Как уйти из медицины и запустить образовательный проект

До открытия своего дела я работал в Московском центре по работе с тяжелыми детскими заболеваниями, проводил реабилитационные занятия для детей с ограниченными возможностями здоровья, помогал им учиться управлять своим телом: одним из направлений было обучение особенных детей жеванию и глотанию; работал с ногами и спинами – у большинства детей с ОВЗ серьезные искривления стоп, коленей и позвоночника. Уже тогда многие родители снимали на видео наши занятия, чтобы повторять и закреплять их дома.

Мне не нравилось быть винтиком в системе здравоохранения, целью каждого сотрудника было растянуть лечение на длительный срок и отправить пациента на как можно большее количество обследований. Окончательное решение уволиться мне «помогла» принять серьезная травма ноги, я понимал, что полгода не смогу работать, и мне нужно искать другие источники дохода.

Школа сейчас

Школа детского здоровья «Артем Научит» это:

  • > 4000 учеников;
  • 6 программ обучения для родителей;
  • 5 курсов для специалистов с выдачей дипломов государственного образца;
  • > 20 сотрудников в штате;
  • около 10 агентств на аутсорсе;
  • годовой оборот > 30 000 000 рублей.

Я не мог бросить своих пациентов

Обучение жеванию и глотанию особенных детей – неприятный процесс, сопровождающийся рвотой с большим количеством крови, слизи и слюны. На момент, когда я ушел из центра, в России не было других специалистов, кто бы брался за это. Мои пациенты просили не бросать их и хоть как-то помогать – так как передвигаться я не мог, мне пришла в голову идея снимать видео, по которым родители смогли бы заниматься с детьми.

Первой моделью была кукла из ближайшего супермаркета, но она оказалась недостаточно пластичной, второй моделью стала моя жена. Курс был снят на два телефона, с разных ракурсов и с ужасным светом. Но проблема была в том, что при неправильной технике упражнения могут навредить ребенку, поэтому родителям требовались контроль и обратная связь от меня. Так родился формат курса с постоянной поддержкой и вовлеченностью специалиста. 

Сначала я работал со знакомыми, видео отдавал бесплатно, оплату брал только за проверки и консультации. Когда у моих учеников появились результаты, я оформил кейсы в формате «до – после», написал о курсе в своем Instagram. Первым способом продвижения был ручной массфолловинг мам с особенными детьми. Еще я запускал рекламу на профильном форуме, так как бюджета не было, баннер рисовал сам – до сих пор храню его на память, лендинг, на который он вел, тоже делал сам. Пошел поток заявок, я назначил цену около 7000 рублей – в первый месяц курс купили 10 человек.

Параллельно я начал подготовку второго курса – исправление вальгусной деформации стоп и коленей.

Вальгусная деформация стопы – структурное изменение, при котором стопа заваливается внутрь, образуя продольное и поперечное плоскостопие.

Вальгусная деформация коленей (Х-ноги) – структурные изменения в коленных суставах, при которых колени сводятся внутрь, а стопы удаляются друг от друга.

Выкладывал упражнения, отснятые на дочках, в профиль в Instagram. Мамы, которые начали их выполнять, задавали мне вопросы, скидывали видео – я с каждой общался, помогал – все делал бесплатно. Спустя 3-4 недели родители стали присылать мне результаты – я выложил их в профиль, поток заявок увеличился многократно

Первые шаги к автоматизации 

В этот момент я понял, что нужно упорядочивать процессы: стал читать бизнес-литературу, открыл ИП, купил кассу, зарегистрировал ее в налоговой, выбрал платформу для безопасного хранения видео. Денег у меня не было, я взял кредит в размере 500 000 рублей, который потратил на обучение в акселераторе онлайн-школ, покупку техники и софта. Обучение в академии онлайн-школ должно было длиться год, но у меня не было столько времени, я уговорил организаторов дать мне доступ ко всем материалам сразу. 

На момент открытия школы траты составляли около 9000 рублей в месяц, но за многие программы нужно было заплатить за год вперед. Это оплата сервисов Vimeo, GetCourse, Leedfeed и кассы Orange data, синхронизированной с Яндекс.Кассой.

Я защищен от предательства команды

Первые 5 месяцев я работал один, время от времени отвечать на сообщения помогала супруга. Но количество учеников росло, нужно было набирать персонал. Первым я нанял заместителя, нашел через чат вакансий в Telegram, за 3 года работы из личного ассистента Виктория выросла в управляющую школой. Сейчас поиск сотрудников в основном идет также через Telegram-каналы. Критерии отбора очень высокие — из 100 заявок, только 10 попадают на собеседование. На сегодняшний день штат насчитывает 22 человека, работа с командой построена удаленно.

Всегда есть шанс наткнуться на недобросовестного сотрудника, в случае с онлайн-продуктами последствия могут быть самыми печальными – видео могут украсть, продавать в черную или, получив все знания, стать конкурентом. Поэтому я заранее обезопасил свои курсы от копирования. Каждый куратор имеет доступ только к ⅕ части программы, на которой он специализируется, остальная информация для него недоступна.

Конкуренты не наступают на пятки

Терапевтов и ортопедов из государственных клиник я не считаю конкурентами, так как они не решают тех проблем, с которыми к ним приходят родители. Врачи отправляют мам домой подождать, и тогда проблема якобы должна уйти сама собой, могут прописать носить ортообувь. Родители понимают, что время идет и ничего не меняется – тогда они приходят в Школу.

Искривления можно убрать лишь одним способом – укреплять мышцы – это работа самого ребенка – нельзя прийти в фитнес-зал и сказать тренеру «накачай мне мышцы», также и здесь! Это длительный труд родителей и детей, никто из специалистов не даст столько мотивации и поддержки, сколько мама или папа.

Школа в 2020

За три года я полностью обновил курсы: теперь они сняты и смонтированы с использованием профессионального оборудования, качественного света и звука. Количество задействованных сервисов многократно возросло: одновременно заявки принимают и обрабатывают от 8 до 10 менеджеров, а количество учеников, единовременно проходящих обучение, может достигать 150 человек. Сейчас на софт мы тратим 410 000  рублей в год, это: АМОcrm, Albato, i2crm.ru, Облачная АТС Sipuni  и другие.

Самым популярный курс – «Исправление икс-ног и вальгусной деформации», его цена 25 000 рублей, за три года стоимость продукта увеличилась примерно в 4 раза, ровно, как и его качество. Если на старте некоторым мамам приходилось ждать моих ответов по несколько дней, часть диалогов терялась – сейчас на обработку входящей заявки в рабочее время уходит до 45 минут, на проверку заданий до 24 часов. Видео можно просматривать не только через компьютер, но и в приложении на телефоне.

Основным каналом продаж по-прежнему является мой блог в Instagram, мы привлекаем аудиторию через таргет – что важно, мы не продвигаем рекламные макеты, не предлагаем скидки. Мы используем полезный контент, подписчики приходят в профиль, потому что получают уникальную и важную для них информацию – например, про прививки или выбор детской обуви, вовлекаются в воронку, прогреваются и со временем покупают. Мы тестировали много механизмов – email-рассылки, обзвоны баз и прочее, но отказались от них, так как они не показали нужной нам конверсии.

В 2019 году я запустил обучение специалистов, в марте 2020 года мои программы получили государственную  аккредитацию. 

Что важно при создании онлайн-продукта

  • Основа – твердый продукт, при этом он должен нести реальную пользу людям. Если продукт не дает потребителю результат, он не сможет задержаться на рынке – даже при самом лучшем продвижении все лопнет как мыльный пузырь. 
  • Найти свой канал и качать его. Мы сфокусированы на Instagram, сейчас эта площадка остается одной из самых популярных, поэтому ежедневное вкладывание денег и энергии обеспечивает нам растущий доход.
  • Защитить свой продукт от копирования – тщательно проверяйте людей, которые будут иметь доступ к данным, дробите информацию, и храните ее в разных местах – ни один сотрудник не должен иметь полный доступ ко всей базе.

Читайте также:

Расскажите коллегам:
Комментарии
Генеральный директор, Екатеринбург
Защитить свой продукт от копирования – тщательно проверяйте людей, которые будут иметь доступ к данным, дробите информацию, и храните ее в разных местах – ни один сотрудник не должен иметь полный доступ ко всей базе.

Это всё верно. Важно ещё создание собственного бренда. А бренд создаётся на результатах, а не на картинках и логотипе. Хотя и это тоже важно.

И так же защита - это ещё и обратная связь. Важно не только знать, что делать, а именно как. И здесь нужен наставник или тренер, который подскажет и направит, тем более в таком сложном деле. Где каждое не верное движение может принести не поправимый вред, вместо пользы.

Проверять конечно же тех, с кем работаешь надо, но главное, чтобы это не перешло в паранойю.

 

Руководитель, Томск

Буду признателен, если автор найдет время для разъяснения следующих 4 моментов:

1. Деятельность онлайн-школы детского здоровья представлена как некая  обучающая деятельность, а потому, на первый взгляд, может по видам деятельности относиться к образовательным услугам.

В основе услуги - предоставление образовательного контента, но важно, что последний дополняется сопровождением основателя курса и кураторами (контроль за правильностью выполнения упражнений с предоставлением обратной связи, в роли ассистентов при обследовании и наблюдении выступают родители детей).

А это уже может быть расценено как медицинские услуги по диагностике и лечению. Если фактически предоставляемые услуги имеют целью диагностику, лечение и реабилитацию больных и профилактику заболеваний, то они могут быть определены как лечебная физкультура и спортивная медицина. В этом случае, предоставляемые услуги входят в перечень медицинских работ и услуг (Федеральный закон "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" от 21.11.2011 N 323-ФЗ и Приказ от 13 октября 2017 года N 804н Об утверждении номенклатуры медицинских услуг (с изменениями на 5 марта 2020 года) и подпадают под действие Постановления Правительства РФ от 16.04.2012 №291 "О лицензировании медицинской деятельности…».

(Возможные ссылки на то, что услуги предоставляются онлайн, не затрагивают существо вопроса, а кроме того, есть Федеральный закон от 29 июля 2017 г. N242-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информационных технологий в сфере охраны здоровья" (так называемый «закон о телемедицине»).

На чем основывается уверенность, что онлайн-школа оказывает именно образовательные, а не медицинские услуги? Можно ли это подтвердить однозначно?

2. Не вполне понятно с образовательной стороной проекта (обучающие курсы, обучение специалистов): в нем участвуют педагогические работники или обучение происходит на базе образовательной организации? В этих случаях также нужна лицензия см. ст. 91 Федерального закона Об образовании в Российской Федерации" от 29.12.2012 N 273-ФЗ).

3.Каков статус работающих кураторов и обучаемых специалистов? Если они врачи, медицинские работники – тогда должна быть лицензия на медицинскую деятельность. Если они проводят обучение как профессиональные педагоги – тогда нужно лицензия на образовательную деятельность. (Или они сотрудники без упомянутых видов образования, тогда какие правовые основания имеет их работа по консультированию в вопросах здоровья детей?).

4. По поводу выдачи дипломов государственного образца по курсам/программам (авторским? утвержденных - чьим решением?).

Право на выдачу диплома государственного образца (по утвержденной форме, с официальной символикой) получают только те учреждения, которые прошли аккредитацию.

Государственная аккредитация образовательной деятельности проводится по основным образовательным программам, реализуемым в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, за исключением образовательных программ дошкольного образования, а также по основным образовательным программам, реализуемым в соответствии с образовательными стандартами.

Таким образом, речь снова идет о лицензируемой образовательной деятельности, которая должна дополняться аккредитацией.

Сведения о лицензиях организации и аккредитации программ были бы исчерпывающим ответом.

IT-менеджер, Красноярск

Еще один врач сбежал из поликлиники. Это при том, что запись к узкому специалисту приходится ждать неделями, а то и месяцами. 

Это не вопрос к данному конкретному врачу. Это вопрос к нашей системе здравоохранения в целом. Интересно, кто-то, наконец, обратит на это внимание?

Генеральный директор, Москва
Антон Французов пишет:
Интересно, кто-то, наконец, обратит на это внимание?

При этой власти, полагаю, нет.

Менеджер, Москва
Антон Французов пишет:
Интересно, кто-то, наконец, обратит на это внимание?

Им до этого нет дела :( 

Консультант, Украина

На одного врача меньше на один влог больше

Печально, что государству столь невыгодны здоровые граждане...

 

Генеральный директор, Москва

Интересно было прочитать статью, но к сожалению не всегда проблема только в слабых мышцах.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Tesla обязала сотрудников отмечаться на рабочем месте

В июне глава Tesla Илон Маск запретил сотрудникам работать удаленно.

В России отменили все коронавирусные ограничения

Отменили масочный режим и ограничения на работу общепита по ночам, сняли запрет на проведение массовых мероприятий.

Количество иностранных работников в России выросло за год

Однако оно все еще ниже допандемийный показателей.

Сколько россиян дружат с начальниками

Опрошенные до 34 лет дружат с начальством чаще более зрелых россиян.