Выдержит ли экономика России «вторую волну» коронакризиса

Вирусологи еще несколько месяцев назад предсказывали вторую волну пандемии коронавируса. Она ожидается осенью и зимой 2020 года. Особо жестких карантинных мер не будет, прогнозируют в РИА Новости. На сегодняшний день число заразившихся в мире перевалило за 20 млн.

Многие страны уже смягчили карантинные меры. Первыми это сделали Германия, Испания и Греция. Снова заработали магазины и рестораны.

Впервые о второй волне закрытий 20 сентября заговорили в сети, а источником информации называли «закрытое распоряжение» мэра Москвы по подготовке к введению второго тотального карантина. Официальные представители власти эту информацию отрицают и уверяют, что никаких четких планов по ужесточению ограничительных мер пока нет.

77% российских предпринимателей оценили в 50% и менее шансы на выживание их компании в случае повторного введения режима карантина.

Такие данные приводит РБК на основе результатов мониторинга состояния бизнеса и эффективности мер господдержки, проводимого аппаратом уполномоченного по защите прав предпринимателей Бориса Титова. В августовском опросе приняли участие руководители и владельцы 1035 компаний из всех регионов России.

По данным Росстата, по итогам 2 квартала 2020 года объем ВВП России снизился на 8,5% в годовом выражении. Это ниже, чем изначально планировали в Минэкономразвития (спад на 9,6%) и Центробанк (от 9,5 до 10%), что говорит о том, что предприниматели лучше справились с вызовами, чем изначально предрекали эксперты. В «пиковые» даты, когда вводился режим самоизоляции, некоторые предприниматели прогнозировали закрытие до 80% всего малого бизнеса в стране. Этого не произошло.

Executive.ru попросил экспертов оценить угрозы «второй волны»: насколько они реальны, опасны и неизбежны.

Эмилия ГутороваЭмилия Гуторова, руководитель, «Ваш бухгалтер», эксперт Executive.ru:

Наши клиенты – микробизнес, который, в большинстве своем, не работал в начале пандемии. Мы вместе адаптировались к новым условиям. Клиенты стали работать на доставку товаров и услуг. Мы свои услуги перевели полностью на удаленку.

У бухгалтера работа есть всегда, даже если фирма не функционирует, отчетность никто не отменял. Мы поняли, что часть наших клиентов закроется, а кто будет работать, возможно, не смогут оплачивать наши услуги из-за резкого снижения доходов. И тут пришло понимание – нам со своими услугами надо выходить в интернет.

В пандемию мы продолжали регистрировать бизнес по партнерским программам с банками, открывать расчетные счета. Сейчас помогаем предпринимателям подготовить комплекты документов для получения кредитов с господдержкой.

Не ожидаем жестких вариантов, которые были весной с закрытием всего и вся. Продолжаем активно развиваться в интернете. Появились как постоянные клиенты со всей России, так и разовые заявки на консультации по налогообложению.

Михаил МатвеенкоМихаил Матвеенко, финансист, эксперт Executive.ru:

В случае второй волны будет кратковременное падение цен на нефть и рост курса валют, а также возврат РФ на рынок внешних заимствований для покрытия дефицита бюджета. Внутри особых потрясений не будет, поскольку экономика практически не начала восстанавливаться после первой волны. Продолжится отток средств из банков в связи с введением НДФЛ на вклады и увеличится спрос на валюту.

Если после выборов в США победят демократы или Россия введет войска в Беларусь, скорее всего, будут наложены санкции на внешние заимствования и правительству придется печатать деньги для покрытия дефицита бюджета. Это приведет к дальнейшему падению уровня доходов населения, увеличению инфляции и процентных ставок по кредитам.

Александр СударкинАлександр Сударкин, директор программы МВА в бизнес-школе МИМ, эксперт Executive.ru:

«Вторая волна» пандемии, похоже, случится не «если», а «когда». В результате мы получим два эффекта.

Экономический эффект: вымывание более слабых, а также потенциально интересных, но низкомаржинальных бизнесов с рынка.

Значительная часть компаний понимала, что вторая волна эпидемии все равно будет, ведь вакцину пока еще не изобрели. Разумные компании летом предпринимали следующие действия:

  • Откладывали минимум 5% своего, пускай, сниженного дохода в резервный фонд. Это позволит пережить какое-то время в условиях повторной социальной изоляции, дистанционного режима работы, доставки товаров вместо визитов. Кто этого не сделал, уйдут с рынка.
  • Резали расходы и упрощали бизнес-процессы. Какая-то часть товаров и услуг будет упрощена, какие-то функции исчезнут, все, что может быть бесконтактным и онлайн – станет таким. Следовательно, исчезнет часть должностей, связанных с «человеческой» составляющей, и добавится загрузка для IT-департаментов.
  • Работали над customer intimacy, чтобы при вышеупомянутых действиях продолжать предоставлять качественный сервис клиентам.

Рынок ждут значительные потрясения, поскольку запас прочности государств для поддержания бизнесов еще ниже, чем раньше, и на выплаты-доплаты-компенсации рассчитывать не приходится.

Эмоциональный эффект: снижение накала конкуренции и ухудшение сервиса. Длительное пребывание в стрессе приводит к известному эффекту: «выгоранию», беспомощности, неврозам, ухудшению сопротивляемости изменениям. Поскольку никто не знает точно, чего ждать и сколько, психологическое состояние общества в целом будет непростым, требования к бизнесам будут возрастать, а сотрудники эти требования выполнять уже не смогут.

Выиграют компании, которые позаботятся о том, чтобы давать понятные и прозрачные ориентиры для сотрудников: информировать их о происходящем, поддерживать, в том числе, профессиональной психологической помощью, и где руководители поставят «свою шкуру на кон», разделяя дополнительную нагрузку с сотрудниками хотя бы отчасти, общаясь с ними регулярно и помогая найти позитивные моменты в непростой экономической ситуации.

Марат БисенгалиевМарат Бисенгалиев, директор, филиал «Афая», эксперт Executive.ru:

Прежде всего, хочу уточнить: «вторая волна» – это не «волна» эпидемии, а волна ограничений. Поскольку никакой «второй волны» коронавируса не будет и быть не может.

Что же до ограничений, в нашей отрасли – производство стройматериалов – они были в общем нестрогими, за исключением буквально единичных регионов, и сводились к рассылке писем из «инстанций» о соблюдении норм безопасности. Предприятия работали, транспорт перемещал грузы, стройки в основном работали, иногда с перерывами. Были сложности с реализацией продукции через магазины – но стройматериалы уже давно продаются с доставкой, так что и этот момент легко разрешился.

Если вдруг по каким-то неведомым здравому смыслу мотивам «вторая волна» все-таки произойдет, то последствия для отрасли будут скорее всего такие же незначительные напрямую, но очень печальные во взаимодействии с макроэкономикой. Люди, занятые в пострадавших от ограничений отраслях, сейчас медленно восстанавливают свои доходы, а вторая волна прихлопнет их, может и совсем.

Ни к какой «второй волне» я не готовлюсь и ничего не опасаюсь – она ничего не решит, но создаст массу проблем в экономике, которые потом могут быть очень серьезными, в том числе и для тех, кто эти ограничения введет. По эпидемиологической ситуации в РФ – резко снизилась смертность, в том числе и потому, что коронавирусную пневмонию научились лечить. Вот это, а вовсе не «ограничения», и есть решение проблемы.

Дмитрий НорДмитрий Нор, директор, SkySoft, эксперт Executive.ru:

Я думаю, если вторая волна коронавируса случится, то с рынка уйдут все неэффективные компании, которые не смогут выдержать кризис и конкуренцию. Многие предприниматели по-другому станут воспринимать государственные органы и идеологические вещи. И будут по максимуму стараться не связываться с ними, если будет такая возможность.

Кроме того, я ожидаю, что крупные и средние компании будут менять своих IT-подрядчиков на более эффективных. Это мне, как айтишнику, на руку. Но я также боюсь того, что большинство компаний не будут вкладываться в IT-услуги, из-за того, что будут бояться потратить просто так деньги, которых и так не хватает. Кроме того, я боюсь всякого рода политических кризисов, потому что они сильно влияют на экономику и, соответственно, на меня. С другой стороны, они же могут быть на руку таким компаниям, как моя, если успеть направить бизнес в нужное русло.

В целом, я ожидаю улучшений. У меня много чего улучшилось после первой волны, если не в финансовом плане, то во многом другом. Соответственно, если будет вторая волна, я в любом случае выиграю, если не финансово, то откроется много возможностей, которые раньше были недоступны.

Артем СтупакАртем Ступак, сооснователь и коммерческий директор, «АйдоЛаб», эксперт Executive.ru:

Продажи лабораторного оборудования и расходных материалов уже давно в дистанционном формате, независимо от пандемии и других факторов. Практически все условия оснащения лаборатории можно согласовать без очного общения с клиентом.

Честно говоря, условия самоизоляции повлияли на нашу работу только в лучшую сторону: были вынуждены ускорить процессы цифровизации компании, которые мы проводили не торопясь. А удаленный формат работы всем понравился, в офис мы не вернулись. И вряд ли вернемся до конца года. На нашу сферу B2B-продаж пандемия никак не повлияла. Никакие «вторые волны» нас не пугают.

Ильшат ХафизовИльшат Хафизов, исполнительный директор, завод инновационных технологий «Россильбер»:

Для промышленной отрасли, в частности, сектора производства промышленной химии наибольшая опасность «второй волны» заключается в закрытии границ и отмене сырьевых поставок из Китая и стран Европы. Дело в том, что практически вся продукция промышленной химии, которая производится в России, состоит из импортных компонентов. Китай продает дешевые химические компоненты, Европа (Италия, Франция, Германия, Голландия, Великобритания, Польша и другие страны) поставляет компоненты более высокого качества, но по более высокой цене.

В качестве примера можно привести специфические индустриальные лакокрасочные покрытия (ЛКМ). Их применение необходимо в борьбе с коррозией металлоконструкций и труб. Компонентный состав ЛКМ представлен импортной продукцией, то есть не менее 85% полиуретановых импортных компонентов, более 80% – эпоксидных, эпоксидных водорастворимых – 90% и полиэфирных – 91%. Критическим видом ЛКМ в индустриальном сегменте является материал на акриловой основе – доля импорта более 76%.

Также под ударом может оказаться производство еще одного продукта элитной промхимии – смазочных жидкостей и поверхностно-активных добавок обезвоживания нефти (ПАВ), где содержание незаменимых импортных компонентов в российской продукции составляет примерно 30%. То есть, часть продукции исчезнет, либо задержки в ее поставках составят продолжительное время. Таким образом, сбои поставок приведут к кризису на российском рынке отечественной химии. Заводы еще не оправились после «первой волны», если будет вторая, то можно говорить, что задержки в исполнении контрактов (в т.ч. госконтрактов согласно 44-ФЗ) могут составить полгода – год. Любое промышленное производство, независимо от отрасли, зарабатывает деньги на исполнении контрактов. Когда закрываются границы между странами, ограничено передвижение между регионами, под угрозой также окажутся заводы-экспортеры.

Крайне важно предусмотреть вопросы, связанные с логистикой и доступностью транспортных коридоров на территории РФ. Промышленные предприятия страны имеют широкую географию. Так, завод, производящий трубы для перегонки нефти, может находиться на Северо-западе страны, добыча вестись на Урале или в Сибири, а сопутствующие добыче продукты промышленной химии производиться в Подмосковье или Поволжье. Отсутствие доступных транспортных коридоров в условиях «второй волны» приведет к финансовым потерям всех участников цепочки.

При закрытии предприятий, в случае «второй волны», уменьшится количество рабочих контактов, на заводы невозможно будет попасть, чтобы провести испытания. Остановится работа по экспертной оценке качества новых продуктов. Все это также приведет к задержкам по срокам выполнения новых проектов.

Василий АлексеевВасилий Алексеев, генеральный директор, Like Центр:

«Вторая волна», безусловно, ускорит развитие онлайн-сервисов. Весна 2020 года наглядно показала, что таким образом можно как минимум пережить кризис, а в некоторых случаях – качественно вырасти.

Первая волна пандемии была суровым испытанием. Когда ввели режим самоизоляции, были запрещены массовые офлайн-мероприятия, которые являются основой нашего бизнеса. Ежемесячно мы организовываем более 30 мероприятий, рассчитанные от 300 до 16000 человек. Решением стало перенос курсов в онлайн. Мы сделали это за 23 дня: не спали ночами, адаптируя программу под антикризисные решения.

В результате, по итогам второго квартала 2020 года спрос на обучающие курсы в «Like Центре» вырос на 16%, по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Всего за указанный период поступило около 50 тыс. заявок на обучение.

Как показала практика, в кризис растет спрос на образовательные курсы. Это связано с тем, что курсы берут тогда, когда непрозрачно будущее. В кризис же люди ищут быстрые решения. Образовательные программы будут актуальны и для тех, кто в кризис решил занять освободившиеся ниши.

Российский рынок онлайн-курсов пока далек от насыщения. Рынок EdTech стартапов в 2019 году оценивался в 38,5 млрд рублей (~$512,3 млн). Для сравнения, объем рынка Китая превышает $92 млрд, США – $87 млрд.

Совсем от офлайна отказываться мы не планируем – в планах провести крупный ивент в Сочи, рассчитанный на 1300 человек. Живое участие – важный фактор для обучения. Это и мотивация студентов к реальным действиям – оперативному применению полученных знаний на практике, и формирование комьюнити.

Алиса ЛарионоваАлиса Ларионова, директор, «Парк Сказов»:

Мы работаем в сфере массовых развлечений и услуг, и ощутили влияние первой волны сразу. Когда стало ясно, что объявят карантин, нам пришлось отменить мероприятия и планы на 5 месяцев, а сам «Парк Сказов» закрыть на неопределенное время. Если говорить в процентном соотношении, то мы обслужили лишь 1% корпоративных клиентов, а среди индивидуальных посетителей потери составили 51% от уровня 2019 года.

Действия во время второй волны будут отталкиваться от ее продолжительности и «глубины». Наши планы продаж скорректированы на 3 квартала вперед в меньшую сторону как по индивидуальным посетителям, так и по корпоративным клиентам.

В период первой волны и периода затишья мы поняли, как будем выстраивать дальнейшие действия. Во-первых, мы обновили и улучшили наш сайт для облегчения работы с гостями и оплаты услуг. Во-вторых, пересмотрели все расходы на рекламу и операционную деятельность. Отказались от малоэффективных носителей, свели к минимуму рекламу на ТВ, радио и мероприятиях. Также временно отказались от услуг внештатных работников и подрядчиков, оптимизировали затраты на телефонию. В-третьих, разработали online-квесты для детей, которые поддержат финансовый поток и позволят обходить запреты. То есть, опасений о полной потере клиентов стало меньше из-за нового опыта.

Мы опасаемся повторного закрытия всех заведений на несколько месяцев, так как наш бизнес не носит отложенный и накопительный характер – человек не придет к нам дважды на этой неделе, если у него не получилось на прошлой. В Свердловской области треть компаний из сферы массовых развлечений и услуг оказались на грани банкротства либо разорились, и мы опасаемся, что вторая волна может окончательно сократить сферу на 30% – не все обладают необходимыми ресурсами и мобильностью. Дополнительно опасения вызывает снижение качества обслуживания и сервиса, многие компании при тех же расходах не переживут вторую волну.

Турал ГадирлиТурал Гадирли, портфельный управляющий, QBF:

В случае второй волны может закрыться большинство предприятий, следовательно, неизбежны увольнения, сокращения рабочего дня и бессрочные отпуска без содержания. В результате доходы населения снизятся, следовательно, сузится спрос на товары и услуги. Падение спроса пагубно отразится на производственном секторе. Далее вызовы будут распространяться по цепочке: сужение производства приведет к снижению загрузки транспортных систем, а это в свою очередь спровоцирует проблемы в энергетическом секторе. Каждая компания, входящая в представленную цепочку, будет вынуждена оптимизировать расходы, то есть опять же сокращать штат.

Государство может предпринять конкретные шаги для поддержания платежеспособного спроса, например, раздать гражданам средства на повседневные расходы. Однако, во-первых, в России социальные выплаты едва ли могут компенсировать ущерб домохозяйств, представители которых имели высокооплачиваемую работу. Во-вторых, выплаты подстегнут инфляцию, которая спровоцирует ослабление курса рубля. В случае девальвации произойдет падение покупательской способности всех держателей национальной валюты. Нарастающие темпы инфляции традиционно заставляют Центробанк поднимать ключевую ставку. При этом ужесточение кредитно-монетарной политики не способствует решению назревающих проблем, а лишь усугубляет их за счет снижения доступности кредитных продуктов для бизнеса и населения.

Мировые фондовые рынки даже при наступлении второй волны скорректируются. Стоимость компании – это денежные потоки, которые генерируются на протяжении некоторого количества периодов, поэтому ценные бумаги могут сохранить свою стоимость даже при низкой выручке в течение 1-2 сезонов. Тем не менее, инвесторам в случае второй волны я рекомендую избегать капиталовложений в компании с высоким уровнем операционного левериджа, недостатком ликвидности на счетах, а также недостаточностью собственного капитала по отношению к заемному и операционного дохода к общему долгу.

Константин ЧайкинКонстантин Чайкин, основатель мануфактуры по изготовлению элитных часов сложной комплектации:

В российской часовой отрасли, когда магазины были закрыты, мы наблюдали колоссальное падение розницы – до 70-80%. Единственная возможность продавать часы была только онлайн. Когда часовые магазины только открылись, случился большой всплеск, и часть предпринимателей наблюдали высокий спрос, сравнимый с новогодним периодом.

Если говорить о нашей компании, в карантинный период было сильное падение спроса. Так как работа мануфактуры ориентирована на экспорт, мы наблюдаем крайне негативную тенденцию с покупателями в других странах – отказ от некоторых предоплаченных и предзаказанных часов. Часть наших зарубежных клиентов – бизнесмены, из-за пандемии они потеряли свой бизнес и средства.

Я надеюсь, что даже с приходом второй волны, которая вполне возможна, власти не будут приходить к таким жестким карантинным мерам, которые нас ждали в марте, апреле и мае. В противном случае экономике, предпринимателям и простым людям с этим ударом будет справиться очень сложно, потому что большинство еще не оправилось.

Ожидание второй волны и непонимание, когда закончится пандемический кризис, вызывает вопросы. Один из них – невозможность сильного скачка вперед. Для развития это очень существенно. Мы не берем новые проекты, не нанимаем новых сотрудников и живем на определенном минимуме. Кроме того, вынуждены перестраивать договор и расширять сроки с клиентами, которые делают заказы. Если снова объявят карантин, мы не подведем заказчиков, и не будем брать на себя дополнительные обязательства.

До окончания кризиса мы приостановили многие проекты и приобретение нового оборудования, сейчас находимся в ожидании, когда это все закончится. Многие зарубежные компании снижают объемы производства. К примеру, один из крупнейших швейцарских производителей, понимая, что спрос будет падать на 30%, снизил объем производства на этот год на 40%, чтобы на будущее обеспечить поддержание своего спроса. Мы выстраиваем похожую политику – немного ограничиваем производство, чтобы сохранить в 2021 году спрос на наши изделия.

Роман ХорошевРоман Хорошев, CEO, краудлендинговая платформа JetLend:

Мы не ожидаем вторую волну. Считаем, что вероятность ее возникновения мала, а слухи беспочвенны. JetLend настраивает все бизнес-процессы на продолжение роста и постепенный выход экономики из кризиса. Тем не менее, морально мы готовы ко второй волне. И если она случится, несмотря на болезненный шок, мы уже знаем, что делать: максимально энергично и жестко срезать все расходы:

  • Сокращать сотрудников, которые не задействованы непосредственно в процессе получения выручки.
  • Снижать заработные платы и премии.
  • Переводить сотрудников на удаленную работу и переводить штат в регионы для экономии на офисном пространстве и заработных платах.
  • Договариваться со всеми контрагентами о снижении стоимости услуг, либо прекращать с ними сотрудничество.
  • Искать возможности для снижения расходов на аренду.

Для любого предпринимателя вышеописанные действия являются очевидными истинами: либо компания завершит свое существование, либо пройдет вторую волну укрепившись. Экономика состоит из миллионов компаний, соответственно, если вторая волна все-таки будет, вначале всех будет ожидать шок, но уже не такой силы как в апреле. Затем активные действия по сокращению, которые продлятся несколько месяцев, а затем начнется восстановление тех, кому удалось устоять.

Максим ЕльцовМаксим Ельцов, генеральный директор, «Первое Ипотечное Агентство»:

Если наступит вторая волна, то она в куда более негативном плане повлияет на рынок в целом, по той простой причине, что мы еще даже не до конца осознали последствия волны первой. Я вижу, что ряд наших партнеров, корпоративных клиентов, а также банков и даже часть госорганов все еще работают с ограничениями, перебоями, в режиме защиты от коронавируса. При этом не очень понятно, когда они восстановятся окончательно. Если начнется вторая волна, она потопит гораздо больше предпринимателей.

Предприниматели – удивительный народ. Они искренне верят в будущее, они его создают, и я искренне убежден, что большинство из них живет надеждой, что они все же сумеют восстановиться после кризиса, вернуться к прежним объемам. Если начнется вторая волна, она не просто поставит перед бизнесами вопрос об оплате аренды, налогов, зарплат в условиях нулевого дохода. Она лишит надежды на восстановление большую часть предпринимателей, и они просто махнут рукой.

По моему опыту, разочаровавшийся бизнесмен – очень печальная история, поскольку он является работодателем, который создает будущее не только для себя, но и для своих сотрудников. Не хотелось бы уходить на вторую волну, поскольку она еще более кардинально изменит рынок, да и весь мир в целом.

Дмитрий ФедяевДмитрий Федяев, основатель и руководитель мужской парикмахерской «5/8», beauty-пространства It-girls:

Что вторая волна будет, сомнений практически нет. Об этом говорят большинство эпидемиологов и аналитиков. Остается только вопрос, как она пройдет. Ждем нормальную вакцину, возможно, это глобально спасет ситуацию.

Рассчитываю, что повторения локдауна не будет. Причина простая – все резервы исчерпаны, людей домой уже не загнать, денег нет. А вот из-за негативного инфополя и опасений, активность может значительно снизиться, как это было во второй половине марта, когда официально работать еще было можно, но выручки упали в 3 раза.

На этом фоне готовимся к возможному ужесточению контроля за соблюдением рекомендаций Роспотребнадзора. Проводим разъяснительные беседы с сотрудниками. Как только почувствуем повышенное внимание со стороны проверяющих органов, облачим мастеров в халаты и шапочки, пока руководствуемся логикой и работаем только в масках и перчатках. Таблички все висят, социальная дистанция у нас соблюдалась и до пандемии, в залах просторно. Клиентов приходить в масках просим, но не заставляем.

Добавились расходы на средства дезинфекции и индивидуальной защиты. Также мы работаем не в эконом-сегменте, вся косметика импортная. Расходы на косметику значительные, особенно в женском сервисе, там ежемесячно составляют около 10% от выручки. Первые повышения цен от поставщиков уже произошли. Мы пока держим свои на прежнем уровне. Но вторая волна коронавируса, да и остальные политические новости не вселяют надежд. Если рубль еще упадет, а цены вырастут третий раз за год, придется думать о повышении цен на услуги.

Николай ХортНиколай Хорт, основатель и СЕО, сервис быстрой курьерской доставки Take'N'Go:

В Forbes писали, что бизнесы набрали беспроцентных займов под выплату заработных плат, а теперь их нечем возвращать, потому что не произошло обещанного восстановления экономики. Мы видим примерно ту же картину: прирост в начале карантина по определенным категориям, потом спад и все.

Если будет вторая волна – будет еще хуже. Мы cash burn, поэтому нам сложно к ней готовиться. Закрываться не планируем, срезать нам нечего. Продолжаем активно расширять клиентскую базу, чтобы было для кого делать доставки даже в карантин.

В нашей экономике малый бизнес дает микродолю, поэтому на него всем наплевать: закроются одни, потом откроются другие. К сожалению, мы на это повлиять напрямую не можем.

Инна АнисимоваИнна Анисимова, генеральный директор, коммуникационное агентство PR Partner:

Мой бизнес сильно завязан на производящие компании – если у них все плохо, у нас тоже. Вторая волна «заберет с собой» еще больше компаний из общепита (не все готовы подстраиваться под сервисы доставки с их комиссиями), пул клиентов в этой сфере снова обмелеет, к сожалению. Опять придется искать обходные пути и зарабатывать за счет образовательных направлений. Я боюсь терять штат сотрудников, а этот путь помог обеспечить event-отдел зарплатами в весенне-летний период: провели четыре потока онлайн-марафонов про работу в PR, продвижение в Instagram и копирайтинг. Если будет вторая волна, то запустим PR-школу.


Материал подготовлен с помощью сервиса «Лига экспертов» Executive.ru. Комментарии экспертов Executive.ru публикуются в начале текста, со ссылкой на профайл участника Сообщества.

Читайте также:

Комментарии
Директор по продажам, Санкт-Петербург
Виктор Москалев пишет:
У меня свой взгляд на этот вопрос

В природе каждого разногласия есть, как минимум два противоположных взгляда. 

Виктор Москалев пишет:
Если вы посмотрите искусство 19 века

Ну, природа любой революции, не важно в какой она форме, будь-то религиозный раскол, некий нео-...., классовая, буржуазная, культурная и т.д. и т.п., лежит не мирно созидательное общее дело, направленое на всеобщее благо, а удовлетворение личных интересов узких кругов. В основном, имеющих чисто финансовый, материальный характер. Как правило, это идёт от человеческого тщеславия и гордыни. Т е., почему не я во дворце, почему не у меня много власти и т.д. настроения в обществе того же 19-20вв тому яркое подтверждение.

Виктор Москалев пишет:
церковнослужители изображены не в самых лучших видах

Кто и что хочет видеть, тот то и находит. Посмотрите другие картины, которых значительно больше, где много красивых и благородных лиц.  А, карикатуры и шаржы, это всего лишь от зашкалившей личной разнузданности, незнания и безнаказанности, как и

Виктор Москалев пишет:
Истоки этого раскола

Так же, как и

Виктор Москалев пишет:
Мало кто заступился за церковь. Почему?

Именно, по этому. Почему же, заступались и боролись. Однако, на тот момент оскотинившаяся природа человека взяла верх. Потом, со временем, пожив в таком вакууме при полной бездуховность, многие ведь опомнились. Период ВОВ тому одно из ярких подтверждений.

Виктор Москалев пишет:
Кроме старообрядцев. Они шли своим путем.

Далеко ушли-то? 

Виктор Москалев пишет:
Сейчас мы видим отголоски тех же самых ошибок.

Так, ничего нового под солнцем нет. Всё повторяется.

Виктор Москалев пишет:
Нынешний патриарх РПЦ уж очень сильно лезет в политику. Он уроки истории забыл. Политика меняется.

Ну, он-то их точно не забыл. Весьма эрудированный и информированный человек. Весьма полезно послушать его. Там много объективного о нас и про нас, в том числе и в исторических паралелях. Политика не меняется, меняются политики, которые её меняют. И, что значит лезет? Вы, кстати тоже очень активно лезете в политику. Это же не значит, что вы уроки истории забыли. Вы их интерпретируете под себя. Но, у вас с ним разные потенциалы и уровни.

Виктор Москалев пишет:
Позиция церкви должна быть более независимой

Она такая и есть и была и будет.  Всё на духовное воспитание и восстановление природы человека. Воспитание здоровой полноценной личности. Всё для укрепления государства и государственности. 

Виктор Москалев пишет:
За оскорбление верующих сажают людей. Это что, на пользу цервки? Точно нет. В долгосрочном периоде это подрыв устоев

Конечно на пользу! Вы же до сих пор не осудили и приняли очень быстро все извращения с запада. Молчание -- тоже согласие. Там уже давно норма сатанизм и его плоды: педофилия, зоофилия, ювенальная юстиции, растление малолетних, шизофрения и т.д. Многое узаконено и многое уже готовится узаконить. Конечно же, в таких нападкам необходимо отстаивать своё и с помощью законов. А, как вы хотели? Садом с Гоморрой тут устроить, не? Только калённым железом все эти извращения! И, никак иначе!

Виктор Москалев пишет:
Только старообрядческие церкви чистыми остаются. 

))))))) вы в смысле гигиены?

Директор по маркетингу, Москва
Валерий Андреев пишет:
Период ВОВ тому одно из ярких подтверждений.

И тем не менее пропаганда религии была запрещена. Церковные календари распространяли подпольно в поездах немые. Церкви продолжали закрывать и после войны тоже. Священослужителей преследовали. Сажали в тюрьмы в том числе, о чем вспоминает в своих воспоминаниях Подрабинек. 

И это делали те же самые люди, кто в церковь теперь ходит строем и напоказ.

Валерий Андреев пишет:
педофилия, зоофилия, ювенальная юстиции, растление малолетних, шизофрения и т.д.

Что Вы несете? Шизофрения - болезнь. Вы призываете что делать с шизофрениками?

Валерий Андреев пишет:
Только калённым железом

Это прямо взято от фашистов. Нашлись у них последователи в 21 веке в среде менеджеров в России. надо же! 

Директор по продажам, Санкт-Петербург
Виктор Москалев пишет:
Что Вы несете? Шизофрения - болезнь. Вы призываете что делать с шизофрениками?

Ну, была, есть и будет. На западе её и другие подобные фреи собираются узаконить. Так что, скоро, вы как продвинутый менеджер международное будете обязанысвзять в штат потквотам: психа, гомосека, педофила и зоофила и каждого по цвету.

Всех больных, как телесно, так и душевно, в спец.лечебницы. какой же это фашизм?

1 2 4
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Что больше всего пугает россиян при поиске работы

Чем выше уровень участника опроса в должностной иерархии, тем более уверенно он чувствует себя в процессе поисков работы.

Росстат назвал регионы с самой высокой зарплатой

Разрыв между регионами в уровне средних зарплат достигает пятикратных значений, следует из данных Росстата.