Как умирают компании: агония с переодеваниями

Про апокалипсис написано много книг и снято много фильмов. Зомби, пришельцы, ядерная война… Я же хочу рассказать об апокалипсисе местечкового масштаба. О крушении компании. Это еще не финал жизни, но это конец благополучия. Привычного порядка. Причем, конец довольно резкий. Еще вчера люди работали, и казалось, все было нормально. А сегодня они огорошены новостью: инвесторы приняли решение закрыть бизнес. Вы бывали в такой ситуации? Я оказался в ней первый раз. На больших заводах при сокращении платят зарплату за три месяца вперед. А здесь все иначе. Резко и больно. Впрочем, обо всем по порядку.

Пролог. Три удара

Жил-был один парень, назовем его условно Иван Петров. В далеком и сытом 2005 году он решил перестать работать на дядю и открыл свой бизнес. Работал с бюджетными организациями, поставлял им товары. Работать было легко, федеральные законы 44 и 94 тогда еще не приняли, процедуры были простыми. А базу клиентов Иван позаимствовал в компании Х, где трудился до этого.

Бизнес быстро расширялся, сотрудников становилось все больше, но ударил кризис 2008 года, и все стало ужасно. Пришлось сокращать персонал и как-то выплывать. Выплыли.

Затем последовал 2014 год и новый удар. Но нашлись партнеры, с которыми познакомились в 2011 году. Они дали дилерство на свою продукцию и товарный кредит. Эти партнеры стали инвесторами нашей компании, влили немного денег, затем масштабировали бизнес – создали филиалы и вышли на рынки других регионов. Структура собственности поменялась: Иван стал наемным директором.

Инвесторы теряют покой

2016 год был суперуспешным. Инвесторы впали в эйфорию. Они думали, что вознаграждены за свои труды, но… успех был случайным. Удержать рентабельность бизнеса они не смогли. Пришлось сокращать филиалы. Сократили. На некоторое время помогло. Жить можно. Заказы идут. Бизнес работает. Сотрудники с уверенностью смотрят в будущее. А инвесторы – нет. Им не дает покоя вопрос, почему 2017 год так сильно отличается по финансовым результатам от 2016? В компании проходит аудит. Аудиторы ищут воров, «левые» компании, на которые уводятся заказы, признаки кражи денег. Ничего не находят. Компания небольшая, многие сотрудники преданы Ивану. Они не позволяют себе ничего лишнего.

Инвесторы не успокаиваются. Они ставят своего топ-менеджера. Он не понимает специфику бизнеса и за несколько месяцев доводит дела компании до плачевного состояния. Сотрудники ощущают это на себе. Задерживается зарплата. Сначала «премиальная» ее часть, а затем и «основная». Начинаются перебои с финансированием производства.

Бизнес закрывается

Затем как гром среди ясного неба приходит известие: инвесторы решили закрыть бизнес. Выплату зарплаты никто не гарантирует. Выручка от старых заказов продолжает поступать на счета, но этих денег недостаточно для зарплат и для финансирования производства.

Все по традиции смотрят на Ивана, но что он может сделать? Он теперь с нами в одной лодке. Он тоже зарплату не видел два месяца. Правда, в отличие от нас у него есть «подушка безопасности» – хоть какие-то активы и бизнес у жены.

Тут выяснилось, что инвесторы давно вывели своих людей из состава учредителей и ввели туда сотрудников нашей же компании, которые согласились на это по разным причинам. Судиться с этими псевдособственниками невозможно. В трудовую инспекцию обращаться бесполезно. Видимо, инвесторы давно предполагали такой сценарий развития событий.

Инвесторы в этих условиях стали нашими «оппонентами». Они предложили свой вариант развития событий. Заявили, что им нужны люди, которые исполнят текущие заказы и ликвидируют бизнес. Эти люди могут рассчитывать на преференции. Коллаборационисты всегда получают преференции – у «ликвидаторов» будет спокойствие и комфорт, и, конечно же, они получат задержанную зарплату.

Сотрудники были поставлены перед выбором: идти в стан «оппонентов», которые кинули тебя и твоих коллег или не идти? Выбор тяжелый, если вспомнить, что у каждого есть семья, которую надо обеспечивать деньгами, пока ты найдешь другую работу.

«Хроника объявленной смерти»

Дальше начинается самое интересное. Люди разбиваются на разные группы. Одни руководители кооперируются и открывают свой бизнес, перетаскивают часть команды туда. Кто-то открывает свое ИП и начинает работать на себя. Кто-то просто уходит и остается ни с чем, потому что его никуда не позвали. Иван пытается оставить часть сотрудников при себе. Хочет пристроить их в бизнес жены, естественно, не из жалости к людям, а чтобы сохранить наработки по клиентам, которые весьма впечатляющи. А некоторые сотрудники выбирают коллаборационизм.

Все это похоже на театр абсурда. Директора приходят в офис, чтобы слить свои базы и наработки. Менеджеры, которые открывают ИП, используют офис как коворкинговое пространство, ведь аренда на следующий месяц оплачена. Команда ликвидаторов ходит на работу как будто ничего не произошло.

В офисе ставятся камеры, потому что генеральный директор боится, что обозленные и кинутые сотрудники унесут мебель и оргтехнику. Некоторые приходят на работу по инерции. Они даже помогают штабу ликвидации, чисто по-человечески, просто выполняют просьбы, при этом понимая, что это безвозмездно.

В офисе теперь можно пить пиво, громко слушать матерный русский рэп и не менее матерный русский рок. Перестает работать уборщица, в результате помещение начинает заполняться мусором. С ней тоже договариваются за некоторую сумму, чтобы приходила хотя бы пару раз в неделю, коллаборационисты хотят доработать в комфорте. Представители других фракций, которые появляются в офисе, тоже не особо рады бардаку, но их мнение не учитывается.

Вместо исповеди

Коллаборационистом стал и я, дорогие читатели. Пытался усидеть на двух стульях, максимально быстро найти работу и все-таки дождаться решения по зарплате. Получить, а затем свалить – ведь я понимал, что коллаборационистов тоже в итоге кинут. Платить нам будут лишь до тех пор, пока не поймут, что мы почти все доделали, и кинуть нас будет проще, чем отдавать премию за оставшиеся сделки.

Для очистки совести я помогаю ИП-шникам. Также я помогаю команде местных директоров – всем им даю советы. Сам же ищу новое место в другой сфере в более крупном бизнесе, где не бывает таких апокалипсисов, где людей увольняют с сохранением зарплаты и по сокращению и не ставят в ситуацию сложного морального выбора.

Некоторые сотрудники, оставшиеся не у дел – не открывшие ИП, не приглашенные в команду нового бизнеса – нас очень сильно осуждают. Они говорят, что в другой ситуации мы продали бы и Родину, и человечество. Я, конечно, говорю, что это не так, но в душе все-таки чуть-чуть сомневаюсь, а что было бы на самом деле в ситуации более серьезного выбора?

Лучше вам никогда не узнать ответа на этот вопрос. Желаю никому не попасть никогда в подобную ситуацию, потому что конец света – это всегда страшно, даже когда он местечковый. Нужно быть оптимистом и искать возможности, а не причины – и двигаться дальше.

Эпилог. Прошло два месяца

Прошло два месяца. В действительности все оказалось иначе. Сложнее.

Иван оказался не совсем честным человеком. Точнее, совсем не честным. Он был отстранен от деятельности ликвидационного штаба, так как обманывал всех – и инвесторов, и сотрудников.

Инвесторы. Они хоть и злодеи, бессердечно уничтожившие наш бизнес, но… Оказалось, что у них есть некие принципы и понятия о чести. Свои обязательства они постарались выполнить.

Новый директор Вадим оказался совсем не врагом-отщепенцем, создавшим свой бизнес и забравшим большую часть команды, а надежным партнером. Он возглавил штаб ликвидации.

Менеджер Алеша, которого Иван позвал к себе, попытался сидеть на двух стульях сразу – ходить на работу к жене Ивана и в ликвидационный штаб, чтобы получать зарплату и там, и там. Вадима такой расклад не устроил, тем более что Иван не сказал ему, что он пристроил часть людей. Алеше пришлось выбрать один из стульев и ждать зарплату вместе с другими.

Я оказался честным человеком, готовым довести дела до конца. Из чувства верности коллегам. Из стремления, чтобы не было вопросов ко мне. Из желания получить зарплату. Я ее получил. Затем сходил в отпуск. Вернулся из отпуска и «добил» оставшиеся дела. Нашел новую работу. Правда, со второй попытки. Вот такой happy end.

Всем мира и добра. Честных и справедливых директоров. Всегда доводите хорошие дела до конца. И помните, что злодеи всегда платят за результат. Проверено.


Поскольку речь в публикации идет об очень личных переживаниях, редакция Executive.ru посчитала возможным опубликовать материал без указания имени автора.

Фото: pixabay.com

Вам доводилось работать в компании в период ликвидации?
Проголосовать и увидеть результаты опроса могут только зарегистрированные пользователи
Комментарии
IT-менеджер, Москва

Человеком нужно, а главное - можно, оставаться всегда.

CIO, Челябинск
Александр Ходиков пишет:

Наш народ готов к немедленному предательству.

Может, не стоит говорить за весь народ?

и да, как правило, "на всех" проецируют именно свои моральные установки...

Генеральный директор, Великобритания

Интересная история. Пока читала сразу подозревала что не все так однозначно и любопытно было бы узнать взгляд на ситуацию со стороны инвесторов например и других участников всего этого безобразия.

Нач. отдела, зам. руководителя, Самара

Это вы еще в крупного туроператора не хоронили.

Технический специалист, Вологда

Задерживается зарплата. Сначала «премиальная» ее часть, а затем и «основная»-

Основная -8 тыс руб. Премиальная-108 тыс руб. В общем черная зарплата. Скажите спасибо инвесторам, что получили черноту при ликвидации, а могли и кинуть напрочь- что доказывает Ваш случай как исключение. А вообще классика жанра- развалить фирму, переманить работников со своими наработками. Проблем нет с ликвидацией , когда все "белое"- на Вашей стороне все наше нелегкое законодательство, и проблема , когда все по "понятиям".

Государство расписалось в своей несостоятельности навести порядок с цветными зарплатами.

Нач. отдела, зам. руководителя, Санкт-Петербург

Абсолютно понятная ситуация в РФ-бизнесе с нашими серыми ЗП и стремлением топов работать на себя.

Менеджер, Москва
Валерий Меркулов пишет:
Наказание без вины не бывает" Глеб Жиглов

Директору по Развитию неплохо бы быть повнимательнее ;)

Глеб был Жегловым, и "наказаниЯ"

Менеджер, Волгоград

Выводы итоговые у автора странные. Не написал, каким образом выяснилось, что Иван совсем не честный человек и что он обманывал всех.

Директор по развитию, Санкт-Петербург

Каждый видит в прочитанном тексте свое. И я думаю это нормально. Я прошел через две процедуры банкротства и еще одно потрясение. Эмоциональную часть текста понимаю. Между строк читаю как это было у большинства бизнеса и чем в итоге закончилось. И комментарий человека, что писал о влиянии этих процессов на мораль в обществе да, отчасти допускаю. Что дальше? Дальше без вариантов, жить и выживать и бороться и верить и либо в найм либо на себя но бороться нужно. Нельзя сдаваться...

Руководитель управления, Москва

По роду своей деятельности последние 8 лет работаю зачастую именно с такими компаниями. Хочу со своей стороны отметить системность ситуации и последствия, которые бывают после спасения таких компаний.

Для автора материала данная компания часть его жизни и поэтому он видит ситуацию изнутри. Зачастую, изнутри не видны истинные причины. Товарищ Петров, как основатель компании, не был готов к ведению своего бизнеса. Для него бизнес это купил за 100, продал за 200, заработал 100. Все понятно на уровне менеджмента среднего звена. Когда он образовал вокруг себя небольшое собственное предприятие, то мог им управлять. когда предприятие выросло - он его по факту продал инвесторам. В этот момент надо четко понимать, что он предприятие потерял. То есть, его профессиональных навыков, как руководителя и собственников, не хватило на сохранение ситуации в предприятии. Он вернулся в привычное русло наемного сотрудника.

Сразу скажу, что оставлять таких сотрудников на месте есть очень большой риск для инвесторов, если только они не ставят со своей стороны свою контролирующую команду. От того, что поменялся собственник юридически, Петров не изменился, как руководитель и вполне логично ожидать той же самой линии руководства, которая привела к продаже предприятия. В сухом остатке Петрову дали денег и тем самым дали возможность проплыть еще какое-то количество метров.

Скачки с оборотами - то густо, то пусто - это метания несостоявшегося собственника. Причин им искать нет смысла - так скаканула оборотка или иначе - конец один. Матрос у штурвала не равно капитан.

Добавлю, что куда не ткни - очень много таких компаний с такими "капитанами". Они неплохие специалисты в чем-то, но собственник-лидер должен разбираться во всем, особенно, если нет лишних денег и есть желание развить свой стабильный бизнес.

Вот только что вернулся от таких Петровых. Вывели магазин на первые строчки яндекса, подняли обороты вдвое за год, обросли долгами, пустили на ветер кредит - в общем, все примочки Петровых. А самое главное - полное отсутствие самокритики и желания искать ошибки, чтобы в дальнейшем не повторять их.

Добавлю про инвесторов. Сейчас развиваются частные инвестиции. У многих инвесторов настрой такой - денег дал и получаю проценты - а как же еще? А еще совсем не так! Если ты хочешь получать проценты и развиваться, как инвестор, то необходимо вникать в тот бизнес, в которой вкладываешь деньги. И если людям после многих лет работы понадобились деньги, то необходимо проанализировать причину этой необходимости. И если ты хочешь инвестировать в оборотку, то ознакомься с причинами, которые привели к кредиту и к плану, который устраняет эту причину. Глупо думать, что финансовое вливание поставит компанию на ноги. Финансовой вливание это один из инструментов постановки компании на ноги, не более того. Спросите у Петрова и его инвесторов!


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
Цифры и факты
Нефть дешевеет

Тренд дня: Мировые цены на нефть рухнули.

Израиль атаковали 460 ракет

Атака дня: 460 ракет выпущено по Израилю из сектора Газа.

Радиохолдинги хотят в интернет

Факт дня: Радиохолдинги договорились о разработке единого радиоплеера.

ЦБ: кредитование как в 2013 году

Тренд дня: Ситуация в розничном кредитовании все больше напоминает предкризисный 2013 год.