О вреде малого бизнеса

На одном из российских деловых сайтов недавно был отмечен тот факт, что в риторике высших руководителей государства все чаще стало мелькать словосочетание «малый бизнес». Из этого автор заметки делал вывод, что началась предвыборная кампания – власти всегда делают реверанс в сторону малого бизнеса, когда им нужны дополнительные голоса.

Малый бизнес считается опорой экономики в любой стране (Российская общественная организация малого и среднего предпринимательства, к слову сказать, так и называется – «Опора России»). Развитые страны гордятся своими данными о росте малого бизнеса. Причин для этого много, и они хорошо изучены. России, где львиная доля населения так или иначе состоит на госслужбе или работает в естественных монополиях, тоже отнюдь не помешал бы рост числа малых компаний. Однако малый бизнес в России – отнюдь не то же самое, что на Западе. И порой он не только не способствует развитию экономики, но активно тянет ее назад.

В статьях по теме малый бизнес обычно предстает безвинной жертвой алчного и неповоротливого государства. Инициативный и энергичный малый бизнес душат налогами и проверками, а государственные программы поддержки бизнеса (например, субсидии на открытие своего дела, которые государство стало раздавать в кризис) признаются неэффективными. Но у автора этих строк большой опыт работы с клиентами – индивидуальными предпринимателями и малыми компаниями, дающий основания полагать, что в реальности все далеко не так однозначно. Малый бизнес в сегодняшней России – это сложное и порой далеко не такое полезное для экономики образование, как принято считать.

Во-первых, российские малые предприятия часто оказываются совсем не теми, за кого они себя выдают, – порой реальные размеры этих компаний значительно больше. Во-вторых, малый бизнес в России чрезвычайно консервативен и противится любым инновациям. В-третьих, в некоторых отраслях малый бизнес получает необоснованные конкурентные преимущества перед средним и мешает тому развиваться. Поэтому, на мой взгляд, государству следует поддерживать малый бизнес – но не так, как оно это делает сейчас.

Размер имеет значение

Российские малые предприятия часто оказываются не теми, за кого себя выдают. Налоговые льготы для малых предприятий не дают покоя собственникам средних, и некоторые отнюдь не малые предприятия искусственно дробятся на несколько фирм меньшего размера. Часто это делается по функциональному признаку – отделы компании, такие как производство, сбыт, логистика, учет становятся (на бумаге) отдельными предприятиями, оказывающими друг другу услуги или поставляющими продукцию.

В арбитражной практике можно отыскать подобные дела. Но арбитражная практика отражает только немногие дошедшие до суда случаи. Сотни компаний по России успешно продолжают притворяться малыми, благо у налоговой службы пока есть более привлекательные объекты внимания. В свете этого, кстати, бессмысленно доверять официальной статистике, касающейся малого бизнеса. И именно массовыми масштабами подобных налоговых махинаций власти мотивировали ужесточение налоговых режимов для малых предприятий – резкое повышение ЕСН с 2011 года и планируемую реформу ЕНВД.

Консервативные «малыши»

В 2009 году российское подразделение компании Metro Cash&Carry открыло «Школу торговли» для своих клиентов – владельцев небольших магазинов у дома. «Ученики» этой школы получают новые знания и навыки розничной торговли, в частности, учатся работать с так называемой открытой выкладкой (а не «через прилавок», как делает сейчас большинство из них). Обучение в школе не бесплатное, но вряд ли затраты на ее организацию окупаются платой за обучение. Основную выгоду Metro извлекает из роста объема продаж – прошедшие обучение клиенты более эффективно управляют своими магазинами, их продажи растут, и, следовательно, они больше закупают у Metro.

Metro – транснациональная компания, зарабатывающая торговлей, а не обучающими программами. И, как мне кажется, руководство компании предпочло бы сфокусироваться на ключевом бизнес-процессе, но было вынуждено взяться за организацию подобных семинаров из-за низкой эффективности клиентов. Если вдуматься, ситуация довольно странная – компания вынуждена тратить ресурсы на обучение своих покупателей розничной торговле, то есть их прямым обязанностям. Видимо, руководство компании сочло, что более эффективных способов повысить товарооборот по этой клиентской группе не существует.

Данный пример не единичен. На сайтах многих крупных компаний, обслуживающих небольшие предприятия, можно найти посвященные обучению разделы, многие федеральные поставщики включают обучение в свои бюджеты. Часто они проводят выездные семинары – поставщик тратится не только на оплату услуг бизнес-тренера или штатного консультанта, но и на его проезд и аренду подходящего для проведения семинара зала. Все это необходимо для обучения региональных клиентов, которые по разным причинам (часто из-за нежелания) не готовы приехать на семинар в Москву.

Подобные семинары практикуют и западные компании. Но на них они, как правило, рассказывают об особенностях и технических превосходствах своих продуктов. Российским же поставщикам и производителям приходится преподавать дилерам азы, базовые знания по ключевым вопросам бизнеса. Они обучают дилеров активным продажам, основам маркетинга и рекламы, управления запасами, управленческого учета и т.д. И неудивительно - те, кто когда-либо продавал что-либо малым региональным компаниям, знает, насколько низок средний уровень подготовки их сотрудников.

Что любопытно, обучившийся дилер вовсе не обязательно будет хранить лояльность своему «учителю». Даже дилеры, действительно ценящие эти семинары, не чувствуют за собой моральных обязательств в дальнейшем сотрудничать именно с поставщиком, потратившимся на их образование. Поставщик не может надеяться, что в знак признательности за науку дилер прекратит его «отжимать» - эта привычка стала второй натурой дилеров, и в борьбе за скидку семинары для них не аргумент. Но и не учить тоже нельзя – необученный дилер мало закупает. Так что поставщикам ничего не остается, кроме как учить дилеров и надеяться на лучшее.

Однако, на первый взгляд, практика обучения сотрудников региональных компаний основам менеджмента – добрый знак для экономики в целом. Курсы и семинары повышают средний уровень региональных специалистов, что способствует росту качества делового климата. Но слишком часто компании-поставщики вынуждены едва ли не насильно затаскивать дилеров на свои семинары.

Древнегреческому мыслителю Сократу приписывается фраза: «Я знаю только то, что ничего не знаю, но другие не знают и этого». Только умный и достаточно образованный человек понимает ограниченность своих знаний, несведущий же счастлив в своем невежестве. Российский малый бизнес часто представлен людьми, которые не то чтобы недооценивают научный менеджмент – они просто не знают о его существовании. Поэтому они вяло реагируют на предложения получить новые знания и часто просят заменить семинар на дополнительную скидку.

На западе распространены случаи, когда малые предприятия создаются бывшими менеджерами крупных. Устав от корпоративной гонки, от планов и бюджетов, от служебной лестницы и интриг, менеджеры порой предпочитают открыть что-то маленькое, но свое. У нас такие истории пока редкость. Менеджеры крупных компаний нечасто готовы распрощаться со своими бонусами, чтобы открыть прачечную или газетный киоск. Большинство «малых предпринимателей» в России – совершенно из другого теста.

В подтверждение этому можно привести недавнее совместное исследование «Инновационный и предпринимательский потенциал общества» «Левада-центра» и Сбербанка. Социологи определили понятие «инициативных» людей, то есть обладающих предпринимательскими качествами: склонностью к риску, уверенностью в себе, оптимизмом, ответственностью за все, что происходит в их жизни, изобретательностью и т.д. Таких в России нашлось 36%. Выяснилось, что эти люди, во-первых, преимущественно не имеют высшего образования, во-вторых, не слишком молоды, в-третьих, имеют средний достаток, а в-четвертых – живут не в Москве, а в малых и средних городах. Среди инициативных в столице живет лишь 12%, а остальные 88% – в городах с населением от 20 тыс. человек.

Таким образом, среднестатистический российский предприниматель – немолодой житель небольшого города, чаще без высшего образования. Этот образ не вяжется с традиционным стереотипом предпринимателя – молодого трудоголика с дипломом наперевес. Интуитивно понятно, что немолодые люди без высшего образования относятся к наиболее консервативной части общества. Они верят в простые вещи – весомые, грубые, зримые. Они достаточно инициативны для открытия своего дела, но не настолько прогрессивны, чтобы забивать себе голову «теорией» и изучать менеджмент. Как правило, они занимаются «торговлей», а не «коммерцией», «изготовлением», а не «производством», а маркетинг и стратегический менеджмент им заменяет интуиция. Например, маркетологи любой федеральной компании, работающей с малыми предприятиями, знают, как трудно проводить с ними трейд-маркетинговые мероприятия, поскольку из всего богатого инструментария маркетинга «ипешники» знают и любят только один – скидку.

Малый бизнес – это не только киоск с шаурмой. Малое предприятие сегодня может состоять из 100 сотрудников и иметь выручку, исчисляющуюся миллионами. В российском малом бизнесе трудоустроены миллионы людей. В сумме это мощная сила, оказывающая серьезное влияние на развитие экономики страны.

При этом культура предпринимательства в стране формируется не только за счет формального бизнес-образования. Молодые сотрудники, придя после вуза в коммерческие предприятия, учатся «на ходу», впитывают культуру, методы, приемы более опытных и старших работников. Российские молодые специалисты, получившие первую работу в малых компаниях, наблюдают и усваивают устаревшие методы управления, таким образом фиксируя эти неверные установки, незаслуженно продлевая им жизнь.

В итоге получается, что руководители малого бизнеса в России в целом являются одним из наиболее реакционных сегментов экономически активного населения, носителями и распространителями консервативной и устаревшей культуры ведения дел. Они последними внедряют инновации, игнорируют маркетинг как обязательный элемент операционной деятельности и негативно относятся к менеджменту как к науке. Именно средние и крупные предприятия России аккумулируют у себя весь научный и маркетинговый потенциал. Если в России и запускаются инновации – в технологиях производства, менеджмента или маркетинга, - то происходит это не в малых предприятиях, которые не могут, а часто и не хотят держать в штате соответствующих специалистов. Им свойственен крайне консервативный подход. Возможно, они двигают вперед экономику России, но разве что с точки зрения создания новых рабочих мест. Если деловой климат в стране улучшается, то это точно не их заслуга.

Сразу хочу оговориться – исключения из этого правила (как и из любого другого) есть. В России наверняка найдется много малых предприятий, не подпадающих под все вышеперечисленное. Но мой более чем десятилетний опыт работы с малым бизнесом показывает – пока что это лишь редкие счастливые исключения.

Теневая сторона

Если бы малый бизнес был просто консервативным, это было бы полбеды. В конце концов, согласно теории эволюции и прогресса, любой ретроград рано или поздно будет «сметен с доски» силой прогресса. Технологически (в широком смысле) отсталые предприятия рано или поздно исчезают сами, уступив место продвинутым и развитым.

Но не тут-то было. У малых предприятий есть свой козырь в рукаве – низкие удельные издержки. На первый взгляд, здесь нарушена логика – именно крупные предприятия, за счет эффекта масштаба, должны добиваться низких издержек на единицу продукции. Но в реальности дело часто обстоит иначе. В некоторых отраслях бизнеса средний бизнес терпит большие убытки из-за невозможности на равных сражаться за потребителя со своими карликовыми конкурентами. В качестве иллюстрации можно привести рынок производителей пластиковых окон, где борьба между средними и малыми компаниями стала очень острой, особенно в свете кризисного рыночного спада.

Первое оружие малых предприятий – низкие налоги или их полное отсутствие. Многие маленькие компании, даже имея возможность платить налоги по льготным ставкам, стараются этого не делать. Наличные расчеты и «серые» схемы в этом сегменте рынка процветают. Средние, а тем более крупные предприятия находятся на виду у налоговых органов, им сложнее прятать свои истинные финансовые потоки. Пользуясь этим, некоторые малые предприятия доводят уровень своей налоговой нагрузки до невероятно низкого, близкого к нулю. Фактически, они платят только социальные налоги (и то лишь с «белой» части зарплат), так как, согласно формальной отчетности, выручка у них крошечная, а прибыль – нулевая.

Если бы малые предприятия исправно платили все налоги, им пришлось бы искать иные формы конкуренции со средним бизнесом. Например, оказывать услуги более высокого качества или применять нестандартные методы привлечения клиентов. В этом случае запустился бы тот самый пресловутый невидимый рыночный механизм, который в итоге вынуждает цены снижаться, а качество товаров и услуг – расти.

Второе оружие – это качество продукта. В производстве ПВХ-окон вопросами качества озадачены только средние и большие компании. Маленькие фирмы, понимая свою неспособность выделиться особенными продуктами, делают упор на низкие цены и удешевляют все, что можно, порой в ущерб качеству.

Как ни парадоксально звучит, но арендные ставки для малых предприятий тоже часто оказываются ниже, чем для больших. Они согласны арендовать помещения ужасающего качества, за городом, без ремонта и порой без элементарных удобств, чего среднее предприятие себе позволить не может.

Удельные издержки на труд у малого предприятия тоже ниже. Делая ставку на низкое качество и низкие цены, малые предприятия не нуждаются в квалифицированных маркетологах, рабочих, финансовых и коммерческих директорах, в специалистах по подбору персонала и т.д. Кроме того, малые предприятия управляются собственником лично, он успевает за всем уследить сам, а значит, потребность в квалифицированных управленцах у него отсутствует.

Любые инновации на рынок продвигают в этом бизнесе средние и крупные предприятия. Тем самым они пытаются «отстроиться» от малых, но как только новинка становится популярной, малые предприятия быстро включают ее в ассортимент. Таким образом, все затраты на инновационную деятельность ложатся на средние и большие предприятия, а результатами пользуются малые, поскольку, внедряя новинки, они сразу же снижают на них цены.

Также малые предприятия активно используют «паразитические» технологии. Например, пару лет назад на юге России работала компания, продающая безымянный ПВХ-профиль для изготовления оконных рам. Вот только на защитную пленку, которой всегда покрывается профиль, она наносила логотипы известных компаний – KBE, Rehau, Veka, Proplex. Потом из этого профиля делали окна, которые продавали конечным потребителем, пользуясь их незнанием подобных тонкостей. Потребители думали, что покупают «немецкие» окна. Возможно, эта фирма (или подобные ей) работают и сегодня.

Существенный вклад в низкие цены на продукцию малых предприятий внесли поставщики сырья и материалов. Гонясь за ростом продаж, они сделали разницу между ценами для крупных клиентов и ценами для ИП слишком несущественной. В итоге малое предприятие не только снижает затраты за счет качества и налогов, но и получает относительно низкие цены на сырье и материалы. Все это делает продукцию средних и крупных производителей неконкурентоспособной.

Таким образом, в бизнесе пластиковых окон малые предприятия-производители наводнили рынок продукцией низкого качества по бросовым ценам. Пользуясь своими преимуществами, законными и не очень, они поставили средние и большие предприятия в очень сложное положение. Скорее всего, отрасль пластиковых окон – не исключение, и подобная ситуация имеет место в любой индустрии, обладающей следующими характеристиками:

1. «Входной билет» на рынок стоит недорого – даже у небольшой компании может оказаться достаточно средств, чтобы стать участником рынка.
2. Ресурсы, необходимые малому предприятию (например, сырье и материалы), доступны на широком и высококонкурентном рынке, на котором предприятие может получить достаточно привлекательные цены, несмотря на скромные размеры.
3. На рынке нет существенных и реально (а не на бумаге) действующих законодательных ограничений для выхода на рынок – лицензий, труднодоступных разрешений, патентов и т.д.
4. Конечный потребитель не является экспертом в ключевом товаре, его легко ввести в заблуждение и продать ему продукт низкого качества.

Выводы

В некоторых отраслях бизнеса малые компании существенно тормозят развитие экономики. Благодаря своим незаслуженно низким ценам они втягивают конкурентов из среднего бизнеса в ценовые войны, тем самым лишая их ресурсов для инноваций и развития. А сами малые предприятия крайне редко отличаются инновационностью и прогрессивными методами работы.

В свете этого государство могло бы принести неоценимую пользу экономике страны, если бы не только выделяло субсидии для малого бизнеса, но и:

1. Повысило бы качество налогового администрирования. Малый бизнес должен иметь право на налоговые льготы, но уж предписанные налоги он должен платить исправно. Все участники рынка должны работать в равных условиях.
2. Направило бы часть средств в поддержку малого бизнеса на организацию обучения руководителей и сотрудников малых предприятий основам менеджмента. Кстати, вторую идею можно было бы увязать с первой – претендовать на налоговые льготы может только предприниматель, прошедший обучение. Культура управления в России еще слишком низкая, ее естественное изменение займет слишком много времени.

Понятно, что в условиях низкой исполняемости законов эти идеи не будут работать правильно, даже если будут реализованы. Малые предприятия будут изобретать новые способы ухода от налогов, а сертификаты о бизнес-образовании будут продаваться за деньги. Но если не делать ничего, то изменения будут протекать губительно медленно.

Российские малые предприятия таковы не потому, что их создатели злодеи, а потому, что такова деловая среда в стране. Здесь принято не платить налоги, а успеха можно добиться и без знаний. Рано или поздно «невидимая рука рынка» решит и эту проблему, но только государство может ускорить этот процесс.

Упоминаемая в этой публикации АНО «Левада-Центр» принудительно внесена Минюстом в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

 

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Генеральный директор, Москва

Интересная статья, но у меня сложилось мнение, что автор оперирует только теорией и статистическими данными.
Не буду комментировать каждый абзац, дабы не не тратить чужое время на прочтение моих комментов, и свое - на их писание.
Вся проблема кроется в истории нашего государства, культуре развития и воспитания. Как можно обвинять малый бизнес в том, что он паразитирует, когда изначально не было выработано условий и ценностей, т.е. почвы для его развития?
Более 70 лет государство находилось во власти одной идеологии, которая формировала весь уклад и характер жизни. Потом все просто сломали - прежние идеалы стали не нужны, а новых не было. Кто их мог бы сформировать - никто! Потому что некому. ПОтому что те, кто что-то мог - жили при советской власти, и не знали что такое свой (малый) бизнес. Советский строй не жаловал частных предпринимателей и лавочников - они ехали лес валить или получали свою порцию свинца в подвалах.
Из всего этого следует, что у нас просто не было основы, которая могла бы создать правильный малый бизнес, а заграницей это было и есть. Это культура их общества. А наша культура малого бизнеса и предпринимательства рождалась в 90-х годах на развалинах государства, в малиновых пиджаках, с пистолетом в руках. Кто-то выжил, кто-то нет - произошел естественный (и не очень) отбор. У людей просто не было представления и понимания, как жить дальше - продукты были по карточкам и талонам, попытки правительства оживить экономику за счет населения - выпуск ваучеров, с которыми большинство не знало что делать. Мы жили с определенными целями и идеалами - строили коммунизм, нам это вкладывалив головы с младых ногтей и вдруг - все разом рухнуло. Народ, в своем большинстве, оказался у разбитого корыта, причем не по своему желанию. Разве за это можно всех винить? И прошло всего 20 лет. За это время в стране было столько изменений, потрясений, новую Россию лихорадило первые 10 лет. Государство по сути создавалось на ровном месте, с нуля, порой вслепую, методом проб и ошибок, как новорожденные котята мы тыкались из сторны в сторону, чтобы найти ту заветную мамину сиську с молоком, чтобы не сдохнуть от голода.
А дальше - начался капитализм. Опять же в который начали вступать те, что родился в 70-80-е годы, кто провел свое детство в очередях, кто видел и понимал закат прежней эпохи и разрушение старых идеалов, и был участником создания нового общества. Но вя проблема в том, что нужных знаний тогда не было. Среди моих друзей есть бизнесмены, которые начали свое дело после 1991 года, до сих пор продолжают, ворочают миллионами долларов, но при этом не умеют работать на компьютре, более того - они даже не имеют его. Мотивируя тем, что он им не нужен, т.к. есть тетрадка и калькулятор, и зачем тратить время на изучение компа, когда есть помощник или секретарь, который за них напишет документы, получить мейлы, распечатает и принесет для ознакомления.
Теперь пойдем далее. Вот мы выжили, выросли, и пошли учиться - возникает вопрос: где выучится на ИПешника? Только в вузах коммерции и торговли. ОК. А много ли вы видели специальностей или учебных программ, в названии которых было бы сказано, что ''мы научим вас стать ИП и открыть малый бизнес - опору России''? Думаю, что мало.
В конце 90-х в сфере образования был бум на юристов и экономистов, еще учили на бухгалтеров и ''компьютерщиков''. При этом ВУЗов, которые могли реально чему-то научить были единицы - не было понимания как учить и чему. Естественно, что взяли западные учебники, потом поняли, что их технологии и методы не работают в такой стране как Россия, которую умом не понять и аршином общим не измерить. И что мы поучили в итоге? Толпы непригодных специалистов, которые пытались найти работу - кто-то ушел в торговлю, кто-то на низшие должности в больших компаниях, а кто-то пошел переучиваться. Далее - опускаем середину 2000-х годов. Переходим в наше время.
Где-то в России, первое десятилетие 21 века. Не буду писать о том, что в глубинках все плохо - я три года провел в еженедельных командировках по стране и городам с населением от 400К - насмотрелся правды жизни. Кому интересно - пишите, расскажу. Наша статья не об этом.
Итак, мы теперь бодры, веселы, знаем как учить молодежь, знаем основы экономики и бизнеса, некоторые даже выжили в 90-е - украли где надо, продали кому надо и живут на рублевке. И что? Где ценности малого бизнеса? В том, что укради где надо и продай кому надо, и чтобы тебе ничего за это не было. Студентов учат в престижных ВУЗах экономике, маркетингу, менеджменту, но все на основе ИНОСТРАННЫХ компаний, и их технологий. Сегодняшние бакалавры и магистры впитывают и познают ценности работы в крупной иностранной компании. И хотят в них работать - по сути получается, что мы растим хороших работников для крупных компаний. И они не стремятья использовать свои знания для открытия своего дела. А почему - а потому что нет уверенности в завтрашнем дне, потому что бояться, что придет чиновник или проверка, которая начнет их гнобить и душить, искать нарушения, и отпустит только тогда, когда им даш на лапу. Могут прийти бандиты, с предложением ''крыши'', и некуда пойти - потому что в полиции (милиции) тебе предложат свои услуги по ''крышеванию''. Все равно приходится платить кому-то: прибыль от бизнеса делится на две основные части - официальная и неофициальная. В неофициальную входят взятки, откаты и т.п. И самое неприятное, что эта неофициальная часть превышает официальную! Предпринимателю приходится делить доход на три части: на себя, на бизнес, на откаты!!!
В результате всех выше указанных факторов, мы получили сложного подростка, по имени Малый Бизнес России. И вот он стоит на улице большого города, в чужой одежде, которая ему не удобна, озирается по сторонам, готов работат (диплом есть, даже опыт некоторый имеется), но в то же время думает, где бы чего украсть и не попасться, а некоторые, в дорогих костюмах и бейджиками на пузе (рабы офисов), проходят мимо, и гляда на него думают, что вот шпаны и ворья развелось на улицах нашего большого города. А вашего ли города? И что ВЫ лично сделали, чтобы изменить мир вокруг? Не зря было сказано: хочешь изменить мир - начни с себя. Наверное не стоит ''поливать грязью'' малый бизнес, ведь лучше помочь этому ПОДРОСТКУ повзрослеть встать уверенно на ноги, поддержать, рассказать, как и что надо делать. ''Хочешь указать на ошибки - сначала похвали''. И не надо ждать помощи государства, надо использовать для этого ресурс больших компаний и негосударственного сектора. Создайте достойные условия и тогда не будут воровать, брать взяток и т.п.
И на последок, любителям сравнений ''до'' и ''после''. По мнению классиков марксизма, в коммунистическом обществе реализуется принцип «Каждый по способностям, каждому по потребностям», а в капитализме разве он другой? =)) Быть может не стоит делить людей на ''ленинградцев'' и ''других''? Наверное не стоит критиковать малый бизнес за то, что он такой, какой есть - имеет смысл задуматься, а что ТЫ лично сделал, чтобы изменить себя, свой дом и семью, общество вокруг себя. Не бойтесь творить! Берите краску и раскрасте мир в те цвета, которые хотите видеть!

Директор по рекламе, Москва

все уже прошлись по Автору в шипастых ботинках )))

не беда малых предприятий, что они не местные и такие они, это экономика у нас не мэстная
малые предприятия в USA могут быть и производственными и внедренческими производственными
или изолированными производственными тех процессами и им известна глобальная бизнес мораль - отношение к созданию продукта и конкуренция на качестве

а в РФ это торговые предприятия и обучены только маркетингу, торговать чем есть и что дешевле
заказывать что лучше ВЫГЛЯДИТ но по качеству хуже
(например те же пластиковые окна, которые прокляты во всем мире в РФ набирают обороты и цветут и пахнут, часто под солнцем пахнут так, что стоять рядом невозможно и несчастные врачи в поликлиниках вытирают слезящиеся от выделений из окон глаза и в свою очередь создают свою парадигму качества медицины)

Это своего рода - цепочка морали отношения к качеству и производственной роли во всей экономике
наверно это не ретроградность малых предприятий
они только выражают общий тренд более активно, наверно есть причины по которым они
все более качественно и активно работают с понижением качества
наверное они хотят быстро заработать денег любыми средствами и любой ценой и разбогатеть быстрее и любой ценой )))
Для этого им нужны как можно более ''красиво'' выглядящие и наиболее некачественные товары с дешевой себестоимостью, возможность отбрасывать деньги в офшоры, возможность встроиться в отрасли ежедневной потребности - управление ЖКХ, торговля, доставка установка
часть этого бизнеса имеет и идеологические этологические цели (землячества и т.п.)
так же нужны дешевые рабочие мигранты без трудовых прав
вот и социальная среда формируется на будущее, кроме экономики

это походу такой глобальный процесс или макро процесс социальной экономики
а социальных экономистов у нас очень мало в управлении обществом (друзья рассказывали, что в Германии в некоторых землях без диплома социолога-экономиста не берут в гос управление)

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

УВАЖАЕМЫЙ СВЯТОСЛАВ!
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ПИСАТЬ ТАКИЕ ВЕЩИ ВАМ СТОИЛО БЫ ИЗУЧИТЬ ВОПРОС ПОЛУЧШЕ. И НЕ ПОЗОРИТЬ ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ НЕКОТОРЫЕ ПРОЕКТЫ И ИСКАЖАТЬ ФАКТЫ, КОТОРЫЕ ВЫ УПОМИНАЕТЕ В СТАТЬЕ.
Я ПРЕКРАСНО ЗНАЮ ВСЕ ПРО ШКОЛУ ТОРГОВЛИ И В ТОМ ЧИСЛЕ ПРО ПРИЧИНЫ, ПО КОТОРЫМ ПРОЕКТ ШЕЛ ОЧЕНЬ МЕДЛЕННО И СОВСЕМ НЕ ТАК КАК ХОТЕЛОСЬ БЫ НЕ ТОЛЬКО МЕТРО.
ПРОБЛЕМА НЕ В БИЗНЕСЕ, А В НАШЕМ ЗАМЕЧАТЕЛЬНОМ КОРУМПИРОВАННОМ ГОСУДАРСТВЕ.
ТАК ЧТО НАДЕЕМСЯ ВЫБОРЫ ЭТУ СИТУАЦИЮ ХОТЯ БЫ НЕМНОГО ПОДПРАВЯТ ...

Партнер, Финляндия

Категорически не согласен с автором. Это скорее взгляд со стороны функционера, чем бизнесмена, оперирующего рыночными понятиями.

В России парадоксальная ситуация - малый бизнес плох, но большой еще хуже. Чем больше размер компании, тем ниже компетенции руководителей. А абсолютные бездарности сосредоточены в штате у лидеров сегментов. Почему? Потому как их задача не навредить себе, а компанию развивает административный ресурс. Отсюда потрясающая безграмотность, умноженная на пафос топ-менеджера и приправленная дорогими часами и костюмом... Малый же бизнес вынужден сражаться с ''административным ресурсом'' и объективно понимает, что ''номер один'' им не стать никогда. И все равно самоотверженно держится.

Так откуда такая ненависть к малому бизнесу, который беспристанно ''кошмарят'', который рекетируют бывшие бандиты, сидящие теперь в красивых офисах. Бизнес, который существует вопреки. И существует, и развивается, прекращая производить полное ''г'' и начаная делать хорошие продукты, которые нужны потребителю?

Это позор... Хотя и Ваше право.

Финансовый директор, Москва

Я с автором согласна в не профессионализме малого бизнеса. Но тот же самый не профессионализм виден и в среднем бизнесе, выросшим из малого, собственники которого в душе ИП были, есть и будут.

Директор по продажам, Киров

Еслиб всех негодяев сослать на остров перевоспитыватся .... На земле был бы рай? Как эти мошки достали слушать пение птиц ....не станет мошек не будет птиц...если б не мелкие жучки сахара бы через год была завалена навозом от больших и красивых слонов , антилоп ... Т.д. Уход от налогов малого бизнеса - это не более чем одна из форм взаимодействия власти и малого бизнеса доступная маленьким .....конечно она раздражает корпорации а как уходят от налогов корпорации? Доступ ними круп. Бизнесу способами ....взгляд автора это всего лишь однобокий взгляд клерка холдинга или мелкого налогового инспектора . В России занимается мелким бизнесом просто опасно , не престижно не выгодно никому ....беда клерков :Газпрома на всех не хватит ,счастье ипешников Газпрома им слишком мало...

Коммерческий директор, Москва

Автор, не обижайтесь на малые предприятия, они не ведают что творят, простите их?

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Малый бизнес в России – рассадник консерватизма и реакционных технологий, символ невежества и нечестной конкуренции, утверждает Святослав Бирюлин. Обманом выигрывая ценовые войны, в некоторых отраслях малые компании существенно тормозят развитие экономики. Что с этим делать?

Абсолютно согласен!
Причем большая часть представителей ''малого бизнеса'' оставляет за собой целую груду сотрудников, принуждая работать старыми , серыми методами.
Экономя на развитие своего персонала, ''выжымая'' максимум и ничего не отдавая взамен, что в свою очередь порождает последователей - а это еще и социальная ответственность!

Председатель совета директоров, Москва
Сергей Славинский пишет: Так откуда такая ненависть к малому бизнесу, который беспристанно ''кошмарят'', который рекетируют бывшие бандиты...
и нынешние чиновники, не говоря уже о доступе ресурсам и все равно они выживают и делаю таких ''умных'' больших и средних :D вот сечас после многих лет работы в своем среднем и в крупных компаниях топом я уше к сыну в его созданный производственныймалый бизнес (горизонтально-наклонное бурение-ГНБ) так вот при одной из самой производительности в отрасли мы также имеем у рабочих одну из самых высоких зарплат по отрасли-100 тыр, после выплаты налогов (платим по белому)... хотелось бы спросить автора а какова у него средняя зарплата на его великолепном заводе среднего бизнеса :?: :?: :?:
Менеджер, Москва
Марат Бисенгалиев, Так что вынужден с автором полностью не согласится - потребителю именно поэтому малый бизнес крайне полезен Дмитрий Федоров, Это своего рода - цепочка морали отношения к качеству и производственной роли во всей экономике все более качественно и активно работают с понижением качества наверное они хотят быстро заработать денег любыми средствами и любой ценой и разбогатеть быстрее и любой цено Я корпоративный человек, но приходилось участвовать и консультировать ''малые бизнесы'', чаще в области услуг. Могу подтвердить, (чаще всего упоминалось) что сиюминутные деньги для МП превыше всего. Его пытает некий зуд: '' надо делать бабки... Бабки рулят'' ( цитирую дословно). Стратегия краткосрочная, однократных сделок. . Будущее непредсказуемое. Возможно, накладывает отпечаток скорость изменения реальности, характерная для нашего времени в нашей стране. Удовлетворенность Клиента интересует ровно до тех пор, пока не получены деньги. Рекламные объявления диссонируют своими обещаниями на фоне реального исполнения заказа. Все кроется в подходе. У умудренных опытом коммерческой выживаемости западной бизнес среды, бизнес трактуется как действие, которое может изменить нашу жизнь к лучшему, превращая входы в выходы и зарабатывая деньги. Для МП в СНГ - бизнес это способ занятости, ''разводка''. Главное, чтобы было ''уплочено''. Трудно говорить в таком случае о синдикативной ответственности. Есть древняя китайская поговорка: кто работает только ради денег- не заслуживает больше ничего, кроме денег. МП малый предприниматель
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Треть россиян планируют сменить работу в 2022 году

Около 3 млн людей в 2021 году устроились на новую работу. По прогнозам экспертов, этот тренд сохранится и в 2022 году

Блогеры из TikTok заработали за год больше, чем главы корпораций

За 2021 год доход TikTok-блогеров с миллионной аудиторией вырос на 200%.

Apple начала выполнять закон о «приземлении»

Компания зарегистрировала личный кабинет на сайте Роскомнадзора.

Россияне назвали критерии работы мечты

Для многих предпочтительны варианты с полной или частичной удаленной занятостью.