Инвестиции в контент: кто и как монетизирует свои знания?

В 2019 году рынок EdTech в России составлял 45-50 млрд руб., то по итогам 2021 ожидается повышение как минимум до 58-60 млрд руб. К таким выводам пришел «Интерфакс» в ходе исследования рынка цифровых образовательных технологий. Доля России в глобальном масштабе всего 1%, но динамика роста прекрасная — 20-25% ежегодно. 

Кто может инвестировать в контент?

1. Эксперты

Отдельный специалист либо несколько специалистов создает авторскую школу: от занятий йоги и дыхательных практик до школьных предметов и подготовки к экзаменам. В этом случае владельцы – преподаватели, менеджеры по продажам и пиарщики.

Пример — школа семейных финансов «Деньгин’S». Основатели этого проекта сами создают контент, ищут возможности его использования, занимаются продажами. А авторский продукт Алексея Каптерева про мастерство презентаций, который тоже был в свое время «ручным», сейчас популярен не только в России, но и за рубежом.

2. Организационные структуры

Организационные структуры привлекают преподавателей к разработке обучающих программ. Это может быть уже реально действующая онлайн-школа или университет, которая инвестирует в создание контента. С одной стороны, оплачивает труд авторов и преподавателей, а с другой — зарабатывает, привлекая клиентов.

Если в первом варианте у нас был человек-оркестр, то здесь преподаватель занимается только обучением и методической работой. Хотя разрабатывает курс порой отдельный методист, а не учитель. Все остальные вопросы по организации берет на себя администрация. Так, ряд компаний создают собственные платформы, а другие идут по пути привлечения студентов и монетизации знаний с помощью уже раскрученных онлайн-платформ типа Coursera, Stepik или GetCourse

Широкий пласт организаций, создающих обучающий контент, работает сегодня в рамках вузов. Школы MBA ВВА, Mini-MBA, DBA – лишь некоторые из них. Это и бакалавриат, и докторантура, и обучающие курсы, и отраслевые программы, которые вполне успешно работают онлайн. Причем они действуют под руководством и контролем достаточно авторитетных учебных заведений, которые, с одной стороны, «поставляют» таким площадкам учащихся и студентов, то есть потребителей контента, а с другой – тщательно следят за качеством обучения.

Пожалуй, наиболее известным сегодня в России с этой точки зрения является Высшая школа экономики (ВШЭ). Не отстают от них и наши «интернет-гиганты». Образовательная платформа «Яндекс.Практикум» создает собственный контент. А Mail.ru решила инвестировать в ряд успешно работающих на этом рынке компаний. Она купила GeekBrains и Skillbox, объявив об их объединении в образовательный холдинг в августе 2021 года. В структуру группы вошел также и проект SkillFactory.

3. Государство 

В качестве инвестора могут выступать представители третьей стороны, как правило, это государство или работодатели. Сами они не участвуют в организации процесса обучения, но крайне заинтересованы в его результатах. В этом году чуть ли не из каждого утюга твердят о том, что стране нужны специалисты digital-сферы. Активно реализуется федеральный проект «Кадры для цифровой экономики». Активно наращивает свое присутствие в Ed-tech государство, которое заинтересовано как в получении в результате обучения квалифицированных кадров, так и собственно в доле на этом рынке.

Государство поощряет россиян, которые решили пройти обучение в сфере IT, и получить новую цифровую профессию: слушатель оплачивает только 50% от стоимости курса, а вторую половину стоимости обучения компенсирует государство. Например, один из таких курсов – программа Waves.Tech про технологию блокчейн для разработчиков. Таким образом в рамках проекта кадры цифровой экономики существует конкретная программа по получению цифровых профессий.

Еще в 2020 году власти заявили, что выделяют 1 млрд руб. из резервного фонда, чтобы обеспечить школы цифровыми конспектами по общеобразовательным предметам с 1 по 11 классы, а также интерактивными обучающими материалами для всех учеников. В том числе, предполагалось обеспечить образовательные организации оборудованием для дистанционного обучения и верифицированными электронными материалами.

4. Бизнес и работодатели

Бизнес идет в edTech, чтобы заработать на самом онлайн-обучении, а также на подготовке кадров для себя. Например, сегодня инвестиции сооснователя платежного сервиса Qiwi Сергея Солонина в образовательную деятельность составляют несколько сотен миллионов рублей. Это вполне удачный пример инвестиций в перспективный рынок.

Группа компаний «Севергрупп», деятельность которой связана с осуществлением долгосрочных инвестиций в интересах Алексея Мордашова, купила более 40% долей в крупнейшей российской компании, специализирующейся на онлайн-образовании полного цикла «Нетология-групп». Позже появилась информация, что принадлежащий «Севергрупп» IT-холдинг TalentTech намерен довести свою долю в компании до 100%.

5. Слушатели и профессионалы

Наконец, в некоторых случаях сами слушатели являются инициаторами создания той или иной программы, если тема очень узкая. Это своеобразный «путь снизу»: студенты объединяются и финансируют контент, а затем получают интересный для них курс. Есть пример проекта «Лекторий МФТИ». Студенты сами запустили его, снимали лекции лучших преподавателей, сохраняли и оцифровывали материалы. 

Подобные проекты мало кто из непрофессионалов может реализовать самостоятельно — на собственные средства. Поэтому автор таких курсов либо ищет инвестора, либо, что все чаще происходит в последнее время, прибегает к краудфандингу — поиску совместного финансирования, или, как его иногда называют, народного финансирования, когда на специальных платформах любой желающий может финансово помочь автору интересного проекта его реализовать.

Уже сегодня поддержку таких платформ получают проекты, которые учитывают специфику отрасли, выстраивают индивидуальные отношения с покупателями курсов — то есть, по сути, производящие эксклюзивный контент.

Например, аспирант ФАКИ Денис Шпотя при помощи краудфандинг-проекта собрал почти 500 тысяч руб. для печати книги про аэрокосмические достижения отечества «Введение в авиационную, ракетную и космическую технику», написанную ветераном труда аэрокосмической отрасли Виктором Сидоренко. Он смог привлечь около 900 участников, напечатать 1650 книг, выделить больше трети тиража для дарения в учебные заведения РФ.

Риски

Сегодня огромный выбор обучающего контента похож на широкое, но, к сожалению, минное поле для того, кто приходит в данный сегмент. Риски для обычных экспертов, сотрудников вузов, компаний и просто узких специалистов разнятся.

Чем рискует эксперт — обычный носитель знаний, создающих обучающий контент? Временем и деньгами. Возможно, не получится создать качественный контент, или он не сумеет его продать просто потому, что, владея предметом, он не сумеет его правильно упаковать. А вдруг появятся непредвиденные обстоятельства, которые не позволят получить прибыль?

Чтобы минимизировать возникновение подобных вопросов, во-первых, следует учиться создавать контент: понимать, насколько профессионально ты владеешь знаниями, которые готов передавать другим. Оценить рынок и нишу, в которой будешь работать. По возможности привлечь к созданию контента специалистов, решающих как минимум технические задачи: создание сайта, оценка и продвижение, настройки таргета. 

Меньше рисков у преподавателя, который работает в крупной школе в рамках организации или вуза. Чаще всего они получают деньги за свою работу сразу же. Контент в любом случае будет доработан до определенного уровня — просто потому, что над созданием и продвижением работает целая команда. Тут риски скорее системного характера: администрация может быть «оторвана» от реальности, и есть вероятность, что будет создана не та программа, которая действительно нужна.  

Есть нюансы работы на определенную компанию: тут, как и в любой частной компании, должны совпасть цели всех сторон. Преподавателю должно быть комфортно работать на цели организации, для которой он создает контент, а компания должна быть убеждена в профессионализме сотрудника и понимать, насколько его курсы нацелены на решение практических задач бизнеса. Но в этом случае риски берет на себя организация: она может не угадать с темой курсов или способом подачи материала для той аудитории, для которой создается курс. Решается это детальной проработкой продукта и правильной маркетинговой стратегией.

Перспективы и драйверы

Создание обучающего контента сегодня остается одним из самых прибыльных и стабильных сегментов, куда приходят все новые преподаватели, бизнес, наращивает свое присутствие государство. Почему? Ответ прост: спрос на обучающие программы стремительно растет. По некоторым оценкам, за пандемию аудитория у крупнейших игроков сегмента в России выросла в 2-3 раза. Только в 2020 году в этом году объем рынка онлайн-образования в сфере b2c, то есть для частных лиц, превысил 40 млрд руб. — это больше прошлогоднего показателя на 1,5 млрд.

Но, чтобы более глубоко и честно ответить на вопрос, почему и какого рода инвестиции в контент будут наиболее востребованными, нужно понимать, как и для чего этот контент будет использоваться. И тут я бы выделил несколько трендов.

Пандемия серьезно подстегнула цифровизацию образовательных программ университетов, а национальные проекты поддержки, такие как «Приоритет-2030», ставят серьезные планки по количеству обученных онлайн. Это требует создания огромного количества цифрового контента принципиально другого уровня качества. И тут вузы вынуждены будут идти на коллаборацию с теми, кто поможет им этот контент создать, и теми, кто готов вместе с ними в этот контент инвестировать. Во всяком случае те вузы, которые хотят выйти победителями из этой гонки. Драйвером тут является желание дать наибольшему количеству студентов, в том числе иностранных, возможность получать полноценное образование удаленно.

Для многих инстаграм-блогеров, которые являются экспертами в своей теме, создание онлайн-курса является чуть ли не главным способом монетизации аудитории. Поэтому растет, с одной стороны, запрос на продюсирование монопрофильных онлайн-школ и инвестиции в их развитие, а с другой стороны, увеличиваются предложения по выпуску продюсеров и методистов различными школами подготовки. 

При этом, несмотря на объем и скорость роста, у рынка огромные перспективы как по развитию, так и по технологизации и оптимизации процессов при помощи специальных инструментов и фреймворков. Те, кто первыми смогут их применять, будут получать больше результатов и максимальный возврат инвестиций. И, думаю, в ближайшие пару лет нас ждет переплавка количества в качество по этому широкому пласту направлений. Главный же драйвер — это, безусловно, деньги.

Третье направление, которое хотелось бы упомянуть, это корпоративное обучение и игроки, которые создают для него контент. Они могут находиться как внутри организаций, например в центрах компетенций и корпоративных университетах, так и создавать контент, ориентируясь, в первую очередь, на корпоратов как на его потребителей. И тут важным новым драйвером, которые нужно учитывать, является запрос на анализ результатов обучения и того, как они влияют на кадры. 

Проще говоря, курсы должны не просто хорошо продаваться, но еще и давать значимый измеримый результат, который организации заметят и в идеале оцифруют в деньгах. Акцент на инвестиции в контент, результаты которого будут иметь доказательную силу влияния на сотрудников, — важное свойство, которое в ближайшем будущем позволит ряду игроков занять на этой нише лидирующие позиции. Драйвер тут — влияние образовательного контента и среды на результат обучения.

К тому же хотелось бы упомянуть еще одно важное направление, в которое мы верим.

Это сценарий, при котором слушатели самостоятельно будут финансировать создание целевого контента для себя. Этот контент будет максимально полно учитывать их особенности и запросы. В частности, при помощи краудфандинга или аккаунт-инвестиций. В результате слушатели могут стать совладельцами образовательного контента. Ведь чем меньше посредников, которые могут не так понять и интерпретировать запросы, тем лучше и для создателей, и для потребителей контента. Драйвером тут будет являться чувство причастности и запрос на индивидуализацию.

Читайте также:

Расскажите коллегам:
Комментарии
Аналитик, Москва
Алексей Уланов пишет:
Еще более высокий уровень подготовки требуется тем кто способен выявить потребность упаковать эту потребность в бизнес модель для конкретного места и условий и выстроить рациональную и непротиворечивую цепочку разделения функционалов. В которую потом запакуются люди. 

На этом этапе не до рационализьма. Полагаются на случай. То есть один из 20ти идет дальше. Остальные выгружают весь свой красивый пластик в мировой океан и начинают всё с начала. Это у них называется упорство и целеустремленность.

Директор по маркетингу, Москва
Михаил Кузнецов пишет:
И второе - что вы там такое делать собираетесь? Итак весь мировой океан усыпан пластиковыми пакетами. Доконкурировались. Возможно уровень передела в эсэсэре был ниже, но он не порождал всего этого потреблядства. 

Да, только граждане этого сэсэсэсра как раз потреблядства и хотели больше всего на свете. Мне трудно их осуждать, потому что я сам один из них. Я имею наглость воспринимать себя чуть чуть выше основной массы потому что я осознаю свое пагубное влияние и на процессы в стране в девяностые, когда все мы покупали импорт импорт и ничего кроме импорта и на вопросы загрязнения. 

А большинство людей безответственные. Они хотят потреблять и чтобы все проблемы решали за них другие люди. Например в Москве раздельный сбор. Мне кажется что только наша семья выходит из дома с двумя пакетами и бросает их в разные контейнеры. Я не видел чтобы другие это делали и не вижу разницы в содержимом контейнеров. 

А спросите у всех моих соседей - они за природу и против свалок, мусоросжигания? И вы не найдете экологически немотивированного человека. Все скажут что они за все хорошее против всего плохого. Но ничего не делают и не осознают своей роли во всем плохом. 

Они также в девяностые безобразничали, но забыли про свои плохие поступки и все валят на кого-то другого. И они будут катить бочку на Путина за сегодняшние ошибки страны, не без оснований будут катить, но забудут как за него голосовали и как не поддерживали нас, оппозицию. 

Толпа глубоко порочна, Михаил, это известно с библейских времен, но многие увлеклись идеалистическими теориями социалистов про непогрешимость и вечную правоту народа. Народ и есть пристанище пороков на самом деле. 

Аналитик, Москва
Виктор Москалев пишет:
Да, только граждане этого сэсэсэсра как раз потреблядства и хотели больше всего на свете

Смеетесь чтоли! Даже сейчас нам до уровня  потреления в сша почти как до луны, черная пятница мало кого возбуждает. Хотя разрыв сокращается. В сов время только остап бендер мечтал о белых штанах. При всей кривизне  мировозрение советикуса было смещено от абсолютного потребления.

Директор по маркетингу, Москва
Михаил Кузнецов пишет:
Смеетесь чтоли! Даже сейчас нам до уровня  потреления в сша почти как до луны. Хотя разрыв сокращается. В в сов время только остап бендер мечтал о белых штанах. При всей кривизне мировосприятия мировозрение советикуса было смещено от абсолютного потребления.

Благодаря бедности это достигалось. Я когда в Канаду приехал у меня там шок был культурный. Ну они какого то черта каждый день вешают на ручку двери гостиницы огромную газету, которую я не заказывал. Причем как в Торонто, так и в дырах тоже. В этой газете отдельные газеты про культуру, про спорт экономику и так далее. Ну там время есть может быть одну страницу посмотреть, остальное сразу в мусор. Я тогда примерно знал уже статистику. У нас было 25-30 кг потребление бумаги на душу населения в год, у них 360. Как они на порядок больше нас потребляли? Ну вот на этой газете ненужной в том числе. Сейчас разрыв этот сократился. Порядка уже нет. В разы разница. 

А что будет, когда к нам с американцами подтянется миллиард африканцев? Их будет уже тогда не миллиард, а два. Ведь у них выросло население в Африке в пять раз за 100 лет, значит еще вырастет раза в два за следующие двадцать - тридцать лет. А еще через двадцать лет будет иранцев как россиян по численности одинаково. 140 миллионов. 

Директор по маркетингу, Москва
Михаил Кузнецов пишет:
Да хватит уже пугать, пуганные. И второе - что вы там такое делать собираетесь?

Провал российской внешней политики наблюдаем. Сколько было речей о том, что Украине трындец без России?! И чего? Семь лет прошло и ничего. А неожиданным результатом стал нулевой экономический рост у нас и падение доходов населения. Оголтелые рукоплескатели приумолкли, когда им стало не хватать денег на продукты. Как то подзабыли про русский мир и про величие. 

Я объясняю причины этого, они фундаментальные и были мне ясны тогда, я побежал все деньги менять на валюту в марте 2014 и правильно сделал. Поэтому я выдвигаю идею об общем экономическом пространстве ЕС, Турция, Украина, Россия, Корея. В рамках этой большой макросистемы, в которой будет проживать около полутора миллиардов граждан в 2040 году, мы сможем конкурировать на мировом рынке и находить для себя подходящие занятия. Ну это в первую очередь транспорт, мы будем караванным путем, а также все виды ресурсов. Мы никуда не уйдем от ресурсной направленности. 

А вот что еще мы сможем прибавить - это вопрос. Производить какие то отдельные высокотехнологические товары мы сможем, но не весь их спектр конечно. Идея сегодняшнего импортозамещения слабая изначально. Надо мыслить о нашей будущей роли в этом макрорегионе, а не о том, чтобы нам сейчас заменить продукцию поляков или беларусов в российском потреблении. Российское потребление почти всех видов товаров при нынешнем уровне техники не дотягивает до нужного эффекта масштаба, чтобы, основываясь на внутреннем рынке, можно было построить конкурентоспособное производство.  Украинцы это понимают и галопом бегут интегрироваться в ЕС, а не в ТС. За это их ненавидят русские, но скоро придут к тому же самому выводу и нам тоже предстоит интегрироваться с ЕС. Правда придется пройти через ломку. Великодержавный шовинизм в какой-то форме еще даст о себе знать, прежде чем окончательно сдохнуть в истории. В последнем выплеске эмоций я думаю. И видимо этот выплеск близко, поэтому я продаю все российские акции. Будет что-то очень плохое в истории России в ближайшие годы. Предчувствие. Хотя оно уже происходит. Небывалый размах репрессий оппозиционеров - это предвестник большой беды, ожидаемой и прогнозируемой. 

Я серьезно отношусь к опасности войны с Украиной. Она реальна. Хотя многие говорят обратное что невыгодно и так далее. Политика сейчас в России не отталкивается от понятий выгоды страны, она идет по пути разрушения и значит возможно все. Самое невероятное и разрушительное. 

Аналитик, Москва
Виктор Москалев пишет:
Провал российской внешней политики наблюдаем. Сколько было речей о том, что Украине трындец без России?! И чего? Семь лет прошло и ничего. А неожиданным результатом стал нулевой экономический рост у нас и падение доходов населения.

Тогда кто Вам и таким как вы мешает скупать гривну? А еще акции СЧИЧ и Антонова?  Раз такая вера бурлит внутри. Мотор СИЧ нашел стратегического покупателя. Антонов выпустил два первых грузовых лайнера нового типа.

Тем более, я вижу что они преодолели энергитический кризис. Видимо построили правильную стратегию, расчитали все энергетические потоки. Ди и теплая зима им на руку.

Директор по маркетингу, Москва
Михаил Кузнецов пишет:
Тогда кто Вам и таким как вы мешает скупать гривну? А еще акции СЧИЧ и Антонова?  Раз такая вера бурлит внутри. СИЧ нашел стратегического покупателя. Антонов выпустил два первых грузовых лайнера нового типа.

Мне мешает отсутствие нормального доступа на украинские рынки для российских инвесторов. И конечно я бы не стал скупать гривну. Вовсе я не жду что у них финансовая система будет стабильнее чем у других развивающихся стран. Я бы посмотрел на инвестиции либо в банк Украины, либо в сельское хозяйство, в недвижимость акции какого нибудь фонда бы рассмотрел. 

Тут следует думать о том, какая у них в первую очередь специализация? Конечно это сельское хозяйство. Антонов это все призрачно. Может выстрелить и вырасти, а может нет. Финансовый сектор который выигрывает при любых катаклизмах - это то что надо. Возобновляемая энергетика - тоже можно вложить копеечку. Торговые компании и пищевые - верное вложение. Население ведь в Украине большое. И это население будет завтра располагать доходами выше чем сегодня. За счет многих факторов это произойдет в том числе по причине увеличения конкуренции на рынках наемных рабочих. Ведь если есть возможность смыться за границу и оттуда посылать домой еврики то это значит для домашних предпринимателей выше стоимость труда, они больше будут думать как повысить производительность, значит будут инвестировать в оборудование новое и сами эти еврики подогревают спрос. В общем какие то такие компании. Немиров кстати очень неплохая идея. Бизнесы Порошенко интересны, там конфеты Рошен и прочее. 

Многие думают что избыток рабочей силы - это хорошо для развития. А я думаю что это плохо. На примере сравнения Китая и Японии. Странным образом Япония в 19 веке (веке промышленного развития) сильно обогнала Китай. Почему? Я думаю потому что у японских предпринимателей были стимулы повышать производительность труда, а у китайских стимулов не было. Так что отток избыточной рабочей силы из Украины в Польшу и другие страны ЕС - это позитивный фактор в долгом периоде. 

Михаил Кузнецов пишет:
Видимо построили правильную стратегию, расчитали все энергетические потоки. Ди и теплая зима им на руку.

Мне как инвестору это до лампочки. Даже наоборот, чем сильнее они испугаются холодов зимних, тем больше будут проявлять активность в определенных секторах, куда можно выгодно инвестировать. И конечно чем дальше они уходят от зависимости от Газпрома, тем привлекательнее становятся для инвестиций. Ведь Газпром очень жестко и неумело использует свою рыночную силу. И всякий, кто с этой компанией связан, принимает на себя и риски газпрома, которые чрезвычайно велики. При прочих равных выгоднее инвестировать в тех, у кого риски меньше и это значит не связанные с газпромом компании. 

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Михаил Кузнецов пишет:
Раз такая вера бурлит внутри. Мотор СИЧ нашел стратегического покупателя.

Инвесторы из КНР, в частности компания Skyrizon, через суд хотят взыскать с Украины не менее $4,5 млрд за убытки из-за украинского производителя авиадвигателей «Мотор Сич». Об этом говорится в заявлении, опубликованном Skyrizon в соцсети WeChat.

 
Источник: РИА "Новости"

«Китайские инвесторы потребовали признать Украину нарушившей двустороннее инвестиционное соглашение и выплатить истцам полную компенсацию всех понесенных убытков на сумму более $4,5 млрд», — сказано в сообщении (цитата по ТАСС). Также инвесторы «не исключают возможности продолжения требований о возмещении дополнительных убытков».

Иск направлен в арбитражный суд в Гааге. «Мы всегда надеемся на добрую волю и примирение, но никогда не поддаемся силовому давлению и будем использовать все возможные юридические средства для решительной защиты наших законных прав и интересов», — говорится в заявлении.

 

В 2016 году китайские инвесторы приобрели 56% акций завода. В конце января 2021 года на Украине ввели санкции против китайских инвесторов «Мотор Сич». Они предусматривали блокировку активов, сокращение торговых операций, частичное или полное прекращение транзита ресурсов, полетов и перевозок по территории Украины и др. Причины санкций не разглашались. 20 марта суд в Киеве арестовал 100% акций «Мотор Сич». 24 марта президент Украины Владимир Зеленский подписал указ о национализации завода

 
 
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Виктор Москалев пишет:
. Я бы посмотрел на инвестиции либо в банк Украины, либо в сельское хозяйство, в недвижимость акции какого нибудь фонда бы рассмотрел. 

бандиты всё отберут. Лучше не рискуйте. Украина это только для хорошо вооружённых инвесторов. желательно бронетехника если нет авиации

Директор по маркетингу, Москва
Марат Бисенгалиев пишет:
бандиты всё отберут. Лучше не рискуйте. Украина это только для хорошо вооружённых инвесторов. желательно бронетехника если нет авиации

Ну вот когда я слышу такие необоснованные мнения, тогда у меня и просыпается интерес к инвестициям в определенную сферу. Ведь вы озвучиваете распространенные заблуждения. И значит эти заблуждения заложены уже сейчас в цену украинских активов. И значит моя идея верная. Активы недооценены. При этом бандитизм в Украине вряд ли отличается от такового в Бразилии или России. Плюс минус эти страны находятся на одинаковом уровне преступности и эта скидка уже заложена в цене всех активов. 

Эта скидка очень большая. К примеру бразильская горнодобывающая компания Vale платит дивиденды выше 10% годовых и это в валюте. Российские успешные горнодобывающие платят столько же. А американские в пять или десять раз меньше. Это значит что при прочих равных американские акции стоят на порядок дороже российских и бразильских. И где тут украинские? Примерно где Бразилия и Россия. То есть очень недооценены. Если акции так сильно недооценены то любой фактор, который снижает риск, сразу приводит к росту их стоимости. А в Украине курс политический на интеграцию с ЕС - это снижение риска. Потому что они нацелены на сотрудничество с сильными странами, а не на конфронтацию. Чем дальше от войны 2014-2015, тем ниже риск. Сегодняшнее обострение, когда оно закончится, приведет к вслеску стоимости украинских активов. 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
Школа гостиничного менеджмента Лозанны сменила название на Бизнес-школу гостеприимства EHL

Новое название позволит более четко позиционировать школу в глобальной академической среде.

Школа управления Сколково и МФТИ запускают совместный бакалавриат

Выпускники получат два диплома: Skolkovo Bachelor of Business Administration и диплом государственного образца МФТИ.

Чему, где и как учиться в ближайшие 10 лет: итоги конференции EdCrunch Glocal

В этом году конференция охватила все уровни образования: дошкольный, школьный, высший, корпоративный, а также направление EdTech-стартапов.

Школа Сколково стала партнером новой армянской бизнес-школы «Матена»

Вместе со школой Сколково «Матена» создает свои первые образовательные программы, рассчитанные на руководителей высшего и среднего звена, а также собственников бизнеса. 

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
В Москве продлили требование об удаленке для 30% работников

Мэр Москвы попросил перевести на «дистанционку» максимальное количество работников, где это возможно.

Microsoft объявила о покупке Blizzard за 68,7 млрд долларов

Это почти на 20 млрд больше текущей рыночной капитализации Blizzard.

Компания Schneider Electric продолжает сбор заявок на конкурс стажировок

Конкурс дает возможность трудоустройства в компании и шанс выиграть приз в размере до €10 000.

HR-директора рассказали, какой должна быть идеальная медицинская страховка

Самыми актуальными услугами, дополняющими полис ДМС, HR-директора назвали услуги массажиста и прием психолога в офисе.