Виктор Никитин: «Нам дешевой рабсилы не нужно. У нас задача готовить суперкадры»

Схема «дешевого набора кадров» – прийти в вуз на день открытых дверей, произнести «маркетинговую речь», разрекламировать свою компанию и пригласить к себе работать – не всегда эффективна. Возможно, маркетологам или продажникам большего и не нужно. Но что делать компаниям, деятельность которых связана с разработкой инновационных продуктов? Необходимо активное участие в учебном процессе. Parallels оптимизирует все свои силы на воспитание лучших специалистов в течение 15 лет. Сотрудники компании преподают на собственной базовой кафедре Московского физико-технического института (МФТИ), курируют научно-исследовательские работы студентов в четырех российских вузах (в Москве, Новосибирске, Санкт-Петербурге и Казани). Учебный процесс строится и с учетом глобальных образовательных трендов, и опыта Запада, и с обязательным сохранением того лучшего, что осталось от СССР. О том, как частный бизнес помогает развивать науку в российских вузах, Executive.ru побеседовал с Виктором Никитиным, директором научно-образовательных программ Parallels.

Executive.ru: Зачем частному бизнесу развивать науку в вузах?

Виктор Никитин: Печально то, что 95% компаний в России не делают для вузов ничего, кроме как сосут из них дешевую рабочую силу. Отвлекая студентов от обучения подработкой, они разрушают российское образование. Лишь через формат «фундаментальные знания на первых курсах и научные исследования (НИОКР) на последних» и можно готовить профессиональную элиту. В рамках обучения студент должен получать знания, а не решать чьи-то бизнес-задачи. Вот НИОКРу (R&D) мы и учим в вузах в рамках своих лабораторий и базовой кафедры. Студенты должны научиться работать в команде, у них должно быть проектное мышление, они должны представлять себе всю цепочку создания продукта. Выращенные таким образом выпускники подготовлены решать нетипичные задачи и предлагать нестандартные идеи. Быть суперкадрами.

Executive.ru: Как возникла базовая кафедра Paralells?

В.Н.: Так сложилось исторически. Основатели Parallels и первые сотрудники компании – выпускники МФТИ. Наш первый офис тоже был на территории вуза. Новых сотрудников брали по знакомству и по рекомендациям. В какой-то момент штат сотрудников так увеличился, что пришлось искать более просторный офис. Физически компания из МФТИ съехала, но сотрудничество продолжилось. В 1999 году Parallels создала свою базовую кафедру. Позже к ней присоединились Acronis и Runa Capital (в обеих компаниях соучредитель – Сергей Белоусов, выпускник МФТИ). В начале 2014 года мы договорились с руководством МФТИ о возможности привлечения к обучению студентов другого факультета, так что теперь наша кафедра станет межфакультетской.

Executive.ru: Что из себя представляет базовая кафедра?

В.Н.: В рамках обучения мы соединяем теоретическую фундаментальную подготовку с исследованиями и проектной деятельностью. Это сложные проекты, они подразумевают как индивидуальную, так и групповую работу студентов, которая длится один-два года. В формате базовой кафедры мы также читаем спецдисциплины – это вспомогательный элемент научно-исследовательских работ. Эти курсы читают действующие сотрудники Parallels – реальные практики. Нашим студентам мы платим повышенную стипендию, которая позволяет им не думать о сторонних подработках, а сосредоточится на получении знаний, на проведении научных исследований. Размер доплаты зависит от результатов их НИОКРов.

Executive.ru: В вашем ведомстве есть другие вузы?

В.Н.: Наши центры разработки находятся не только в Москве, но и в Новосибирске и в Санкт-Петербурге. Поэтому, естественно, мы работаем с тремя вузами: МФТИ, Новосибирский государственный университет, Санкт-Петербургский академический университет. В 2014 году к нам примкнул Казанский авиационный институт. В Татарстане сейчас строится университет Иннополис и планируется создание еще одного центра разработки Parallels – а значит, и учебной лаборатории.

Но только в МФТИ, помимо исследовательской лаборатории, есть базовая кафедра.

Executive.ru: Как происходит отбор студентов? На каком курсе?

В.Н.: Первые два учебных года для студента – это фундаментальная подготовка. Отвлекать его на какую-то дополнительную работу – значит отвлечь от получения знаний. Мы категорически против режима «забудь учебу – мы начинаем тебя грузить работой». Поэтому привлекать студентов начинаем с третьего курса. Проводим разъяснительную рекламную кампанию о нас, о базовой кафедре, об учебной программе, научных проектах. Затем студенты записываются на нашу базовую кафедру и проходят конкурсный отбор (конкурс 3-4 человека на место) – мы набираем группу в количестве 15 человек.

Executive.ru: Как рождаются темы научно-исследовательских работ?

В.Н.: Мы предлагаем исследовательские задачи, которые связаны с нашей деятельностью. У студентов формируется понимание потребностей рынка, трендов, требований к продуктам, состояния дел конкурентов. Поскольку наша область – не фундаментальные теоретические разработки, а прикладные (разработка программных продуктов), то все идеи студенты должны в результате воплощать в софте.

Executive.ru: Можно ли назвать это стажировкой?

В.Н.: Здесь нет никакого вовлечения в коммерческую разработку. Работы студентов – это не коммерческие продукты, а прототипы, демо-версии, которые наглядно иллюстрируют результаты исследований. Поэтому такую работу мы называем НИОКРами. Однако нельзя не отметить, что они позволяют нам заглянуть на шаг вперед, спроецировать, насколько результаты исследования соотносятся с реальностью, и к чему могут привести.

Executive.ru: Как вы мотивируете сотрудников на преподавание? Сколько человек задействовано?

В.Н.: Далеко не все способны на работу со студентами. Нужна харизма, хороший кругозор, способность выступать научным руководителем, наставником. В преподавание и научно-исследовательскую работу в Parallels вовлечено порядка 20 сотрудников. Люди прекрасно понимают, что основную работу с них никто не снимает, и главный результат они должны показывать здесь, в компании. А преподавание – важная, но дополнительная работа. Мы стараемся поощрять их, оплачивая эту работу. Это больше, чем платят штатным преподавателям в вузах (а уж совместителям - тем более), но неправильно будет назвать эту доплату главным мотиватором. Все построено на личном энтузиазме.

Executive.ru: Конфликт интересов возникает?

В.Н.: Иногда. Если конфликт есть, мы предлагаем сотруднику на время приостановить преподавательскую деятельность. Надо понимать, что работа нелегкая: преподавательская деятельность – это один-два раза в неделю по три часа, плюс подготовка. Работа научного руководителя подразумевает регулярные встречи со студентом: очные и онлайн. На каждого научного руководителя приходится максимум до семи студентов.

Executive.ru: Кто вовлечен в преподавание?

В.Н.: По-разному. У нас в преподавание и руководство НИОКРом вовлечен и один из вице-президентов, и инженеры, и руководители отделов. Кто может, хочет, способен, у кого есть потребность, - тем дорога и открыта.

Executive.ru: А среди ваших нынешних сотрудников много выпускников МФТИ?

В.Н.: Около 70% в московском офисе разработки (в Московском R&D центре Parallels работает ~350 человек, в Новосибирском ~ 280, в Санкт-Петербурге ~20).

Executive.ru: Что мешает приравнять число базовых кафедр к числу исследовательских лабораторий? Что не дает расшириться?

В.Н.: Одна из основных причин – бюджет. Наша работа с вузами достаточно затратная – около миллиона долларов в год. Большая сумма, но мы осознаем, что если не тратить эти деньги – значит не обеспечивать учебный процесс и не получать достойные кадры для себя. Бюджеты идут на финансирование исследовательских лабораторий в трех вузах (как я уже говорил, теперь их будет четыре), оплату преподавательского труда нашим сотрудникам, доплату стипендии студентам.

Executive.ru: Есть ли у вашей системы обучения недостатки?

В.Н.: Мы не можем тиражировать формат базовой кафедры МФТИ, потому что наши ресурсы ограничены, в том числе людские, ведь среди наших преподавателей много действующих сотрудников Parallels. Также мы крайне редко отзываемся на обращения из других вузов принять талантливых студентов, потому что формат обучения не предполагает дистанционного получения знаний. У ребят, имеющих доступ только к научным работам, рано или поздно начинаются проблемы с их основным обучением в университете. Мы категорически против, чтобы студент делал выбор «или-или». Нас устраивает только вариант, когда обучение на нашей кафедре студенту не в тягость, а в радость, когда это гармоничное дополнение к его основному обучению.

На самой базовой кафедре МФТИ присутствует проблема конфликта расписания и формирования учебного плана. Например, у студента есть тема научно-исследовательской работы. Для выполнения ему нужны теоретические и практические знания, которые обеспечиваются чтением спецдисциплин. Но что делать, если студент находится на третьем курсе, а чтение дисциплины предполагается на четвертом? Ему говорят: «Изучай самостоятельно». Нелогично. С другой стороны, перетасовка дисциплин ведет к проблемам у других студентов. Исследовательских тем порядка тридцати, и выстроить под них идеальный учебный процесс невозможно. И поэтому мы идем по пути компромисса – читать то, что нужно большинству.

Executive.ru: Ищете ли вы какие-то пути решения? Есть ли идеи?

В.Н.: Да, у нас есть ряд предложений, которые мы уже активно внедряем в процесс обучения в научных лабораториях Parallels. Во-первых, мы хотим отказаться от очного чтения дисциплин в классе и заменить их электронными курсами, выложенными в открытый доступ, которые студенты будут изучать самостоятельно. В МФТИ это уже делается совместно с Coursera. А во-вторых, сделать научно-исследовательскую деятельность студентов основой обучения. Это позволит преподавателям и университету сэкономить время на рутинных, шаблонных, ежегодных лекциях и тратить это время на практическую работу со студентами, на исследования, на науку. Ведь всем известно, что большое число внутренних результатов разработок MIT было продано или получило развитие в Intel, IBM, Bell Labs.

Executive.ru: Обучение будет строиться на основе massive open online courses (MOOC)?

В.Н.: Переход в формат МООС будет в рамках изучения спецкурсов, начиная с третьего курса, а базовые фундаментальные знания будут даваться очно в аудиториях. Для качественного усвоения МООС мы сохраним контакт между преподавателями и студентами через контроль знаний, систему коллоквиумов, тестов и заданий, что поможет контролировать уровень усвоения. Система МООС позволит индивидуализировать обучение. Под тему своего проекта студент сам будет выстраивать поддерживающий список необходимых электронных курсов. Причем в определенной логике: нельзя приступить к новому материалу, пока не изучен предшествующий. Благодаря такой системе мы сможем обучать не 15 человек в год, а намного больше. Да, мы не сможем обеспечить всех рабочими местами. Но они получат лучшее образование.

Executive.ru: Вы будете ориентироваться на опыт западных, в частности, американских вузов, которые уже имеют богатый опыт работы с МООС?

В.Н.: Я считаю МООС качественным продуктом, и составлять программу электронного обучения мы планируем не только из наших курсов. Например, включать наиболее актуальные МООС ведущих мировых вузов с Coursera, таких, как MITили Carnegie Mellon University. Наша задача – собрать все самое лучшее.

Executive.ru: Кому будут доступны ваши МООС? Где вы будете их выкладывать?

В.Н.: Мы уже начали записывать курсы вместе с Открытым Университетом «Интуит», где они в дальнейшем будут выложены в открытый доступ. Единственное, что мы не будем распространять, это наше ноу-хау – темы НИОКРов. Также не будут выкладываться в открытый доступ тестовые задания.

Executive.ru: Как новый формат обучения отразится на работе ваших вузов-партнеров?

В.Н.: Копирайт на электронных курсах будет стоять однозначно наш и нашей базовой кафедры. Но велика вероятность, что вузы-партнеры будут тянуться за нами, записывать свои курсы, вовлекаясь в открытый электронный формат образования. Все понимают, что парадигма массового образования станет доминирующей в будущем. К тому же, работая по такой схеме, вузы, наконец-то, смогут избавиться от неэффективных преподавателей.

Executive.ru: Полагаете, из-за роста популярности МООС преподаватели могут остаться без работы?

В.Н.: Хороший преподаватель в этой системе будет еще ценнее. Потому что он обладает эксклюзивными знаниями, которые только он и только в живом формате сможет передать студентам. А неквалифицированные преподаватели, которые способны только «перепевать учебники», - должны замениться электронными курсами.

Executive.ru: Насколько такая система может быть тиражируема в России?

В.Н.: А это сильно зависит от самих учебных заведений, бизнеса, Минобрнауки РФ. Подготовка суперкадров из студентов – обеспечение конкурентного преимущества России с помощью новой образовательной парадигмы массового электронного образования. Если создать свое электронное образование, свою проектно-исследовательскую составляющую и добавить к этому лучшие знания всего мира в электронном формате, - то мы сделаем шаг на опережение.


Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Аналитик, США

''При этом компания планирует перевернуть
традиционную систему образования.''

Перевернуть ту систему в МФТИ , в рамках которой
всегда готовили специалистов мирового уровня ???
Сколько их укатило на Запад ?
Не проще увеличить финансирование ведущим
кафедрам страны, минуя посредников и не
затрачиваясь на ''показательные'' проекты типа
Сколково ?
Своего ума не хватает без международной
компании Parallels ?

Директор по рекламе, Москва
Виктор Большаков пишет: Своего ума не хватает
Скорее определенного типа мышления не хватает. Проектный последовательный рационализм - у нас исчезающий вид. все выстраивается от четко описанных целей, которых в отраслях нет. Генерация и удержание фокуса целей или ''ждать условий и собирать ''самое лучшее''''.
Экономист, Московская область

И это при том, что дешёвая рабочая сила самая востребованная в мире! Вообще для 90% рабочих мест достаточно ремесленного училища.

Главный редактор, Москва
Борис Архангельский пишет: И это при том, что дешёвая рабочая сила самая востребованная в мире! Вообще для 90% рабочих мест достаточно ремесленного училища.
Возможно. Но Parallels, как следует из интервью, не работает в том секторе экономики, где востребованы выпускники ремесленных училищ.
Экономист, Московская область

А никаких других секторов экономики просто не существует!

Аналитик, США

Дмитрий Фёдоров пишет:
''Скорее определённого типа мышления не хватает.''

Интересно ,чего в мышлении МФТИ и других университетов
не хватило , что потребовалось участие Parallels ?
Parallels ,НКО, Сорос пришли помогать российской науке
финансированием во времена Ельцина...
При сегодняшнем ''мышлении'' эти структуры под угрозой
закрытия , как ''проамериканские'' , ставяться задачи
перевести интернет на кирилицу,оснастить отечественными программами и оборудованием...
А ещё надо срочно отказаться от всех комплектующих для ВПК,
завозимых из других стран.
Бросать деньги в ВПК и сокращать финансирование науки...
Вот такое мышление ....
Подробнее о проблеме модернизации в России посмотрите в последнем
журнале ''Вопросы философии''.
Там как раз говориться , что модернизация должна начинаться
с мышления.

Консультант, Москва

Удивила фраза: ''Надо понимать, что работа нелегкая: преподавательская деятельность – это один-два раза в неделю по три часа, плюс подготовка''. Таким образом, 6 часов ''горловых'' против моих 42-х часов в неделю в вузе ''горловых'' по 15 дисциплинам, 10 из которых новые и к ним тоже надо готовиться, особенно для магистратуры и аспирантуры (при норме по Трудовому кодексу 36 часов). Какая же тогда у меня, как у профессора была раньше нагрузка?
Но в целом проблема интеграции вузовского образования и бизнеса сегодня актуальна как никогда. Наконец бизнес перестал винить во всем образование и хоть какие-то подвижки в сторону вузов сейчас делаются. Заманить работодателей в вузы сложно, так как их рабочее время стоит дороже, чем его смогут оплатить в вузе. Вести всю дисциплину в течение семестра работодателю сложно, так как дольше разбираться во всех сложностях подготовки УМД (учебно-методическая документация), заполнения рейтинг-планов, банально-рейтинговой системы и т.д. В итоге вся эта организационная и учебно-методическая работа ложится на преподавателей вуза. Заставить работодателя работать по имеющимся рабочим программам не возможно, да и не нужно, а готовить весь новый комплект УМД, включающий в себя помимо рабочей программы не менее 5 методических указаний, общим объемов менее 100 страниц ни один работодатель не будет. Вот и получается, что приглашать работодателей в вузы необходимо, но всю внеаудиторную работу за него будут делать штатные преподаватели, которые и так имеют нагрузку 800-900 часов «горловых» в год и по 10-20 дисциплин.

Редактор, Москва

Наталия, ни в коем случае не преуменьшаю размер вашего вклада в образование, но мы ведь говорим людях, совмещающих преподавание с другой деятельностью. Кроме преподавания, сотрудники Parallels еще и работают, причем не только на рядовых должностях, но и на руководящих (Виктор говорит, что даже вице-президент преподает), причем не в ущерб основной работе. Поэтому, полагаю, у них тоже поболее получается, чем 42 часа в неделю+подготовка.

Также хотелось бы уточнить, что вы подразумеваете под внеаудиторной работой, которую будут отдавать штатным преподавателям? Parallels этот процесс полностью закрыли под себя (НИОКРы).

Аналитик, США

Анна Солдатова пишет:
''Parallels '' этот процесс полностью закрыли под себя.''

Анна ,не поленитесь, посмотрите отзывы о компании.../не буду цитировать/.
Основной ''процесс'' это отбор программистов и организация
процесса ''смены страны проживания'' или работы ''под''
международного заказчика.
Сделайте следующую статью по теме: как готовить в МФТИ
суперспециалистов для потребностей внутреннего рынка и что
этому мешает.
Программирование не требует больших затрат на оборудование,
возможно дистанционное выполнение проектов...для подготовки физиков,инженеров-технологов требуются другие условия и
вложения...

Консультант, Москва

Анна Сергеевна, внеаудиторная работа в вузе сегодня включает в себя подготовку этих самых 5 методических указаний плюс рабочая программа (общим объемом примерно около 100 и более страниц на каждую дисциплину) без которых ни один преподаватель, будь он хоть президентом международной компании не имеет права выходить в аудиторию, если читает всю дисциплину в течение семестра, например. Единственное исключение сделано для мастер-классов, но это обычно 2-4 часа из всей дисциплины, т.е. так называемое встроенное занятие. НИРы, подготовка научных статей своих и со студентами, написание учебников, профориентационная работа и т.д. - это все преподаватель тоже должен делать в свободное от работы в аудитории время. В целом считаю, что статья полезная и отражает то, что подвижки в сторону сближения работодателей и вузов безусловно есть, но для создания длительных связей и работы практиков на постоянной основе есть вот такие сложности с методическим обеспечением каждой дисциплины.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
Начался набор на программы mini-MBA в Школе бизнеса МИРБИС

Программы mini-MBA ориентированы на менеджеров среднего звена, предпринимателей, стремящихся актуализировать и получить управленческие знания в конкретной области.

Университет РАУ начал партнерскую программу с Nexford University

Университет РАУ и Nexford University (США) запустили совместную международную программу курсов дополнительного обучения с поддержкой на русском языке

Школа бизнеса МИРБИС проведет индивидуальные консультации по программам MBA и EMBA

Открыта регистрация на индивидуальные 30-ти минутные сессии-консультации про программам MBA и EMBA. 

В ИБДА РАНХиГС запустили акцию со скидками на программы допобразования

Успейте воспользоваться скидками до 20% и стать слушателем передовой бизнес-школы России.

Дискуссии
Все дискуссии