Как оценивать работу топ-менеджера?

Как и для чего оценивают первых лиц компаний? Об этом Executive.ru поговорил с Даниилом Жуковым, руководителем практики «Оценка руководителей» компании Ward Howell.

Executive.ru: Даниил, за последние три года вы лично провели оценку более 100 руководителей высшего звена. Расскажите, пожалуйста, чем оценка топ-менеджера отличается от оценки других категорий сотрудников?

Даниил Жуков: Для начала давайте определимся с понятиями. К руководителям высшего звена мы относим первых лиц компании, членов правления и членов советов директоров, реже – руководителей второй линейки крупных бизнесов. Оценка таких руководителей прежде всего отличается своим содержанием. В то время как при работе с менеджерами среднего звена и специалистами доминирует оценка, построенная вокруг корпоративных моделей компетенций, для топ-менеджеров, стоящих во главе организации, эта модель часто неактуальна. Во-первых, по причине отсутствия ролевых моделей, на основании которых ее обычно формируют. Во-вторых, ввиду повышенной значимости контекста.

В случае оценки генеральных директоров или членов правления мы прежде всего фокусируемся на их соответствии задачам и целям, которые стоят перед бизнесом, а не общих управленческих задачах. Например, генеральный директор, призванный трансформировать компанию, и гендиректор, пришедший в уже выстроенный бизнес для повышения его операционной эффективности, – это принципиально разные руководители. Соответственно, критерии, по которым мы их оцениваем, и индустриальная специфика чрезвычайно важны. Существуют и менее заметные на первый взгляд, но важные аспекты, такие как культура организации, ожидания акционеров (которые часто выступают заказчиками оценки), специфика самого рынка.

Executive.ru: Недавно Talent Equity Institute совместно с практикой «Оценка руководителей» Ward Howell провели исследование практики оценки топ-менеджеров в России. Расскажите о нем, пожалуйста.

Д.Ж.: Текущий номер нашего издания Talent Equity Newsletter посвящен теме оценки руководителей. В нем мы рассказываем о результатах двух исследований. Первое посвящено глобальным практикам. Второе – специфике проведения оценки руководителей в России. В глобальном исследовании мы фокусировались на том, какие критерии, модели, подходы используют компании-лидеры для оценки руководителей. В российском исследовании искали ответы на такие вопросы: зачем проводится оценка, какие компетенции востребованы, как оценивается потенциал, какие инструменты используются для этого? То есть это более практичный взгляд на те процедуры и практики, которые применяют российские компании. В исследовании приняли участие 52 компании, ведущие деятельность в России, в том числе Северсталь, Альфа-Банк, Евраз, МегаФон, Сибур, Nestle

Executive.ru: Как вы выбирали компании?

Д.Ж.: Во-первых, мы ориентировались на крупные компании. Во-вторых, для нас важна индустриальная вариативность, мы хотели посмотреть на разные отрасли: FMCG, телеком, тяжелую промышленность, ритейл, финансовые институты и т.д.

Немного забегая вперед, скажу, что один из выводов исследования состоит в том, что тема оценки руководителей по-прежнему остается достаточно интимной для организаций, поэтому не все готовы открыто делиться информацией.

Executive.ru: У вас есть предположение, почему так происходит?

Д.Ж.: Прежде всего, это деликатная тема. HR-менеджеры – основные респонденты в нашем исследовании – не всегда имеют доступ к оценке своих руководителей и топ-менеджеров в целом. Кроме того, процесс оценки часто вызывает дискомфорт. Об этом вышла прекрасная статья моего коллеги Алексея Улановского «Почему мы не любим оценивать и не умеем развивать» в Harvard Business Review. Где он рассказывает, почему люди не любят, когда их оценивают, и что стоило бы улучшить в самой процедуре. Также на сегодняшний день нет консенсуса относительно того, какую оценку можно считать правильной.

Несмотря на то, что оценка – это довольно понятный с точки зрения здравого смысла процесс, структурированной информации об Executive Assessment довольно мало, практически нет исследований, в которых фокус внимания был бы именно на топ-менеджменте. Если с моделями компетенций, с массовой оценкой, с формированием кадрового резерва вроде бы все более или менее понятно, то книг по оценке топ-менеджеров очень мало. Даже бизнес-школы обходят стороной тему оценки: практически ни в одной программе нет блока, посвященного тому, как правильно оценивать руководителей высшего звена и как выстроить этот процесс в организации.

Пожалуй, в крупных международных компаниях с этой темой относительно легче. Они постоянно ищут новых лидеров и им необходима мобильность. Поэтому умение оценивать управленческий потенциал – это критически важный элемент устойчивости такой организации. В российских компаниях, где управленческая команда зачастую меняется вместе с собственником, такой острой потребности нет. В наших реалиях все еще немного акционеров озабочены выращиванием следующего поколения лидеров. Но системные бизнесы постепенно приходят к тому, что преемственность в целом и оценка, как часть этого процесса, необходимы.

Согласно результатам нашего исследования, 71% российских компаний регулярно проводят оценку руководителей. При этом лишь треть фокусируется на оценке потенциала. Большинство организаций по-прежнему ограничивается оценкой финансовых показателей и достижения результатов. То есть оценкой прошлых заслуг.

Executive.ru: Какие важные тенденции удалось выявить в ходе проведения обоих исследований?

Д.Ж.: Мы видим тенденцию, что большинство компаний старается развивать практики оценки внутри. Также сам процесс оценки и его неизбежность становятся более привычными для российских руководителей.

Если говорить о глобальном исследовании, в нем мы фокусировались на моделях оценки. В мире нет единого мнения, кто такой эффективный лидер. И едва ли на этот вопрос вообще можно найти универсальный ответ. Слишком много переменных: какая перед нами организация, какие она ставит цели перед руководителями, какова специфика индустрии.

Executive.ru: Как вам кажется, какие навыки и компетенции руководителей высшего звена будут востребованы в ближайшем будущем? Почему?

Д.Ж.: Если говорить о результатах исследования, то наши респонденты выделяют такие традиционные компетенции как системное и стратегическое мышление, принятие решений. Но на первые позиции стремительно выходят управление неопределенностью, формирование культуры изменений, всегда актуально управление командой. Компетенции во многом являются отражением тех вызовов, которые стоят перед бизнесом. Речь идет о поиске новых способов управления бизнесом, разработке продуктовых направлений, о технологических вызовах, тем более актуальных, так как технологии перестали быть основным источником конкурентного преимущества для бизнесов. Технологии теперь являются источником угроз. Сегодня мы больше говорим не о наличии уникальных технологий, а о разрушительной роли технологий (technological disruption), которые могут изменить привычную индустрию. Поэтому работа с неопределенностью, умение организовывать команды, мобилизовать их на технологические и управленческие прорывы – это ключевые востребованные компетенции.

Executive.ru: Знания стремительно устаревают. Топ-менеджер в этих условиях должен постоянно следить за тем, актуально ли его представление о текущих технологических трендах? Это выделяется как компетенция?

Д.Ж.: Не уверен, что это можно назвать компетенцией. Это скорее относится к умению управлять неопределенностью. У всех нас есть граница возможностей. Всему научиться невозможно. Задача топ-менеджера в данном случае — создавать среду, которая поощряет приток новых знаний и их качественную обработку, тестирование и экспериментирование в организации. Это не статический багаж, а процесс, который необходимо уметь запустить и поддерживать. Также от себя я бы добавил, что важно не забывать о личностных особенностях руководителя. Чем выше он поднимается в организационной иерархии, тем больше его личностные особенности влияют на организацию. Важно грамотно интерпретировать риски и преимущества, которые тот или иной лидер дает команде.

Executive.ru: Как часто компании проводят оценку топ-менеджеров?

Д.Ж.: Как я уже говорил, в России большинство компаний ежегодно проводят оценку руководителей. Однако эту практику не всегда можно назвать оценкой в том виде, в котором мы, как консалтинговая компания, ее видим. Мы разделяем понятия оценки эффективности (заслуги прошлого) и оценки потенциала. Лишь треть из опрошенных компаний проводят оценку потенциала.

Мы выделяем три базовых сценария оценки потенциала.

Первый – это разовое мероприятие при смене команды или стратегии, так называемый аудит управленческой команды. В этом случае мы оцениваем человеческие ресурсы организации, ограничения, возможности и риски. В России это не частый запрос.

Второй сценарий – работа с преемственностью, которая подразумевает взгляд на управленческий капитал с целью его развития. Для таких проектов характерны регулярность и фокус на развитии. Залог успеха в проектах с преемственностью – это качественная обратная связь и грамотное сопровождение руководителей после проведения самой оценки.

Третий сценарий – это своего рода встряска, способ взбодрить команду, а также сравнить свою команду с конкурентами. Именно в таком виде мы часто получаем этот запрос от акционеров и генеральных директоров. Если команда стабильна, то раз в три-пять лет полезно проводить такую процедуру. В этом случае необходимо приглашать консультантов, которые, помимо экспертизы в оценке, также обладают знаниями об индустрии.

Такое внешнее экспертное мнение является важным дополнением к качественной обратной связи для руководителя. Ведь основная проблема руководителя – это одиночество. Ему редко достаются подарки в виде откровенной, непредвзятой, аргументированной обратной связи.

Executive.ru: Почему компании редко используют оценку в форме аудита всей управленческой команды?

Д.Ж.: Есть определенная специфика запроса на аудит. Я считаю, его следует проводить в двух случаях. Первый – если акционер не вполне доверяет плану или результатам, которые демонстрирует команда, не уверен, обладают ли они необходимыми для достижения результата компетенциями. Собственники склонны сомневаться в наемном менеджменте, особенно те, кто не полностью отошел от операционного управления. В этом случае мнение внешних консультантов поможет определить, есть ли объективные причины для тревоги, доступны ли на рынке более квалифицированные и мотивированные руководители. Второй случай – приход нового CEO в сформированную команду. Проведение аудита крайне полезно в такой ситуации для самого СЕО, особенно, если его предшественник был уволен за недостижение поставленных целей. В этом случае ему очень важно понять, с кем предстоит работать, каков потенциал команды, какие компетенции необходимо усилить.

Executive.ru: Кто чаще проводит оценку?

Д.Ж.: Если говорить об оценке результатов (KPI, достижение целей), то она проводится системно внутри и является частью оценки эффективности организации. Говоря об оценке потенциала, для этого обычно привлекают внешних провайдеров. Как правило, консультант, который специализируется на оценке руководителей, в разы чаще проводит ее, чем любой сотрудник отдельно взятой организации. А это повышает шансы получить качественную услугу. Кроме того, провайдер независим от политической конъюнктуры организации. Ну и наконец, это вопрос конфиденциальности и доверия. Профессиональный консультант способен обеспечить конфиденциальность как процесса, так и обратной связи.

При этом нельзя не отметить, что большинство респондентов нашего исследования имеют претензии к рынку услуг оценки руководителей и с точки зрения качества консультантов, и в отношении инструментов оценки. Организации вынуждены пользоваться методиками, которые разрабатывались десятилетия тому назад. А новые вызовы и новые лидерские концепции требуют свежих инструментов.

Есть справедливое недовольство и в отношении самих консультантов. Здесь я полностью соглашусь с клиентами, которые, выбирая оценщиков для топ-менеджмента компании, ожидают увидеть специалистов высокого уровня, имеющих реальный управленческий опыт и соответствующий социальный статус. Это должны быть достойные, независимые эксперты, способные занять партнерскую позицию в диалоге с топ-руководителем и акционером.

В нашем исследовании мы попытались найти ответ на вопрос: «Кто должен проводить оценку руководителя?». Если смотреть на лучшие мировые практики, то эту функцию могут выполнять независимые директора или представители совета директоров. Но в российских реалиях функции совета директоров часто ограничиваются формальным утверждением кандидатов на оценку. Участники таких советов часто не обладают необходимыми знаниями, чтобы регулярно осуществлять супервизию руководителей. А это должна быть наставническая супервизия. Мы надеемся, что такая практика будет постепенно развиваться в России.

Executive.ru: Какие существуют методики оценки руководителей высшего звена? Какие инструменты они включают?

Д.Ж.: Говоря об оценке управленческих компетенций и лидерского потенциала, большинство методов, таких как интервью, психометрические инструменты, различные бизнес-симуляции, центры развития, опросы 360 градусов и прочие известные инструменты существуют на рынке давно. В массовом сегменте оценки намного больше свежих инструментов. Об этом можно почитать в обзоре современных тенденций, который опубликовал мой коллега Юрий Шатров из «Экопси Консалтинг». Но руководящий состав – достаточно консервативная группа людей.

Возможно, когда к власти придут миллениалы, мы увидим смещение парадигмы, и предпочтения в инструментах также изменятся. Пока мы говорим о классических методах. Отдельно здесь мне бы хотелось отметить оценку методом 360 градусов. Согласно данным исследования, это наиболее популярный инструмент оценки руководителей. При этом большая часть компаний говорит о том, что качество предоставляемой обратной связи далеко не всегда соответствует ожиданиям. Мы по-прежнему имеем дело с высокой степенью субъективности, закрытой организационной культурой, отсутствием практики высказывать развивающее мнение.

Executive.ru: С какими сложностями приходится сталкиваться организациям в оценке топ-менеджеров?

Д.Ж.: Первый барьер – сопротивление в целом и сопротивление руководителя в частности. Оценка часто воспринимается как проверка на профессиональную пригодность. Мы редко встречаем руководителей, которые с горящими глазами, с открытой позицией, в ожидании реальной помощи приходят получать обратную связь. Это очень тревожная ситуация. Мне приятно наблюдать, как после двухчасовой коучинговой сессии с обратной связью по оценке уходит закрытость и человек, как говорится, «меняет позу ума».

Второй барьер – сложность выбора критериев для оценки генерального директора или членов его команды. Понимание того, что такое «быть хорошим лидером», требует глубокого анализа стратегии, ценностей организации и целей, которые стоят перед руководителем. Конечно, консалтинговые компании, которые приходят с универсальными лидерскими моделями, помогают сделать первые шаги. Но все же глубина выводов, их практичность зависят от того, насколько ясно определены задачи оценки.

Третий барьер – отсутствие экспертизы внутри организации и доверия к внутреннему ресурсу. Вопрос «А судьи кто?» звучит настолько жестко, что внутри организации найти оценщиков крайне сложно. Хотя некоторые компании в этом преуспели, в Talent Equity Newsletter мы опубликовали интересный кейс компании «Северсталь». Есть примеры, когда генеральных директоров оценивают коллеги из других активов, когда оценку проводят члены совета директоров или внутренние руководители вместе с приглашенными консультантами.

Еще одна сложность – отсутствие больших данных. Если по менеджеру среднего звена у нас есть тысячи прецедентов, то генеральный директор обычно один. А если еще учесть, что в России генеральный директор в среднем работает на позиции менее трех лет, то даже отследить и сравнить результаты оценки с результатами бизнеса крайне сложно. Мы сталкиваемся с проблемой валидизации методов оценки. Нам не всегда есть с чем сравнить результаты.

Executive.ru: Какой совет вы могли бы дать организации, которая хочет эффективно оценивать своих руководителей?

Д.Ж.: Первый совет – определиться с целями оценки. Второй – перед проведением любых оценочных процедур четко проговорить, как будут использованы результаты, и какую фактическую помощь организация окажет тем, кто прошел оценку. Не стоит думать, что одна обратная связь или одна встреча снабдит человека достаточным инструментарием для развития. А ситуация, когда человек остается наедине со своим отчетом и часовым разговором, вполне распространена и у нас, и за рубежом. Необходимо планировать не только оценку, но и развивающие действия: коучинг, наставничество, возможности изменения задач или функционала, регулярную корректирующую обратную связь, которая будет помогать отслеживать прогресс в изменениях, наличие в организации людей, которые действительно думают и переживают за руководителя.

95% наших проектов по оценке имеют продолжение в виде программ развития. Если это аудит, то часто возникает запрос на подбор людей для восполнения недостающей экспертизы. Если это оценка с целью развития, то формируется коучинговая программа или программа развития управленческой команды.

Комментарии
IT-консультант, Москва

Очень много хотелось бы сказать по поводу таких деяний, как оценка сторонними структурами любых, особенно высоко стоящих руководителей. Сталкиваюсь, начиная с 90-х. Что забавно: понятно же, что ЛЮБАЯ методика оценки ЛЮБОГО объекта основывается на какой-то планке, с которой сравнивают при помощи конкретных разработанных вопросов-ответов. Зачем? Для поиска «дыр» и составления личного плана их ликвидации. И так все время, по циклу Деминга… Это – согласно теории, это – бизнес, который иногда приносит положительные результаты. Для целей ознакомления с такой деятельностью статья вполне подходит.

Дальше возникает вопрос (частично рассматривается): кто и на основании чего с чем сравнивает в данном случае? Как оценить мудрость руководителя? Он же работает в конкретной, а не универсальной среде. В ней он и руководит, в ней и получает результаты. Какова гарантия того, что оценив любого руководителя по какой-либо западной методике, мы получим объективную (что это означает?) оценку уровня грамотности руководителя специализированной структуры из российской среды? Как оценить качество работы проверяющей стороны? Даниил Жуков частично затрагивает этот вопрос. Хоть и не явно, но в ответе проскакивает та самая неопределенность (термин имеет большое количество трактовок, так что тоже не определен): что такое «достойные независимые эксперты»? Откуда они берутся? Кто и как их готовит? Как может сторонний руководитель, обладающий опытом работы в собственных конкретных условиях, оценивать степень компетентности руководителя, работающего в другой среде? Так что «лучшие практики» нам здесь вряд ли помогут. Скорее, наоборот…

Другими словами, вижу ровно два варианта применения таких методик в нашей среде:

- получение «штампа», что нужно для формального решения задачи – подходит – не подходит, есть штамп или нет.

- встряска персонала.

Самим же менеджерам высшего звена это может понравиться в одном случае: если они молоды и уже играли в подобные игрушки. Это для них – развлечение. Для руководителей высшего звена, умудренных опытом работы в нашей среде и не «обезображенных» западными причудами это – лишняя возможность упасть в глазах подчиненных. Ну кто же этого захочет?

И только один комментарий по тексту.

«Топ-менеджер в этих условиях должен постоянно следить за тем, актуально ли его представление о текущих технологических трендах? - Не уверен, что это можно назвать компетенцией. Это скорее относится к умению управлять неопределенностью.»

Вот что интересно: обычно под такой деятельностью (пример - слежение за актуальностью своих знаний в конкретный области) понимают умение самостоятельно и быстро обучаться, умение саморазвиваться. На этом зарабатывает огромное количество бизнес-тренеров (коучей, как теперь модно говорить). Это ли не компетенция? Если нет, то все эти новомодные тренинги можно сразу сдать в утиль, с чем я согласна. В качестве демонстрации подхода к этой деятельности специально употребила слово «обычно», хотя так и хочется просить: обычно для какой среды?

Директор по работе с клиентами, Москва

Когда работу топ менеджера оценивает внешний консультант по заданию собственника, то для него это как минимум сигнал о недоверии. Оценивать работу нужно по результатам а не копаться в деталях "как ты это сделал, а можно было лучше, быстрее?" Такой подход вызывает только негатив и раздражение.

Генеральный директор, Нижний Новгород
Максим Клемешов пишет:
Оценивать работу нужно по результатам

Согласен. Однако возникает резонный вопрос - по каким именно результатам?

Моя версия такая (подробно она изложена по ссылке - https://www.e-xecutive.ru/management/practices/170... )

- показателями практики управления являются качество продукции и производительность труда (это, разумеется, дополняется анализом финансовых показателей на коротком и длинных отрезках времени, а также формируемых и поддерживаемых долговременных конкурентных преимуществ и/или корневых компетенций под руководством топа)

А поскольку по указанным показателям пока наблюдается нерадостная картина почти во всех отраслях, то, полагаю, нужно не оценивать по методикам топа, а добиваться улучшения его практики управления (а улучшилась она или нет - отслеживать по указанным показателям).

Генеральный директор, Тольятти

Те, кто будут оценивать генерального директора завода по заданию акционеров, это офисный планктон, на заводе не работавший, сами руководителем не побывавшие и не прошедшие все ступени карьеры. Они не имеют соответствующего жизненного опыта, не общались с простыми работягами, не нюхали пороха. Гендира может оценить только совет директоров из акционеров, который ставил ему цели.

Генеральный директор, Нижний Новгород
Роман Сюров пишет:
Те, кто будут оценивать генерального директора завода по заданию акционеров, это офисный планктон, на заводе не работавший, сами руководителем не побывавшие и не прошедшие все ступени карьеры. Они не имеют соответствующего жизненного опыта, не общались с простыми работягами, не нюхали пороха. Гендира может оценить только совет директоров из акционеров, который ставил ему цели.

1. Не стоит использовать термин офисный планктон. Например, хороший секретарь иногда стоит генерального директора.

2. Совет директоров - это и есть акционеры (пусть имеющие большую долю акций). Кроме того, сегодня в СД привлекаются независимые директора - они-то, Роман, в чем виноваты?

3. После чтения одной из книг Голдратта есть эпизод, где герой романа - генеральный директор (в самолете) поносит владельца бизнеса, и получает от последнего весьма достойный ответ от всех "бездельников". Я бы советовал всем перечитать это место.

Нач. отдела, зам. руководителя, Челябинск
Роман Сюров пишет:

Те, кто будут оценивать генерального директора завода по заданию акционеров, это офисный планктон, на заводе не работавший, сами руководителем не побывавшие и не прошедшие все ступени карьеры. Они не имеют соответствующего жизненного опыта, не общались с простыми работягами, не нюхали пороха. Гендира может оценить только совет директоров из акционеров, который ставил ему цели.

Роман, Вы описали 99% знакомых мне "топ-менеджеров": офисный планктон с юридическим или экономическим образованием, при этом управляющий заводами.
Очень приятно, что Вы, будучи генеральным директором, всё же понимаете необходимость профессиональных знаний и опыта! Успеха!

Руководитель управления, Казань
Иван Селунский пишет:
Кто из них лучший садовод? Не правильно. Лучший тот, у кого больше урожай.

Иван, здравствуйте!

В краткосрочной оценке одного сезона, возможно урожай будет больше у того кто "с бутылочкой в тени лежит", но в перспективе победит "агроном". По этому и нужна оценка перспективы руководителя.

Другое дело кто и как эту оценку проводит и как часто у нас бывает, очень многое зависит от того какую задачу оценщику поставили, какой результат нужен учредителю/акционерам. Ни для кого не секрет, что при помощи тестов/оценок, расправляются с неугодными, в пользу той или иной группы влияния. От сюда и недоверие, закрытость тестируемых руководителей.

Главный редактор, Москва

Уважаемые участники, дискуссия отредактирована.

Высказывания типа "Давайте разберёмся, что такое топ-менеджер.Это холуй владельца предприятия, которой в своё время прихватизировал некие активы" -- удалены.

Обращаю внимание авторов подобных высказываний на то, что:

1. В экономике России есть компании, которые были созданы с нуля, в частности, предприятия телекоммуникационной отрасли, ИТ, ритейла, финансов, логистики... Эти компании никогда не были приватизированы, потому что они никогда не были государственными.

2. Именно эти предприятия, их практика, их менеджмент находятся в центре внимания Ехеcutive.ru.

3. Топ-менеджмент именно этих предприятий является целевой аудиторией Ехеcutive.ru.

4. В Рунете есть множество сайтов для высказывания социалистических идей, для обсуждения практики советского производственного менеджмента. Если участника Сообщества менеджеров Executive.ru неудержимо тянет поговорить на социалистические темы, употребляя при этом соответствующую лексику по отношению к чуждой ему группе топ-менеджеров современных компаний, ничто не мешает ему прекратить свое участие в Executive.ru и проследовать к своим единомышленникам на сайты с соответствующей тематикой.

Главный редактор, Москва
Роман Сюров пишет:
Те, кто будут оценивать генерального директора завода по заданию акционеров, это офисный планктон, на заводе не работавший, сами руководителем не побывавшие и не прошедшие все ступени карьеры. Они не имеют соответствующего жизненного опыта, не общались с простыми работягами, не нюхали пороха. Гендира может оценить только совет директоров из акционеров, который ставил ему цели.

Здесь не хватает одного существенного уточнения: "... так считаю я, Роман Сюров, на основании доступной мне информации, на основании моего опыта".

Это уточнение абсолютно необходимо, потому что в пределах опыта Романа Сюрова обстоятельства могут складываться одним образом, а за пределами -- другим.

В философии есть три категории:

  • Общее
  • Особенное
  • Частное

Ваш опыт -- это опыт конкретного человека, работающего в конкретной отрасли и в конкретном городе. Это -- частный опыт. Нет никаких гарантий того, что, Ваш опыт универсален. Невозможно утверждать, что в данную минуту в городе N совет директоров некой компании не размышляет над проблемой: "Кто бы провел аудит нашего СЕО? Он нюхал порох и общался с простыми работягами, но ... не слишком ли он провинциален для решения задач, стоящих перед компанией?"

Исполнительный директор, Москва
Андрей Семёркин пишет:
Здесь не хватает одного существенного уточнения: "... так считаю я, Роман Сюров, на основании доступной мне информации, на основании моего опыта".Это уточнение абсолютно необходимо, потому что в пределах опыта Романа Сюрова обстоятельства могут складываться одним образом, а за пределами -- другим. В философии есть три категории:
Общее
Особенное
Частное
Ваш опыт -- это опыт конкретного человека, работающего в конкретной отрасли и в конкретном городе. Это -- частный опыт. Нет никаких гарантий того, что, Ваш опыт универсален.

Категорически приветствую СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЕ замечания Главного редактора.
Почаще бы так...

А то мы регулярно читаем опусы некоторых участников, например об управлении, но личный опыт управления - это опыт управления лифтом. Или рекомендации по управлению персоналом от людей никогда не имеющих сотрудников в своем подчинении.

Было бы очень хорошо если бы сообщения обязательно начинались со слов - "на основании своего опыта..." .
Например: " На основании моего многолетнего опыта управления лифтом я разработал рекомендации правительству как слезть с нефтяной иглы". ;-))

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Вакансии (994)
Все вакансии
Дискуссии
Все дискуссии
Цифры и факты
Суверенный интернет

Депутаты решили отгородить Рунет от интернета.

​ПДД: штрафовать будут строже

Тренд дня: Правительство хочет усилить санкции за нарушения ПДД.

ФНС дал бизнесу отсрочку

Факт дня: ФНС не будет штрафовать бизнес, который не успел обновить кассы.

Крупнейшая типография закрывается

Факт дня: «Экстра М» с января 2019 г. прекращает хозяйственную деятельность.