Как новый закон о просветительской деятельности повлияет на бизнес-образование?

Совет Федерации одобрил поправки к закону об образовании. Они касаются регулирования просветительской деятельности — то есть лекций, научно-популярных проектов, а также, возможно, Википедии и даже СМИ. Поправки разрешают проводить такую деятельность только по согласованию с властями. Закон вступит в силу 1 июня 2021 года.

Мы попросили экспертов из сферы образования, консалтинга, науки, EdTech и медиа рассказать, как эти поправки повлияют на работу их организаций и каких изменений в работе стоит ожидать всем. 

Новые правила для организаторов тренингов и курсов 

Николай Чудаков, эксперт «Актион Право», юрист

Термин «бизнес-образование» сейчас объединяет две разные истории с разным регулированием.

Во-первых, это вузы и организации дополнительного профессионального образования, работающие на основании лицензии. Эта сфера и раньше была сильно зарегулирована. Для таких организаций новый закон вносит только одно изменение – в части международного сотрудничества. Например, будет сложнее вести совместные программы MBA с иностранными партнерами, приглашать иностранных преподавателей. Для этого придется предварительно получать заключение госоргана.

Во-вторых, под бизнес-образованием часто понимают различные курсы, тренинги, вебинары и т.п., которые формально не входят в систему образования. По итогам такого обучения не выдают документы официального образца, но слушатели часто выбирают эти занятия не ради формальных «корочек», а для практической пользы. Эта сфера раньше никак не регулировалась. Теперь же всем организаторам таких курсов и тренингов придется соблюдать правила, которые установит Правительство. Что это будут за правила, пока никто не знает.

Для образовательной организации может наступить административная ответственность как за нарушение лицензионных требований. Для всех остальных ответственность за просветительскую деятельность, нарушающую законодательство, пока нигде не установили.

Закон может повлиять на СМИ и информационные порталы, потому что под новое определение «просветительской деятельности» в законе об образовании попадает распространение знаний любыми способами. В том числе и через СМИ. В конечном итоге все будет зависеть от того, какие правила просветительской деятельности установит Правительство.

Анастасия Перелыгина, руководитель юридического отдела «Нетологии-групп»

Законопроект направлен не на регулирование EdTech-отрасли и бизнес-образования, а на борьбу с антироссийской пропагандой в «школьной и студенческой среде» – это прямо указано в пояснительной записке к проекту изменений. 

Предлагаемый закон лишь декларирует, что просветительская деятельность должна специальным образом регулироваться, но не определяет, как именно. Правила должны быть разработаны Правительством. Насколько обременительными они будут, а самое главное, как будет складываться практика правоприменения новых норм, сейчас сказать невозможно.

За невыполнение новых требований будут грозить санкции за нарушения в сфере предпринимательской деятельности, а также в сфере связи и передачи информации установлены существующими кодексами – в первую очередь, Кодексом об административных нарушениях, а также Уголовным кодексом.

В зависимости от того, каким будет порядок осуществления просветительской деятельности, разработанный Правительством, возможно, что предусмотренных КоАПом составов правонарушений будет достаточно для привлечения к ответственности за нарушения норм законопроекта.

Например, ст. 14.1 «Осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения» или ст. 13.37 «Распространение владельцем аудиовизуального сервиса информации, содержащей публичные призывы к экстремистской деятельности». Впрочем, и дополнить КоАП новыми составами правонарушений будет не сложно.

Закон загонит Россию в научное гетто

Сергей Храмешин, ректор Славяно-Греко-Латинской Академии, PhD, MPA

Ранее от образовательных организаций высшего образования, да, и, впрочем, среднего профессионального, для успешного прохождения федерального мониторинга эффективности, требовали большее количество различных международных договоров и других показателей из них вытекающих.

В новой риск-ориентированной модели надзора за образовательной деятельностью одним из качественных показателей является наличие международной аккредитации, соответственно, для получения которой потребуется международный договор. А, например, научные исследования в форме международных конференций, круглых столов, форумов (которые при желании или необходимости можно толковать как просветительская деятельность) – каждое мероприятие из них придется согласовывать.

Пожалуй, последствиями принятия поправок в текущем виде, может стать торможение развития международного научно-образовательного сотрудничества. Не загонит ли это Российскую Федерацию в научное гетто? Отчасти, там уже в предыдущей истории Отечества, мы были. Стоит ли это того? Соразмерны ли причины (желание контроля на территории РФ за политической активностью) и последствий (международная изоляция науки и образования)?

Российская наука может столкнуться с тем, что просто все международные мероприятия научно-академического характера иммигрируют на заграничные площадки.

Можно ли это вопрос решить без ограничения традиционного международного сотрудничества в сфере образования и науки? Безусловно, поправки требуют детализации того, что можно и что нельзя, а что нужно. Думаю, зарубежные коллеги из научно-образовательного сообщества нас не поймут, откажутся от сотрудничества. Подобные законодательные акты стоит принимать с осторожностью и консультациями с научно-образовательным сообществом.

В науке достаточно спорных мест, которые при желании можно объявить «разжиганием розни»

Елена Бреслав, кандидат экономических наук, эксперт Executive.ru

Нынешние поправки к закону об образовании состоят из 3 моментов:

  1. Определение просветительской деятельности;
  2. Предупреждение о недопустимости разжигания розни с ее помощью;
  3. Требование при заключении договоров предоставить заключение (тут некая игра слов) «заключения федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере высшего образования, или федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере общего образования». Эти заключения нужно получить до 1 сентября 2022 года.

На мой взгляд, поправки внесены ради пункта 3, потому что обеспечивают работой соответствующий персонал, который, смею предположить, их и пролоббировал. Выгод от выдачи подобных заключений этот персонал будет иметь сразу несколько, хотя польза обществу от выбраковки ряда ненужных или некорректных договоров тоже должна быть.

А вот предупреждение о недопустимости розни меня заинтересовало. С одной стороны, в нем все правильно. С другой – в науке достаточно спорных мест, которые при желании можно объявить «разжиганием розни» и на этой основе доставить просветителю чувствительные проблемы.

Например, лекцию «Этнические различия мозга» профессора Савельева можно вполне притянуть за утверждение «неполноценности граждан по национальному признаку», а другие его выступления – за неполноценность по половому признаку. Он часто подчеркивает различия между мужским и женским мозгом не в пользу женщин при принятии бизнес и политических решений. Профессор Савельев, конечно, докажет свою правоту результатами исследований, но все это неприятно и не имеет отношения к науке. Да и «коллег» по этой проблеме у него немало. Так что тут надо следить за правоприменительной практикой. 

Приглашение внешнего спикера может стать проблемой

Михаил Боднарук, CEO «Leader of Future», эксперт Executive.ru

Сам закон пока не понятен, так как нет конкретных разъяснений его работы, они должны быть выпущены Правительством России. Но уже сам факт такого закона и неясность его применения и есть главный триггер нарушения в работе бизнеса и бизнес-обучения.

Пока нет четких правил работы, нельзя будет проводить профильные конференции по обмену опытом, любой спикер должен согласовать с кем-то непонятным свой доклад.

Провести онлайн-обучение тоже будет проблемой, конечно, внутри компаний это останется по-прежнему, но приглашение любого внешнего спикера уже может стать проблемой, а так как внутри компаний традиционно не содержат сильных профессионалов, то и качество обучения может снизится.

Основной вывод: из-за отсутствия четко прописанных правил реализации этого странного закона он может нанести больше вреда, чем мог бы. 

Закон усложнит работу администраторов команд, которые производят учебный продукт

Максим Часовиков, руководитель профессионального сообщества, преподаватель МБА, эксперт Executive.ru

Любопытная инициатива регулятора, которая характеризуется словами одного недавнего руководителя: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Мы проводим мероприятия, не предусмотренные учебным планом, так что этот закон нас тоже касается. Скорее всего действительно усложнится работа тех, кто производит учебный продукт, и в большей степени как раз администраторов. Это нововведение коснется следующих моментов:

1. Сейчас Министерство образования, которое, скорее всего, будет следить за исполнением закона, будет собирать сведения с участников рынка. Скорее всего, путем заполнения формальной анкеты на большом количестве листов. Причем наверняка не только онлайн, но и путем подписания ее распечатанного варианта – это коснется прежде всего административный персонал.

2. В рамках каждого мероприятия, которое можно будет отнести к «просветительской деятельности» придется следить за тем, чтобы ни один пример не касался ничьих прав. В том числе, скорее всего, придется отказаться от «исторических анекдотов», не то чтобы это будет сложно, но может добавить некоторую дополнительную работу.

3. Часть мероприятий, которые заявлялись как «обучающие», придется переформатировать под развлекательный формат. Это плохо.

4. Наиболее уязвимая часть в рамках этого закона, как мне кажется – это экскурсионная деятельность. Она как раз и была направлена на просвещение, придется в рамках такой деятельности отдельно следить, что бы она не нарушала это законодательную инициативу.

Появится возможность запретить практически все что угодно

Даниил Дарвин, CEO «Вебиум»

Влияние этого закона будет негативным и некоторые формулировки звучат очень удивительно. Под понятие «просветительской деятельности» может попасть все что угодно: научно-популярные видео на платформе Youtube, курсы по изготовлению тортов, бизнес-тренинги и лайф-коучинг. Почему? Потому что, законопроект оперирует чрезвычайно широкими и размытыми формулировками. Подобные размытые формулировки используются в законе, который будет нести запретительно-регуляторный характер. У государства появится возможность запретить, практически все что угодно.

В этой редакции закон применяться не сможет, так как кроме размытого определения «просветительской деятельности» в нем ничего нет. Это будет такой рамочный закон, который после принятия уйдет в профильные министерства. Там уже будут разрабатывать для него подзаконные акты с какими-то конкретными требованиями к «просветителям».

Сейчас в тексте закона нет никаких требований. Есть только такая формулировка «порядок, условия и формы ведения просветительской деятельности, а также контроля за ней устанавливаются Правительством Российской Федерации». Сейчас мы понятия не имеем, что, кому и за что будет грозить, пока профильные министерства не разработают под этот закон более узкие и конкретные нормативно-правовые акты.

Новый закон наведет порядок

Ольга Тимашпольская, директор по развитию и руководитель учебно-методического отдела «Сетевая Академия ЛАНИТ»

Просветительская деятельность направлена на распространение знаний, умений, навыков. И новый закон позволит навести порядок на информационно перенасыщенном рынке бизнес-образования. Вполне вероятно, рынок очистится от некачественных услуг, дезинформирующих граждан. Например, исчезнут «курсы», проводимые финансовыми пирамидами или сектами. От информационного перенасыщения некачественными знаниями мало пользы, только растет раздражение и банальное отторжение желания обучаться в принципе.

Понадобится время на переходный период, чтобы привыкнуть к новой реальности и отладить процесс подачи документов, взаимодействия с регуляторами. Но есть уверенность, что настоящие профессионалы обладают всеми необходимыми компетенциями, чтобы соблюсти требования закона. Кстати, можно смело прогнозировать появление новой рыночной ниши – курсов и консалтинговых услуг о том, как правильно вести просветительскую деятельность.

Довести до абсурда можно любую деятельность. Для этого даже не нужно принимать новые законы. Однако, если подходить к формированию требований разумно, то выполнить их грамотным участникам просветительской деятельности не составит труда. Следует ожидать, что санкции скорее будут грозить в первую очередь недобросовестным или неумелым участникам рынка. Что тоже является экспертным фильтром и только на пользу.

Однозначно можно сказать, что будет ограничиваться деятельность СМИ и порталов, разжигающих любые виды вражды. СМИ и порталам, сообщающим действительно ценную и достоверную информацию для наших граждан, ничто не угрожает. К тому же не любая публикация в СМИ может быть отнесена к просветительской деятельности. Например, если молодежный журнал публикует цикл статей о программировании, вряд ли его отнесут к просветительской деятельности. А вот если журнал публикует уроки, проводит тесты и выдает, пусть условные, но свидетельства, тогда он должен выполнить требования закона.

Пока мы говорим с людьми не о политике и власти – никому до этого нет дела

Эдуард Уашев, СЕО МВА Консалтинг, эксперт Executive.ru

Закон принят непосредственно перед началом выборов в Госдуму. На мой взгляд, это основное объяснение его необходимости для власти – возможность селективно изымать из общего доступа «вредную» информацию, которая сейчас не подпадает под многочисленные существующие законы о борьбе с экстремизмом и разной пропагандой. 

Блогерам, инстаграмерам и прочим тик-токерам, вещающим на политически нейтральные темы бояться нечего – на всех не хватит ни технических, ни административных ресурсов, ни политической воли. Наше государство со скурпулезностью иезуитов применяет подобные законы точечно и только при наличии политической воли.

Что касается нашей консалтинговой деятельности – не изменится ничего. Как вели курсы, так и будем. Пока мы говорим с людьми не о политике и власти – никому до этого нет и не будет дела. Другое – это мой личный видео-блог о лидерстве, например, о так называемом конкурсе «Лидеры России», тут могут и прижать, если руки дойдут.


Материал подготовлен с помощью сервиса «Лига экспертов» Executive.ru. Комментарии экспертов Executive.ru со ссылкой на профиль участника Сообщества.

Читайте также:

Комментарии
Директор по продажам, Тольятти

"Довести до абсурда можно любую деятельность." (С) Ольга Тимашпольская

Можно было оставить только этот комментарий.

Он исчерпывающий...

Адм. директор, Санкт-Петербург

придется соблюдать правила, которые установит Правительство. Что это будут за правила, пока никто не знает.

А опыт последнего десятилетия подсказывает, что ещё будут "перегибы на местах" и превышение должностных полномочий, и это всё точно не пойдёт на пользу просветительству, пополяризации науки и ознакомлению с работающими know-how.

Хочестя верить, что для избежания "периода неопредёлённости" срок начала действия этого закона будет сдвинут хотя бы на полгода - для выработки упомянутых подзаконных Правил

 

IT-менеджер, Москва

Жванецкий " Турникеты"

"В конце каждой улицы поставить турникеты. Конечно, можно ходить и так, и на здоровье, но это бесшабашность – куда хочу, туда и хожу. В конце каждой улицы поставить турникеты. Да просто так. Пусть пока пропускают. Не надо пугаться. Только треском дают знать. И дежурные в повязках. Пусть стоят и пока пропускают. Уже само их присутствие, сам взгляд... Идешь на них – лицо горит, после них – спина горит. И они ничего не спрашивают... пока. В этом весь эффект. И уже дисциплинирует. В любой момент можно перекрыть. Специальные команды имеют доступ к любому дому и так далее.

По контуру площадей – по проходной. Вдоль забора идет человек, руками – об забор. Ну, допустим, три-четыре перебирания по забору – и в проходную, где его никто не задерживает, хотя дежурные, конечно, стоят. Красочка особая на заборе, ну, там, отпечатки и так далее. Да боже мой, никто с забора снимать не будет – бояться нечего. Но в случае ЧП... отпечатки на заборе, и куда ты денешься? А пока пусть проходят и без документов. Хотя при себе иметь, и это обязательно на случай проверки, сверки, ЧП. То есть, когда идешь на дежурного, уже хочется предъявить что-нибудь. Пройдешь без предъявления – только мучиться будешь. Со временем стесняться проверок никто не будет. Позор будет непроверенным ходить. Тем более – появляться неожиданно и где попало, как сейчас. Или кричать: «Мой дом – моя крепость» – от внутренней распущенности.

Но в коридорах дежурных ставить не надо. Пока. Начинать, конечно, с выхода из дома. Короткая беседа: «Куда, когда, зачем сумочка? Ну а если там дома никого, тогда куда?» И так далее. Ну, тут же, сразу, у дверей, чтоб потом не беспокоить. И ключик – на доску. Да, ключик – на доску. То есть чтоб человек, гражданин не чувствовал себя окончательно брошенным на произвол. Разъяснить, что приятнее идти или лежать в ванной, когда знаешь, что ты не один. Что бы ты ни делал, где бы ты ни был, ну, то есть буквально – голая степь, а ты не один, и при любом звонке тебе нечего опасаться – подымаются все. При любом крике: «Ау люди!» – из-под земли выскакивает общественник: «Туалет за углом» – и так далее. Ну, это уже ЧП, а гулять надо все-таки вчетвером, впятером.

А если в гости – не забыть направление. Это тоже обязательно. От своего дома оформляется местная командировка в гости: убыл, прибыл, убыл. Ну, конечно, дать диапазон, чтоб человек чувствовал себя свободно. Хозяин буквально чем-нибудь отмечает. Ну буквально, ну чем-нибудь буквально. Ну, да той же печатью, Господи. Но ставить время с запасом, чтоб гость неторопливо собирался.

Контроль личных сумок – даже и не надо в каждом доме, только в узловых пунктах: подземный переход, вокзал, базар. Для чего? Чтоб примерно питались все одинаково. Это что даст? Одинаковые заболевания для врачей, одинаковый рост, вес для пошивочных мастерских и, конечно, поменьше незнакомых слов, поменьше. Употреблять буквально те слова, что уже употребляются. Чтоб не беспокоить новым словом. И для красоты через каждые два слова вставлять «отлично», «хорошо» и так далее. Ну, например: «Хорошо вышел из дому, прекрасно доехал, отлично себя чувствую, одолжи рубль...» – и так далее.

Начинать разговор так: «Говорит номер такой-то». Да, для удобства вместо фамилии – телефонные номера. Имена можно оставить. Это и для учета легче, и запоминается. Допустим: «Привет Григорию 256-32-48 от Ивана 3-38-42». Пятизначник. Уже ясно, из какого города, и не надо ломать голову над тем, кто кому внезапно, подчеркиваю – внезапно, передал привет. Со временем, я думаю, надо будет брать разрешение на привет, но очень простое. Я даже думаю, устное.

С перепиской тоже упростить: все письма писать такими печатными буквами, как вот эти индексы на конверте. Вначале, конечно, непривычно, выводить долго, но настолько облегчается работа почты... И в таком состоянии много не напишешь. И конечно, вместо автоматических телефонных станций я в восстановил старые, с наушниками и ручным втыканием в гнезда. Вот подумайте – много людей освободится. Причем для упрощения и удобства с выходящими из дому беседует уличный контроль. Дальше – контроль проспектов, потом – площадей. С теми, кто из города, работает высококлассный междугородный контроль. Ну а, не дай бог, при выходе из государства – вовсю трудится наша гордость, элита – общевыходной дроссельный контроль под условным названием «Безвыходный». У них и права, и техника, и максимум убедительности, чтоб развернуть колени и тело выходящего назад. Лицо можно не трогать, чтоб не беспокоить. То есть в такой обстановке горожанин и сам не захочет покидать – ни, ты понимаешь ли, родной город, ни, ты понимаешь ли, родную улицу, а потом и дом станет для него окончательно родным."

Руководитель, Москва
Ирина Семенова пишет:
Жванецкий " Турникеты"

Было... Год назад.. 

Адм. директор, Санкт-Петербург
Ирина Семенова пишет:
Жванецкий " Турникеты"

Юмор Жванецкого был направлен на то, чтобы этого не случилось, но - окружающая действительность и перспективы дают всё меньше поводов для улыбок...

На е-хе в основном управленцы, которые рады воспользоваться готовым прикладным технологическим продуктом, проверенными на практике теоретическими методиками или чем-то ещё не апробированным, но сулящим значительные прибыли в случае успеха...

При этом у управленцев любая новая запретительно-разрешительная система (именно в таком порядке слов) вызывает только дополнительную головную боль: это, как показывает практика, лишние для конкретной цели затраты ресурсов, не улучшающие качество "продукта/услуги", но повышающее его стоимость и сроки реалицации.

Для реализации данного законопроекта также потребуется увеличить прослойку "разрешающих" и "запрещающих", и всё это в конце концов наверняка приведёт к тому же результату, которого мы уже достигли:

1. В прикладной электронике

2. В прикладных аспектах генетики: животноводстве и сельском хозяйстве

3. В создании продукции потребляемого видеоряда и 3D моделирования

При этом собственно сам закон "о просветительской деятельности" давно обсуждался и в общем-то нужен, но... при сборке планера с учётом двухсот листов конструкторских изенений все равно получился паровоз!

Я пока надеюсь на президента, что он перенесёт срок начала действия этого закона на время, необходимое для разработки подзаконных актов и расставления всех акцентов, не терпящих двойного и более толкования!

Для меня будет дико, если вдруг "Живая математика" Перельмана и занимательные "физика" и "химия" окажутся вне закона! Как и всевозможные конструкторы, наборы и далее по длинному списку...

Директор по продажам, Тольятти
Ирина Семенова пишет:
Со временем, я думаю, надо будет брать разрешение на привет, но очень простое. Я даже думаю, устное.

Гений провидел ключевое в действиях наших властных органов - запрет, контроль и регулирование вместо импульсов развития.

Генеральный директор, Москва
Сергей Алейников пишет:
Я пока надеюсь на президента

Ну-ну.

Партнер, Красноярск

"Он там будет, где и летом холодно в пальто. А за что, простите, этот просветитель должен в жалком виде оказаться там?!" )))

Мы тут задали вопрос, а как религии относятся к этому закону, ну или он к ним. Они - разжигают местами. Нет пока ответа...

Программист, Санкт-Петербург

По пессимистичному сценарию, уверен, ситуацией воспользуются в коррупционных целях: превышение должностных полномочий, неоднозначное трактование закона и т.д.

Такое «закручивание гаек» совсем не поможет бизнесу. В образовательной и околообразовательной сфере, на мой взгляд, неестественно сократится конкуренция вплоть до образования монополий, появления «частных» и единственных операторов лицензирования. Налицо — лоббирование закона заинтересованными лицами.

Вероятно, так же стоит ожидать «переезда» компаний и «выкашивания» рынка, а само образование, соответственно ухудшится в качестве и подорожает.

Так как закон неоднозначен, он может трактоваться запретительно и в отношении СМИ, и в отношении книжного бизнеса, и в отношении любого медиа производства. Любой производитель информации де-факто может попасть под санкции, и вероятны ситуации нерыночной, и даже политической конкуренции в результате преждевременных «доносов» на конкурентов.

Закон мог бы иметь оптимистичное действие в условиях честной рыночной конкуренции и отсутствия коррупционной составляющей. Модерация источников просветительских материалов могла бы послужить хорошим «оздоровлением», основой для распространения проверенных, изученных данных с доказанной эффективностью. Но на деле, модерация зачастую «скатывается» к цензуре и манипуляциям выгодоприобретателя.

Надеюсь ошибиться в своём прогнозе.

Консультант, Украина

На просветительскую деятельность будет нужна лицензия, а оглупление населения - совершенно бесплатно.

Стратегия более чем прозрачна и не требует обсуждения.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Итоги опроса: с представителями какой профессии сложнее всего общаться на работе

Сложнее всего общаться на работе с бухгалтерами и юристами, считают россияне. 

Число россиян, согласных на черную зарплату, достигло минимума за 12 лет

Россиян, готовых получать зарплату «в конверте», сегодня почти на четверть меньше, чем в разгар пандемии.

Трудоспособное население в возрасте 20-24 лет за десятилетие сократилось вдвое

Сказываются последствия невысокой рождаемости 1990-х годов.

В каких регионах РФ больше всего жителей занимаются малым бизнесом

На первом месте – Санкт-Петербург.