Вторая волна кризиса 2020: что обещают аналитики?

Вторая волна коронавирусного кризиса для многих стран мира стала реальностью еще в августе. В Россию, как и весной, она пришла с небольшим опозданием, но ее сила не оставляет сомнений в том, что очередной рост заболеваемости Covid-19 нанесет не меньший вред национальной экономике, чем первый.

На усугубление эпидемиологической обстановки осенью власти совершенно логично отреагировали ужесточением ограничительных мер и, прежде всего, усилением контроля за соблюдением перчаточно-масочного режима.

Столичных пенсионеров с 9 октября лишили права льготного проезда в общественном транспорте, школьникам продлили каникулы и перевели учеников 6–11 классов на дистанционку. Работодателей обязали перевести 30% официально трудоустроенных сотрудников на удаленку (в качестве рекомендации была озвучена цель в 50%).

Экономисты и аналитики сходятся во вмнении, что на более серьезные шаги федеральные и региональные власти пойдут только в случае катастрофического сценария развития событий по той простой причине, что ни российская экономика, ни общество второго за год локдауна могут не выдержать.

«Большинство предпринимателей в нашей стране еще не в полной мере оправились от шока весеннего карантина, и очередной перевод миллионов россиян под «домашний арест» может окончательно поставить крест на их бизнесе.

Дамоклов меч сейчас висит над всеми компаниями, чья деятельность так или иначе связана с большими массами людей. Если эпидемиологическая ситуация продолжит ухудшаться, скорее всего, вновь будут закрыты торговые центры. Такая же участь будет уготована и предприятиям общественного питания», – говорит Бинямин Биняминов, аналитик, эксперт в области делового администрирования. 

По словам профессора кафедры экономической политики Санкт-Петербургского государственного университета Геннадия Алпатова, в России уже после первой волны коронавирусного кризиса сложилась достаточно сложная ситуация, обусловленная остановкой многих малых и средних предприятий, вторая же волна может просто опрокинуть рынок труда.

Ситуация на сырьевых рынках не располагает к оптимизму: цены на нефть остаются низкими. Соответственно, для продолжения выполнения всех социальных обязательств правительству придется и дальше снижать курс национальной валюты, а значит, реальная покупательная способность граждан продолжит падать. В такой ситуации рассчитывать на восстановление экономики за счет внутренних резервов не приходится.

Другое дело, если бы размер тех же выплат по безработице достигал хотя бы 60–70% от среднемесячного дохода, как во многих западноевропейских странах, но в России размер этой выплаты едва достиг прожиточного минимума, что ничтожно мало, – уверен Геннадий Алпатов.

В низкой покупательной способности населения видит основную угрозу перспективам восстановления российской экономики и профессор Высшей школы экономики Евгений Коган:

«Вопреки любому здравому смыслу правительство в условиях кризиса не оставляет попыток поднять налоги и еще больше снизить покупательную способность населения, хотя в условиях прихода второй волны пандемии следовало бы действовать с точностью до наоборот. А так попытка в очередной раз подстричь овцу в голодный год вполне может обернуться тем, что животное просто умрет», – считает Коган.

Оценивая возможный негативный эффект второй волны кризиса, не стоит также забывать о том, что в конце 2020 года многим российским компаниям придется платить по счетам, возвращая ранее полученные льготные кредиты на поддержание деятельности и сохранение рабочих мест. Эти деньги и без всякого коронавирусного кризиса для бизнеса отнюдь не лишние.

В условиях же второй волны пандемии дополнительное обескровливание предпринимателей снизит их шансы на выживание в этот сложный период, если конечно государство не объявит о новых мерах поддержки бизнеса или хотя бы не предоставит дополнительные отсрочки выплат по ранее выданным кредитам.

«Если второй локдаун будет все-таки объявлен, то он нанесет экономике еще больший ущерб, чем предыдущий, – добавляет Бинямин Биняминов, – У правительства может просто не хватить финансовых резервов и на выполнение ранее взятых социальных обязательств, и на финансирование инфраструктурных проектов, и на поддержку бизнеса и наименее социально защищенных групп граждан. Чем-то придется жертвовать.

Тревожные сигналы раздаются уже сейчас: во многих отраслях экономики наблюдается постепенный уход компаний в тень, что крайне негативно сказывается на наполняемости муниципальных и региональных бюджетов, что в свою очередь означает еще большую нагрузку на бюджет федеральный».

Впрочем, по мнению экономиста Михаила Делягина, для усугубления экономической ситуации в стране совершенно не обязательно ждать именно локдауна, достаточно простой волны Covid-19:

«По сравнению с сентябрем 2019 года объем свободных денег в российских семьях сократился на 25%. Причем тренд к усугублению ситуации сохраняется. Это лучшая иллюстрация глубины социально-экономического кризиса. Российские предприниматели за короткую летнюю паузу не успели справиться с последствиями первой волны коронакризиса и любое новое ограничение их деятельности, каким бы деликатным оно ни было, может нанести бизнесу непоправимый ущерб.

Да, из-за ухудшения эпидемиологической обстановки с коронавирусом правительство выделило более 35 млрд рублей на выплату пособий по безработице. С одной стороны, это абсолютно правильное решение, с другой – в масштабе всей страны эти средства ничтожно малы и не могут сколько-нибудь серьезно повлиять на макроэкономическую ситуацию», – считает Михаил Делягин.

При этом экономист предположил, что такая скромность в выделении бюджетных средств может быть связана как с тем, что государственные резервы к настоящему времени исчерпаны уже более чем на 75%, так и с тем, что официальная безработица в стране достигла рекордно высокого уровня (около 5 млн человек).

То есть, более существенных мер поддержки правительство себе позволить уже не может. И в этом случае, надежды на восстановление экономики должны быть связаны не столько с теми или иными решениями монетарных властей, а с началом массовой вакцинации населения от коронавирусной инфекции, запланированной на начало будущего года, и которая окажет на экономику гораздо более мощное воздействие, чем все предыдущие меры правительства.

Читайте также:

Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Сергей Наумкин пишет:
В Швеции просчитали возможные сценарии распространения инфекции и решили, что их система здравоохранения справится с любым предполагаемым потоком больных. Поэтому им не нужны карантинные меры.

Я сильно сомневаюсь что медицина в швеции хоть чем то лучше той же медицины в дании или Норвегии. тут дело в другом

 

Нач. отдела, зам. руководителя, Литва
Марат Бисенгалиев пишет:
Я сильно сомневаюсь что медицина в швеции хоть чем то лучше той же медицины в дании или Норвегии. тут дело в другом

Я был в Швеции три недели назад. Люди выглюдят куда бодрее. Зачем вводить карантин если вокруг карантин. Cамолеты полупустые, билеты как в дешевых авиалиниях. Да, количество растет, но например у нас  Литве спортклубы уже были закрыты, а там люди придерживаясь дистанций занимались. У нас гостиницы пустые и закрыты, а там все равно шведы зачем то едут в Стокгольм. 

1 2 4
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Число самозанятых в Москве в 2020 году выросло в 2,5 раза

Всего в столице зарегистрированы 30% от общего числа самозанятых в России.

Количество безработных снизилось на треть с сентября

В Правительстве заявили, то возвращение ситуации на рынке труда к докризисным показателям – приоритетная задача.

Приглашать бывших сотрудников вернуться за последний год стали чаще

Каждая третья компания в течение последнего года приглашала уволившихся сотрудников вернуться на прежнее место.

Названы самые востребованные профессии декабря в России

Количество вакансий в сфере транспорта и логистики в декабре выросло на 25% по отношению к ноябрю.