Пустеющая Россия: каковы перспективы бизнеса в малых городах?

Статистика неумолима: в результате межокружных миграций в 2008-2016 годах три федеральных округа (Центральный, Северо-Западный и Южный) приобрели, а остальные лишились сотен тысяч жителей. Подчеркнем, что речь идет не о гастарбайтерах, прибывающих в Россию из стран ближнего зарубежья, а о россиянах.

Москва, Санкт-Петербург, Краснодар, четвертого не дано

При этом прибывающие в три федеральных округа мигранты не «растекаются» равномерно по территории округа, а оседают в трех городах и примыкающих к ним районах. Так, в 2016 году 49% внутренних мигрантов, переселившихся в Центральный федеральный округ, прибыли в Москву и Московскую область. В Санкт-Петербург прибыло 39,5% внутренних мигрантов, прибывших в Северо-Западный федеральный округ. В Краснодарский край – 43,3% прибывших в Южный федеральный округ.

Таким образом, статистика фиксирует два тренда: во-первых, перемещение населения с востока на запад и юг страны; во-вторых, переезд россиян из малых городов в крупные города или (с учетом Московской области) в агломерации. Особняком стоит Северо-Кавказский федеральный округ: на карте он находится южнее других округов, поэтому любые миграционные потоки ведут из этого округа на север.

трудовая миграция

Гравитационная модель: крупные города притягивают потоки

В 2018 году Strelka Mag совместно с компанией SocialDataHub составила рейтинг городов, жители которых чаще всего переезжают жить в столицу.

Специалисты изучили данные пользователей социальной сети «ВКонтакте», которые в графе «город проживания» указали Москву, в то время как в графе «родной город» отметили другой населенный пункт. По данным социальной сети, более 20 тысяч человек также переехали в Москву из Челябинска, Волгограда, Перми, Красноярска, Омска и Рязани. Исследователи объяснили, что выводы исследования указывают на гравитационную модель миграции: чем больше город и чем он ближе, тем больше жителей туда переезжают.

В Санкт-Петербург, в свою очередь, чаще всего переезжают из Москвы, Мурманска, Колпино и Омска. Ведущий научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Никита Мкртчян рассказал, что Петербург также часто выбирают жители Дальнего Востока: «Это портовый город, для дальневосточника, который привык жить и у моря, и его занятость связана с ним», – пишет The Village.

Почему люди покидают города?

В апреле 2018 года мэр Красноярска Сергей Еремин сообщил об основных причинах оттока населения. Лидером в списке является плохая экология. Эту проблему дополняет отсутствие «гигиены города» – круглогодичная грязь, пыль, мусор, общая неухоженность и заброшенность, уточнил Еремин. Как передает Сибирское агентство новостей, на третьем месте топ-5 – низкое качество благоустройства, нехватка общественных пространств и хороших дорог. Также людей беспокоит агрессивная гражданская застройка. Завершает список дефицит социальной инфраструктуры, который является следствием «градостроительных извращений».

В какой мере список проблем, названных красноярским мэром, характерен для других городов России? Агрессивная гражданская застройка – это удел крупных городов, где возводятся, например, торговые центры, вызывающие раздражение жителей. Для райцентров такие проблемы нехарактерны. В свою очередь экологическая ситуация в небольших городах лесной или степной зоны зачастую лучше, чем в промышленном Красноярске. А вот что касается «гигиены города» и нехватки общественных пространств – эти проблемы могут быть характерны и для больших, и для малых городов.

Система расселения сжимается

Впрочем, не спешите возлагать всю ответственность за отрицательное миграционное сальдо на местные власти городов Сибири, Урала или на экономическую политику федерального правительства. Безусловно, создание рабочих мест и формирование привлекательной городской среды – это очень важно но… Доктор географических наук Татьяна Нефедова считает, что в миграционных процессах проявляется объективный процесс завершения урбанизации России.

«Если не рассматривать сложные годы первой половины ХХ века, то и за последние 50 лет сельское население убывало, причем особенно сильно до 1990 года при положительном в среднем естественном приросте. Зона, где население сократилось больше чем в два раза, очень обширна и охватывает территорию вокруг Московской области и между Москвой и Петербургом, – пишет Нефедова. – В настоящее время этот процесс продолжается, хотя и не так интенсивно. Это говорит о том, что урбанизация в России не завершена. Даже в 2000-х годах население севернее Московской области продолжало убывать. Можно на эти процессы посмотреть несколько с иной стороны. Ведь это проблема не только деревни, но и крупных городов, в том числе и Москвы. В регионах безработица, а в Москве – огромный рынок труда, зарплаты в Московской области в два раза выше, чем в окружающих ее районах, а зарплаты в Москве в два раза выше, чем в Московской области – любой нормальный человек, естественно, будет ехать туда, где есть работа и где есть деньги».

Таким образом, процесс сжатия системы расселения начался не сегодня. Он продолжался весь ХХ век, при разных правительствах и в разных социальных условиях.

Каковы в связи с этим возможности для развития бизнеса в малых городах России? Этот вопрос, заданный редакцией Executive.ru, поставил в тупик нескольких архитекторов, урбанистов и экономистов. Некоторые из них позвонили в редакцию и сообщили, что не могут сказать, есть ли эти возможности вообще. Публикуем полученные комментарии.

Константин ГаранинВ регионах будет нарастать кадровый голод

Константин Гаранин, территориальный маркетолог, стратег marketingplace.ru

 

Надо понимать, что миграция из сел и малых городов в большие – мировой тренд. И Россия не исключение. Чтобы переломить его, нужна стратегия деурбанизации и воля к ее исполнению. В России такой стратегии нет. Есть концепция укрупнения агломераций, создания мегарегионов. Соответственно, надо ожидать, что миграция людей в крупные города будет продолжаться. Это приведет к тому, что в регионах будет нарастать кадровый голод, снижаться предпринимательская активность, падать потребительский потенциал. Исключение составят те города, которые уже сейчас думают, как сделать свой город привлекательным для жителей, мигрантов, бизнеса и создают стратегии конкурентной борьбы за человеческий капитал.

В такой ситуации преимущество в пустеющих райцентрах будет иметь экспорториентированный бизнес – не тот, что сфокусирован на местных жителях, а имеющий хорошие шансы на открытом рынке. Это может быть и производство локальных продуктов питания для экспорта в крупные города, и туризм, и многое другое, что может быть востребовано в мегаполисах.

Если же говорить о жизнеспособных бизнес-моделях, безусловно, самым устойчивым будет сетевой бизнес и для этого малому региональному бизнесу надо уметь объединяться, укрупняться, создавать сетевые структуры.

Также я бы рассматривал бизнес, который за счет объединения местных предпринимателей мог бы создавать на месте высокую добавленную стоимость – это так называемые «глокальные» продукты. Ну и ряд направлений, в которых можно оказывать услуги дистанционно – программирование, дизайн, переводы, психология, обучение…

Если говорить о будущем, то 2024 год – достаточно небольшой срок, чтобы что-то кардинально изменилось, а вот если брать 2035-2050 год, то при сохранении нынешних трендов большинство районных центров превратятся в места доживания пенсионеров и дачные города или поселки, имеющие явную сезонность по росту населения. Исключение будут составлять территории, где есть сильный бизнес в виде градообразующих предприятий, которые будут сохранять активное население на минимальных пороговых значениях, необходимых для успешного функционирования городов.

Артем ГебелевОтток населения из малых городов – общемировой тренд

Артем Гебелев, урбанист, модератор Московской школы управления Сколково

Малый город – не самая лучшая среда для самореализации: проблемы с работой, нет возможности получить качественное образование, отсутствуют хорошие сервисы, здравоохранение вызывает вопросы, да и просто мало возможностей ярко провести свободное время. Очевидно, что по этим и другим причинам люди стремятся жить, учиться и работать в более крупных городах, в идеале – в Москве или Санкт-Петербурге. Отток населения из малых городов устойчивый и объективный тренд, причем общемировой. Образовательная и трудовая миграция из малых городов в крупные пока практически непреодолима, а возвращать уехавших жителей муниципалитеты пока не научились.

С точки зрения ведения бизнеса в райцентрах это представляет существенную сложность – сокращается население и, значит, уменьшаются рынки сбыта. Ситуацию усложняет относительная транспортная доступность более крупных центров и наличие у населения автомобилей: проще становится съездить в ближайший крупный город в кино, в магазин, в торгово-развлекательный центр. Так что к сокращению рынка сбыта добавляется еще и сложность конкуренции с более крупными городами.

Что можно сделать бизнесу в этой ситуации? Мне кажется, что главная задача – научиться выходить на устойчивые и растущие рынки.

  • Одно из направлений – туризм, где растет число самостоятельных путешественников, которые находят интересные и оригинальные места через интернет.
  • Второе направление – производство продуктов питания и вещей с национальным колоритом – все больше становится агрегаторов экопродуктов, товаров по подписке, онлайн-магазинов.
  • Третье направление – это включение в производственные цепочки местного среднего или крупного бизнеса (в качестве поставщиков сырья или услуг), который, в свою очередь, работает на устойчивых рынках.
  • Четвертое направление – коллаборации и создание комплексного предложения для местных жителей, которое было бы качественно лучше, чем большинство имеющихся в округе.
  • Наконец, возможно движение в направлении социального предпринимательства, которое позволяет получать доступ к «рынку» грантов, например, Фонда президентских грантов или грантов крупных корпораций.

Сергей ЦаревВ малых городах есть дикое количество низовых инициатив

Сергей Царев, преподаватель Московской архитектурной школы

Статистика достаточно четко говорит, что малые города умирают. Урбанизация идет угрожающими темпами. Если в какой-либо прогрессивной стране можно быть романтически настроенным по поводу судьбы маленьких городов (есть много классных примеров в Великобритании), то в России я не питаю никаких иллюзий. Здесь все процессы «завязаны» на центр. Конечно, можно было говорить, что в маленьких городах чистый воздух, что все люди там дружат друг с другом, что можно сделать там какой-то бизнес, но медицина и образование, карьерные перспективы, развитие транспорта и общественных пространств делали эти разговоры бессмысленными вплоть до последних лет. Сейчас ситуация меняется.

Я занимаюсь поддержкой городских креативных индустрий, работаю с городами, селами и даже деревнями и должен сказать, что эта депрессия воспринимается как вызов. Есть несколько факторов, которые позволяют в российских городах развиваться очень интересным процессам. Подобные процессы в свое время в Великобритании привели к сплочению городских акторов, к созданию мощных коалиций. Сейчас в России начинаются совершенно неожиданные изменения, мы видим дикое количество низовых инициатив. Эти изменения начинают привлекать в города как в лаборатории все новые и новые силы.

У каждого города есть своя логика основания. Есть города, в которых градообразующие предприятия – успешные или неуспешные. Одни города находятся на грани умирания, хотя градообразующее предприятие живо. Другие находят новые идеи для развития.

Проект "Арт-Овраг" в городе Выкса Нижегородской области привел к тому, что местные жители «въехали»: в мире есть место творчеству, креативу. Проект начал выигрывать гранты на развитие общественных пространств. Появились операторы культурных парков, появились арт-резиденты. Проект начал вовлекать в свою орбиту мелкое производство. Началось международное сотрудничество. Все это приводит к сплочению городского сообщества и к повышению конкурентоспособности города.

Есть примеры в городах «Росатома». Например, в городе Заречный Пензенской области есть интересный транспортный проект. Там возник стартап, его участники пригласили для реализации технологов международного уровня. Смысл проекта в том, чтобы создать новые гибкие маршруты передвижения между Заречным и Пензой. Дать людям возможности для комфортного и недорогого перемещения. Горожане могут регистрировать предстоящие поездки и собирать попутчиков, транспортные предприятия получают заказчиков, а театры и фестивали в Пензе видят в этой платформе инструмент для продвижения своих событий. «Росатом» поддерживает проект и планирует развивать его в других городах.

В городе Бузулук есть фестиваль «Том Сойер», идея которого в свое время родилась в Самаре. Городские творческие сообщества вместо того, чтобы ложиться костьми в конфликтных ситуациях, начали позитивное движение по переосмыслению и легкой реставрации исторических зданий с согласия их собственников. Движение получило отклик — соседи тоже стали подновлять заборы и заботиться о внешнем облике своих домов. В Бузулуке после трех лет действия фестиваля «Том Сойер» местные активисты стали чувствовать отдачу в виде интереса местного бизнеса к покупке исторических особняков и сохранения их облика. Также говорение про историческое наследие очень быстро распространилось и на областной центр. Мне рассказали про ситуацию, когда оренбуржцы на вопрос иностранных гостей, где же увидеть дореволюционную архитектуру, получили ответ: «конечно же в Бузулуке», хотя в самом Оренбурге вроде бы тоже есть что посмотреть. Вкладывается бизнес. Включаются модели работы с человеческим капиталом. Молодежь заинтересовалась – и есть видимый результат. 

Почему ничего подобного не было раньше, и почему эти инициативы начали прорастать теперь? Потому что государство начало вести себя как венчурный инвестор. Стали проявляться визионеры в государственных департаментах, таких как Минстрой и Агентство стратегических инициатив. Я наблюдаю все больше и больше политиков, которые сканируют рынок небольших городских команд в поисках жизнеспособных идей для разработки федеральных стратегий.

Фото в анонсе: pixabay.com

Комментарии
Генеральный директор, Хабаровск

Если отвечать на поставленный в заголовке статьи вопрос «Каковы перспективы бизнеса в малых городах?», то всё зависит от места расположения города,  от того, что в нем или около него есть и от наличия креативных людей. А просто так рассуждать о малых городах, тем более стонать,  нет никакого смысла.  

Консультант, Красноярск

Можно много говорить о теории, но практика , реальность многое расставляет насвои места. Пригласили в Москву исполнительным директором Союза сыроваров России. Третий месяц живу и работаю в Подмосковье. Как вопрос дохода, так и вопрос перспектив развития- это небо и земля по сравнению с Красноярском. За эти два месяца вышел на уровень работы с Госдумой, с федеральными министерствами. Масштаб возможностей разный, чем в крае.

Хотя последние года четыре работал по России. То есть, Москва, Питер- это возможности, а Краснодар- это теплый климат.

При этом могу сказать еще одно- возможности-они разные. В московской области хорошо себя чувствуют не только менеджеры. Нет другого региона, где можно законно, без взяток, получить землю для фермерства, без участия в торгах. Где каждому желающему получить грант оказывают реальную помощь в сборе и подготовке документов, получению земли и разрешений на строительство ферм. Московской области надо сделать так, что бы не было неиспользуемых земель сельхозназначения, и областная администрация, в лице минсельхоза, делает все возможное. Вот чему надо учиться остальным регионам.

Генеральный директор, Москва
Владимир Сикира пишет:
А я отвечу на другие... А как оценивается квалифицированный специалист в России???... А никак...

Согласен. Был возмущен межправительственным соглашением между РФ и Узбекистаном, по которому в Москву работают 1500 узбеков - водителей автобусов. То есть еще один аргумент, что Правительство РФ собственным народом не интересуется.

Директор по развитию, Сочи
Виктор Москалев пишет:

Финны очень крутые по части производства нематериального. Создатель игры Angry Birds конечно теперь национальный герой, он пример предпринимателя. Но есть еще Nightwish и другие проекты, где финны в мировом производстве нематериальных ценностей заняли хорошие позиции. 

С финами связано гораздо большее... В области боевых искусств, финская джиу-джитсу, считается самой боевой и жёсткой системой в мире, уроки поражения они вынесли с финской войны...

А вот в области строительства и деревообработки,  Они сохранили наше историческое ремесленное наследие... Эти технологии были в России при императрице Екатерине II... Клеёные технологии. сендвич технологии, знаменитая оциллиндровка... Деревянные стеклопакетные окна. паркеты и прочее... Кажется какой то Московский стадион. Олимпиады 80 был построен с  перекрытием крыши клёными прогнутыми балками финского производства... Технологии клёного бруса. совмещающие разные виды пород древесины, тоже финская или старороссийская...

Так что речь не о культуре, а в первую очередь о культурном наследии... Потому что никто не желает в России изучать технологии прошлого... А это один из путей начала развития настоящего бизнеса и технологий будущего... Тем более, для малых городов России...

Но власть имущие, на местах. предпочитают торговать местными ресурсами... А не производить технологичный продукт...

Партнер, Москва

Понравился ужасно  пример с проектом «Арт-Овраг» в Выксе: в этом городке расположен металлургический завод, одно из крупнейших предприятий Нижегородской области. Соответственно там все в порядке с рабочими местами, зарплатами и налогами, и есть спонсор, чтобы всевозможные артовраги оплачивать. 

Остальным малым городам не так повезло.

Руководитель проекта, Санкт-Петербург

Меня порадовал пример с Томом Сойером; по - моему, так и работает: кто - то начинает выравнивать и красить заборы. Кто - то начинает ему помогать,включаться в дело. Кому - то пофигу. Через (значительное) время становится больше ровных заборов, и тому, кто живет за кривым становится неудобно как-то: все за ровными, я за кривым, что за странность? И заборы ровные. То же самое - с чистотой на улицах: дело не только в уборке, чисто там, где не мусорят. То же самое - с культурой вождения в городах. С потребительскими предпочтениями. Со спортом. В центре качество управления выше, причем часто - кратно выше, Москва - яркий пример. С этого, логично, и стоит начинать. Если вдруг кому - то нужно. 

Директор по маркетингу, Москва
Александр Хватов пишет:
Кому - то пофигу. Через (значительное) время становится больше ровных заборов, и тому, кто живет за кривым становится неудобно как-то: все за ровными, я за кривым, что за странность? И заборы ровные.

Заборы это такая боль, которая демонстрирует, что деньги могут быть вредны в провинции. Наши люди, когда у них появляются деньги, начинают украшать свое жилище так, как им кажется правильным. Рядом ушлые коммерсанты с заборами из профлиста и сайдингами. Дешевыми отделочными материалами. 

И когда все так улучшают, то населенный пункт становится похож на лабиринт заборов двух, трех цветов. Естественно, что жителям в таком пространстве скучно. А что там делать? И молодежь его покидает. Потому что виды депрессивные. 

А пока не было денег ведь было лучше? Значит вопрос не только и не столько в деньгах. А вопрос в том, для чего населению нужны деньги? Руководствуясь личным интересом и не считаясь ни с какими эстетическими нормами в провинции предприниматели и обычные люди деньги направляют на разрушение. Таких примеров очень много могу привести. После колхозного ремонта здания становятся визуально хуже, а не лучше, чем были в запущенном состоянии. 

Директор по развитию, Нижний Новгород

Не во всем мире крупные города притягивают к себе жителей. Сегодня в этом и есть "развитость" страны - ее децентрализация. Даже в ультраконцентрированной Америке внутренняя миграция четко обозначает движение из Нью-Йорка и Лос-Анжелеса.

И еще оптимизм Сергея Царева - это скорее признание абсолютного бездействия системы. Том Сойер фест - это пример того, что в современной России не надо платить налоги - люди сами все делают. А государство тогда зачем? 

Да и не потянет никогда население серьезных меропритий на собственной инициативе. Так, забор покрасить. 

Генеральный директор, Санкт-Петербург

Можно сколь угодно долго ломать копья по этому поводу,но проблема плавно перетекла ещё из СССР...При отсутствии госконцепции развития страны в целом и указанного направления в частности говорить,увы,не о чем.Вот и вся "стратегия". Сам подобное проходил почти 30 лет назад,когда своему родственнику нарисовал концепцию развития района с центром во главе,исходя из его специфики.так оно в песок и ушло.Правда,по прохождении энного число лет москвичи что-то пытались там изобретать,но ...

Директор по продажам, Владивосток
Александр Хватов пишет:
тому, кто живет за кривым становится неудобно как-то: все за ровными, я за кривым, что за странность?

Это теория разбитых окон, так Джулиани сделал в Нью-Йорке. Они каждый день отмывали каждый вагон метро от граффити и грязи и вставляли окна в заброшенных постройках. День за днем. Там где красиво и чисто непринято мусорить. 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Подведены итоги исследования рынка труда для молодых специалистов

Служба исследований HeadHunter изучила состояние российского рынка труда для студентов и молодых специалистов в 2019 году.

 
ВКонтакте и Worki запустили платформу собеседований

Новая возможность ускоряет массовый набор персонала — сообщения ВКонтакте пользователи проверяют чаще, чем на сервисах поиска работы.

Больше половины жителей России работали в новогодние праздники

Сервис Работа.ру выяснил, как россияне относятся к необходимости трудиться в праздничные дни.