца – лисе, а себе я возьму оленя.

Услышав это, лев разгневался и растерзал волка.

– Теперь дели ты, – сказал он, обращаясь к лисе, – только по справедливости.

– С удовольствием, – сказала лиса, – пусть коза будет тебе на завтрак, олень на обед, а заяц на ужин.

– Вот это правильно, – сказал лев, – кто научил тебя так хорошо делить?

– Лежащий возле тебя растерзанный волк, о мой повелитель, – ответила лиса.

Если сильные (авторитетные должности) помимо строгости проявляют к слабым (подчиненным) еще и человечность с терпимостью, то со стороны слабых, помимо страха, как правило, просыпается уважение и преданность. И работают они дольше.

Читайте также:

Комментарии
Консультант, Санкт-Петербург

Уважаемая Юлия, спасибо! Очень оригинально, есть над чем подумать.

Уважаемые коллеги, с увлечением прочитал ваши комментарии, хочу «подлить масла в огонь». Никого не критикую, никому не возражаю.

По сути мы обсуждаем методы манипулирования группами людей. Не имеет значения, ради личных или корпоративных целей, главное – люди должны делать что-то в интересах другого лица, в ущерб своим личным интересам.

Четыре способа, используемые чаще всего в корпоративной практике:

  • Создать высокое эмоциональное напряжение, когда человек действует без осмысления.
  • Убедить, что действовать вопреки своим интересам – это благо (отложенное вознаграждение).
  • Дезинформировать (обмануть)
  • Подменить понятия.

Самое простое - негативное эмоциональное напряжение. Просто, дешево и эффективно.

Следующий феномен состоит в том, что мы, кроме поколения Z, нуждаемся в принадлежности к группе. Принадлежность определяется внешними признаками, ритуалами, правилами. Ради принадлежности мы поступаемся собственными интересами: 30 минутный обеденный перерыв, 7 тыс. пенсии, отпуск без содержания, корпоративный стиль одежды, отношений, злословия, отчетности и т.д.

Группа имеет свои механизмы манипулирования. Например, групповые роли. Для информации: в групповых ролях есть описание роли похожее на «Белую ворону», называется «Отшельник». Или эффект «референтной группы», мнение такой группы является определяющим при принятии индивидуальных решений.

К корпоративному контексту.

Мазохист не испытывает удовольствия от мучений. Ему больно и плохо, а мучения - наказание или воздаяние. Выглядит нелепо, но именно мучения удерживают личность от распада. Поэтому он страдает, и продолжает работать. Но! Они не жертвы! Они никогда не спрашивают: «За что мне это?», потому, что знают ответ. Жертва никогда не знает причину, ведь знание причины – это ответственность.

Если мы признаем наличие мазохистов, значит должны признать и наличие садистов. Мазохист личность замкнутая, направленная на себя, а вот садист направлен во вне. Чего удивляться тому, что более активные личности оказываются на вершине управленческой пирамиды?

Позитив неимоверно трудно создавать и поддерживать. Позитив требует видения, планирования и достижения будущего.

Негатив проще, дешевле и отвечает бизнес задачам абсолютного большинства компаний.

Так, что, спасибо, еще раз Юля!

Догоним и перегоним США по эффективности манипулирования трудовыми массами!

Простите, пишу не часто, коротко не получилось

Инженер-конструктор, Санкт-Петербург
Андрей Сыроватский пишет:
Группа имеет свои механизмы манипулирования. Например, групповые роли. Для информации: в групповых ролях есть описание роли похожее на «Белую ворону», называется «Отшельник». Или эффект «референтной группы», мнение такой группы является определяющим при принятии индивидуальных решений.

Мне кажется, что «Белая ворона» и «Отшельник» это не одна и та же роль.

Приведу пример, мужчина в женском коллективе довольно часто выбирает роль «Отшельника», но он далеко не «Белая ворона», то есть он не допускает неуважительного и беспардонного к себе отношения, но в разборки в коллективе не вступает, отстраняется от него.

Может получиться так, что «Отшельник» станет «Белой вороной», но это совсем не обязательно.

Консультант, Москва
Виктория Юровская пишет:
Прошу меня извинить за эгоцентризм и желание видеть в радужном свете. А вот в искренности своего вопроса ни капельки не сомневаюсь.

Ну, раз уж дело дошло до ваших извинений и признаний в собственном эгоцентризме, Виктория, то, конечно, нужно по этому поводу высказаться.
Парадоксальность и несовместимость – это не одно и то же, что нетривиальность. Нетривиальность – это про нешаблонное мышление. Ваша статья написана, как я это увидел, в парадоксальном жанре «функционально-криминальной исповеди». Отношения между компанией и сотрудником вы рассматриваете в контексте ролевой модели «террорист/заложник» – и это, действительно, очень необычный взгляд на внутрикорпоративные отношения. По-моему, это и было причиной такого количества откликов.
По последующим комментариям и вопросам участников видно, что кого-то интересует технология – как формируются такие сценарии, где такое ещё встречается и что с этим можно делать? А кому-то  интересно понять, каким образом такая криминальная метафора родилась в вашей голове, вы это написали про себя или это такая странная «фантазия», которая к вашей жизни вообще не имеет никакого отношения? Ну, можно же понять людей!
Где-то в самом начале вы в ответе на вопрос признались: «Я, если честно, понимала, что провоцирую... Не струсила)). Мне показалось, что это будет интересно, приятно, что отозвалось.  Ну, ведь тоже нормально.».
К сожалению, в своих последующих комментариях вы решили резко сменить выбранную вами изначально роль Провокатора на роль подчеркнуто-корректного Администратора, или по вашей модели – на роль Работника. Выглядело это прикольно. Вы предложили участникам форума на все интересующие их вопросы отвечать самим. Видимо, вы поняли, что лучше всё-таки «струсить». И это тоже по-человечески понятно.
Ведь вы же про это, собственно, и написали в вашей статье. Про то, как работает эта удушающая всё живое, яркое и нестандартное корпоративная модель. Продемонстрировали у всех на глазах, на собственном примере, как это работает.
Естественно, после этого, нестандартный сюжет стал быстро крениться в сторону предсказуемо вежливых и тривиальных обменов любезностями. Стало сильно мутнеть и становится скучно. Когда я про это сказал, вы, вдруг, перешли на совсем жесткий стиль и задали мне вопрос: «а вот вы как поняли или почувствовали, что бы мне хотелось от аудитории?». Но ведь это же форум, Виктория, а не ваш офис и  я с вами на прохождение процедуры ассессмента в качестве наемного Заложника не подписывался. Здесь люди обмениваются своими идеями, мыслями, впечатлениями. А поэтому уместнее, если  на свои подобные «искренние» вопросы вы всё-таки будете отвечать сами.

Директор по развитию, Воронеж
Игорь Чуланов пишет:
Но ведь это же форум, Виктория, а не ваш офис и  я с вами на прохождение процедуры ассессмента в качестве наемного Заложника не подписывался. Здесь люди обмениваются своими идеями, мыслями, впечатлениями.

Игорь, что же вас так задевает в моем "любезном" тоне... понимаю, что и на этот вопрос надо, на ваш взгляд, отвечать самостоятельно)). Безусловно, Игорь, это форум, вот я и уточняю, что мне интересно, как полноценный собеседник)).

Это не досада, просто наблюдение. Профессиональная особенность. И, да, вы правы в вопросе смелости, как впрочем и во всех остальных обнаруженных характеристиках, - они все дозированы здравым смыслом и целью.

Мне очень приятно видеть вас среди собеседников, спасибо за участие, не смотря на недостаток свежих мыслей и эмоций, вы дошли до 15 страницы... А еще, честно, очень радо видеть здесь, благодаря вам, Олега Шурина, очень дорогого мне по первой публикации спикера.

Директор по развитию, Воронеж
Андрей Сыроватский пишет:
Простите, пишу не часто, коротко не получилось

Андрей, спасибо вам огромное! Если что-то позволило вам направить свои усилия и время на обратную связь мне, значит, у меня все получилось! Тема про различные роли в коллективе возникла уже потом и стала частью диалога с людьми, которым интересно в теме, но сложно удержаться в жестких границах только одной точки зрения. Я, кстати, сама такая, поэтому, учусь не скользить сознанием, оставаться в рамках, хотя бы по количеству знаков.

Андрей Сыроватский пишет:
Позитив неимоверно трудно создавать и поддерживать. Позитив требует видения, планирования и достижения будущего.

Мне это очень близко). Только этому научиться можно в терапии, растянутой на несколько лет или после серьезных жизненных потрясений. Обычно... люди смотрят на себя и свою жизнь с позиции исторической личности, то есть в прошлое... Подобный подход лишает даже намека на позитив! Вы правильно сказали, позитив и желания живут только в будущем. А за это надо уметь брать ответственность! 

Спасибо за знакомство! И, да, - я Виктория)))

 

Консультант, Москва
Виктория Юровская пишет:
Игорь, что же вас так задевает в моем "любезном" тоне... понимаю, что и на этот вопрос надо, на ваш взгляд, отвечать самостоятельно))

Спасибо, Виктория, за понимание!

1 13 15
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии