О вреде малого бизнеса

На одном из российских деловых сайтов недавно был отмечен тот факт, что в риторике высших руководителей государства все чаще стало мелькать словосочетание «малый бизнес». Из этого автор заметки делал вывод, что началась предвыборная кампания – власти всегда делают реверанс в сторону малого бизнеса, когда им нужны дополнительные голоса.

Малый бизнес считается опорой экономики в любой стране (Российская общественная организация малого и среднего предпринимательства, к слову сказать, так и называется – «Опора России»). Развитые страны гордятся своими данными о росте малого бизнеса. Причин для этого много, и они хорошо изучены. России, где львиная доля населения так или иначе состоит на госслужбе или работает в естественных монополиях, тоже отнюдь не помешал бы рост числа малых компаний. Однако малый бизнес в России – отнюдь не то же самое, что на Западе. И порой он не только не способствует развитию экономики, но активно тянет ее назад.

В статьях по теме малый бизнес обычно предстает безвинной жертвой алчного и неповоротливого государства. Инициативный и энергичный малый бизнес душат налогами и проверками, а государственные программы поддержки бизнеса (например, субсидии на открытие своего дела, которые государство стало раздавать в кризис) признаются неэффективными. Но у автора этих строк большой опыт работы с клиентами – индивидуальными предпринимателями и малыми компаниями, дающий основания полагать, что в реальности все далеко не так однозначно. Малый бизнес в сегодняшней России – это сложное и порой далеко не такое полезное для экономики образование, как принято считать.

Во-первых, российские малые предприятия часто оказываются совсем не теми, за кого они себя выдают, – порой реальные размеры этих компаний значительно больше. Во-вторых, малый бизнес в России чрезвычайно консервативен и противится любым инновациям. В-третьих, в некоторых отраслях малый бизнес получает необоснованные конкурентные преимущества перед средним и мешает тому развиваться. Поэтому, на мой взгляд, государству следует поддерживать малый бизнес – но не так, как оно это делает сейчас.

Размер имеет значение

Российские малые предприятия часто оказываются не теми, за кого себя выдают. Налоговые льготы для малых предприятий не дают покоя собственникам средних, и некоторые отнюдь не малые предприятия искусственно дробятся на несколько фирм меньшего размера. Часто это делается по функциональному признаку – отделы компании, такие как производство, сбыт, логистика, учет становятся (на бумаге) отдельными предприятиями, оказывающими друг другу услуги или поставляющими продукцию.

В арбитражной практике можно отыскать подобные дела. Но арбитражная практика отражает только немногие дошедшие до суда случаи. Сотни компаний по России успешно продолжают притворяться малыми, благо у налоговой службы пока есть более привлекательные объекты внимания. В свете этого, кстати, бессмысленно доверять официальной статистике, касающейся малого бизнеса. И именно массовыми масштабами подобных налоговых махинаций власти мотивировали ужесточение налоговых режимов для малых предприятий – резкое повышение ЕСН с 2011 года и планируемую реформу ЕНВД.

Консервативные «малыши»

В 2009 году российское подразделение компании Metro Cash&Carry открыло «Школу торговли» для своих клиентов – владельцев небольших магазинов у дома. «Ученики» этой школы получают новые знания и навыки розничной торговли, в частности, учатся работать с так называемой открытой выкладкой (а не «через прилавок», как делает сейчас большинство из них). Обучение в школе не бесплатное, но вряд ли затраты на ее организацию окупаются платой за обучение. Основную выгоду Metro извлекает из роста объема продаж – прошедшие обучение клиенты более эффективно управляют своими магазинами, их продажи растут, и, следовательно, они больше закупают у Metro.

Metro – транснациональная компания, зарабатывающая торговлей, а не обучающими программами. И, как мне кажется, руководство компании предпочло бы сфокусироваться на ключевом бизнес-процессе, но было вынуждено взяться за организацию подобных семинаров из-за низкой эффективности клиентов. Если вдуматься, ситуация довольно странная – компания вынуждена тратить ресурсы на обучение своих покупателей розничной торговле, то есть их прямым обязанностям. Видимо, руководство компании сочло, что более эффективных способов повысить товарооборот по этой клиентской группе не существует.

Данный пример не единичен. На сайтах многих крупных компаний, обслуживающих небольшие предприятия, можно найти посвященные обучению разделы, многие федеральные поставщики включают обучение в свои бюджеты. Часто они проводят выездные семинары – поставщик тратится не только на оплату услуг бизнес-тренера или штатного консультанта, но и на его проезд и аренду подходящего для проведения семинара зала. Все это необходимо для обучения региональных клиентов, которые по разным причинам (часто из-за нежелания) не готовы приехать на семинар в Москву.

Подобные семинары практикуют и западные компании. Но на них они, как правило, рассказывают об особенностях и технических превосходствах своих продуктов. Российским же поставщикам и производителям приходится преподавать дилерам азы, базовые знания по ключевым вопросам бизнеса. Они обучают дилеров активным продажам, основам маркетинга и рекламы, управления запасами, управленческого учета и т.д. И неудивительно - те, кто когда-либо продавал что-либо малым региональным компаниям, знает, насколько низок средний уровень подготовки их сотрудников.

Что любопытно, обучившийся дилер вовсе не обязательно будет хранить лояльность своему «учителю». Даже дилеры, действительно ценящие эти семинары, не чувствуют за собой моральных обязательств в дальнейшем сотрудничать именно с поставщиком, потратившимся на их образование. Поставщик не может надеяться, что в знак признательности за науку дилер прекратит его «отжимать» - эта привычка стала второй натурой дилеров, и в борьбе за скидку семинары для них не аргумент. Но и не учить тоже нельзя – необученный дилер мало закупает. Так что поставщикам ничего не остается, кроме как учить дилеров и надеяться на лучшее.

Однако, на первый взгляд, практика обучения сотрудников региональных компаний основам менеджмента – добрый знак для экономики в целом. Курсы и семинары повышают средний уровень региональных специалистов, что способствует росту качества делового климата. Но слишком часто компании-поставщики вынуждены едва ли не насильно затаскивать дилеров на свои семинары.

Древнегреческому мыслителю Сократу приписывается фраза: «Я знаю только то, что ничего не знаю, но другие не знают и этого». Только умный и достаточно образованный человек понимает ограниченность своих знаний, несведущий же счастлив в своем невежестве. Российский малый бизнес часто представлен людьми, которые не то чтобы недооценивают научный менеджмент – они просто не знают о его существовании. Поэтому они вяло реагируют на предложения получить новые знания и часто просят заменить семинар на дополнительную скидку.

На западе распространены случаи, когда малые предприятия создаются бывшими менеджерами крупных. Устав от корпоративной гонки, от планов и бюджетов, от служебной лестницы и интриг, менеджеры порой предпочитают открыть что-то маленькое, но свое. У нас такие истории пока редкость. Менеджеры крупных компаний нечасто готовы распрощаться со своими бонусами, чтобы открыть прачечную или газетный киоск. Большинство «малых предпринимателей» в России – совершенно из другого теста.

В подтверждение этому можно привести недавнее совместное исследование «Инновационный и предпринимательский потенциал общества» «Левада-центра» и Сбербанка. Социологи определили понятие «инициативных» людей, то есть обладающих предпринимательскими качествами: склонностью к риску, уверенностью в себе, оптимизмом, ответственностью за все, что происходит в их жизни, изобретательностью и т.д. Таких в России нашлось 36%. Выяснилось, что эти люди, во-первых, преимущественно не имеют высшего образования, во-вторых, не слишком молоды, в-третьих, имеют средний достаток, а в-четвертых – живут не в Москве, а в малых и средних городах. Среди инициативных в столице живет лишь 12%, а остальные 88% – в городах с населением от 20 тыс. человек.

Таким образом, среднестатистический российский предприниматель – немолодой житель небольшого города, чаще без высшего образования. Этот образ не вяжется с традиционным стереотипом предпринимателя – молодого трудоголика с дипломом наперевес. Интуитивно понятно, что немолодые люди без высшего образования относятся к наиболее консервативной части общества. Они верят в простые вещи – весомые, грубые, зримые. Они достаточно инициативны для открытия своего дела, но не настолько прогрессивны, чтобы забивать себе голову «теорией» и изучать менеджмент. Как правило, они занимаются «торговлей», а не «коммерцией», «изготовлением», а не «производством», а маркетинг и стратегический менеджмент им заменяет интуиция. Например, маркетологи любой федеральной компании, работающей с малыми предприятиями, знают, как трудно проводить с ними трейд-маркетинговые мероприятия, поскольку из всего богатого инструментария маркетинга «ипешники» знают и любят только один – скидку.

Малый бизнес – это не только киоск с шаурмой. Малое предприятие сегодня может состоять из 100 сотрудников и иметь выручку, исчисляющуюся миллионами. В российском малом бизнесе трудоустроены миллионы людей. В сумме это мощная сила, оказывающая серьезное влияние на развитие экономики страны.

При этом культура предпринимательства в стране формируется не только за счет формального бизнес-образования. Молодые сотрудники, придя после вуза в коммерческие предприятия, учатся «на ходу», впитывают культуру, методы, приемы более опытных и старших работников. Российские молодые специалисты, получившие первую работу в малых компаниях, наблюдают и усваивают устаревшие методы управления, таким образом фиксируя эти неверные установки, незаслуженно продлевая им жизнь.

В итоге получается, что руководители малого бизнеса в России в целом являются одним из наиболее реакционных сегментов экономически активного населения, носителями и распространителями консервативной и устаревшей культуры ведения дел. Они последними внедряют инновации, игнорируют маркетинг как обязательный элемент операционной деятельности и негативно относятся к менеджменту как к науке. Именно средние и крупные предприятия России аккумулируют у себя весь научный и маркетинговый потенциал. Если в России и запускаются инновации – в технологиях производства, менеджмента или маркетинга, - то происходит это не в малых предприятиях, которые не могут, а часто и не хотят держать в штате соответствующих специалистов. Им свойственен крайне консервативный подход. Возможно, они двигают вперед экономику России, но разве что с точки зрения создания новых рабочих мест. Если деловой климат в стране улучшается, то это точно не их заслуга.

Сразу хочу оговориться – исключения из этого правила (как и из любого другого) есть. В России наверняка найдется много малых предприятий, не подпадающих под все вышеперечисленное. Но мой более чем десятилетний опыт работы с малым бизнесом показывает – пока что это лишь редкие счастливые исключения.

Теневая сторона

Если бы малый бизнес был просто консервативным, это было бы полбеды. В конце концов, согласно теории эволюции и прогресса, любой ретроград рано или поздно будет «сметен с доски» силой прогресса. Технологически (в широком смысле) отсталые предприятия рано или поздно исчезают сами, уступив место продвинутым и развитым.

Но не тут-то было. У малых предприятий есть свой козырь в рукаве – низкие удельные издержки. На первый взгляд, здесь нарушена логика – именно крупные предприятия, за счет эффекта масштаба, должны добиваться низких издержек на единицу продукции. Но в реальности дело часто обстоит иначе. В некоторых отраслях бизнеса средний бизнес терпит большие убытки из-за невозможности на равных сражаться за потребителя со своими карликовыми конкурентами. В качестве иллюстрации можно привести рынок производителей пластиковых окон, где борьба между средними и малыми компаниями стала очень острой, особенно в свете кризисного рыночного спада.

Первое оружие малых предприятий – низкие налоги или их полное отсутствие. Многие маленькие компании, даже имея возможность платить налоги по льготным ставкам, стараются этого не делать. Наличные расчеты и «серые» схемы в этом сегменте рынка процветают. Средние, а тем более крупные предприятия находятся на виду у налоговых органов, им сложнее прятать свои истинные финансовые потоки. Пользуясь этим, некоторые малые предприятия доводят уровень своей налоговой нагрузки до невероятно низкого, близкого к нулю. Фактически, они платят только социальные налоги (и то лишь с «белой» части зарплат), так как, согласно формальной отчетности, выручка у них крошечная, а прибыль – нулевая.

Если бы малые предприятия исправно платили все налоги, им пришлось бы искать иные формы конкуренции со средним бизнесом. Например, оказывать услуги более высокого качества или применять нестандартные методы привлечения клиентов. В этом случае запустился бы тот самый пресловутый невидимый рыночный механизм, который в итоге вынуждает цены снижаться, а качество товаров и услуг – расти.

Второе оружие – это качество продукта. В производстве ПВХ-окон вопросами качества озадачены только средние и большие компании. Маленькие фирмы, понимая свою неспособность выделиться особенными продуктами, делают упор на низкие цены и удешевляют все, что можно, порой в ущерб качеству.

Как ни парадоксально звучит, но арендные ставки для малых предприятий тоже часто оказываются ниже, чем для больших. Они согласны арендовать помещения ужасающего качества, за городом, без ремонта и порой без элементарных удобств, чего среднее предприятие себе позволить не может.

Удельные издержки на труд у малого предприятия тоже ниже. Делая ставку на низкое качество и низкие цены, малые предприятия не нуждаются в квалифицированных маркетологах, рабочих, финансовых и коммерческих директорах, в специалистах по подбору персонала и т.д. Кроме того, малые предприятия управляются собственником лично, он успевает за всем уследить сам, а значит, потребность в квалифицированных управленцах у него отсутствует.

Любые инновации на рынок продвигают в этом бизнесе средние и крупные предприятия. Тем самым они пытаются «отстроиться» от малых, но как только новинка становится популярной, малые предприятия быстро включают ее в ассортимент. Таким образом, все затраты на инновационную деятельность ложатся на средние и большие предприятия, а результатами пользуются малые, поскольку, внедряя новинки, они сразу же снижают на них цены.

Также малые предприятия активно используют «паразитические» технологии. Например, пару лет назад на юге России работала компания, продающая безымянный ПВХ-профиль для изготовления оконных рам. Вот только на защитную пленку, которой всегда покрывается профиль, она наносила логотипы известных компаний – KBE, Rehau, Veka, Proplex. Потом из этого профиля делали окна, которые продавали конечным потребителем, пользуясь их незнанием подобных тонкостей. Потребители думали, что покупают «немецкие» окна. Возможно, эта фирма (или подобные ей) работают и сегодня.

Существенный вклад в низкие цены на продукцию малых предприятий внесли поставщики сырья и материалов. Гонясь за ростом продаж, они сделали разницу между ценами для крупных клиентов и ценами для ИП слишком несущественной. В итоге малое предприятие не только снижает затраты за счет качества и налогов, но и получает относительно низкие цены на сырье и материалы. Все это делает продукцию средних и крупных производителей неконкурентоспособной.

Таким образом, в бизнесе пластиковых окон малые предприятия-производители наводнили рынок продукцией низкого качества по бросовым ценам. Пользуясь своими преимуществами, законными и не очень, они поставили средние и большие предприятия в очень сложное положение. Скорее всего, отрасль пластиковых окон – не исключение, и подобная ситуация имеет место в любой индустрии, обладающей следующими характеристиками:

1. «Входной билет» на рынок стоит недорого – даже у небольшой компании может оказаться достаточно средств, чтобы стать участником рынка.
2. Ресурсы, необходимые малому предприятию (например, сырье и материалы), доступны на широком и высококонкурентном рынке, на котором предприятие может получить достаточно привлекательные цены, несмотря на скромные размеры.
3. На рынке нет существенных и реально (а не на бумаге) действующих законодательных ограничений для выхода на рынок – лицензий, труднодоступных разрешений, патентов и т.д.
4. Конечный потребитель не является экспертом в ключевом товаре, его легко ввести в заблуждение и продать ему продукт низкого качества.

Выводы

В некоторых отраслях бизнеса малые компании существенно тормозят развитие экономики. Благодаря своим незаслуженно низким ценам они втягивают конкурентов из среднего бизнеса в ценовые войны, тем самым лишая их ресурсов для инноваций и развития. А сами малые предприятия крайне редко отличаются инновационностью и прогрессивными методами работы.

В свете этого государство могло бы принести неоценимую пользу экономике страны, если бы не только выделяло субсидии для малого бизнеса, но и:

1. Повысило бы качество налогового администрирования. Малый бизнес должен иметь право на налоговые льготы, но уж предписанные налоги он должен платить исправно. Все участники рынка должны работать в равных условиях.
2. Направило бы часть средств в поддержку малого бизнеса на организацию обучения руководителей и сотрудников малых предприятий основам менеджмента. Кстати, вторую идею можно было бы увязать с первой – претендовать на налоговые льготы может только предприниматель, прошедший обучение. Культура управления в России еще слишком низкая, ее естественное изменение займет слишком много времени.

Понятно, что в условиях низкой исполняемости законов эти идеи не будут работать правильно, даже если будут реализованы. Малые предприятия будут изобретать новые способы ухода от налогов, а сертификаты о бизнес-образовании будут продаваться за деньги. Но если не делать ничего, то изменения будут протекать губительно медленно.

Российские малые предприятия таковы не потому, что их создатели злодеи, а потому, что такова деловая среда в стране. Здесь принято не платить налоги, а успеха можно добиться и без знаний. Рано или поздно «невидимая рука рынка» решит и эту проблему, но только государство может ускорить этот процесс.

Упоминаемая в этой публикации АНО «Левада-Центр» принудительно внесена Минюстом в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

 

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Директор по продажам, Тольятти

Мелкий бизнес ОЧЕНЬ разный.
Всех смести под один веник не получится.
Владелец трех ларьков на рынке и одной авто мойки сильно отличается по менталитету, образованию и методам управления от владельца интернет-студии, хотя сотрудников у них одинаковое количество.
А технологии продаж всякие, маркЕтинг и пиар для малого бизнеса в значительной его части бессмысленны.
Ибо ''знания умножают скорбь'' (С). Главный маркетинг для рыбного лотка - свежая рыба, а главный пиар - добродушная и веселая продавщица, которая никогда не обсчитывает клиентов.
Приведенные в статье примеры по окнам характерны тем, что удачно освещают устремления клиентов.
Которым (в основной массе) надо только одно - ДЕШЕВЛЕ, ибо другого аргумента они не понимают и всякие многокамерные пакеты и супер материалы считают надуваловом и рекламными трюками.
Так что ''на зеркало неча пенять'' - мы сами толкаем мелкий бизнес на демпинг и низкое качество.

HR-директор, Белгород

М-да, г-н Бирюлин. Могу предположить, что столь негативное восприятие российского малого бизнеса имеет объективные (и субъективные причины). Возможно Ваше предприятие проигрывает какому-нибудь ИП по ценообразованию, а соответственно и по предпочтениям потребителей. И все же позвольте, с Вами не согласиться. У меня перед глазами несколько примеров, где предприятия (и региональные, и малого, среднего бизнеса) предлагают более высокий уровень сервиса и более гибкую систему бизнес-процессов (а значит и наиболее оперативно реагирующую на изменения внутренней и внешней среды) по сравнению с существующими рядом представителями гигантов (крупными федеральными сетями). Это касается и розничной торговли и телекоммуникаций. Так, что не стоит, уж так - всех под одну гребенку. А то, что при существующей в стране ситуации, малый бизнес еще выживает - показатель, как раз, не консервативности, а умения выживать и адаптироваться к быстро изменяющемуся рынку.
С уважением.

HR-директор, Москва

Американский философ Р.А.Уилсон предложил замечательное понятие - ''некневсе''. Некневсе - это ''некоторые, но не все''. Замечательное средство от необоснованных обобщений. Например, можно сказать, что некневсе малые предприятия являются ''...рассадниками консерватизма и реакционных технологий, символ невежества и нечестной конкуренции...''. Ближе, так сказать, к правде - меньше споров!

Генеральный директор, Украина

Полная ерунда. Не статья, а плачь менеджера крупной компании

Менеджер по перевозкам, Москва

Новый вариант ПиАра? ''Терна Полимер'', фирма автора статьи, видимо, сильно пострадала от конкурентов от мб, непременно с ''некачественным товаром'' и ''необразованными ипешниками''...такую ахинею несусветную только очень обиженный на мб человек мог сочинить. Явно не хозяин компании. Офисный планктоша. Сидит, настрачивает по 120 ударов в минуту ))) Примеров, кроме некачественных пластиковых окон, привести не смог. Выдохся хаять нас, ''необразованных'' 8)

Нач. отдела, зам. руководителя, Китай

Если малый бизнес такой уж неэффективный, что что стоит крупному его победить в честной конкурентной борьбе? Однако, не смотря на все невероятные с точки зрения малого бизнеса ресурсы, крупный бизнес на это не способен. И вот почему.

Предприниматель, как правило, сам занят в своём бизнесе. Если нужно, он может остаться вечером, чтобы разгрузить контейнер или помочь на производстве. Естественно, глядя на то, как трудится босс, многие сотрудники согласятся помочь ему. Хороший хозяин своих людей потом отблагодарит. Например, я знаю одного бизнесмена, который благодарил сотрудника, пожимая ему руку, стоя на коленях.

В крупной компании первым, кто отвалит с работы или будет пинать балду всегда будет наёмный начальник. Естественно, подчинённые будут вести себя так же. Даже если их заставят тусоваться возле рабочих мест до ночи. Поэтому настоящий штурм и прорыв в большой компании не возможны. Поэтому у малых предприятий - там где активный владелец - больше возможностей обойти крупняк на поворотах. Компенсировать отсутствие теории опытом, интуицией и большим количеством трудовых часов мотивированных сотрудников.

Руководитель проекта, Калининград

Если и есть проблемы с неэффективностью малого бизнеса, то это (1) искусственное, на бумаге, дробление более крупных компаний с целью ухода от налогов - ну так это проблема юридическая, причем искусственно созданная сверху. Даже если просто ''недосмотрели'', она тянется столько лет, что пора бы и поправить. И (2) - квалификация управленцев в малом бизнесе действительно очень плохая. Там, где она получше, малый бизнес становится как минимум средним. Но малый бизнес для этого и нужен - это молодая поросль.

Председатель совета директоров, Москва
Елена Бреслав пишет: малый бизнес становится как минимум средним...
в РФ малый бизнес до 300 млн.рублей или 10 млн.$, так что в верхней части этот бизнес не такой уж и малый, особенно если это произвоство&строительство :D
Нач. отдела, зам. руководителя, Казахстан

АФФТАР, ВЕРНИТЕ МНЕ 10 МИНУТ МОЕЙ ЖИЗНИ !

(кстати, про стену или йад аффтару уже советовали ?)

1 2 4
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Треть россиян планируют сменить работу в 2022 году

Около 3 млн людей в 2021 году устроились на новую работу. По прогнозам экспертов, этот тренд сохранится и в 2022 году

Блогеры из TikTok заработали за год больше, чем главы корпораций

За 2021 год доход TikTok-блогеров с миллионной аудиторией вырос на 200%.

Apple начала выполнять закон о «приземлении»

Компания зарегистрировала личный кабинет на сайте Роскомнадзора.

Россияне назвали критерии работы мечты

Для многих предпочтительны варианты с полной или частичной удаленной занятостью.