Уберизация государства – средство двойного назначения

В борьбе за мировое господство Россия на фоне США и КНР кажется не то что аутсайдером, а просто зрителем. Еле живая экономика. Вертикаль власти, разъеденная коррупцией и казнокрадством, и не рухнувшая до сих пор, видимо, только потому, что многие понимают: это обрушение будет для страны фатальным. Казалось бы, какие тут могут быть геополитические амбиции, тут хотя бы с внутренними проблемами справиться, пока не поздно…

Уберизация государства — это, пожалуй, единственное средство, которое позволяет поймать сразу двух зайцев: решить наши внутренние проблемы и, как минимум, занять спокойное международное положение.

Под уберизацией понимается перенос на цифровые платформы функций, неэффективно выполняемых существующими организациями или институтами. К числу таких институтов относятся, в том числе, взятки, уличные протесты и прочее. Сам факт наличия таких институтов говорит о том, что «официальные» институты не справляются со своей задачей и нуждаются в дополнении или замене. Наиболее очевидным дополнением и/или заменой представляются инфраструктуры коллективного интеллекта, которые и являются инструментом уберизации государства.

Ни США, ни КНР не нуждаются в уберизации государства в такой мере, как мы, хотя в этих странах, как и во многих других, уберизация государства давно началась, и в сфере «электронного правительства» мы тоже в роли догоняющих. Кое-какие признаки цифровизации государства наблюдаются и у нас, но полноценного эффекта можно ожидать только после соответствующей налоговой реформы и повсеместного проникновения инфраструктур коллективного интеллекта и взаимодействия — вплоть до мобильных приложений.

Например, идет человек по улице, заметил лужу, достал телефон, сфотографировал ее, геопозиция зафиксировалась автоматически, в несколько кликов указал, что готов направить из своих налоговых отчислений на ремонт дороги в этом месте 200 рублей, и автоматически сформировался смарт-контракт. Другие пользователи приложения в момент приближения к этой геопозиции получают уведомления о заявке на благоустройство, к которой можно присоединиться. Ремонтные организации получают уведомления о назревающем заказе и размещают предложения, лучшее из которых выбирается автоматически или голосованием заказчиков. Еще одна фотография лужи на этом месте до истечения гарантийного срока означает автоматическую фиксацию нарушения контракта в профессиональных биографиях всех участников ремонтного процесса, от которых зависело качество выполнения работ.

При чем тут коллективный интеллект и геополитика? Ну, заделали лужу, делов-то, даже сейчас такое бывает… Но по факту за этим бытовым эпизодом как раз и стоят финансовые, информационные, социальные институты и технологии, обеспечивающие если не мировое лидерство, то, по меньшей мере, социальное возрождение, финансовый рывок и международную конкурентоспособность.

Финансы

Представим, что российская финансовая мысль перестала заниматься переработкой чужих находок, таких, как кэшбэки, кобренды, партнерские скидки и прочее. И обратила внимание на своих клиентов, на их потребности:

  • Например, предложила организациям и физлицам функционал электронного документооборота (ЭДО). Сейчас ЭДО — это отдельный оператор, отдельное окно на экране компьютера и, в целом, удел энтузиастов и цифровых романтиков. Кто откажется от ЭДО, когда увидит в личном кабинете банка, что по сделанному недавно платежу уже есть и фактура, и акт выполненных работ — только нажми кнопку, и не надо вручную вбивать накладные, отправлять по почте акты, отчитываться перед налоговой, подавать заявление на налоговый вычет?

  • Например, предложила функционал «прозрачной бухгалтерии» для НКО, ТСЖ и других организаций, где есть коллективное финансирование общих затрат. Если бухгалтерия ведется на бумаге, очень просто отчитаться одной квитанцией на 1000 рублей перед пятью спонсорами, внесшими по 1000. Если бухгалтерия ведется онлайн, учтены и опубликованы все поступления и расходы, то это резко повышает степень доверия к этой организации. Кстати, и тут ЭДО будет востребован: не надо загружать сканы бумажек для подтверждения расходов.

  • Например, предложила обслуживание смарт-контрактов, в том числе безденежных.

  • Например, предложила дистанционные услуги, связанные с идентификацией и удостоверением: нотариальные, консульские.

Каждая из таких услуг востребована сама по себе. И, в то же время, каждая услуга — основа процессов, описанных в примере с лужей. Весь этот функционал применим также в государственных и муниципальных организациях и является основой уберизации государства.

Цифровизация и большие данные

Уже понятно, что развитие финансового сектора и, тем более, его расширение на смежные виды деятельности невозможно без крупномасштабной цифровизации, вовлечения больших данных (БД) в ежедневный обиход каждого человека. Доступ к БД может стать таким же источником социальных потрясений, как рабство, ограничение избирательных прав или другая социальная несправедливость, если не признать сразу, что доступ к ним должен быть всеобщим, а плата за доступ к БД не должна превышать операционные расходы. От этого, пожалуй, зависит, останется ли наше государство олигархическим или станет социальным. Но свободный доступ к БД — фикция, если нет конкуренции цифровых платформ, обращающихся к БД.

Масштаб БД очевиден на примере с лужей: фиксируется практически каждый факт хозяйственной деятельности, во всяком случае, в общественном секторе. Весь документооборот в общественном секторе ведется онлайн и настолько открыто, насколько позволяет государственная и военная тайна. Плюс метаданные: источник, дата возникновения, история правок данных и прочее. Плюс данные об обращении к фактам, ведь субъект данных вправе знать, кто и когда обращался к его данным, и эти действия также должны фиксироваться.

Прямая адресация налогов — основа уберизации государства

По сути, государство — это краудфандинг, только сакрализованный, принудительный и непрозрачный. Большинство транзакций, совершаемых сейчас в госсекторе, можно безболезненно, без всяких революций и уличных протестов, перевести в практичный, добровольный и прозрачный формат, сведя при этом к минимуму коррупцию, казнокрадство и социальную несправедливость. Для этого необходимо приравнять к уплате налогов финансирование общественного подряда.

Тогда каждый налогоплательщик при желании направляет свои налоговые отчисления на конкретные проекты общественного подряда, обычно финансируемые из бюджета, становясь при этом заказчиком, то есть – одной из сторон договора с правом и обязанностью контролировать качество работ. Если не направляет сам, то налоги поступают в общий бюджет, откуда распределяются по всем реализуемым проектам пропорционально их бюджетам, сформированным методом прямой индивидуальной адресации налоговых отчислений. Начать можно постепенно, с НДФЛ и налога на прибыль, и это будет мощным толчком к уберизации муниципального и государственного управления.

Это короткий путь, вполне реализуемый при наличии адекватных государственных лидеров.

Другой путь — развитие аналогичных инфраструктур в негосударственных структурах, основанных на коллективном финансировании – ТСЖ, СНТ, НКО – с последующим переносом накопленного опыта в муниципальную и государственную сферу.

Репутационная юстиция

Доверие — важный социальный институт, ключевой фактор экономического роста и практически обязательное условие общественного подряда. Его сложно создать, легко разрушить… Заменить? Можно, только это неоправданно дорого. Достаточно вспомнить, сколько охранников мы встречаем каждый день. И ведь зарплата каждого из них берется так или иначе из кармана других людей! Дешевле создавать доверие.

Важные инструменты доверия — репутационная история, как совокупность надежно хранимых фактов, и репутационная юстиция, как система интерпретации, оценки фактов и установления взаимосвязи между ними. Репутационная юстиция не является способом уберизации правосудия, но она эффективно дополняет привычное правосудие и в значительной степени разгружает его, избавляя от необходимости заниматься мелкими делами. Репутационная юстиция заменяет ведомственную дисциплину в условиях отсутствия иерархии, когда заказчик и исполнитель — равноправные субъекты, могут меняться местами, могут быть территориально и социально мобильными.

Референдумное законодательство

Законодательство «по запросу» с дедлайном 10 минут? Да! В эпоху киберугроз другим оно просто не имеет быть права.

Это, пожалуй, та сфера, где больше всего востребованы модели и методы коллективного интеллекта, наработанные уже сейчас, и она же активнее всего будет создавать запрос на новые модели, методы и инфраструктуры коллективного интеллекта. Успехи в этой сфере, видимо, и будут определять, кто станет мировым лидером.

Социальное возрождение

Уберизация государства не оставит места коррупции. Ведь, когда заказчик платит исполнителю напрямую, без посредников, коррупции не бывает. Еще ни один парикмахер не предложил клиенту вернуть 30%, но подстричь при этом 50% головы.

Это важный эффект: устраняется источник экономической неэффективности, морального разложения и социальной несправедливости. Но еще более важно то, что:

  • Появляется объект приложения интеллектуальных, моральных и других способностей, развивается человеческий потенциал.
  • Создается ситуативная элита. В отличие от номенклатурной, она существенно меньше подвержена деградации, внешним воздействиям и соблазну во что бы то ни стало сохранить свое положение, в том числе, рисуя образ внешнего врага.
  • Резко хочется надеяться, что до нуля снижается риск восстания ненужных людей, неминуемый в нетократической реальности — это будет напалм по сравнению со стрижкой газона, то есть восстанием эксплуатируемых людей, которые, как-никак, нужны хотя бы своим эксплуататорам.

Финансовый рывок и качество жизни

Поскольку любая общественная, в том числе муниципальная и государственная, деятельность будет финансироваться добровольно, за исключением очень ограниченного круга секретных операций, огромное количество синекур останется без финансирования: множество инспекторских, разрешительных и им подобных должностей окажется бессмысленным в сравнении с более дешевыми технологиями репутационной юстиции и общественного подряда и будут упразднены. Другие подобные должности обнаружат свою коррупционную сущность и будут заменены более безопасными институтами. Этого уже будет достаточно, чтобы заткнуть дыры, куда сливаются бюджетные деньги и показатели производительности труда.

Финансовый рывок произойдет не только за счет этого высвобождения финансов и трудовых ресурсов. Куда важнее установление социальной справедливости, прозрачная мотивация любой деятельности, свобода и безопасность предпринимательства.

Международное положение

Реализованный в России социальный прогресс, основанный на коллективном интеллекте, не просто лишит оснований какие бы то ни было русофобские проекты и даже просто высказывания. Страна, исключившая из общественной жизни коррупцию, номенклатурную элиту и другие источники морального разложения, социальной несправедливости, экономической и социальной неэффективности и прочих бед, не сможет больше служить образом «империи зла», оправданием наращивания военного потенциала, объектом санкций и прочее.

Более того, Россия, встав на такой путь развития, покажет пример настоящей демократии без эвфемистических определений «представительская» или «парламентская», пример достижения социальной справедливости, привлекательный для мыслящих людей, которым ненавистна модель представительской демократии с ее лоббизмом, властью богачей, бутафорскими выборами, неспособностью остановить разрушение окружающей среды и прочими «грешками».

Этот пример, став тенденцией, поможет снизить международную напряженность, перенаправить энергию из конфронтации в русло социального развития «a la russe». Социальный прогресс приведет также к возвращению и перетоку талантов в Россию из других стран. В итоге это поможет России превратиться из геополитического гадкого утенка в сильный и здоровый социальный организм, и, возможно, позволит сменить во всем мире технократический вектор развития на гуманитарно-экологический.

Читайте также:

Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Санкт-Петербург
Артем Матвеев пишет:

... Речь пока только о распределении этих налогов и о том. чтобы убрать коррупционную "прокладку" между налогоплательщиком и дорожным рабочим. Точнее, сделать её цифровой, т.е. не подверженной коррупции. Алгоритмам ведь деньги не нужны?

Ну, Артём, вы даёте! Деньги, говорите, не нужны алгоритмам? Алгоритма-то да, не нужны. А их создателям? Пробовали ли вы когда-нибудь оцифровать, например, тендер на выбор поставщика для розничной сети? Попробуйте, изложите критерии, на которых должен быть основан алгоритм. Уверяю вас, даже при полной чистоте помыслов это - весьма нетривиальная задача, не имеющая решения "в общем виде". А уж при наличии интереса... я вам такой алгоритм накручу, что мне и на работу ходить больше не надо будет. А если ещё программист подкрутит, то и ему - тоже :-) . И попробуйте потом найти концы. Сейчас-то меня можно вызвать и спросить, почему у меня коврижки поставляет ИП Иванов, а не ООО Петров. А с алгоритма что спросишь? И кто сможет спросить? Что, к примеру, можно спросить с поисковых алгоритмов Яндекса или Гугла? Или с алгоритмов, с завидной регулярностью показывающий мне рекламу услуг по аренде панелевозов или детских утренников? А ведь эти показы кем-то оплачены... Алгоритмы сами по себе вообще не решают проблемы коррупции, они просто переводят её в другую плоскость, меняют коррупционные механизмы и перераспределяют возможности для необоснованного обогащения в пользу других профессиональных групп. 

Нач. отдела, зам. руководителя, Воронеж
Олег Шурин пишет:
что делать, если чуть дальше по улице есть еще одна яма, а денег, которые СОЗНАТЕЛЬНЫЕ жители ДОБРОВОЛЬНО собрали, хватает только на ремонт одной? Монетку бросать или в честном кулачном бою, квартал на квартал, завоевывать право на ремонт ямы?

Добровольность тут достаточно ограниченная. НДФЛ всё равно надо платить. Но есть разница - в госбюджет или на реализацию конкретного проекта. При прямой адресации налогов как раз возрастает вероятность финансирования местных проектов и возрастает эффективность (за счёт сокращения потерь на "прокладках", на откатах, на воровстве и т.д.). Так что в худшую сторону ситуация не изменится. Реализовали один проект, перешли к финансированию другого. Причём быстрее, чем сейчас, перешли, т.к. деньги в стране остались, а не в офшоры и не на покупку яхт, ФК и т.п. ушли. Или, если вовремя выяснили, что одновременно заасфальтировать два квартала  существенно дешевле, объединили два проекта в один. 

Не очень понял, откуда взялась ситуация "Монетку бросать или в честном кулачном бою, квартал на квартал, завоевывать право на ремонт ямы?". Тут нет чего-то, что можно поделить. У каждого есть право ремонтировать "свою" яму и нет обязанности ремонтировать "чужую". Нет, как сейчас, общего бюджета. Нет "межбюджетных отношений", когда регионы за транш из федерального центра именно "завоевывают право на ремонт ямы". Уж не знаю, в честном ли кулачном бою, но явно не монетку бросают.

Я, собственно, потому и не знал, как отреагировать на это Ваше сомнение: мне кажется очевидным, что при прямой адресации налогов такая ситуация (делёж бюджета) невозможна в принципе. Если я Вас неправильно понял - поправьте.

 

Генеральный директор, Москва
Артем Матвеев пишет:
Олег Шурин пишет:
что делать, если чуть дальше по улице есть еще одна яма, а денег, которые СОЗНАТЕЛЬНЫЕ жители ДОБРОВОЛЬНО собрали, хватает только на ремонт одной? Монетку бросать или в честном кулачном бою, квартал на квартал, завоевывать право на ремонт ямы?

Не очень понял, откуда взялась ситуация "Монетку бросать или в честном кулачном бою, квартал на квартал, завоевывать право на ремонт ямы?". Тут нет чего-то, что можно поделить. У каждого есть право ремонтировать "свою" яму и нет обязанности ремонтировать "чужую". Нет, как сейчас, общего бюджета. Нет "межбюджетных отношений", когда регионы за транш из федерального центра именно "завоевывают право на ремонт ямы". Уж не знаю, в честном ли кулачном бою, но явно не монетку бросают.

И что делать, если на соседнюю "чужую" яму не собрали нужное количество денег?

Нач. отдела, зам. руководителя, Воронеж
Олег Шурин пишет:
И что делать, если на соседнюю "чужую" яму не собрали нужное количество денег?

Собирать.Тем, кому она мешает. С помощью прямой адресации налогов финансирование ремонта состоится быстрее, чем сейчас.

Прямая адресация налогов не уменьшает их количество денег на благоустройство. Скорее, увеличивает (меньше в офшоры уйдёт) и заодно ускоряет все процессы.

Нач. отдела, зам. руководителя, Воронеж
Татьяна Лапшина пишет:
Пробовали ли вы когда-нибудь оцифровать, например, тендер на выбор поставщика для розничной сети? Попробуйте, изложите критерии, на которых должен быть основан алгоритм.

Да, в нулевых-десятых. Вполне получалось. Полноценной оцифровкой это не было, хотя очень хотелось. Принцип простой: делаешь заказы нескольким поставщикам, потом сводишь их счета в таблицу и сравниваешь. Если один и тот же товар есть у двух или трёх поставщиков, оставляешь его в счёте у того, у кого он дешевле. Было много ручной работы. ЭДО избавляет от этих лишних трудозатрат. ЭДО также может учитывать процент выполнения заявок, число складских рекламаций (недостач, пересорта и т.п.), качество и скорость реакций поставщика на рекламации, скорость обработки спецзаказов, объём рекламной поддержки и т.д. 

Мы работаем со стандартной продукцией. В сбыте уникальной продукции (тех же коврижек) у меня опыта нет. Но тут я бы предложил модель аренды поставщиком торгового пространства с перечислением части прибыли от продажи его продукции в компенсационный фонд, значительная часть которого возвращается поставщику периодически (раз в квартал или в год) при отсутствии рекламаций со стороны покупателей.

Татьяна Лапшина пишет:
А если ещё программист подкрутит, ... попробуйте потом найти концы.

Это как раз проще всего. Код должен быть открытым, разработка должна вестись с использованием системы контроля версий - это даже не обсуждается. В таких условиях, даже если разработчик не документирует правильно свой код, всегда понятно, кто что "подкрутил")

Татьяна Лапшина пишет:
Алгоритмы сами по себе вообще не решают проблемы коррупции, они просто переводят её в другую плоскость, меняют коррупционные механизмы и перераспределяют возможности для необоснованного обогащения в пользу других профессиональных групп. 

Совершенно с Вами согласен. Тут ключевой момент - открытость, в т.ч. открытость алгоритмов. Поисковики не открывают свой код, объясняя это тем, что иначе владельцы сайтов будут испльзовать знание алгоритмов в своих корыстных целях, для продвижения своих сайтов, и алгоритм станет неработоспособным. В сфере общественного подряда закрытость кода недопустима, т.к. это как раз и есть предпосылка "для необоснованного обогащения" столь подозрительных Вам программистов и связанных с ними чиновников. 

Только открытые алгоритмы могут обеспечить открытость процедур. Зато тут алгоритмы эффективнее и безопаснее традиционных процедур. Например, бумажная карточка в поликлинике никак не обеспечивает врачебную тайну, Вы не знаете, кто и когда её брал, что в ней прочитал или скопировал, добавил, изменил или удалил. К защищённому массиву данных доступ настраивается, в него не заглянет ни уборщица, ни охранник, ни тётенька из регистратуры. Может фиксироваться источник данных (кто какой анализ сделал), кто и когда смотрел тот или иной раздел.

Закрытые алгоритмы в обественной (государственной) сфере - это путь к матрице, такой же инструмент удержания власти, как сейчас оружие и контроль над силовыми структурами (заметили, что сейчас исчезло понятие "правоохранительные структуры"?). Свято место пусто не бывает. Алгоритмы будут работать - так или иначе.

Нач. отдела, зам. руководителя, Воронеж
Роман Крячко пишет:
А кто впереди, Эстония? Мы на втором месте в мире среди государственных порталов

Дания. Зато Москва заняла 1 место в мире среди городских электронных правительств! Есть чем гордиться. 

Как ни обидно, Эстония - признанный европейский лидер в сфере цифровой трансформации госуправления (16 место в мировом рейтинге ООН). Даже Финляндия (6 место) использовала эстонскую концепцию.

Не знаю, как М. Акимов присвоил "нам" второе место в мире. 19 июля 2018 года была обнародована очередная редакция рейтинга стран с наибольшим уровнем развития электронного правительства. Россия в этом списке поднялась на три места — с 35-го в 2016 году на 32-е в 2018-м и впервые вошла в группу стран с «очень высоким» индексом.  

Но дело не в обидах. Речь о том, как стать лидером. Как говорил Роберт Орос ди Бартини, "Чтобы догнать далеко ушедшую вперед страну, не надо бежать ей вслед, надо бежать наперерез".

Кстати. В Швеции муниципалитеты могут использовать в своей работе с гражданами «визуальные бюджеты». Это напоминает компьютерную игру, где каждый желающий житель того или иного района может участвовать в обсуждении модернизации территории,  строительстве объектов, их облагораживании путем размещения на  компьютерном изображении территории муниципалитета, района, различных объектов. При этом на экране компьютера показывается бюджет,  выделенный на эти мероприятия, Размещая, например, скамейку или  прокладывая велосипедную дорожку, видно, как расходуются средства из  выделенной суммы. Все предложения обрабатываются, и только после этого принимаются решения о начале работ. 

 

Нач. отдела, зам. руководителя, Воронеж
Андрей Роговский пишет:
заметил лужу, достал телефон, сфотографировал ее, геопозиция зафиксировалась автоматически, а потом ему в подворотне разбили нос, чтоб не фоткал лишнего. Потому что бюджет на асфальтирование был уже выделен и освоен в карманах нужных людей.

Даже сейчас не разбивают носы пользователям системы народного контроля за дорогами "РосЯма", мобильного приложения «Госуслуги. Дороги», «Дорожная инспекция ОНФ / Карта убитых дорог» и множества других. Хотя предпосылки для этого есть: миллиардные бюджеты выделены, освоены, и ворам невыгодна шумиха вокруг улик их воровства.

Но в ситуации с прямой адресацией налогов даже этой предпосылки нет: бюджет не выделяется из центрального, нет этой цепочки передачи налогов в центр и последующего распределения по конкретным проектам. Каждый проект собирает своё финансирование напрямую, и бюджеты, в основном, небольшие, прозрачные, исполнители местные (на московское руководство денег нет). 

И кто будет налогоплательщику "в подворотне разбивать нос, чтоб не фоткал лишнего"? Исполнитель-бракодел? У него на это просто не будет ресурсов.

IT-консультант, Украина
Артем Матвеев пишет:

Даже сейчас не разбивают носы пользователям системы народного контроля за дорогами "РосЯма", мобильного приложения «Госуслуги. Дороги», «Дорожная инспекция ОНФ / Карта убитых дорог» и множества других. Хотя предпосылки для этого есть: миллиардные бюджеты выделены, освоены, и ворам невыгодна шумиха вокруг улик их воровства.

Когда-то не трогали за репосты в соцсетях. Все со временем будет только хуже.

 

Нач. отдела, зам. руководителя, Воронеж
Андрей Роговский пишет:
Все со временем будет только хуже.

Если ничего не делать для того, чтобы стало лучше, то, скорее всего, да. 

В моих предложениях нет никакой фантастики. Как я уже упоминал, в Швеции муниципалитеты могут использовать в своей работе с гражданами «визуальные бюджеты». Это напоминает компьютерную игру, где каждый желающий житель того или иного района может участвовать в обсуждении модернизации территории,  строительстве объектов, их облагораживании путем размещения на  компьютерном изображении территории муниципалитета, района, различных объектов. При этом на экране компьютера показывается бюджет,  выделенный на эти мероприятия, Размещая, например, скамейку или  прокладывая велосипедную дорожку, видно, как расходуются средства из  выделенной суммы. Все предложения обрабатываются, и только после этого принимаются решения о начале работ. 

У нас не так только потому, что у нас большинство бухает и ноет вместо того, чтобы делать что-то, хотя бы понемногу, в нужном направлении.

Нач. отдела, зам. руководителя, Воронеж
Антон Французов пишет:

По сути, государство — это краудфандинг, только сакрализованный, принудительный и непрозрачный.

Откуда такое определение? Если его правильно исправить, тогда само "пройдет" вот это:

Создается ситуативная элита. В отличие от номенклатурной, она существенно меньше подвержена деградации, внешним воздействиям и соблазну во что бы то ни стало сохранить свое положение, в том числе, рисуя образ внешнего врага.

Это не определение, это сопоставление. 

Вас не устраивают формулировки или описываемое положение дел?

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
90% россиян сталкивались с переработками

Среда — самый загруженный день недели, когда сотрудники перерабатывают чаще всего.