Почему российский бизнес не хочет выходить из тени?

Государству очень хотелось бы, чтобы бизнес вышел из тени. Однако в реальности своими действиями государство загоняет бизнес в тень. Такие выводы можно сделать по результатам опроса экспертов. Редакция Executive.ru задала специалистам вопросы:

  • Каков объем теневого сектора экономики в РФ в 2018 году?
  • Какие сектора в большей степени находятся в тени?
  • Какое воздействие на теневой сектор окажет тотальная цифровизация экономики?
  • Какова реакция теневого сектора на рост НДС до 20%?
  • Каков прогноз на 2019 год?

Андрей АндреевЗаконодательные инициативы должны быть разумными

Андрей Андреев, управляющий партнер юридического бюро «U&Partners»

Несмотря на то, что действующим законодательством за ведение теневого бизнеса предусмотрены довольно жесткие санкции, объем теневой экономики в России остается достаточно большим. Так, согласно данным Федеральной службы по финансовому мониторингу, в 2018 году доля теневого сектора российской экономики составила около 20% от ВВП, что в свою очередь равно примерно 20 трлн руб.

Контролировать теневой сектор экономики сложно из-за его больших объемов и направлений, основными из которых являются зарплаты «в конвертах», нелегально ввезенные в страну товары, незаконная торговля наркотическими веществами, контрафактной продукцией и оружием, скрытый доход юридических лиц, а также киберпреступность.

Но сложно – не значит невозможно. Государство должно комплексно помогать выходить бизнесу из тени. И здесь все разумные законодательные инициативы хороши. Например, больше уделять внимания контролю над финансовыми операциями. Это поможет исключить любую возможность отмывания денежных средств.

Еще одно актуальное направление – вывод финансовых активов за границу. Как с этим бороться? Держать руку на пульсе, постоянно улучшая условия для бизнеса внутри страны. Потенциальный инвестор должен быть уверен, что, например, инвестирование в какой-нибудь мясной комбинат в Бурятии будет для него более выгодно в налоговом плане, чем в аналогичный объект за рубежом.

Стоит продолжить работу в направлении снижения налоговой нагрузки для малого и среднего бизнеса, а также сокращать количество различных контролирующих органов. Что-то уже делается, что-то находится только на уровне законодательных инициатив. Впрочем, во всей этой, казалось бы, положительной динамике не обойтись без ложки дегтя. В первую очередь это относится к развитию субсидиарной ответственности учредителей и гендиректоров, а также к увеличению НДС.

Делать какие-то положительные прогнозы в отношении дальнейшего снижения процента теневой экономики сложно. Потому что, с одной стороны, законодатель создает условия для выхода бизнеса с черного рынка, например, закрепляя на государственном уровне специальный льготный налоговый режим для самозанятых граждан. А с другой стороны, к примеру, Государственная дума принимает закон, запрещающий использовать жилые помещения в многоквартирных домах в качестве хостелов.

Ирина СтанковскаяБизнес будет использовать «серые» схемы для выживания

Ирина Станковская, ведущий преподаватель Школы бизнеса МИРБИС, кандидат экономических наук

Достоверно оценить масштабы теневой экономики представляется крайне затруднительным. Традиционно к теневой или ненаблюдаемой экономике относят:

  • Криминальное производство, проституцию, нелегальную торговлю наркотиками и оружием…
  • Скрытую («серую») экономику: производство, разрешенное законом, но осуществляемое без необходимых административных процедур и, как следствие, без уплаты налогов, например, использование при строительстве нелегальных рабочих.
  • Неформальное, «гаражное», производство – например, частные ремонтные работы, разрешенные законом, но осуществляемые без регистрации данного вида деятельности.
  • Производство для собственного потребления.
  • Производство, неучтенное из-за слабости статистического инструментария.

Оценку по первым двум пунктам можно найти на сайте Росфинмониторинга. Согласно данным, опубликованным в начале 2019 года, суммарный объем криминального и скрытого производства в России снизился с 28% ВВП (23 трлн руб.) в 2015 году до 20% ВВП (20,7 трлн руб.) в 2018 году. Наибольшая доля серых сделок наблюдается в строительстве, в производстве алкогольной продукции, в торговле лекарственными препаратами и парфюмерно-косметическими изделиями.

Согласно данным Минпромторга, опубликованным в 2018 году, масштабы незаконного оборота только на рынке легкой промышленности составляют 1,4 трлн руб., в том числе 50-60% – это серые поставки из стран дальнего зарубежья, 25-30% импортируется из стран Евразийского экономического союза и около 15% – неучтенное российское производство.

Росстат оценивает теневую экономику как сумму скрытого и неформального производства, не учитывая криминальное производство. В своих расчетах эксперты Росстата основываются на расхождениях в системе национальных счетов, на анализе потребления электроэнергии и других не слишком точных методиках. По данным на 2017 год, данный сегмент ненаблюдаемой экономики составлял около 16% ВВП или 17,3 трлн руб.

Если допустить, что криминальное и скрытое производство составляют примерно по 10% ВВП, а производство, не учтенное из-за слабости статистического инструментария, не превышает 3-4%, то в тени в настоящее время находится примерно 30% российской экономики. Примерно такой же показатель (33,7% ВВП на 2015 год, более свежих данных не приводится) дан в докладе МВФ от 24 января 2018 года, в котором анализируется динамика теневой экономики по 158 странам мира за 20 лет.

На вопрос – как изменится российская теневая экономика в 2019-2020 годах, однозначного ответа нет. С одной стороны, в последние годы мы наблюдаем активизацию правоохранительных органов, усиление надзора за бизнесом в самых различных сферах. В сочетании с применением информационных технологий в том числе, в банковской сфере и в сфере торговли, это может сократить масштабы ненаблюдаемой экономики.

С другой стороны, изменения в налоговом законодательстве 2018 года (введение до 20% НДС, рост обязательных платежей, акцизных сборов и пошлин на широкую группу зарубежных товаров) неизбежно приведут к росту инфляции, еще большему падению реальных доходов населения и сокращению платежеспособного спроса. Для сохранения конкурентоспособности и выживания ряд фирм будет вынужден применять «серые» схемы. Можно сделать вывод, что если теневая экономика России и сократится, то вряд ли это сокращение будет достаточно большим, и вряд ли мы сможем его точно подсчитать.

Вера СтародубцеваПо объему теневой экономики Россия – один из чемпионов в мире

Вера Стародубцева, глава ACCA в России

 

Исследование, проведенное АССА (Association of Chartered Certified Accountants) показывает, что объем теневой экономики в России составляет 33,5 трлн рублей и вплоть до 2025 года останется на текущем уровне.

В 2016 году на теневой сектор пришлось 39,07%, а в 2017 – 39,29% ВВП. Аналогичный рост прогнозируется и далее: к 2020 году объем теневого сектора в экономике достигнет 39,37%. По объему сегмент теневой экономики в России – один из самых высоких в мире.

Сложно оценивать, какой конкретно будет реакция теневого сектора на изменения в налоговом законодательстве. Безусловно, те части «теневого» сектора, которые не включены в цепочки НДС, будут чувствовать себя несколько хуже, поскольку они частично потеряют свою конкурентоспособность по сравнению с легальным бизнесом. Но поскольку повышение ставки НДС и подоходного налога – одна из причин возникновения сектора теневой экономики, не исключено, что данная реформа спровоцирует рост теневого бизнеса.

Иван РыковТеневая экономика будет расти из-за увеличения НДС

Иван Рыков, генеральный директор ГК «Рыков групп»

Объем теневой экономики в России оценивает Росфинмониторинг. Сейчас эта оценка составляет 20 трлн руб. Сумма колоссальная. И, к сожалению, нет предпосылок к улучшению в этом вопросе. Скорее стоит ждать увеличения объемов теневой экономики, особенно в связи с ростом НДС. Надежда на карательные методы, в совершенстве освоенные налоговиками, позволяет законодателям идти на подобные шаги. Получается, что налоговая инспекция превращается из сервиса в очередной карательный орган.

Многие думают, что применение цифровых методов в учете приведет к увеличению прозрачности экономики. На мой взгляд, тут есть некое лукавство. Да, цифровизация может повысить прозрачность. Однако даже государственные органы относятся к цифровизации формально. Например, служба судебных приставов и в целом государственная система принудительного взыскания долгов не хотят открывать онлайн-доступ к материалам. Возможно, боятся, что на них посыпятся жалобы. Под разными предлогами цифровизация в этом ведомстве сводится к пустым словам.

Владимир ТуровЧем сильнее давит государство, тем глубже бизнес уходит в тень

Владимир Туров, владелец «Школы бизнеса Владимира Турова»

Исследования показывают, что примерно 39% ВВП РФ находится в тени. 39% – это очень много. Они также утверждают в части, касающейся налога на добавленную стоимость, что в тени находится примерно 30%, а в некоторых отраслях эта цифра достигает 50%.

По моему мнению, эти цифры очень занижены. Когда мы говорим о теневом секторе с точки зрения налогообложения, это не означает, что производство компании в тени, что компания не делает проводки, продавая свою продукцию. Просто эта компания использует дополнительные методы оптимизации, в том числе с использованием фирм-однодневок, чтобы недоплачивать налог на прибыль, а часть обналиченных денег направляет на конвертную заработную плату.

Налоговая составляющая теневой экономики включает в себя два крупных элемента. Первый – это непосредственно теневая экономика, которая не платит никакие налоги. Второй – это экономика, которая внешне работает прозрачно, но в тень попадает налогооблагаемая база, и налоги недоплачиваются в силу незаконных методов оптимизации налогов. По моему скромному мнению, налог на добавленную стоимость в тени более чем на 60%, налог на прибыль – аналогично. Страховые взносы и, соответственно, налог на доходы физических лиц, если мы говорим об обычном бизнесе, тоже больше чем на 60% находится в тени...

В целом мы получаем достаточно интересную картину: чем больше государство давит, не создавая при этом должных условий для работы предпринимательского сообщества, тем больше и глубже бизнесмены уходят в тень. В 2018 году наметилась определенная тенденция – я бы назвал это элементами военного коммунизма, – когда к экономике применяются меры военно-административного характера. Они, по сути, ломают хребет экономики, ведь есть более эффективные способы управления экономикой. Тем не менее, ломая хребет части экономически активного населения и части предпринимателей, эти военно-полицейские меры дают результат в плане легализации той части бизнеса, которой просто деваться некуда...

Фото в анонсе: pixabay.com

Как вы полагаете, что государству удается лучше:
Проголосовать и увидеть результаты опроса могут только зарегистрированные пользователи
Комментарии
Генеральный директор, Новосибирск

Статью не читал. Отвечу и так. Еще с месяц назад я занимался премиальным дизайном (от 150 т.р.) в нише фриланс-бирж - рынок там настолько жалок, что конверсия в месяц не более 0,001% (это округление в большую сторону), при этом проектов в день по теме дизайна сайтов и сайтов под ключ - минимум 30 шт. Эти странные люди думают, что сайт под ключ с уникальным дизайном стоит максимум 30 т.р. У них просто нет денег, вообще нет. Та же картина складывается по обзвонам - конверсия еще ниже. 
Российский малый бизнес, коих большинство - это шоу-клоунов нищебродов, которые покупают Айфоны и поездки на Бали в кредит, не умеют считать деньги и инвестировать в развитие бизнеса. У них нет даже сранных 300 т.р./мес. у директоров. У них кредиты. А налоги это 60%. Никогда российский бизнес из тени не выйдет, ибо "не наворовались". Люди хотят жить.

Российскому правительству нужно вести внешнюю торговлю и брать деньги с тех, у кого они есть (зарубеж + олигархи), а не у жалкого мелкого и среднего бизнеса России.

CIO, Санкт-Петербург
Станислав Мордвинцев пишет:

Статью не читал.

Я тоже!

Но, то что денег нет - знаю точно!

Директор по производству, Украина

>>> Почему российский бизнес не хочет выходить из тени? /// 

И не только российский. Главная причине – «Нельзя высовываться!». Ибо, рентабельные активы «отлавливаются» по налоговой и статистической отчетности и отбираются путём «гоп-стопа». Оный происходит тихо и культурно. К бизнесменам (собственникам рентабельных активов) приходят люди и (под очевидной угрозой применения мер внеэкономического принуждения) предлагают переписать активы на нового владельца.

Хотя, надо признать, что в последние годы Российское государство усилило борьбу с беспределом в экономике. К этому его вынуждает внешняя угроза его существованию.

Директор по продажам, Барнаул

Сбыт, ценообразование и доходность любой гос корпорации гарантированы государством. В частно  секторе иная картина. При конской ставке кредитов на фоне обнищания населения любая коммерческая организация вынуждена экономить и оптимизировать состав затрат. Дабы быть "в рынке". Как пример: попробуйте не платить за электроэнергию, гсм, ж.д билеты.... купите их у конкурентов, если найдете таковых.

И второй момент: какой смысл платить налоги, если, благодаря реформам, у нас все чаще и чаще появляются врачи, которые тебя не лечат, учителя, которых самих учить надо, милиция, которая кроме рапортов ничего делать не умеет. Платить налоги для того, чтобы очередной единоросс купил себе коллекцию золотых часов?

Во времена монгольского нашествия платили "десятину". И это называлось игом. А сейчас? 

1 3
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии