Лекарства под угрозой? Что происходит на рынке фармацевтики в России

В марте 2022 года ряд зарубежных фармацевтических компаний сделали заявления об изменениях в своей работе в России. Так, немецкая и американская фармкомпании Bayer и Pfizer приостановили инвестиции в Россию, но добавили, что продолжат поставки лекарств в страну по этическим соображениям. Американская компания Eli Lilly ограничила поставки лекарств в Россию, кроме тех, которые входят в перечень жизненно необходимых и важнейших. Американская компания Johnson & Johnson решила приостановить поставки средств личной гигиены в Россию, при этом подтвердила свое обязательство поставлять лекарства и медицинское оборудование.

Другие иностранные компании в своих официальных пресс-релизах заявили, что продолжают работу в России и делают все возможное для обеспечения бесперебойных поставок. Такие намерения подтвердили, например, швейцарская транснациональная компания «Новартис», французская компания «Санофи», британо-шведская компания «АстраЗенека», немецкая компания «Берингер Ингельхайм» и венгерская компания Gedeon Richter.

При этом многие зарубежные фармкомпании объявили о приостановке рекламных кампаний, инвестиций в развитие бизнесов и исследований в РФ. Российские аптечные сети сообщали в марте об ажиотажном спросе на лекарства и нехватку некоторых медикаментов. 

Есть ли риск прекращения поставок иностранных препаратов в Россию? Смогут ли российские лекарства восполнить спрос? Как все это отразится на качестве таких лекарств? Как вся эта ситуация повлияет на рынок фармацевтики в России в целом? Какие смежные бизнесы под угрозой?

Редакция Executive.ru задала эти вопросы экспертам из медицинской, фармацевтической и смежных отраслей. Публикуем их комментарии.

На рынок фармацевтики больше повлияет падение уровня жизни, чем уход иностранных компаний

Александр Лазарев

Александр Лазарев, заместитель директора аптечной сети «Здравушка»

Риск прекращения поставок иностранных препаратов в Россию есть. Они были всегда, они есть и они будут. Поставки некоторых иностранных препаратов прекращались и ранее из-за того, что Росздравнадзор не изменял вслед за падением курса рубля реестровую цену на жизненно важные препараты. Но это были единичные случаи. Сейчас под эту причину может попасть немалое количество лекарств. Тут все зависит от расторопности Росздравнадзора и курса рубля. Окрепнуть рубль должен, это неизбежно. Вопрос только в скорости укрепления.

Прекращение поставок по политическим причинам, надеюсь, не будет массовым. Под прямые санкции лекарства не попадали, а терять деньги не любит никто. Полторы недели назад у нас был представитель компании «Берлин-Хеми А.Менарини» и сказал, что в течение двух недель компания поставит препарат L-тироксин, который исчез в аптеках и на складах дистрибьюторов. Думаю, и другие исчезнувшие препараты будут потихоньку возвращаться в аптеки.

Тут надо еще заметить, что исчезновение некоторых препаратов, например, детского «Нурофена», случилось еще до начала спецоперации, хотя я видел статью, в которой это связывалось с санкциями. Думаю, это случилось из-за роста заболеваемости коронавирусом, но это только моя версия, не более.

Российские лекарства смогут восполнить спрос по жизненно важным препаратам на 80%. К тому же, от довольно неплохих лекарств из Индии мы отрезаны не будем, так что основные лекарства будут. А вот что будет, например, с онкологическими препаратами, которые производит Eli Lilly, не знаю. Со временем они вернутся, вопрос, когда.

Вряд ли качество российских лекарств быстро станет лучше, но хуже стать не должно. Все-таки наши препараты делаются в основном из китайских субстанций. Что касается индийских лекарств, то они уже присутствуют на нашем рынке и не в малом количестве. А вот с китайскими везло не очень, и в смысле ассортимента, и в смысле качества.

На рынок фармацевтики в России в целом больше повлияет падение уровня жизни, чем уход иностранных компаний. Часть аптек закроется. Хотя, аптек в России и так очень много, поэтому вряд ли будут какие-то серьезные последствия.

Возможен временный дефицит отдельных препаратов

Елена АроноваЕлена Аронова, партнер по развитию компании «Биоквинтес»

Большинство оригинальных препаратов, находящихся под патентной защитой, западноевропейского и американского производства. Сегмент дженериков в нашей стране представлен в основном российскими лекарствами, произведенными из китайских и индийских субстанций. Фармацевтический сектор под санкции не попадает, поэтому не следует ожидать запретов на ввоз лекарств в Россию.

Однако на обращение лекарств в России будут влиять иные обстоятельства, связанные с текущей политической ситуацией: логистические сложности, проблемы с трансграничными платежами, нестабильный курс доллара к рублю, снижение покупательской способности российских больниц и граждан, ажиотажный спрос в аптеках.

За ближайшие месяцы, скорее всего, они будут налажены и решены, поэтому прекращение поставок лекарств и субстанций России не грозит, хотя временный дефицит отдельных препаратов возможен.

Влияние на смежные виды бизнеса неоднозначно. Наша компания развивает производство фармацевтических интермедиатов (промежуточных веществ для синтеза субстанций): на нас ситуация может сказаться положительно, потому что мы расположены в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) и за счет этого более привлекательны для российских производителей. Предприятие, расположенное в ЕАЭС, способно более гибко реагировать на запросы российского рынка, обеспечивать отгрузку как крупных, так и небольших партий, без проблем с логистикой. Кроме того, в марте 2022 страны ЕАЭС договорились о поэтапном переходе на расчеты в национальных валютах, что делает закупку у локального производителя выгоднее.

Пострадают, скорее всего, контрактные исследовательские организации, которые отвечают за набор российских пациентов в международные клинические исследования: основные клиенты – западные фармацевтические компании – один за другим объявляют о приостановке клинических исследований в России.

Покупатели создали искусственный спрос на лекарства

Андрей Христо

Андрей Христо, главный врач клиники Simple Health

Лекарственное обеспечение является одним из самых важных вопросов любой системы здравоохранения. В связи со сложившейся ситуацией и, как следствие, санкционной блокады нашей страны, пациенты, которые находятся на постоянной медикаментозной терапии по витальным показаниям, создали искусственный, завышенный спрос на многие лекарственные препараты.

При этом международные фармацевтические компании официально не заявляли о приостановке поставок. Более того, большинство компаний уже говорят о том, что они остаются на рынке. Но сейчас мы находимся на этапе неопределенности. Очереди в аптеках, завышенные цены в 3-5 раз, дефицит импортных медикаментов – это наша реальность.

По пациентам нашей клиники могу сказать, что многие находятся в состоянии паники. Они делают запасы на полгода-год вперед и буквально скупают аптечные ресурсы. Даже специально записываются на прием, чтобы получить рецепт. Своих пациентов мы в первую очередь просим успокоиться. Невозможно запастись лекарственными препаратами на всю жизнь. У них есть сроки годности.

У меня есть опыт работы в таких фармацевтических гигантах, как Pfizer, Astellas Pharma, Johnson & Johnson, «Омега Фарм». Практически вся продукция этих гигантов продвигалась на отечественном рынке благодаря выверенным до мелочей и отработанный многими годами бизнес-стратегии. У каждой компании был четкий план по выходу на наш рынок, созданный командой коммерческих директоров, маркетологов и медицинских представителей.

Годами конечным потребителям, то есть всем нам (и врачам, и пациентам) внушали, что именно эти препараты помогают.  К сожалению, выросло уже почти два поколения врачей, которые и не знают, что у многих западных лекарств есть не менее эффективные отечественные аналоги. При этом наша программа лекарственного импортозамещения работает уже более 10 лет! Ну и конечно же не забываем про индийскую и китайскую фарминдустрию.

Доступность жизненно важных препаратов не под угрозой

Рогаль Екатерина

Рогаль Екатерина, врач эндокринолог UNIКлиник, кандидат медицинских наук

Ряд крупных международных фармацевтических компаний прекращает инвестиции и приостанавливает проведение новых клинических исследований в стране. Соответствующие заявления на своих глобальных сайтах сделали компании Pfizer, Eli Lilly, AbbVie, MSD и некоторые другие. Тем не менее ожидается, что это не отразится на доступности для граждан РФ жизненно важных лекарственных препаратов, особенно тех, которые входят в перечень жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты (ЖНВЛП), что соответствует основным этическим принципам всех фармацевтических компаний.

Согласно официальным пресс-релизам, осуществляется работа по обеспечению бесперебойных поставок лекарственных препаратов и предпринимаются меры по поддержанию непрерывного производство на заводах компаний в РФ. Необходимо отметить, что все заявленные ограничения в деятельности зависят от политики каждой фармацевтической компании и требуют уточнений у ее официальных представителей.

Что касается дефицита препарата с международным непатентованным названием «Левотироксин натрия», который используется для лечения заболеваний щитовидной железы, то согласно заявлениям Росздравнадзора, «количество на рынке L-тироксина покрывает годовую потребность РФ». В то же время крупнейшие дистрибьютеры заверили, что лекарство производится и доставляется в аптечные и медицинские организации сегодня в гораздо больших объемах по сравнению с прошлым годом, а его отсутствие на аптечных полках связано с ажиотажным спросом, выросшим за последний месяц в 5-10 раз.

Таким образом, можно предполагать, что взрывной рост спроса привел к временным трудностям с внутренней логистикой между складами дистрибьютеров и аптеками.

Массового исхода не будет

Дмитрий ЖирновДмитрий Жирнов, директор кадрового агентства Bridge2HR 

Массового ухода не произойдет. В связи с инфляцией и усложненной логистикой возрастут цены на лекарства, но гуманитарной катастрофы не случится.

Потому что, во-первых, фармацевтическая отрасль – одна из самых устойчивых отраслей экономики в мире и в России в том числе. Во-вторых, порядка 80% продаваемых медицинских препаратов зарубежных фармкомпаний произведено в России на локализованных производствах. В-третьих, подавляющее большинство фармкомпаний из топ-20 не то что не ушли с российского рынка, а даже не прекратили свои исследования и регистрацию препаратов в России, например «Санофи».

А громкие заявления западных фармкомпаний в конце февраля – начале марта, вероятнее всего, только дань тренду, поскольку Pfizer, Lilly и Novartis, которые заявили об уходе, на сегодняшний день только уменьшили свои инвестиции в рекламу и исследования, а жизненно необходимые препараты оставили и в продажах и в продвижении на нашем рынке.

Западные игроки понимают, что лидеры дженериков – индийские компании – с удовольствием воспользуются неудовлетворенным спросом на рынке в случае ухода оригинальных фармпрепаратов с рынка России.


Материал подготовлен с помощью сервиса «Лига экспертов» Executive.ru.

Подать заявку в Лигу экспертов

Читайте также:

Столкнулись ли вы с дефицитом лекарств в марте 2022 года?
Проголосовать и увидеть результаты опроса могут только зарегистрированные пользователи
Расскажите коллегам:
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Насколько я понимаю, пока главная проблема перебоя с лекарствами - это логистика. Небо закрыто, и мало что можно возить из той же Европы как возили всегда. Это вопрос решаемый. если ничего конечно не изменится. Стамбул ждёт всех

Менеджер, Москва
Марат Бисенгалиев пишет:

Насколько я понимаю, пока главная проблема перебоя с лекарствами - это логистика. Небо закрыто, и мало что можно возить из той же Европы как возили всегда. Это вопрос решаемый. если ничего конечно не изменится. Стамбул ждёт всех

Не все так просто. В Турции свои правила и цены вырастут. 

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Алексей Маркин пишет:
Не все так просто. В Турции свои правила и цены вырастут. 

Цены вырастут по любасу - вопрос на величину курса валюты и логистических расходов - или в разы

Консультант, Москва

Правда, но отчасти. Месячный рост цен на некоторые препараты ~80-100%. Отечественные дженерики, зачастую, никуда не годятся (пример - Нольпаза Истринского завода). О псиотропы, вообще не говорю - дефицит будет хроническим, Российских аналогов нет.

Дмитрий Чуркин +4100 Дмитрий Чуркин Директор по развитию, Самара

Цены на лекарства уже выросли, причем существенно. При этом, рост произошел уже через неделю после 24 февраля, то есть складские запасы ещё не обернулись, и закупочные цены были старые. Вывод: рост цен на лекарства случился, и будет продолжаться, но не вследствие санкций или подорожавшей логистики, а по причине непомерной и циничной жадности российской фармы. Впрочем, фарма тут не исключение. Резкие взлёты цен на муку и сахар из прошлых урожаев, то есть, не в силу дефицита или выросшей себестоимости, а просто из желания срубить бабло. Но это бизнес, мы живём при капитализме, где деньги правят миром. Поэтому надо принимать рост цен, как неизбежное зло.

Кстати, рост цен на лекарства без всяких внешних поводов шел всю осень - у меня папа тяжело болеет, за осень перенес три операции, лекарств уходит море. Поэтому ситуацию знаю не по наслышке. За осень примерно на 20% рост.

Генеральный директор, Москва

Рассказ про дефицит лекарств в аптеке созданный покупателями во время массового ажиотажа, что все нормально - это рассказ для тех, кто привык закидываться анальгином по любому поводу и дефицит подобных лекарств действительно был связан с логистикой и не своевременным подвозом на склады и в конечные аптеки.

Ситуация с реально высокотехнологичными препаратами, которые выпускаются только одной компанией разработчиком - она совершенно противоположенная. Еще до начала специоперации, со многими такими препаратами возникли перебои, но если напрячься их можно было купить, уже через неделю после начала, они кончились вообще везде, прошло больше месяца и их отсутствие нельзя объяснить логистикой, особенно на фоне того, что для больных эти препараты жизненнонеобходимые, принимать их надо постоянно, а курс на месяц и до спецоперации был 7тыр и больше, а с учетом особенностей заболеваний, многие готовы платить за них и по 20тыр, но их просто тупо нет нигде и при таких не маленьких ценах и ощутимом спросе, проблемы логистики были бы давно решены.

Многих подобных препаратов сейчас нет и в ближайшее время не будет, это политическое решение фирм производителей и если на них или страны их расположения не надавить каким либо образом, эти лекарства не появятся у нас больше никогда, а с учетом их сложности, их копирование займет годы, разработка аналогов еще больше, а людям как-то надо жить уже сейчас.

Руководитель группы, Москва
Михаил Борисов пишет:
Многих подобных препаратов сейчас нет и в ближайшее время не будет, это политическое решение фирм производителей и если на них или страны их расположения не надавить каким либо образом, эти лекарства не появятся у нас больше никогда

Михаил, фармацевтический сектор под санкции не попадает. И никогда не попадал (например, когда вводили санкции против Ирана, то запретов поставлять лекарства из США в Иран не было - насколько помню, был только запрет на импорт лекарств из Ирана в США).

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
В России растет количество вакансий с частичной занятостью

На долю курьеров, водителей и продавцов приходится более трети таких вакансий.

Исследование: из-за чего россияне чаще всего меняют работу

Самой частой причиной стала неготовность работодателя повышать зарплату.

McDonald's окончательно уйдет с рынка РФ и продаст российский бизнес

Имя, логотип и брендинг компании больше нельзя будет использовать в России.

В России в 2 раза вырос спрос на специалистов со знанием китайского языка

Логистика вошла в топ отраслей, которые испытывают потребности в сотрудниках, владеющих китайским языком.