Петр Щедровицкий: «Бегство умов» из России будет только расти»

В силу огромной территории страны и сильной рассредоточенности населения, климатических и иных проблем, конкурентоспособную экономику можно создать, только построив инновационную систему. Многие проблемы инновационной деятельности лежат в области человеческого сознания, мышления, навыков, стремления к изменению своей обыденной жизни. Заместитель генерального директора Госкорпорации «Росатом» по стратегическому развитию Петр Щедровицкий с оптимизмом смотрит на инновационное будущее России. В своей беседе с Executive.ru Петр рассказывает о том, как должна строиться современная система образования, почему «умы» бегут из страны и чем это обернется в будущем, как модернизация процессов образования сказывается на современном обществе.

Schedrivickiy.jpgExecutive.ru: Вы окончили Московский государственный педагогический институт им. В. И. Ленина по специальности «преподаватель педагогики и психологии». Что привело вас в атомную отрасль?

Петр Щедровицкий: Вопрос, с одной стороны, правильный, с другой стороны, для нашей сегодняшней ситуации совершенно бессмысленный, потому что роль формального образования играет все меньшую роль в формировании человеческих компетенций.

Система образования должна рассматриваться как сфера обращения и использования знаний. Что делало раньше и что пытается сделать сегодня образовательное учреждение? – оно пытается передать человеку такой набор знаний, который он смог бы употребить в практической деятельности. Если вы спросите кого-то из сегодняшних реформаторов, методологов или дидактов, в чем состоит основная задача образования сегодня, то они скажут: «Реализовать компетентностный подход». То есть перевести образовательные технологии в такой вид, который мог бы формировать у людей компетенции или способность действовать в меняющихся обстоятельствах.

Это не может быть достигнуто увеличением «горловых часов», направленных на передачу некой информации и сведений, которые в будущем человек в своей жизни никогда не использует.

Если мы посмотрим, что произошло за последние 100-150 лет с системой производства, обращения и использования знаний, то увидим, что в этой сфере произошли, по крайней мере, две революции:

– первая связана с развитием средств массовой информации (СМИ). Если мы посмотрим на статистику, то увидим, что, чем более развита страна, тем больше информации и знаний человек получает из СМИ, а не из системы традиционного формального образования. В развитых странах подобная ситуация достигает соотношения 80% - 20%.

– вторая революция связана с формированием сферы параллельного образования в форме обучающего консультирования и различных тренингов. Человек чувствует себя неудовлетворенным качеством тех знаний, которые ему передают в формальных образовательных институтах, и он обращается к другим типам знаний. Речь идет не о научном и теоретическом, а об опытном знании, основанном на практике. Возникают «кейсы» как основной инструмент передачи опыта деятельности в процессе обучения. В развитых индустриальных странах объем рынка тренингов по масштабам финансирования и обращения к ним потребителя сопоставим с традиционным институтом образования.

Сегодня мы можем достаточно четко сказать, что прямая связь между системой подготовки кадров, институционным образованием и трудоустройством разорвалась. Мне в некотором смысле повезло. Я поступил в Ленинский педагогический институт на факультет педагогики и психологии в героический момент его формирования. Группа преподавателей решила создать новое направление, это была интервенция психологов в педагогическую сферу. Любой проект такого типа требует от студентов более активного участия. С третьего курса я возглавил студенческое научное общество, и мы участвовали в проектах и исследованиях. Условием получения хорошего образования является активность в процессе обучения со стороны студента.

Executive.ru: Как модернизация процессов образования сказывается на современном обществе?

П.Щ.: Я недавно прочитал очень интересную статистику. Средний цикл жизни «звездных» специалистов (людей, которые создают добавочную стоимость и привносят в компанию креативный потенциал) в сфере информационно-коммуникационных технологий в США в 2001 году составил 13 месяцев. По мере формирования инновационной экономики в России процессы кадровой мобильности также ускорятся. Резко сократится длительность работы топ-менеджеров на одном месте.

Современный специалист начинает передвигаться по карьерной лестнице между отраслями; в крупных транснациональных компаниях его перекидывают из одного регионального офиса в другой. Принудительный процесс ротаций – это одно из основных условий современной кадровой политики.

Человек должен менять место работы, он должен уметь смотреть на важные вопросы с разных позиций, разных сторон, понимать разные культуры и типы рынков. И это основное условие его содержательного инициативного отношения к жизни.

Я следую этой логике и не занимаюсь никакими проектами дольше определенного времени. В среднем на проект уходит пять-семь лет, после чего я меняю место работы и начинаю заниматься другим.

Executive.ru: Что есть для вас инновационная система?

П.Щ.: Инновационная система – это перенос центра тяжести с генерации знания на процессы его употребления. Поэтому главное – это не придумывание новых знаний, а их использование. Научные открытия происходят по всему миру. Часть из них благополучно исчезает либо за счет скупки патентов, либо за счет того, что сейчас в силу разных причин их невозможно реализовать. Ученый придумывает знания. А инноватор – это тот, кто обеспечивает их реализацию и употребление в практике. Человек так устроен, что не хочет применять новые знания. Он не хочет менять свою жизнь и стремится сохранить тот образ жизни, тот способ деятельности, к которому привык. Поэтому все проблемы инновационной деятельности лежат в области человеческого сознания, мышления, навыков, стремления к изменению своей обыденной жизни.

Менделеев еще 100 лет назад писал, что Россия в силу огромной территории страны, малости населения и климатических проблем может выстроить конкурентоспособную экономику, только создав инновационную систему.

Executive.ru: Насколько Россия отстает от европейских стран в инновационном курсе?

П.Щ.: Существует много различных формальных критериев, которые призваны отвечать на ваш вопрос. Каждый из них схватывает только одну грань функционирования и развития инновационного процесса.

Доля НИОКРа (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) в инновационных затратах в России существенно ниже, чем, скажем, в Голландии. У нас примерно 17%, а у них около 60%. У нас в последние годы растут затраты на модернизацию производства, закупку нового оборудования и др. Это и понятно, ведь мы 20 лет не модернизировали свое производство, сейчас этот процесс ускорился, закупки оборудования выросли. Поэтому, если поставить себя на место руководителя предприятия и спросить, что вы будете делать: покупать НИОКРы или модернизировать технологию и создавать удобные рабочие места, - то вы получите очевидный ответ - конечно, второе.

Вместе с тем, до трети мировых изобретений делают русские. Это могут быть американские, голландские и даже китайские русские, но факт остается фактом – в тот момент, когда страна «взорвалась» и выплеснула из себя вслед за несколькими другими поколениями третью волну эмиграции, люди разъехались по всему миру, и свои умственные способности начали реализовывать в других местах.

Хорошо это или плохо для страны? Если им создадут благоприятные условия для работы здесь, эти «умы» через несколько лет могут вернуться уже с совершенно другим объемом знаний и пониманием. За эти годы они получили новый опыт, новые компетенции, встроенность в мировую систему научной и инновационной кооперации.

Executive.ru: А как снизить «бегство умов»?

П.Щ.: В ближайшее время оно будет расти. Есть две неуловимых материи: деньги и люди. Поскольку рабовладение у нас не практикуется как тип классовых отношений, то человек имеет право жить и работать там, где ему нравится.

Я работаю за столом, и мне для работы ничего, кроме бумаги и компьютера, не нужно. А кому-то нужны исследовательские установки или устойчивая система финансирования экспериментов. И, конечно, человек поедет туда, где все эти условия для работы есть, где есть необходимые инфраструктурные возможности. И тут нет ничего странного. Важно понимать, что мы можем считать сегодня ключевыми условиями интеллектуальной деятельности?

Executive.ru: К примеру, оборудование, обеспечивающее основу функционирования системы …

П.Щ.: … да, а еще человеку нужно, чтобы, например, школа для детей была в 10-15-минутной и, лучше, пешеходной доступности. Чтобы в городе было больше «зелени» и меньше автомобильных пробок. И все потребности в комфортном рабочем месте меркнут по сравнению с удобствами быта. Ни для кого не секрет, что на сегодняшний день Москва – самый дорогой и самый некомфортный мегаполис мира. Принятие решений о выборе места для жизни и работы происходит по большой совокупности факторов, среди которых уровень финансирования, наличие технических установок – важный и иногда необходимый для определенных видов деятельности, но совершенно недостаточный для окончательного решения фактор.

Executive.ru: Чему отдавать приоритет сегодня?

П.Щ.: Тем сферам, где сейчас находятся прорывные зоны. Это, прежде всего:

– городская среда обитания;

– социальный и человеческий капитал;

– новое рабочее место, которое дает удобство и мобильность, формирует новую реальность коллективного творчества.

Каждая из этих сфер создает новый сектор потребительских услуг.

Сейчас идет очень быстрый процесс изменения потребительских свойств вещей и среды обитания. Если вы угадали изменение потребительских ожиданий, вы напали на инновационный след. И только после этого вам становятся нужны те или иные технологические решения.

Executive.ru: Госкорпорация «Росатом» объединила профильные образовательные организации, готовящие специалистов для атомной отрасли, в «Российский ядерный инновационный консорциум» (РЯИК). В чем цель консорциума?

П.Щ.: Это была инициатива вузов, связанная с функционированием современного рынка подготовки кадров.

За последние 50 лет стандарт подготовки инженеров значительно изменился. Если раньше 90% внимания уделялось технической компетенции, а 10% - всем остальным: культурным, языковым, коммуникационным, умению работать в команде…. то сейчас все наоборот. И, конечно, в этой связи сейчас придется перестраивать всю систему образования в вузах, существующую с советских времен: вводить туда активные методы обучения, кейсы, тренинги по коммуникациям, командообразованию и работе в коллективе, менять соотношения между лекционными часами и самоподготовкой, масштаб языковой подготовки и пр. Ведь это как раз те основные проблемы, с которыми выпускник сталкивается в реальности. И наша задача – подготовить его к этому. В этом плане огромный вызов сейчас направлен именно на систему образования и подготовки кадров. Что касается инженерной подготовки, то подлинная революция в этой области связана с распространением методологии управления полным жизненным циклом сложных технологических и технических систем.

Та проблема, с которой столкнутся вузы в течение ближайших пяти лет – это катастрофический дефицит преподавателей и студентов. Причем, это связанные процессы: если вуз не может обеспечить качественного преподавания – а борьба за качественные преподавательские ресурсы будет идти на глобальном уровне – то умный студент не пойдет туда учиться. Поэтому дальше начинается понятная деградация. Ведь как только падает уровень студентов, падает качество дипломов. Поэтому я думаю, что в ближайшем будущем от 30% до 50% современных вузов либо просто умрет, либо сольется с другими, более прогрессивными. Сейчас нужно активно заниматься не столько организационными формами, изменением механизма финансирования и организационной структуры, сколько содержанием и новым контентом образования.

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

***И, конечно, человек поедет туда, где все эти условия для работы есть, где есть необходимые инфраструктурные возможности***

Видимо, вложится имеющимися миллиардами в создание инфраструктурных возможностей для российских учёных в России у г-ну заместителю генерального директора Росатома даже и мысль в голову не приходила... :(

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Поскольку Москва остается самым дорогим и некомфортным мегаполисом мира, лучшие умы России продолжают мигрировать за границу в поисках лучшей жизни. Т.е. в этом явлении виноваты некомфортность жизни и ее дороговизна в Москве ? Т.е. из Петрограда не уезжают ? Или из Ижевска, Воронежа, Владивостока и т.д. Все-таки, очевидно, что не в этом дело. Поскольку имей нечто подобное место на самом деле, то из Москвы бы просто перебирались в другие города и регионы России, где обстановка как-то получше. А этого не происходит. >Заместитель генерального директора Госкорпорации «Росатом» Петр Щедровицкий не считает это трагедией, ведь ученые вернутся с совершенно другим объемом знаний, компетенций и опыта. Если это действительно его мысль, - насчет Москвы, - то он ошибается весьма серьезно и изначально. И тем более, в расчете на то, что ученые вернутся. И тем более, получив некий уникальный или хотя бы более развернутый опыт. Даже если это и произойдет, то кто им предоставит в России рабочие места, лаборатории, мастерские и т.д., да еще оборудованные той техникой, которая имеет место в тех странах, откуда, как предполагается, они будут возвращаться обратно ? Ответ очевиден, - никто. Их даже за людей здесь воспринимать не будут. И тем более в науке и научном сообществе, в которых традиционно подобные «возвращенцы» расцениваются даже не как конкуренты, а как элементарные неудачники, которые уехать – уехали, но так и не преуспели, всех себя порастратили, да так и вернулись обратно ни с чем и теперь обивают пороги с просьбами о трудоустройстве. Т.е. даже если и вернутся, то вернутся ни с чем. И для науки будут потеряны. Потому что западная наука сегодня и наука российская, - это уже как небо и земля. И сойти с одного к другому уже невозможно. Впрочем, потеряны они будут не только для науки, но даже и для бизнеса, какой-либо административной работы, а также производства и т.д. Никто их здесь не возьмет. Иначе как полы мыть в лабораториях. Своим рабочих мест не хватает, чтобы еще «возвращенцев» и потенциальных конкурентов трудоустраивать. Да и привести эти люди все равно с собой не смогут ничего. Отдав все, что могут на Западе и став там никому не нужными, они автоматически становятся ненужными и в России. С одной стороны, в силу невозможности реализации сделанных на Западе разработок в России, а с другой стороны – в силу того, что западная продукция по этим разработкам к этому времени уже будет вовсю продаваться в стране. А науку дальше будут двигать уже более молодые кадры, объем не реализованного потенциала которых еще не истощен, и которые будут основываться на разработках своих предшественников, - списанных к тому времени на улицу. Специалист, и тем более, специалист научный, как в области фундаментальной, так и прикладной науки, сегодня устаревает очень быстро. Как бы он ни пытался быть в курсе всех новшеств и открытий в своей области. Мышление уже не то, как и строй мысли. Человек не успевает уже за тем, что диктует ему время и его темп, которые такой специалист уже просто не в состоянии выдерживать. Даже однозначно и выигрывая по знаниям и навыкам у молодых. Тем более, что следует помнить и такую вещь, что на Западе даже у нищих и бродяг уровень жизни выше, чем в России. И те, кто возвращаются обратно оттуда, – это люди, которые совсем уже оказались ни на что не способны и ни к чему там не пригоды. Т.е. к ним тем более отношение будет в стране соответствующим. Так что весь оптимизм на этот счет автора весьма странен. Т.к. то, что происходит сегодняв стране, происходило и 20 лет назад, и 10 лет назад, да и будет происходит еще лет 5-10. А потом прекратится естественным образом в силу неспособности российских ВУЗ-ов готовить специалистов, элементарно пригодных хотя бы даже для мытья пробирок в западных лабораториях. Поскольку уровень их знаний элементарно устарел уже сегодня, а через 10 лет станет окончательно музейно-историческим. Не говоря уже об отсутствии практических навыков работы, а также фундаментально-научных кадров, способных подготовить молодых или встать в основе научных школ. Всего этого нет. А раз так, то и довольствоваться России придется старыми наработками советского периода, да и то, на уровне полузнакомых вновь испеченным или даже действующим ученым «иероглифов». Так что, что уезжать, что возвращаться будет некому. >В силу огромной территории страны и сильной рассредоточенности населения, климатических и иных проблем, конкурентоспособную экономику можно создать, только построив инновационную систему. Это никак не связано одно с другим. Ни в плане причины, ни в плане следствия. Более того, конкурентноспособной российская экономика не будет уже никогда. Если не брать в расчет ситуации какой-нибудь глобальной общепланетарной катастрофы, когда население развитых стран со всеми своими технологиями и разработками будет вынуждено перебираться на территорию России. Но к России в ее текущем виде та страна не будет уже иметь никакого отношения. Для страны сейчас жизненно важно построить хотя бы какую-то экономику. Хотя бы воссозданного советского типа на советском технологическом уровне ,пусть и не в таких масштабах. Как в плане промышленности, так и в плане сельского хозяйства и науки в обеспечение их развития. Чтобы было с чего начать развиваться дальше. А пока этого нет, все разговоры об инновациях и каких-то инновационных система – это бесцельная трата времени в угоду разглагольствованиям нынешнего российского руководства. Потому что инноваций на пустом месте не бывает. Должно быть хотя бы что-то свое, становящееся почвой для инноваций. А в России этого ничего нет. >Если мы посмотрим на статистику, то увидим, что, чем более развита страна, тем больше информации и знаний человек получает из СМИ, а не из системы традиционного формального образования. В развитых странах подобная ситуация достигает соотношения 80% - 20%. Это неверно. Из СМИ действительно можно получать самую причудливую информацию и т.н. не упорядочиваемые знания. Но в том, что касается т.н. упорядочиваемых знаний, - а именно они являются основой будущей специальности и практических навыков в рамках нее, - вот здесь СМИ ничем человеку помочь уже не в состоянии. Наоборот, они играют роль подачи излишнего объема ненужной информации, на отфильтровывание и последующую проверку которой приходится тратить дополнительное время и силы. Пример тому, - «Википедия». И именно поэтому традиционное формализованное (а не формальное, - как у интервьюента) образование никто не собирается списывать со счетов. Иначе как в России. Более того, в современном мире в развитых странах налицо ренессанс классического формализованного образования, - пусть и с применением для этих целей самых современных технологий и разработок в области передачи и обработки информации. >– вторая революция связана с формированием сферы параллельного образования в форме обучающего консультирования и различных тренингов. Если брать Россию после 1991 года, то даже в этом случае подобных «революций» окажется уже около четырех. А за 100 – 150 лет так тем более их было значительно и значительно больше. Если, тем более, нечто подобное, о чем рассказывает интервьюер, можно столь громко называть революциями. А ведь в действительности за указанный промежуток времени кардинально сменилось несколько только одних концепций обучения в развитых странах более шестнадцати. А в рамках каждой из них еще и имели место различные множественные формы. Так что впору говорить не о каких-то революциях, - и тем более, столь спорного свойства, - а о сугубо эволюционном процессе, в какие-то периоды опережающем, а в какие-то отстающем от социально-экономического и научно-технического развития, а также общественного прогресса. Данная ситуация наблюдается и сегодня. Только и всего. А развитие телекоммуникаций и информационных технологий – лишь один из этапов данного эволюционного пути. Так что тем более не понятно, почему интервьюер выделяет нечто подобное отдельно. Да еще и к тому же отвлекается на приведенные в материале малосущественные частности одного из многих способов построения процесса обучения. >Условием получения хорошего образования является активность в процессе обучения со стороны студента. Не условием, а следствием. Это – основа образования. Так было, есть и будет. И к этому, - уверен, - страна все-таки в итоге вернется. Потому что сегодня на выходе таких систем подготовки мы имеем крикливых субъектов, в которых за время их обучения закладываются все возможные комплексы непризнанных гениев, и которые даже не «полуфабрикаты» в плане усвоения учебных дисциплин. Поскольку первое, что внушается людям при подобном подходе, это то, что они уже все знают. А учебники и лекции – это не более чем малосущественное дополнение к их знанию. Которое им нужно всего лишь в себе разбудить. И при этом, не воспринимать никакой критики в свой адрес. Как результат, - страна имеет сегодня много амбициозных выскочек, но не имеет грамотных специалистов. Я уже не говорю о практиках после университетской скамьи. >Средний цикл жизни «звездных» специалистов (людей, которые создают добавочную стоимость и привносят в компанию креативный потенциал) в сфере информационно-коммуникационных технологий в США в 2001 году составил 13 месяцев. На самом деле, это следствие того, о чем я писал выше. И помимо этого – следствием проблемы с системой образования, с которой столкнулись США. Потенциал их специалистов действительно вырабатывается за очень короткий срок. Они выгорают как старые транзисторы, а на их место немедленно ставят новые. С тем же примерно сроком эксплуатации. У людей просто нет большего потенциала в работе. Их хватает в действительно от 6 до 18 месяцев, в зависимости от области работы, должности и рыночной конъюнктуры. Затем им приходится уходить. Чаще всего – менять компанию, которая уже «выбрала» их полностью. Очень редко кому удается остаться в той же компании, но на каких-то других должностях или в иных подразделениях. Сознавая угрозу происходящего, США все более активно «вербуют» кадры за рубежом. Впрочем, этим они занимаются уже давно, но сейчас данный процесс принимает уже просто астрономические масштабы. Кадры, имеющие более продолжительный период «эксплуатации» по сравнению с местными американскими специалистами. В том числе, пока еще и из России, пока уровень подготовки и образования в стране еще окончательно не устарел и не достиг того самого музейно-исторического уровня. >По мере формирования инновационной экономики в России процессы кадровой мобильности также ускорятся. Резко сократится длительность работы топ-менеджеров на одном месте. Это – не кадровая мобильность. А вопрос соответствия отдельных кадров и кадрового массива в целом требованиям конкретно взятой экономики, деятельности, должности и состоянию рыночной конъюнктуры. Их способность приносить прибыль и не «перегореть» как можно дольше. Чего у нынешних поколений российских специалистов с каждым годом все меньше. Людей просто опасно брать на работу. Они, - даже имея некий стаж работы, - больше часто приносят вреда, чем пользы. Не говоря уже об отсутствии компетентности, навыков, знаний и т.д. Т.е. это упомянутые выше «транзисторы», но … бракованные. Так сказать, - заводской (а в данном случае, - институтский) брак. Который неработопособен изначально. >Я следую этой логике и не занимаюсь никакими проектами дольше определенного времени. В среднем на проект уходит пять-семь лет, после чего я меняю место работы и начинаю заниматься другим. Это не аргуемент. У меня в активе есть проекты, начатые лично мной или при моем участии еще до кризиса 1998 года. И все прекрасно работают. Все, что требуется, это вносить необходимые изменения, дорабатывать, что-то переделывать, что-то менять и т.д. Но проект от этого остается функциональным. По аналогии с тем, как мастер что-то меняет в старом оборудовании, зачастую вытачивая необходимые детали сам, не говоря уже о чистке, смазке и прочем уходе за механизмом. Старые проекты по-своему интересны. Тем более, если в активе есть проекты с разным сроком существования, продолжающие действовать много лет. А начинать все заново – это уже от безысходности. Когда человек полностью вырабатывает все свои возможности, а дальше подниматься или изменяться в рамках выбранной сферы деятельности не хочет или не может. И делает подобные красивые картинные жесты. Хотя в реальности за ними скрывается серьезнейший личностный и профессиональный кризис. >П.Щ.: Инновационная система – это перенос центра тяжести с генерации знания на процессы его употребления. Опять-таки, это неверно. И генерирование знаний и процессы его использованию в инновационных схемах всегда остаются. Меняется лишь качество одного и другого. А что до некоего «центра тяжести», то смена его носит циклический характер, т.к. именно им определяется вначале тенденция к разработке инновационных идей, а затем их внедрение и реализация, с последующим возвратом к новому горизонту инновационной активности с новыми накопленными для того ресурсами и возможностями. >Менделеев еще 100 лет назад писал, что Россия в силу огромной территории страны, малости населения и климатических проблем может выстроить конкурентоспособную экономику, только создав инновационную систему. С удовольствием бы поинтересовался, откуда Д.И.Менделеев в те годы знал слова «инновационная система». Так что если он что-то подобное говорил или писал, то это однозначно выглядело как-то иначе. >П.Щ.: Существует много различных формальных критериев, которые призваны отвечать на ваш вопрос. Каждый из них схватывает только одну грань функционирования и развития инновационного процесса. Говоря проще, - «не знаю ответа». А ответ, между тем, существует. Причем упомянутые формальные критерии – это всего лишь индикаторы и ничего более. Оценка обычно делается отдельно, с использованием данных индикаторов лишь как своего рода проверочных величин. Насколько правильно или неправильно строится набор выводов. >Доля НИОКРа (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) «НИОКР» не склоняется. Кроме того, речь традиционно идет об опытно-конструкторских разработках, а не работах. >У нас примерно 17%, а у них около 60%. У нас в последние годы растут затраты на модернизацию производства, закупку нового оборудования и др. Закупка нового оборудования, под которым подразумевается б/у оборудование, выработавшее до 45% своего эксплуатационного ресурса на предприятих Германии, Голландии, Италии, Франции, Англии и даже США, безусловно, является модернизацией производства в тех случаях, когда своего оборудования просто нет в наличии, но не имеет ничего общего с собственными областями НИОКР или с тем же отечественным станкостроением. >Поэтому, если поставить себя на место руководителя предприятия и спросить, что вы будете делать: покупать НИОКРы или модернизировать технологию и создавать удобные рабочие места, - то вы получите очевидный ответ - конечно, второе. Фраза полностью лишена всякого смысла. Тем более, что модернизировать своими средствами технологию при использовании западного старого промышленного оборудования можно в лучшем случае путем вытачивания новых гаек для этого оборудования. Модернизировать можно только то, что было создано самим, пусть и на основании западных чертежей, - то, что может быть собрано самостоятельно из здесь же изготовленных всех необходимых комплектующих. Вот тогда нечто подобное можно уже будет модернизировать. Благо, будет что. Создавая последовательность автомобилей «ВАЗ». А так, - никакую технологию модернизироватьв этом случае не получится. Написана явная глупость. П ро удобные рабочие места – это вообще загадка из области тайн неведомых. А что до покупок из областей НИОКР, то их, опять-таки, еще нужно иметь. А их в стране нет. >Вместе с тем, до трети мировых изобретений делают русские. Было так в 90-е. На старых советских кадрах и вывозе и краже с собой в эмиграцию советских разработок. Которые полностью выработались к настоящему моменту. Сейчас, - в случшем случае уровень основной массы выходцев из России – это «подмастерья». Уже не «мастера». А через 5-10 лет и «подмастерьев» не останется. >За эти годы они получили новый опыт, новые компетенции, встроенность в мировую систему научной и инновационной кооперации. Это все рассуждения в духе выступлений нашего главы государства и его предшественника. Никогда такого не было и не будет. Просто не строится так данный процесс. Изменения в рамках него происходят совсем в других направлениях. И никакого оптимизма на этот счет строить не приходится. Если страна сегодня не в состоянии обеспечить уровень «подмастерьев» для своих специалистов, то возвращаться сюда кому-то из-за рубежа и тем более нет смысла. Даже с поправкой на ту надежду, что здесь им удастся найти заработок по «доводке» людей до уровня «подмастерьев» западного уровня. Слишком сомнительна перспектива пытаться делать из выпускников, отсидевших до этого 3-6 лет в институтах, кого-то работоспособного и профпригодного. >П.Щ.: В ближайшее время оно будет расти. Есть две неуловимых материи: деньги и люди. Поскольку рабовладение у нас не практикуется как тип классовых отношений, то человек имеет право жить и работать там, где ему нравится. Не так уж оно и будет расти. Даже с готовностью людей ехать работать за любые деньги и на любых условиях. Бежать будут из страны вовсе не умы, которых здесь уже почти не остается, а вообще все, кто еще чувствует в себе способность как-то трудоустроиться за рубежом кем угодно. И это будут любые люди, а не только подающие надежды специалисты. Лишь бы уехать. А в отношении уумов, я изложил ситуацию выше. Сегодня российские кадры едва-едва дотягивают до уровня западных «подмастерьев». А через 5-10 лет не будет и этого. Но уезжать из страны все равно будут. Хоть дворниками (условно) там работать и за неграми мусор собирать. >Каждая из этих сфер создает новый сектор потребительских услуг. Основа экономического развития, его движущая сила, - это вовсе не сфера потребительских услуг, являющаяся вторичной, а материальное производство, на которое уже, как на стержень, и нанизываются все остальные области бизнеса, науки и т.д. Не будет этого стержня, - будет российская экономика современного типа. Которая ничего по сути не производит из того, что принято потреблять в различных товарных группах (пищевкусовая промышленность – не в счет), но в которой самых зачастую безумных услуг – великое множество. >Сейчас идет очень быстрый процесс изменения потребительских свойств вещей и среды обитания. ….. ! :) Да, микроскопом действительно все чаще приходится забивать гвозди, а спать укладываться в ванной … >Если вы угадали изменение потребительских ожиданий, вы напали на инновационный след. И только после этого вам становятся нужны те или иные технологические решения. Потребительские ожидания не имеют ничего общего с потребительскими свойствами вещей. А в современной экономике именно инновации и искусственная программируемость предпочтений определяют потребительское содержание того или иного предмета или услуги. Т.е. вначале имеют место решения, потом формирование предпочтений, а уже затем, - триумфальное появление нового товара под эти предпочтения. А не так, как было раньше, когда данная последовательность складывалась иначе. >Что касается инженерной подготовки, то подлинная революция в этой области связана с распространением методологии управления полным жизненным циклом сложных технологических и технических систем. Зато руками вновь испеченные инженеры ничего делать не умеют. Даже захудалую микросхему самостоятельно перепаять (для примера). >Та проблема, с которой столкнутся вузы в течение ближайших пяти лет – это катастрофический дефицит преподавателей и студентов. Студентов – избыток. С учетом последних инициатив в области ЕГЭ и т.д. их и дальше будет избыток. А с преподавателями действительно большая нехватка. Впрочем, не исключено, что и число ВУЗ-ов будет сокращаться, а раз так, то и преподаватели будут переходить на работу в другие места. Но квалифицированных инженерно-технических и научных кадров, - таких, какие были в советские годы, - в стране уже не будет никогда. Учнитожена школа подготовки таких кадров. А без нее преподавателями по неумолимой логике будут становиться лишь «полуфабрикаты» или «подмастерья», - да и то, мало что смыслящие в своем деле. В лучшем случае, сохранившие что-то из того, что как-то заучивали из иностранных учебно-методических источников. > … сколько содержанием и новым контентом образования. Это лишний пример засоренности речь современных людей не просто заимствованными словами, а словами, значение которых произносящее их лицо даже не понимает. У автора все интервью в этом. Но здесь – просто вопиющий случай. Поскольку как ни крути, но «содержание» и «контент» - это по смыслу одно и то же. А в общем и целом, даже для Заместителя Генерального директора Государственной корпорации «Росатом» подобный уровень содержания и подачи материала – это просто страшно. Остается лишь надеяться, что в своей непосредственной, порученной ему области деятельности он чувствует себе увереннее. Но в любом случае, - человеку жизненно необходимо прохождение курса делового общения и культуры речи. Николай Ю.Романов
Директор по развитию, Беларусь
Николай Романов пишет: Это неверно. Из СМИ действительно можно получать самую причудливую информацию и т.н. не упорядочиваемые знания. Но в том, что касается т.н. упорядочиваемых знаний, - а именно они являются основой будущей специальности и практических навыков в рамках нее, - вот здесь СМИ ничем человеку помочь уже не в состоянии. Наоборот, они играют роль подачи излишнего объема ненужной информации, на отфильтровывание и последующую проверку которой приходится тратить дополнительное время и силы.
Спасибо господин Романов. На сей раз вначале прочитал Ваш коммент, потом статью, сэкономили мне время, во многом согласен с Вашим постом. Со СМИ Вы в точку! На то они и СМИ, чтобы обслуживать массы. А спецы штучный товар. Сидя в И-нете открытий не сделаешь. Второе. Интере-е-есно! Если товарищи понимают, что хороший исследователь сгорает за пару тройку лет, но оставляет результат на много лет вперед, то почему у него нет шансов обеспечить себе дальнейшую жизнь именно за эти годы? За бугром это именно так, есть примеры. Эта проблемка с 17 года не решается. Вспомните порядок выплаты вознагнаждений в СССР. 2% от суммы экономии. Но! Не более 20 000 рублей. :evil: А что сейчас? Вообще не слышал чтобы авторские выплачивали. Даже механизма современного не знаю. Про лицензионные договоры лучше не рассказывайте. :evil: И кто-то ждет прорыва в таких условиях? :o
Директор по производству, Украина
[COLOR=blue=blue]Петр Щедровицкий говорит в интервью: - - - Доля НИОКРа (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) в инновационных затратах в России существенно ниже, чем, скажем, в Голландии. У нас примерно 17%, а у них около 60%.[/COLOR] Расходы по этапам инновационного периода растут в геометрической прогрессии, со знаменателем 4. Это я прочёл, лет 20 назад, в книге «Жизненный цикл и эффективность машин». Посчитаем:
этапы затраты доли затраты доли
фунд 1 1,2% 1 0,4%
нир 4 4,7% 6 2,3%
окр 16 18,8% 36 13,9%
серия 64 75,3% 216 83,4%
всего 85 100% 259 100%
нир+окр 20 23,5% 42 16,2%
[COLOR=gray=gray]Таблица – самоочевидна. Так что, не буду загромождать сообщение её пояснениями.[/COLOR] [COLOR=blue=blue]- - - За последние 50 лет стандарт подготовки инженеров значительно изменился. Если раньше 90% внимания уделялось технической компетенции, а 10% - всем остальным: культурным, языковым, коммуникационным, умению работать в команде…. то сейчас все наоборот.[/COLOR] Вот потому-то, у нас сейчас нехватка грамотных инженеров. Молодёжь ориентируют не на техническую компетентность, нарабатываемую годами, а на «умения перетирать вопросы, разруливать ситуации».
Директор по производству, Украина

Один «услышав звон, но не поняв о чём он», откамертонил:
- - - Средний цикл жизни «звездных» специалистов (людей, которые создают добавочную стоимость и привносят в компанию креативный потенциал) в сфере информационно-коммуникационных технологий в США в 2001 году составил 13 месяцев.

Другой «говорливый знаток всего и вся», в ответ, договорился до мракобесия:
- - - Потенциал их специалистов действительно вырабатывается за очень короткий срок. Они выгорают как старые транзисторы, а на их место немедленно ставят новые. С тем же примерно сроком эксплуатации.

CIO, Украина
Владимир Зонзов Вот потому-то, у нас сейчас нехватка грамотных инженеров.
Я бы предложил посмотреть на проблему с другой стороны. Давайте посмотрим, кто считается в России успешным. На кого газеты, журналы и ТВ предлагают равняться. Причём предлагают искренне, не по приказу. Я не хочу уводить разговор в сторону, обсуждая ценность для общества всех этих поющих трусов. Может, они нужны и полезны. Но я предлагаю инженера там поискать. ... А вот муж Маргариты (которая потом спуталась с графоманом) был инженер, сделавший полезное изобретение для республики - поэтому жил в особняке, мог платить домработнице. Но процесс уже пошёл: проиграл на личном фронте быдлописателю...
Адм. директор, Москва
Размер комментария Николая Юрьевича всегда, или почти всегда сопоставим с материалом, на котором постоены соображения. И мне всегда нравится последовательность и подробность, деталировка в этих его соображениях. Часто даже хочется трансформировать такое сообщение в самостоятельный текст, пусть и не противопоставленный своим смыслом исходному, послужившему для этих соображений, а продолжающему, развертывающему иные грани ситуации. Что в связи с этим мне показалось интересным отметить. 1. Все таки Петр Щедровицкий не абы как оказался в гостях у Сообщества. Другими словами, его место, его квалификация, его профессиональный и управленческий путь или траектория оказались в поле внимания не только Солдатовой Анны Сергеевны. 2. Заместитель руководителя одного из крупнейших в стране производственных и научных объединений обладает информацией такого масштаба, который сам по себе обязывает ему соответствовать. 3. Его интервью содержит ''ценные рекомендации и прямые указания'' на смену технопромышленного уклдада, опосредованно указывающего на смену приоритетов в образовательной деятельности и в управлении. Выгорание ''транзисторов'' при этом надо воспринимать совершенно спокойно, а не истерить по поводу ''циничных отношений к специалистам''. Это - профессиональное выражение педагогов: ''выгорание человеческого материала''. И здесь можно легко обнаружить, что ориентация образовательной деятельности на способы восстановления человеческого материала становится все заметнее. 4. Обозначение условий бытовых, социальных, комфорта жизненной среды в разговоре становится обозначением отдельных штрихов новой эпохи, нового уклада. ''Центр тяжести'' переносится на производство условий сохранения, воспроизводства и наращивания мощности человеческого материала, исключающих выгорание ''транзисторов'' и создающих условие быстрой ''перенастройки'' путем включения в новые проекты ''по горизонтали'' или ''в новых отраслях и по вертикали''. 5. Обращение E-xecutive к теме ''Бегство умов'' не может быть случайным. Иначе придется признать ''вынорание'' и в среде Сообщества, а потому за этим можно обнаружить, пусть и слабые следы определенной тенденции. И то, что на вопросы отвечает представитель одной из крупнейших госкорпораций весьма симптоматично. Госкорпорация также нуждается в Сообществе и/или его ''продуктах'' и ''транзисторах''. 6. «Бегство умов» из России будет только расти» - с моей позиции счтитать проблемой стоит лишь условно, в рассмотрении ситуации ''сегодня''. При должном внимании этой теме окажется, что этот процесс ''играет в пользу России'', хотя в наступающем технопромышленном укладе роль таких образований как государство, страна и тому подобные становится все менее и менее значимой.
Юрий Максименко пишет: Давайте посмотрим, кто считается в России успешным. На кого газеты, журналы и ТВ предлагают равняться.
''Если вы заботитесь о своем пищеварении, мой добрый совет - не говорите за обедом о большевизме и о медицине. И - боже вас сохрани - не читайте до обеда советских газет. Пациенты, не читающие газет, чувствуют себя превосходно''.
Web-дизайнер, Владивосток

Я не понимаю, о каких затратах в НИОКР вы говорите, когда люди элементарно вымирают. Какой НИОКР? Вы за московское кольцо наведенного сознания выйдите, посмотрите как люди живут... Что касается автора статьи - на детях гениев природа отдыхает. А его папа - Гений. А сын его - обыкновенный чиновник, поучающий чему-то людей. Не заметить появление Интернета.... - это... даже не знаю как написать, одни многоточия.... Николаю Романову - краткость не Ваша сестра.

Генеральный директор, Санкт-Петербург

Теории о возвращении ученых мы уже много раз слышали. С 1988 года за рубеж уехали, примерно, 50 моих друзей и знакомых. Прошло уже ного лет, но вернулся только один и только потому, что его друг детства предложил ему очень хорошую зарплату. Так что - это исключение.
Остальные даже не думают о возвращении. Прожив несколько лет в свободных странах (без коррупции и бюрократии), и заработав на безбедную старость, эти люди никогда не вернутся. Они не хотят сутками стоять в очередях за загранпаспортом, ждать 40 минут, когда проедет очередной кортеж, тратить два дня на регистрацию автомобиля и т.д.

Аналитик, Самара

Н.Ю.Романову
Прочитать ваше сообщение - 15 минут, сколько же вы затратили на его написание?
Я вам завидую, у вас очень много свободного времени.

Краткий вопрос:
Куда вы отдадите учиться вашего ребенка?

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Советские праздники отменят

С 1 февраля 2020 года могут быть отменены некоторые профессиональные праздники.

Водителей Uber взяли в штат

На новых сотрудников будут распространяться такие социальные гарантии, как страховка, декретный отпуск и др.

Ford заботится об уволенных

На выплаты и аутплейсмент для уволенных сотрудников американская штаб-квартира Ford выделила $200 млн.

Половину россиян заменят роботы

Ученые РАНХиГС подсчитали: через десять лет 45,5% человек на рынке труда России смогут быть заменены роботами.