Борис Кагарлицкий: «В России не развито понятие индивидуального достоинства»

Политолог, директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО), издатель интернет-журнала «Рабкор.ру» Борис Кагарлицкий известен также своим диссидентским прошлым (в 1970-е годы он входил в левосоциалистический кружок и участвовал в создании самиздатовских журналов, за что в 1982 году был арестован), статьями в «Новой газете» и книгами по современной истории России. В «Периферийной империи. Циклы русской истории», в «Восстании среднего класса» и в «Управляемой демократии. Россия, которую нам навязали» он сумел дать обобщенный историко-социологический очерк развития нового российского общества на фоне современных глобальных процессов. В интервью E-xecutive Борис Кагарлицкий рассуждает о феномене среднего класса, конкуренции на мировом рынке, о новых технологиях и качестве жизни россиян. 

E-xecutive: Была надежда, что интеграция в мировую экономику позволит сблизить российские нормы и ценности с мировыми. Этого можно еще ждать?

Борис Кагарлицкий: Интеграция в мировую экономику должна была дать всем счастье, процветание, многие надеялись, что мы будем жить как на Западе. На практике глобализация показала, что мы не будем жить как на Западе, а будем жить в стране третьего мира. Открылось также, что никакого Запада (идеала и ориентира) не существует в том виде, в каком он был придуман советскими интеллигентами. Тяжелое разочарование.

В процессе глобализации не то, что наше государство сближается с европейскими нормами, наоборот – отдаляется, экономическая глобализация работает не на уравнивание, а на увеличение диспропорции. Ничего не привело к сближению ценностей. Этот глобальный процесс только привел к укреплению нашей позиции в данной модели разделения труда.

Наше государство продолжает деградировать дальше, имитирует некую демократию, которой нет применительно к России. Ведь демократия и свобода – две разные вещи. Вы можете иметь много свободы при нуле демократии. Демократия – это способность населения участвовать в управлении государством, чего у нас нет. А расширение свободы в сегодняшней России связано с эрозией государственного аппарата, неспособного ничего, включая себя, контролировать. В России очень свободные чиновники, настолько, что могут не выполнять указания вышестоящих инстанций. Такой степени свободы в Европе нет. У российского чиновника не существует понятия бюрократической этики.

E-xecutive: Вы говорили о роли России как сырьевой базы в мировой экономике. Беда России – ископаемые?

Б.К.: Я уверен, что ископаемые есть везде. Их просто никто не ищет. Европе не выгодно раскапывать свою почву. Вот стоит средневековый замок, а под ним нефтяное озеро, но вы же не будите замок теперь сносить! А в других местах выгоднее построить город, чем копать шахты. Вопрос о природных ресурсах только кажется объективным.

Африка тоже богата природными ресурсами. И мы говорим: это - проклятье Африки. Это не совсем так. В рамках разделения труда в глобальной экономике оказалось выгодно добывать ресурсы в Африке, и оттуда их вывозить. Я думаю, что спрос на нефть и газ в нынешней форме кончится раньше, чем у нас кончится нефть и газ. Проблема не в наличии или отсутствии нефти, а в ее роли в экономике. Скорее всего, выход из кризиса будет связан с изменением структуры мировой энергетики. Стратегическая потребность в стратегическом сырье, скорее всего, исчезнет. А, значит, ценовая политика тоже измениться. Если у вас уничтожен ресурс, с помощью которого вы можете развиваться, вы развиваться не будете. Учитывая результаты неолиберальных реформ, образованные люди закончатся в России раньше, чем та же самая нефть, мы также останемся совсем без экономики. Произойдет распад государства и одичание. Разрушение государства опередит разрушение экономики и социума…

E-xecutive: А не повторить ли нам опыт Норвегии, которая и сырьем богата, и с социальной политикой у нее все в порядке. У Норвегии есть программа фонда будущих поколений. Что вы об этом думаете?

Б.К.: Фонд будущих поколений – не самая лучшая идея, это бредовая идея, потому что будущим поколениям не нужны наши деньги. Представьте, что кто-нибудь сидел в 1917 году и откладывал царские рубли для будущего поколения! Инфляция съедает эти деньги. Если капитал не работает, то он никому не нужен. Это закон капитализма. А если мы живем не при капитализме – то тем более никому не нужен. Фонд будущих поколений означает, что вы изымаете деньги из экономики и отдаете их в чужую экономику, которая будет развиваться за ваш счет. Вот и все. Если вы хотите создать экономику рантье, тотально паразитическую, то вы это можете сделать, но только если вы маленькая страна с большими деньгами. Россия не может быть такой. Она слишком большая страна с множеством технических проблем, которые нужно решать сейчас. Поэтому деньги, которые были изъяты из российской экономики, не отложены на будущее, а сгорели. Что и показал 2008 год.

E-xecutiveА как нам подняться в глобальной экономике, поменять роль?

Б.К.: Россия станет значимой в мировой экономике, когда ей и большей части других стран станет понятно, что не нужно конкурировать. Потому приоритетные задачи человечества должны решаться путем сотрудничества, а не конкуренции. Глобальная задача – разрабатывать технологии, которые ориентированы не на конкурентную, а на кооперационную среду. Сейчас говорят, что 21 век – это век сетевых технологий, и одновременно говорят о необходимости усиления конкуренции. Но эти вещи несовместимы. Ведь конкуренция производится в вертикально интегрированной структуре на нейтральном поле.

Для нас принципиально развивать сетевые структуры, технологии, которые убивают конкуренцию. Для России очень важно участвовать в процессе решения проблем конкуренции путем ее преодоления. Либо у России есть вариант – изолироваться от глобальной экономики. Но это выход в условиях мировой катастрофы, когда все начинают запираться, и некуда будет девать все то, что производится. Некуда будет девать всю эту нефть и газ. Вы знаете историю оловянных ложек? Я очень люблю этот пример. В Британии во времена римлян производили олово, которое отправлялось в Испанию. Там его сплавляли с медью, получалась плавленая бронза, ее продавали в Италию. А потом распалась Римская империя, и в Англии стали есть оловянными ложками из оловянных мисок. А что с этим оловом еще делать? Эффект оловянных ложек – схлопывание мировой экономики может привести к вынужденной автаркии.

E-xecutive: В чем еще Россия могла бы увидеть свою конкурентоспособность на мировом рынке через 10-20 лет?

Б.К.: Россия также должна развивать технологии, которые не развивают в других странах. Сегодня у нас обычно говорят (политика модернизации президента и премьера): на Западе уже развивают такие-то технологии, то и мы должны повторять, делать то же самое. Но это значит, что мы выбросим деньги. Потому что нам все равно не удастся догнать. В лучшем случае можно сделать так, как это делали японцы и в советские времена. Вспомните автомобиль «Победа», который был для своего времени передовым. То есть вы покупаете технологии, а затем делаете апгрейд технологии на местах. Но в этом случае нет смысла ставить на технологии, тогда надо ставить на производство, воспроизводство готовых технологий. Вот такой вариант был осуществлен в Советском Союзе. Потом в Японии, Корее, Малайзии. Кстати, каждый раз все с меньшим успехом. Это сценарий так называемой догоняющей модернизации. Он может быть осуществлен, пока еще, в ближайшие 10 лет, может быть осуществлен…

Но есть сценарий и обгоняющей модернизации, когда вы вкладываете деньги в науку, в технологии, но именно в те, которые еще не развиваются. То есть вы вкладываете деньги только туда, куда их не вкладывают другие. При этом какая-то часть денег теряется (тип венчурного развития). Пример реализации такого сценария – Финляндия в 1990-е годы. Финны стали ставить на те области, которые были не развиты и в других странах. Сегодня они лидеры в мобильной связи, глобальные лидеры. Лидеры в области Интернета, который тогда только появился (американцы в то время Интернет только придумали, но еще не знали, что с ним делать, и финны зацепились за это). Известно, что развитие интернет-сетей в Финляндии проходило быстрее, чем в других странах мира.

То есть нам надо идентифицировать запросы мировой экономики, которые не в чем еще не реализуются. А не реализуются, видимо, потому что есть какие-то системные препятствия. То есть современный капитализм – это не просто погоня за прибылью, но погоня за прибылью в определенной структуре, в структуре корпоративных интересов, в структуре определенных институтов. Зачастую эти институты и корпорации мешают радикальному прорыву. Пример: IBM долгое время являлось препятствием для создания миникомпьютеров.

Мы сейчас находимся в той ситуации, когда Россия может развивать экологические технологии, новую энергетику. В природе полно энергии. А люди занимаются довольно глупым делом – сами генерируют энергию, вместо того, чтобы ее получать из, допустим, атмосферы. Пожалуйста, вот вам направление. Если вы вложите очень много денег, и знаете, что часть инвестиций не оправдается, в итоге вы все равно можете стать пионерами такой технологии. Вы можете стать пионерами новых, к примеру, транспортных систем, экологических, модернизированных. Тем более в России что-то надо делать с транспортом. У нас с ним – катастрофа! Если вы будете заниматься новыми транспортными системами, вы создаете для него транспортное машиностроение, привязываете его к новой энергетике и т.д, и т.д.

Тем самым вы имеете возможность создать целое направление экономики, которое будет потом востребовано миром. Для этого, повторюсь, надо ориентироваться на потребности, а не на спрос. Речь идет о переориентации стратегических планов и целей экономики. Если это произойдет, то мы можем стать одними из пионеров посткризисной экономики. Но для этого надо многое изменить, а если не изменим, будем плестись дальше, как плетемся.

E-xecutive: Вы автор книги «Восстание среднего класса». В России к среднему классу себя причисляют люди, занимающиеся малым или средним бизнесом.

Б.К.: Малый бизнес и средний бизнес не составляют среднего класса. Средний класс тем и интересен, что это наемные работники. На этих людях в очень большой степени держится общество. Они обладают доступом к образованию, квалифицированному труду и т.д, у них есть свои потребности. Проблема в том, что российский капитализм неспособен эти потребности удовлетворить. Капитализм испытывает потребность в квалифицированных работниках, но он не может обеспечить воспроизводство этих работников, так как их надо авансировать на протяжении всей жизни.

E-xecutive: У нас все время говорят о программах поддержки малого и среднего бизнеса. При этом во время кризиса никаких принципиальных действий в этом направлении, кажется, сделано не было. Почему?

Б.К.: Это трудно и невыгодно. Во-первых, сильное лобби есть у крупных корпораций. Во-вторых, отдать, скажем, 20 млрд большой корпорации – это просто и удобно. А если вы должны поддерживать в период кризиса 3 млн человек, дать каждому нечто в виде льготного кредита, пусть будет 100 тыс. руб., – то это, конечно, мучительно сложная процедура. Да, в Венесуэле Чависа есть банки с микрокредитами, которыми занимаются государственные банки, муниципальные организации. А то, что происходит в Западной Европе, – сводится к простой формуле: средства даются крупным корпорациям. Но потом, понимая, что средний и мелкий бизнес тоже присутствуют в политическом процессе, тоже могут быть недовольны, их надо как-то успокоить, им что-то дают из остатков. А в России происходит так: крупные средства дают корпорациям, а остатков уже нет. А значит, другие ничего не получат. Вот, собственно, и все. Но в любых ситуациях от мелкого и среднего предпринимательства в лучшем случае откупаются. В бюрократической системе его невыгодно поддерживать, очень дорого поддерживать...

Фото в анонсе: Unsplash

Продолжение интервью читайте также в досье «Глобализация» Института им. Гете.

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Николай, по-моему, вы слишком много написали обвинений и никаких доводов! Материал был опубликован слишком поздно. Вернее, - в известном смысле очень рано. И я его захватил буквально за десять минут до того момента, как мне нужно было выходить. Была бы публикация сделана вчерашним вечером, как у вас бывает обычно, - был бы развернутый комментарий, поскольку действительно сказать по статье было что. А так, пришлось акцентироваться сугубо на личности интервьюента и его прошлом, - вернее, на характерных событиях в этом прошлом, к которым были причастен интервьюент, - поскольку это единственное, что уже способно сформировать у читателя представление о том, что он пишет, и как и к чему относится во времени. Т.е. в данном случае «определив» автора, можно было легко понять его позицию в материале. >Товарищ Николай Романов ведет себя как ''член политбюро'' Григорий Романов, методы похожи. Ну, об этом судить как раз не вам. Не думаю, что вы Романова застали или были знакомы с его методами работы, - иначе как из слухов, сплетен и различных россказней, распространявшихся в том числе и пресловутыми советскими «диссидентами», т.е. подобными интервьюенту лицами. Как человек и руководитель упоминающийся видный советский партийный деятель действительно был жестким. Но никогда – несправедливым. >Cтиль Вашей рецензии на советском канцелярите называется ''огульное охаивание''. Да, Кагарлицкий прав не во всём. Ну так опровергать же надо, а не лить воду на мельницу. Он в первую очередь журналист. И только. Все рассуждения о политологии и прочем реальной базы в его случае не имеют. В частности, это демонстрирует данное им интервью. Не говоря уже о публикациях в ”The Moscow Times”, которые я регулярно просматривал. Поэтому речь в данном случае может идти именно об огульном охаивании. Поскольку с журналистом больше говорить не о чем. По той причине, что он – не специалист в том, о чем пишет. Политолог (или по-западному - «political analyst») – это серьезная специальность только в развитых странах Запада и Востока. В России и странах бывшего СССР (а также бывшего т.н. «Восточного блока») – это не специальность. Т.е. по статусу отнести человека к политологии равноценно тому же, что и отнести его к членам обществ охотников и рыболовов, любителей французской кухни, испанской словесности, вышивки бисером и т.д. Мало ли чем люди увлекаются. В интервью приведены его работы: «Периферийная империя. Циклы русской истории», «Восстание среднего класса» и «Управляемая демократия. Россия, которую нам навязали». Посмотрите, о чем он пишет. Человек пишет о том, чего никогда не существовало и не существует в том виде, в каком он это преподносит. Т.е. обычные журналистские работы поверхностного уровня. Но и только. Вроде бы, и темы затрагиваются важные, а по сути, - ничего ни нового, ни своего. Только чужое. А то, что он начинает писать от себя, преподнося как некие продуктивные и даже программные мысли, - это полная нежизнеспособная ересь. Разъясняемая на уровне учебной литературы. Окружающий мир, государственная администрация и бизнес – это не место для фантазий и журналистских умозаключений, которые, к тому же, строятся на изначально ошибочных вводных данных. Например, про полезные ископаемые в той же Африке. Да, их там много и они там есть в избытке. Но глубина залегания и необходимость добираться до месторождений делает этот процесс невыгодным во многом даже сегодня. Даже китайцам. Как и делала до этого – в 70-е, 80-е и 90-е. Это крайне труднодосягаемые для извлечения и транспортировки ресурсы. И понятное дело, что их невыгодно разрабатывать ан фоне более дешевых месторождений. Даже при всем их богатстве. >М-да. От статьи попахивает диссидентством, а от рецензии г-на Романова - разгромной статьей где-ни-будь в ''Комсомольской Правде''. Прямо как в старые добрые времена... Дело в другом. Наведение какой-либо критики предполагает наличие некоторой идеологии. В данном случае, - идеологии на государственном уровне. Поэтому критиковать некие события или явления в государстве, его политической системе, административном устройстве, экономике и т.д. можно только с позиций такой идеологии. Которая может быть как доминирующей, так и подпольной. Не играет роли, какой именно. Но она должна быть оформленной и сформированной. А у подобных диссидентов прошлого, выступающих активно и в наши дни, такой идеологии никогда не было. Они рассматривали свою деятельность сугубо как разрушительную по отношению к некоторой системе власти и государству, в рамках которых они были несостоятельны. Да даже и не с точки зрения разрушения, а с точки зрения получения в системе некоторого статусного положения и должности, чтобы с них кормиться и быть уважаемыми в системе и обществе. Так было в СССР. СССР развалился. Не усилиями «диссидентов», но развалился. И они остались не у дел. Потому что в новом обществе тоже оказались несостоятельны. То же самое произошло с ними и в конце 90-х. А потом в «нулевые». И происходит и сейчас. С ними никто не считается. Поскольку статусное положение предполагает как раз некую идеологию и основанный на ней личностный стержень человека. А его у них как не было, так и нет. А раз нет, то и статуса в обществе им не видать. И остается только снова рассуждать на темы «как все плохо, но в СССР было хуже, хотя и не так хуже как сейчас, но все равно хуже, чем будет». Люди, лишенные идеологии и четкой внутренней позиции, просто не могут выступать критиками чего-либо. И все будет казаться плохо. А единственной мечтой как было, так и будет оставаться «главное место» во власти, и «всех расстреливать и сажать» по их приказу. Потому что именно они – «знают как надо», а все остальные – нет. В 90-е даже термин такой существовал «диктатура диссидентства в России», олицетворением которого сегодня продолжает оставаться В.И.Новодворская. Но в итоге эти люди лишний раз продемонстрировали свою несостоятельность. И снова оказались не у дел уже сегодня. >Как заметила Нурия, НР считает интервью настолько банальным, что написал отповедь сравнимую по объему с оригиналом Я с удовольствием бы написал комментарий по делу сразу, но полемизировать с журналистом из числа диссидентов, - увольте. Мне хватает в работе здесь необходимости разбирать и изучать его публикации, чтобы еще и серьезно его воспринимать как объект некоей обстоятельной критики. >И на ''запад'' мы шли не за демократией или физической свободой, а интуитивно тянулись к этому ощущению личностной свободы, достоинства и самоуважения. На Запад страна шла за иностранными вещами и прочей иностранщиной. Не могу сказать, что это было плохо. Это было полностью обоснованно. Тем более, что сам на этом воспитывался. Но никакое ощущение личностной свободы, достоинства и самоуважения на тот период в стремлении общества к Западу просто не было. Перед ним лепетала лишь незначительная часть советской интеллигенции. А всем остальным он оставался неведом и был знаком лишь по видеокассетам и иностранным фильмам в кино. Плюс, - по иностранной одежде, технике и различным иным мелким предметам обихода из арсенала совзагранработников. Т.е. людей интересовали только «шмотки». Они хотели не свободы, «как на Западе», а бытового уровня, «как на Западе». И разница здесь большая, о которой сегодня стараются все забыть. А гордость, достоинство, самоуважение и свобода у советских была и своя. Даже в период кризиса идеологии с середины 80-х. Я это очень хорошо помню по первым загранвыездам еще при СССР. Наших за рубежом было мало, но они всегда очень четко и безошибочно выделялись в толпе и с ними чуть ли не раскланивались. Характерный пример «превосходства советской идеологии». Т.е. уже одна уверенность в себе, осанка и походка немедленно выделяли их из общего числа людей. Им смотрели в спину и я сам слышал, как прохожие говорили, - «Видел ? «Советские» пошли». А потом, в конце 80-х и в 90-е это все уже исчезло практически моментально. Появились какие-то занюханные и затертые людишки, сальные, с угодливыми улыбочками, полусогнутые, лебезящие и т.д. Ну и тот типаж публики, который вы можете встретить сегодня в любой стране мира. И который уважения к себе не вызывает никак. >Кроме того, диссиденты были разные. Диссиденты все были одинаковые. Идеология для них служила традиционным прикрытием. Основной аспект – всегда и сугубо только экономический и финансовый. Или еще стремление у некоторых покинуть страну. И вся их деятельность строилась именно по этому признаку. Т.е. либо заработать на информационном дефиците путем его удовлетворения, либо уехать на этой волне за рубеж. Причем, люди слабо представляли даже себе, что именно они там будут делать. Главное – в Израиль или в США. Т.е. это те же фарцовщики, но торговавшие информацией, редкими и запрещенными изданиями в «самиздате» и т.д. Именно поэтому у них что ни дело или приговор, то экономические преступления, - незаконная предпринимательская деятельность и обогащение, как бы сегодня сказали. И лишь потом – некая идеология. Естественно, были среди них и сумасшедшие на политике. Но такие обычно и заканчивали в сумасшедших домах. С ними не церемонились. >Поэтому утверждение тов.Романова о службе Кагарлицкого кап. Западу - очередное заблуждение ''записного'' критика данного форума. Уже одной причастности к диссидентскому движению и тюрьмы для этого достаточно. Люди элементарно стараются забыть о том, что они имели отношение к чему-либо подобному. Дела, правда, я его лично не видел, как и выжимок из него. Но товарищ, - по рассказам причастных к нему очевидцев, - «загремел» именно за публикацию и распространение «самиздата» на возмездной основе по очень хорошим и высоким ценам. Говоря проще, - был вовлечен в процесс самиздания и выгодной продажи продукции. Вот и все его «диссидентство», которое он по ходу следствия и в процессе него активно выдвигал на первый план, стремясь объявить себя узником совести и прочим в той же области. >Б.К.: Россия также должна развивать технологии, которые не развивают в других странах. Неверно. Их могут не развивать в других странах для широкого потребления и использования. Но развиваться они могут. И в какой-то момент оказываются востребованными. В результате чего «вспыхивают» новые компании, переживая быстрый рост на уже готовых разработках. У России этой возможности нет. Поскольку своего на современном конкурентном уровне она развить ничего в законченном виде не может. Как на потребительском, так и на фундаментальном уровне. >Пример реализации такого сценария – Финляндия в 1990-е годы. Финны стали ставить на те области, которые были не развиты и в других странах. Правильнее сказать, американский и японский бизнес, используя Финляндию, начали «ставить на те области» с единственной целью – полностью подчинить себе рынок ЕС за счет использования особенностей законодательства Финляндии. Отсюда весь этот небывалый финский «взрыв» в сфере высоких технологий и телекоммуникаций. Это – не их технологии и не их достижения. Это достижения США и Японии, которые беспрепятственно входили на рынок ЕС через евространу, через местные компании. И это – известно. >Пример: IBM долгое время являлось препятствием для создания миникомпьютеров. Опять неверно. Они были на тот момент просто не нужны, не совершенны и не востребованы. «Мини» тех лет были как «макси» современности. Но работы в данной области велись. От идеи никто не отказывался. В том числе и по линии IBM. Результатом стал ныне забытый микрокомпьютер ”Psion”, а затем и выход на рынок «НР» с операционной системой «Windows C». Дальше – опускаю. Потому что автор рассуждает о каких-то неудобоваримых утопических идеях, основой которых является потребление, а не созидание. Что само по себе сразу же ставит на них крест. Почему ? См. курс экономической теории. Или советской политэкономии капитализма. В котором объясняется очень доходчиво, почему потребление не может быть основой социальной интеграции и образования классов или общественных групп, т.к. изначально служит лишь разобщению людей. Другое дело, что последнее автор выворачивает наизнанку. Используя перефразированные построения Хосе Ортеги-и-Гассета из его знаменитой работы «Восстание масс» и статей на ту же тему. Прочитайте эту работу, и читать тезисы г-на Кагарлицкого вам будет не интересно. >Б.К.: Фонд будущих поколений – не самая лучшая идея, это бредовая идея, потому что будущим поколениям не нужны наши деньги. Напрасно. Они нужны будущим поколениям власти для стабилизации властной системы и сохранения ее в своих руках. У чиновников ведь тоже бывают поколения и их смена. И они, как показывает практика и наука, тоже не живут сегодняшним днем, а серьезно задумываются о своем будущем и будущем системы в тот момент, когда они ее покинут. Поскольку только система обеспечивает им процветание. Так что эти средства нужны и востребованы. Где бы сейчас была страна, не будь «кудринских» накоплений. А так, - табак есть, алкоголь есть, дешевая еда есть, бытовая продукция есть. И людям уже достаточно, чтобы не выходить на баррикады и не ругать власть. Посмотрите, как грамотно действует А.Г.Лукашенко. Первым же делом стало обеспечение населения не едой или иной подобнйо продукцией, а … сигаретами, алкоголем и т.д. При дефиците которых люди бы однозначно вышли на улицы. А так, - привычки удовлетворены, дефицита расхожей «отравы» нет, - можно и не бунтовать серьезно. А уж там власть выкрутится. А не будь этих сигарет и алкоголя – не исключен был бы и взрыв. Как в СССР, когда именно отсутствие этих товарных групп и привело к массовым протестным настроениям в обществе. Николай Ю.Романов
Финансовый директор, Тула

Статья интересная. С одной стороны автор дает очень точный и беспощадный диагноз нынешнему состоянию дел. С другой стороны (где анализ причин и предложения), начинаются вопросы.
1. Предлагается некая идеальная «кооперация» вместо конкуренции. Вроде бы возразить нечего, вещь хорошая. Однако упускается тот факт, что эта «идеальная» кооперация появляется именно в результате конкуренции. Например, американцы перестали делать телевизоры, однако успешно конкурируют в области информационных технологий, который и составляют основу современного телевизора. Разделение труда появилось именно в результате конкуренции. А если бы японцы изначально сосредоточились на изготовлении бамбуковых корпусов для телевизоров с инкрустацией рисовой соломкой? Так бы через линзу и смотрели до сих пор.
2. В процессе конкуренции страны используют все доступные способы достижения цели. Кстати пример с Англией непонятен. То есть, понятно, что в случае с кооперацией из олова получалась бронза. В Италии. А потом кооперация распалась и англичане стали из своего олова делать посуду. А в период расцвета кооперации посуда в Англии была деревянная или глиняная? Оно как-то и из истории: в период кооперации мы делали пеньку и лапти (аналог нефть и газ), а в период автаркии (конкуренции) – автомобили и ракеты. Пример Финляндии опять же не показателен. Маленькая страна неспособна конкурировать в каких-то серьезных больших проектах, а все, что по силам – они перепробовали и не бросают: мебель, бумага, одежда, бытовая техника и т.д. и .т.п. Стартапы появились не на пустом месте. Это не был голый авантюризм всей нации.
3. Насчет достоинства – броская фраза, но она не играет никакой роли в интервью. Собственно, Кагарлицкий говорит, то на Западе перестали даже бороться за достоинство, то есть его там как бы и не было. Оно и действительно исторически Запад в 20 веке догонял Россию в этом плане. Я лично полностью поддерживаю Б.К. в том, что достоинство нужно, коллективное и индивидуальное. Однако, в истории масса примеров, когда никем не оспариваемое достоинство как национальная черта, приводило нацию к анархии и нищете.
4. Насчет фонда будущих поколений. Он может быть и не денежным. Или не только денежным. Если вы не оставляете детям ресурсы, то что им остается – воевать? Так что насчет бредовости идеи фонда будущих поколений я бы поспорил.

Knowledge manager, Украина

На мой взгляд, интервью имеет несколько развлекательный характер. Сидит себе человек, кофе пьет. И, между глотками, отвечает на задаваемые вопросы. С футболистами это получается неплохо. С Кагарлицким - увы.
Не получила, к сожалению, развития мысль, что Запад и не собирался нас к себе приобщать. И не нужно ему нас так много. Поэтому со своими надеждами на красивую жизнь мы - ''попали''. От этой мысли можно было провести ''пунктирчик'' к следующей. Закрытая экономика, конечно, не прогресс, но для выживания и сохранения хотя бы остатков - вполне себе жизнеспособный выход из создавшейся ситуации.
Судя по предложенным идеям, в фундаменте построений лежит рыночная экономика ... которой уже давно нет. Глобализация не может себе позволить спонтанность некоего спроса. Она его формирует. Причем формирует такими инструментами и с таким успехом, что Геббельс, будь он жив, переквалифицировался бы в управдомы. Поэтому говорить об отказе от конкуренции несколько наивно. Нас туда и не пускали. Но предложенная альтернатива - вообще не ко времени. Для выбора направлений поисков [новых предложений] необходима недюжинная ''разношкольная'' исследовательская база. Ее уже практически нет.
В конечном итоге, интервью сработало вхолостую. Ничего нового ни об интервьюируемом, ни по теме. :oops:

Финансовый директор, Москва
Николай Романов пишет: Я с удовольствием бы написал комментарий по делу сразу, но полемизировать с журналистом из числа диссидентов, - увольте. Мне хватает в работе здесь необходимости разбирать и изучать его публикации, чтобы еще и серьезно его воспринимать как объект некоей обстоятельной критики.
А вот с этого момента поподробнее. пожалуста! Что это за работа, требующая изучать работы Кагарлицкого? Если не секрет, конечно.
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Порадовала фраза: ''Качество – это не только уровень коррупции, а способность государства в назначенные сроки эффективно решать поставленные задачи, не теряя при этом способность взаимодействовать с обществом.'' Было бы у нас государство, выполняющее свои непосредственные функции, развитие экономики изначально шло бы в ином русле. А то у нас президент управляет не государством, а корпорацией, посему видит своей задачей прежде все извлечение прибыли.
Поспорить в статье можно с очень большим количеством высказанных положений. Я, например, с учетом наших ресурсов, территорий и населения, совершенно не считаю закрытую экономику тупиковой формой развития. На данный момент от этого гораздо больше пострадают экономики иных стран, теряющих, прежде всего, сбытовые рынки.
Уход от конкуренции сильно напоминает общество странного вида изобретателей, целью жизни видящих поиск и разработку чего-то нового и теряющих к этому интерес по мере завершения данной работы - пример Финляндии проиллюстрировал: мы находим, разрабатываем, внедряем, доводим до ума, выводим на рынки, прибегают те же китайцы, начинают массовое производство - все, ниша занята, берись за следующее, избегай конкуренции. А средства под обеспечение такой деятельности где взять? Да, тогда, действительно. следующим поколения передавать нечего будет, какой уж там фонд.

Менеджер интернет-проекта, Москва
Илья Зайцев пишет: Корни проблемы лежат в двух любимых занятиях среднестатистического человека: боязнь ''мне не хватит'' и сравнение ''а у соседа больше''. Как только удается избавится от такого перекоса в восприятии окружающей действительности - все сразу встает на свои места и начинаешь получать удовольствие от жизни и дела, которым занят.
Даниил Булычев пишет: Всякий ресурс конечен. Поэтому ''у соседа больше'' является причиной того, что ''мне не хватит''.
Ресурс конечен, это верно. Но из этого вовсе не следует с неизбежностью: Поэтому ''у соседа больше'' является причиной того, что ''мне не хватит''. Пример. Конечный объём ресурса превышает все мыслимые возможности субъекта “съесть” весь этот объём. Тогда субъекту совершенно неважно (из биологических соображений) насколько велико это превышение. Он в любом случае не в состоянии полностью потребить этот ресурс. Именно, в этом смысле можно говорить о стереотипах боязни ''мне не хватит'' и сравнения ''а у соседа больше''. А избавиться от такого перекоса в восприятии окружающей действительности можно будет лишь тогда, когда произведённый продукт будет: а) востребован потребителем; б) всегда доступен в достаточном для потребителя количестве. И только затем уже, как следствие: все сразу встает на свои места и начинаешь получать удовольствие от жизни и дела, которым занят. Т.е., все сразу встает на свои места … в условиях своего рода изобилия :) А до осуществления мечты человечества об изобилии, как справедливо заметил Даниил: >Людям приходится выбирать между кормушкой и любимым занятием. Выбирают они ессно кормушку, ибо от биологии никуда не деться. И в этом случае заставить их шевелиться может только боязнь того, что кормушку отнимет конкурент.
Директор по развитию, Беларусь
Николай Романов пишет: А так, пришлось акцентироваться сугубо на личности интервьюента и его прошлом, - вернее, на характерных событиях в этом прошлом, к которым были причастен интервьюент, - поскольку это единственное, что уже способно сформировать у читателя представление о том, что он пишет, и как и к чему относится во времени. Т.е. в данном случае «определив» автора, можно было легко понять его позицию в материале.
Так Ваша, Николай, задача заключается в формировании представления сообщников об авторах и их ''определении'', а так же ''формировании у читателя представления''? Тогда многое становится понятным.
Николай Романов пишет: Он в первую очередь журналист. И только. Все рассуждения о политологии и прочем реальной базы в его случае не имеют. В частности, это демонстрирует данное им интервью. Не говоря уже о публикациях в ”The Moscow Times”, которые я регулярно просматривал. Поэтому речь в данном случае может идти именно об огульном охаивании. Поскольку с журналистом больше говорить не о чем.
Ну да, понимаю, что в спешке писано. :)
Директор по развитию, Беларусь
Романов Николай пишет: Только те торговали иностранными вещами, а эта публика подпольно публиковала и тиражировала иным образом библии, перепечатки западных русско-эмигрантских авторов и изданий, а также запрещенных в СССР авторов и сомнительных субъектов, которые себя к таким авторам относили.
ТОП 10 таких авторов, плз. Помогу Вам: №1 Ф. Котлер. №2 П. Друкер
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Николай Романов пишет: Поскольку с журналистом больше говорить не о чем
Я ещё раз внимательно прочитал интервью - и скажу что кроме очевидных глупостей (примерно 50% идей тов. Кагарлицкого, высказанных в материале) есть и достойные обсуждения вещи. Вряд ли кто следит за его творчеством - поэтому как мне кажется. следует воспринимать его именно в контексте данного материала, а не всего этапа жизненного пути. И в разговоре участвовать будет не он, а сообщники.
Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
To: Виктор Перепелкин Специально для отдельно особенно выдающихся и для всех так и не понявших техническую суть вопроса поясняю. Первому комментарию в форумном блоке при его формировании и публикации всегда предшествует т.н. ''нулевое'' сообщение, позволяющее управлять массивом комментариев по некоторой теме. Т.е. такое сообщение, - в данном случае, два таких сообщения, - генерируются программой автоматически. Т.е. публикуется невидимое мастер-сообщение, краткий материал по статье в виде второго сообщения, а затем уже по ней публикуется третьим номером первый комментарий. В результате чего на форуме появляются сразу три сообщения, одно из которых остается невидимым. Генерируются они практически одновременно, с интервалом в секунду-другую. В чем вы сами сможете убедиться, если напишете комментарий первыми. Так что ничего странного здесь нет. Вот почему та глупость, которую вы написали мне в разделе ''Черные метки'', теперь заслуженно будет характеризовать вас до конца вашего присутствия на этом форуме. >А вот с этого момента поподробнее. ... Если не секрет, конечно. Это - не работа. Это - элемент работы, как и было указано. Называется - мониторинг российской печати / прессы. В том числе и сообщений ее ведущих авторов, которые анализируются отдельно, оцениваясь в роли знаковых или заказных источников. >ТОП 10 таких авторов, плз. Специально для ''непритупляемых остряков'': Николай Васильевич Блохин ''Повести и рассказы'' (Книга первая) - М.: Софтиздат, 2009.- 256с. ISBN 9785-93876-076-1 / ISBN 9785-93876-070-7. Этот, правда, субъект специализировался в издательстве и продажах на библиях и духовной литературе. Но пишет о себе с не меньшим пафосом. Как бы он ни пытался показать обратного в своих воспоминаниях. Также и Кагарлицкий. Только тот шел чистым ''бытовиком'', а Блохин - более ''контриком'', чем ''бытовиком-валютчиком'', за что и был принят в воровском сообществе как свой. Абсолютно идентично строилась деятельность. И перелитые золотые подносы там по результатам заработков были, перекрашенные под русские народные промыслы, и головы/бюсты В.И.Ленина отлитые из золота и покрашенные под бронзу для камуфляжа. Так что знакомьтесь. А ''топ 10'' для таких людей была ''высшая мера''. За незаконные операции с валютными ценностями. И никакие диссидентские замашки часто им не помогали, - хотя кого-то они от ''стенки'' и спасли, т.к. человек садился как ''контрик'', по статьям, не предусматривавшим ''стенки'', если ему удавалось убедить в этом следствие. Так что диссидентство и причастность к нему в подобных случаях было не более чем тяжелым, но надежным прикрытием от расстрельных статей. Вот так вот. Николай Ю.Романов -----
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Какими услугами самозанятых работодатели пользуются чаще всего

70% работодателей в России привлекают к решению рабочих задач самозанятых.

Количество социальных предпринимателей в России выросло на 27% за год

В обучающих программах Лаборатории социального предпринимательства в 2022 году приняли участие свыше 4,5 тыс. человек.

Студенты назвали лучших работодателей России

Международные компании перестают быть фаворитами у студентов, а смысл и ценность работы для начинающих специалистов становятся все более важным фактором при выборе работодателя.

Сеть Fix Price создала 4,2 тыс. новых рабочих мест в России в 2022 году

Всего за прошлый год компания Fix Price открыла более чем 750 новых магазинов в России и в зарубежных странах присутствия.