Цифровизация: почему одни потеряют работу, а другим будут переплачивать

Цифровизацию невозможно отменить. Если ваша компания пока не вовлечена в цифровые отношения, это не значит, что вам удастся сохранить свое рабочее место до пенсии. Собеседник Executive.ru Андрей Кленин знает о цифровых технологиях не понаслышке. Он работал гендиректором Wikimart, операционным директором «Юлмарта» и гендиректором «МТС-Ритейл» («Русская телефонная компания»). Продолжаем обсуждать с Андреем тему цифровой трансформации. Первая часть интервью была опубликована 19 января 2018 года.

Executive.ru: У компаний есть выбор – идти по пути цифровизации или нет? Можно ли вообразить ситуацию, когда две сравнимые компании сделали разный выбор – одна «прыгнула в воду», а вторая «осталась на берегу»? Что с ними будет?

Андрей Кленин: Ответ, с одной стороны, очевидный, а с другой стороны – нет. Он будет зависеть от двух вещей. Во-первых, от правильности принятых решений. Под правильностью я понимаю зрелость технологий и риски, которые влечет за собой внедрение. Инвестиции в технологии, которые находятся на очень ранней стадии или на начальном цикле тестирования, могут не дать нужного эффекта, но при этом оказаться достаточно затратными для компании. Компания-новатор купила дорогую «игрушку», которая дала маленький эффект, а компания-последователь инвестировала в более дешевый инструмент и получила больший эффект.

Во-вторых, решающее значение имеет культура компании, ее способность воспринимать инновации и успешно их внедрять, потому что даже работающие решения может внедрить только та компания, которая внутри ориентирована на развитие. Если же компания консервативна, если она забюрократизирована, а ее сотрудники озабочены собственным «выживанием», удержанием своих рабочих мест – такая компания едва ли сможет успешно внедрить новые технологии.

Executive.ru: Что бы вы посоветовали такой компании?

А.К.: Выдерживать баланс между поколениями. Привлекать в компанию инициативных представителей поколения Y, которые ориентированы на изменения, в том числе в карьере, на рост и развитие. Быть готовыми к тому, что в любом проекте сторонниками будут представители поколения Z, даже если они не очень понимают для чего нужны инновации, они будут их поддерживать. Нужно выстраивать баланс в пользу сторонников изменений.

Executive.ru: А если в компании преобладают взрослые сотрудники?

А.К.: Если в компании люди за 40, такой компании крайне тяжело внедрять новые технологии. Сначала надо подготовить персонал и поработать над развитием корпоративной культуры: компания и ее сотрудники должны осознать ценности трансформации. Это долгий процесс, кропотливый, но им нужно заниматься. Невозможно ждать пять лет, а потом сказать: «Мы решились! Давайте все быстренько внедрим!»

Компанию нужно готовить к переменам. Работать с сотрудниками, с корпоративной культурой, с инфраструктурой, готовить кадровый резерв из числа перспективных молодых специалистов. Есть собственники, которые считают, что корпоративная культура –это вообще самое важное в компании. Я в этом вопросе более осторожен в оценках, но соглашусь, что это один из критически важных для успеха факторов.

Executive.ru: Где компании берут знания по теме цифровой трансформации?

А.К.: Информации пока явно недостаточно. В первую очередь, не хватает информации об успешных внедрениях. Такие кейсы тиражируются очень охотно, потому что компаниям, конечно, проще инвестировать в то, что уже сделали другие. Однако на пути копирования чужих решений лидером не станешь! Компании ищут аналогии, изучают западный и восточный опыт – в Китае в определенных секторах есть неплохие наработки. Привлекают экспертов высшей и первой лиги. Иногда зовут экспертов рангом поменьше – в зависимости от масштаба задачи. Внешняя экспертиза очень важна – она позволяет не наступать на грабли, которые очевидны для консультанта, но незаметны для компании, поскольку она проходит этот путь впервые.

Обладателями функциональной экспертизы являются узкие специалисты. Это могут быть дата-аналитики, дата-инженеры, программисты с определенным уровнем компетенций, специалисты по базам данных, системные архитекторы… В зависимости от масштаба компании формат привлечения этих специалистов может быть разным. Большая компания может пригласить их к себе, а малая может нанять подрядчика, у которого есть все эти профессионалы. Для крупных проектов нужны свои проектные менеджеры и классный CDO.

Executive.ru: В какой мере российская система образования готова дать бизнесу эти компетенции?

А.К.: Пока не готова, но она быстро меняется, и я думаю, что в ближайшее время в этом секторе появится много предложений.

Executive.ru: А каким должно быть предложение, как вы полагаете?

А.К.: Думаю, цифровой компонент появится в любой профессии, и система образования должна будет это учесть. Когда-то медики занимались собственно лечением пациентов. Сейчас они сидят за компьютерами и вводят первичную информацию о пациентах. В будущем, как я полагаю, эта компьютерная «писанина» исчезнет, а мониторинг состояния пациентов будет вестись с помощью телеметрических решений. Цифровой компонент таким образом накладывается на медицинскую экспертизу. Телемедицина станет частью профессии.

Нечто подобное будет происходить в каждой профессии, поэтому изучать цифровые технологии нужно будет в каждом вузе. Вся система образования должна будет формировать образ цифрового сотрудника – участника цифровой экономики.

Executive.ru: Представители каких традиционных профессий находятся в зоне риска? Кому цифровизация угрожает в первую очередь?

А.К.: Очевидно, что профессии, представителей которых мы объединяли в категорию «белые воротнички», уйдут в прошлое. Люди, чья работа связана с движением документов, с вводом информации и ее первичной обработкой, станут ненужными: бухгалтеры, кадровики, юристы, специализирующиеся на претензионной и договорной тематике.

При этом будет расти спрос на программистов, специалистов по созданию баз данных, системных архитекторов. Другой сектор роста – инженеры по проектированию автоматизированных устройств, которые принято называть роботами. Я имею в виду роботов в физическом смысле – решения, применяемые в промышленности и на транспорте, включая управление беспилотными летательными аппаратами, автомобилями, трамваями, троллейбусами, поездами и даже речными судами.

Третье направление – проектирование бизнесов. Речь идет не просто о бизнес-аналитиках, которые изучали бизнес-системы, но о специалистах, способных проектировать, строить и перенастраивать бизнес-системы в виде платформ.

Executive.ru: В каких форматах компании могут сотрудничать со специалистами в области цифровой трансформации?

А.К.: У компании есть выбор – стать платформой или присоединиться к чужой платформе. Мы обсуждали эту тему в первой части интервью. Если компания идет по первому пути, если у нее есть собственный набор уникальных данных, который составляет смысловое наполнение платформы – тогда у нее должны быть дата-инженеры, аналитики, специалисты в области BigData и профессионалы, способные выстроить взаимодействие с внешними цифровыми сервисами.

Если компания небольшая, если она не претендует на уникальность и у нее нет ресурса, чтобы создать собственную бизнес-платформу, она может присоединить бизнес к другим платформами, использовать имеющиеся облачные решения. Второй путь проще, потому что большие платформы уже позаботились о том, чтобы клиентам было удобно. Нужные сервисы, включая рекламу, социальные сети, доставку, внешнюю бухгалтерию, подбор персонала, подключаются по мере необходимости. Вы окружаете бизнес набором нужных «розеток», в которые вам остается воткнуть соответствующие «вилки». В этом случае достаточно услуг внешних консультантов, которые могут помочь правильно адаптировать ваш бизнес к условиям новой экономики.

Executive.ru: Как вы оцениваете состояние цифровой экономики в России? На каком этапе цифрового транзита мы находимся?

А.К.: Пока мы отстаем по масштабам. По оценкам McKinsey в прошлом году доля цифровой экономики в России составляла 3,9%, тогда как у США – 10,9%, у Китая –10%. Однако национальная программа предполагает утроение этого объема к 2025 году. Этот рывок может быть обеспечен благодаря стандартизации.

Executive.ru: Что вы имеете в виду?

А.К.: Выработка национальных стандартов может существенно упростить и ускорить процессы внедрения цифровых технологий. Мы можем иметь в стране 20 или даже 100 служб доставки, но нам не нужно 20 стандартов подключения к компаниям доставки. Если есть единый национальный логистический интерфейс, к нему могут подключаться и те, кому нужна доставка, и логистические компании, которые обеспечивают доставку. Выработка такого национального стандарта позволит быстро решить логистическую проблему России – позволит создать единые биржи тарифов, где может формироваться конкурентная стоимость доставки.

В работе бирж могут участвовать как большие компании, такие как РЖД или «Почта России», так и маленькие частные компании. Другое дело, что частная компания может обеспечить доставку в 100 городов, а «Почта России» – в тысячи. Безо всякого государственного регулирования можно создать конкурентную платформу, которая позволит очень быстро улучшить положение дел в российской логистике. Это очень важная задача, ни в одной стране мира, включая США или Китай, нет логистической проблемы такой сложности.

Executive.ru: В секторе логистики подобного стандарта, как мы видим, пока нет. А в других секторах российской экономики?

А.К.: В некоторых секторах есть. Например, в области налоговой отчетности у нас все довольно неплохо. В США, например, налоговая система работает по другому принципу. Там приято считать, что люди добровольно декларируют доходы, но система очень жестко карает, если налоги не уплачены. Поэтому в США нет такого акцента на сборе информации, как в России. Вы можете встретить в США какие угодно кассовые аппараты, есть японские или индийские ресторанчики, где кассовые чеки до сих пор пишутся от руки, это не запрещено. Соответственно рынок кассовых аппаратов не регулируется так жестко как в России. Однако это разнообразие может стать препятствием при реализации крупных автоматизированных решений: для такого количества кассовых аппаратов невозможно подобрать универсальное решение.

В нашем случае разнообразие моделей гораздо меньше. Рынок поделен между крупными производителями. Сейчас вместо ЭКЛЗ (модуль, который хранил записи о транзакциях с использованием контрольно-кассовой техники) появился Фискальный накопитель, который в режиме реального времени передает фискальные данные в налоговую инспекцию. Это, на мой взгляд, соответствует интересам и бизнеса, и покупателя, и государства.

Общедоступные открытые решения в области документооборота, созданные на основе единых стандартов, помогут избежать «общенационального зоопарка» и ускорят развитие цифровой экономики в стране. Мы будем иметь системы, которые хорошо интегрируются друг с другом. Эта «легкая» интеграция представляет собой один из тех эффектов, которые мы ожидаем от цифровой трансформации в масштабах российской экономики.

Комментарии
IT-менеджер, Курск
Андрей Семеркин пишет:
Дмитрий Шуминский пишет:
Так изменение структуры медиапотребления или все умрут?
Дмитрий,
Отрасль медиа приведена как пример. Вслед за медиа в цифру будут втягиваться (и уже втягиваются) банки, ритейл, медицина...
В медиа происходит "разборка" отрасли и ее "сборка" на новой технологической платформе. Однако место на новой платформе есть не для всех.
Изменение структуры медиапотребления приводит к сокращению штатов, закрытию изданий, безработице в возрастной категории 40+, крушению личных финансовых стратегий, невыплаченным ипотечным кредитам и т.д. Это - оборотная сторона цифровизации.

Поэтому представителям других отраслей я бы посоветовал проявлять не упрямство, а любопытство: не надейтесь на авось, поинтересуйтесь, как в реальности происходит цифровизация на соседнем рынке, взвесьте собственные риски и возможности, "примерьте" ситуацию к Вашей собственной компании и задайте себе вопрос: "А что, если завтра такое же начнется на моем рынке? Что я буду делать? У меня есть план?"


выход есть и он давно придуман классиками - Коммунизм

Редактор, Москва
Владимир Локтионов пишет:
Дмитрий Шуминский пишет: Пугать клиентов тем, что скоро останется одно телевидение будет только ИТ и еще и тиражировать такие сообщение это, на мой взгляд, достаточно странно.вот и я о том же. но это скорее тренд такой сначала сказать, что все будет плохо и еще хуже, а потом торжественно сообщить что я (интервьюируемый) вас спасу. утрирую, конечно, но я понимаю это примерно так

Публикации на тему цифровизации на Ехе не первый раз вызывают подобную реакцию. Почему? Потому что цифровизация заставляет задуматься, а так ли прочен мир, в котором я живу. Однако сама постановка подобного вопроса крайне болезненна для людей, находящихся в правой части распределения Роджерса.

Правда однако заключается в том, что:

1. Цифровизацию нельзя отменить.
2. Цифровизацию придумала не редакция Ехе.

Мы как медиа отражаем процесс, который идет в экономике. Как реагировать на этот процесс - каждый решает самостоятельно.

Мы как организаторы вебинара информируем, что вебинар на эту тему - состоится. Интересно - приходите. Не интересно - не приходите.

Редактор, Москва
Владимир Локтионов пишет:
выход есть и он давно придуман классиками - Коммунизм

Владимир Викторович,

Вы не могли бы делать подобные заявления на другом портале? Для Ехе подобная тематика не профильна.

Консультант по корп. финансам
Владимир Локтионов пишет:
выход есть и он давно придуман классиками - Коммунизм

Ключевое слово - придуман)

Researcher, Москва
Андрей Семеркин пишет:
Вслед за медиа в цифру будут втягиваться (и уже втягиваются) банки, ритейл, медицина...

На мой взгляд наибольший ЗАМЕТНЫЙ для населения эффект будет в медицине. Вот в поликлинике где я обслуживаюсь нет "карточек" (истории в обычном понимании). Доктор видит не только свое но и всю за 10 лет историю моих анализов и посещений других специалистов в сводных таблицах. Видит динамику процессов в организме.

Жаль что это только в пределах этой поликлиники.

Но в БЛИЖАЙШЕМ будущем вся "история" от рождения переместится в (грубо говоря) "телефон" который будет КОНТРОЛИРОВАТЬ ваше здоровье и предупреждать... Такие работы уже ведутся и существуют в тестовых режимах. Я лично знаю кто этим занимается...

IT-менеджер, Курск
Андрей Семеркин пишет:
Владимир Локтионов пишет:
Дмитрий Шуминский пишет: Пугать клиентов тем, что скоро останется одно телевидение будет только ИТ и еще и тиражировать такие сообщение это, на мой взгляд, достаточно странно.вот и я о том же. но это скорее тренд такой сначала сказать, что все будет плохо и еще хуже, а потом торжественно сообщить что я (интервьюируемый) вас спасу. утрирую, конечно, но я понимаю это примерно так
Публикации на тему цифровизации на Ехе не первый раз вызывают подобную реакцию. Почему? Потому что цифровизация заставляет задуматься, а так ли прочен мир, в котором я живу. Однако сама постановка подобного вопроса крайне болезненна для людей, находящихся в правой части распределения Роджерса.
Правда однако заключается в том, что:
1. Цифровизацию нельзя отменить.
2. Цифровизацию придумала не редакция Ехе.
Мы как медиа отражаем процесс, который идет в экономике. Как реагировать на этот процесс - каждый решает самостоятельно.
Мы как организаторы вебинара информируем, что вебинар на эту тему - состоится. Интересно - приходите. Не интересно - не приходите.

К редакции нет претензий, более того, замечательно, что Вы поднимаете эти темы. Вопросы есть по содержанию и они, отнюдь, не к Вам, а интервьируемым.

Именно потому что интересно - это и вызывает полемику.

IT-менеджер, Курск
Андрей Панахов пишет:
Владимир Локтионов пишет:
выход есть и он давно придуман классиками - Коммунизм
Ключевое слово - придуман)

и заметьте придуман он выходцами из феодального и капиталистического строя. и Ленин со Сталиным не были первыми в этом ряду.

Редактор, Москва

Валерий Иванович,

Ситуация очень драматичная, противоречивая.

С одной стороны, цифровизация приводит к таким результатам, о которых Вы пишите. Повышение эффективности, оперативности, информативности... Вся история пациента в сводных таблицах. Гаджеты...

С другой стороны, на пути к цифровизации - корпоративные и личные банкротства. "Расчищение" рынка от "лишних компаний и лишних людей". В медиаотрасли - множество тому примеров.

Смысл текстов на тему цифровизации, которые публикует Ехе, состоит в том, чтобы предупредить: цифровизация уже "на крыльце". А протесты по поводу тематики ("Зачем вы об этом пишете?") и стилистики ("Зачем вы ТАК об этом пишете?") - могут представлять собой проекцию страхов: боязнь оказаться "лишним" в условиях цифровизации.

Редактор, Москва
Владимир Локтионов пишет:
и заметьте придуман он выходцами из феодального и капиталистического строя. и Ленин со Сталиным не были первыми в этом ряду.

Господа, давайте обойдемся без обсуждения левой идеи. Публикация - не про это.

IT-менеджер, Курск
Валерий Овсий пишет:
Андрей Семеркин пишет:
Вслед за медиа в цифру будут втягиваться (и уже втягиваются) банки, ритейл, медицина...
На мой взгляд наибольший ЗАМЕТНЫЙ для населения эффект будет в медицине. Вот в поликлинике где я обслуживаюсь нет "карточек" (истории в обычном понимании). Доктор видит не только свое но и всю за 10 лет историю моих анализов и посещений других специалистов в сводных таблицах. Видит динамику процессов в организме.
Жаль что это только в пределах этой поликлиники.
Но в БЛИЖАЙШЕМ будущем вся "история" от рождения переместится в (грубо говоря) "телефон" который будет КОНТРОЛИРОВАТЬ ваше здоровье и предупреждать... Такие работы уже ведутся и существуют в тестовых режимах. Я лично знаю кто этим занимается...

и что будет если этот "телефон", например заглючит, сломается, на худой конец украдут, взломают "облако с данными", или тихонечко "поправят" анамнез или назначения врача и т.д.?

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
В России будут работать 100 центров занятости нового формата

Появится пакет взаимосвязанных услуг в соответствии с жизненной ситуацией (для соискателя) или бизнес-ситуациями (для работодателей).

Чего россияне ждут от своей работы в 2021 году

Главная причина увольнений жителей России — неготовность руководителя повысить зарплату.

Кому платят от 500 тысяч рублей в месяц

Сегодня в России около 1 тысячи вакансий с зарплатой в 500 тыс. руб.

Какая категория людей работает лучше других

Эта категория работает на 14% эффективнее других возрастных групп.