Уничтожит ли интернет классическое образование?

«Если наши вузы не будут конкурировать на своих и чужих платформах, то их сожрут, российских вузов не будет»,- считает Дмитрий Гужеля, руководитель проекта «Универсариум». Стремительное развитие образовательных онлайн площадок по всему миру, таких как Coursera, EdX, Udacity, «Универсариум», Hexlet, Interneturok.ru и т.д., заставляет всерьез задуматься над тем, куда движется современное классическое образование и в какие формы оно способно трансформироваться. Может ли экспансия онлайн-курсов ведущих американских университетов серьезно ударить по российским региональным вузам? Насколько серьезна и близка эта угроза? Каковы перспективы российского интернет-образования? Может ли сертификат о прохождении онлайн-обучения конкурировать с традиционным университетским дипломом? Эти вопросы были подняты 1 июля на открытой дискуссии в Digital October. В обсуждении приняли участие: Дмитрий Песков, руководитель направления Молодые профессионалы Агентства стратегических инициатив, Дмитрий Гужеля, Дмитрий Репин, генеральный директор центра Digital October (партнер Coursera), Алексей Фалалеев, координатор проектного офиса Московской школы управления «Сколково», и Елена Тихомирова, директор центра eLearning. Executive.ru предлагает своим читателям ознакомиться с сокращенным вариантом этой дискуссии.

Елена Тихомирова:Не кажется ли вам, что явление под названием MOOC, - исключительно для высоко мотивированных людей?

Дмитрий Гужеля: На Coursera курсы до конца проходит от 4 до 6% в среднем. Есть позитивный опыт обучения английскому языку – это Республика Татарстан. Там президент в приказном порядке заставил всех учителей английского языка повышать свою квалификацию через платформу English First. Это, конечно, не массовые открытые онлайн курсы, а несколько другая технология, тем не менее, почти 70% педагогов успешно проходят обучение. Кто не проходит – отчисляют и с курсов, и как педагогов. По результатам можно сказать, что все зависит от мотивации. Если она есть – люди учатся и повышают свои знания.

Дмитрий Песков: Сделаю короткое предсказание. В ближайшие годы в России резко увеличится количество высокомотивированных участников онлайновых курсов, которые будут доходить до конца. Ровно потому, что ректоры вузов будут пользоваться MOOC для того, чтобы резко сократить количество штатных преподавателей в соответствии с указами президента о выходе на эффективный контракт. И 4-6% превратятся в 40-60%.

Елена Тихомирова: Вопрос к залу: кто не прошел онлайн курсы до конца и почему?

Игорь, Нижегородский государственный университет: Мне было тяжело соблюдать расписание, предложенное нашим преподавателем, количество домашних заданий и отчетностей было на тот момент для меня неподъемным. Я не смог выдержать того набора информации, который мне предложили: было недостаточно времени. Это был курс Harvard Business school по стратегическому менеджменту.

Артем, Российская экономическая школа: Я взял курс по Data analyses на Coursera. Он начинался в одно время с четвертым модулем в РЭШ. Первые две недели я все успевал, потом просто не потянул из-за нехватки времени.

Мирослава, Сибирский федеральный университет: Я пробовала курсы на Coursera и бросила потому, что это оказалась не совсем моя тема. Дело в том, что когда такие вещи происходят в настоящем вузе, и вы понимаете, что вам дают предметы, которые вам не нужны, вы не можете от них отказаться. Плюс онлайн площадки в том, что вы можете попробовать кучу курсов, понять, что это не ваше, и двинуться дальше.

Николай, Челябинский государственный университет (ЧГУ): Мой опыт общения с Coursera заключался в том, что я несколько раз начинал изучать курсы, но так и не закончил. Думаю, причина: онлайн курсы не являются основным видом деятельности. Мы всегда сфокусированы либо на работе, либо на основной учебе, а онлайн курсы – это просто интересная вещь для развития, но как только на нее не хватает времени, мы забрасываем. С другой стороны, я знаю, что первый курс бакалавров у нас в вузе, для которых курс по программированию на Coursera является обязательным, завершают его в 90% случаев. Потому что для них это основной вид деятельности.

дистанционное образование

Дмитрий Гужеля: Я бы хотел дискуссию немного в другую сторону повернуть. Давайте, подумаем со стороны университетов, которые готовят эти курсы, выкладывают их на такие платформы, как edX, Coursera и т.д., - для чего им это? Им не нужна вся та 100% толпа народа, которая записывается на курс. Им нужны самые мотивированные, подготовленные, одаренные люди, коих в этой общей массе около 1,5%. И то, что они за счет этих курсов вытаскивают эти 1,5% + 3-4% сверху, это для них большое счастье. То есть все эти большие ресурсы работают по принципу очень широкого невода.

Николай, ЧГУ: Вы говорите, что Coursera, edX и т.д. собирают много людей и снимают сливки. А какой смысл в такой аудитории?

Дмитрий Гужеля: Смысл очень простой. Американские университеты – это, по большей части, бизнес-структуры, которые в том числе зарабатывают на студентах и по прямым, и по непрямым схемам монетизации. Этих людей можно приглашать на различные программы магистерского, доп. образования и т.д. Часть приглашается на обучение с очень существенным дискаунтом на платные программы, выдаются гранты. В том числе, это и метод выкачивания кадров из разных экономик.

Дмитрий Репин: Я не согласен с Дмитрием. Все-таки, фокус университетов – не бабла заработать. Это, скорее, борьба за выживание, нежели жажда наживы. Почему вузы так активно идут на Coursera, edX? Чтобы остаться релевантными. Войти в пул лучших вузов, который в будущем будет значительно уже, чем сейчас – в список тех, кто делает самый лучший образовательный контент. Мы уже видим в производстве курсы, которые стоят под четверть миллиона долларов.

Александр, ФизТех, Московский физико-технический институт: Чтобы записаться на курсы Coursera, нужно сделать всего два клика. Я, например, записываюсь сначала на 10 курсов по названиям, потом пять-шесть бросаю в первую неделю, еще два – во вторую и два за семестр оканчиваю.

Алексей, Московский инженерно-физический институт: Мне кажется, мы слишком большой акцент делаем на завершении курсов. Люди подписываются на них, чтобы заполнить какой-то пробел в знаниях. Я один курс не окончил. Прослушал лекции до определенного момента, узнал, что хотел, – и бросил. У меня не было времени на тесты, задания. И уверен, что так у многих. А в общей статистике мы числимся как люди, которые не доучились, не мотивированы и которые не попадают в те ценные 1,5%.

Александр, ФизТех МФТИ: Я слышал, что ВШЭ думает над тем, чтобы засчитывать прохождение онлайн курсов в процессе обучения в качестве проходных испытаний для получения degree. Интересно, когда это начнется и когда это встанет на широкие рельсы?

Дмитрий Песков: ВШЭ сегодня действительно можно назвать лидером внедрения продуктов Coursera в регулярный образовательный процесс. Я думаю, что в горизонте ближайших пяти лет явление «засчитывания» онлайн курсов станет массовым. Ведь если зайца бить по голове, он и курсы на Coursera проходить научится. Я имею в виду, что это российский способ получить высоко мотивированных студентов.

Елена Тихомирова: Почему мы вообще задались вопросом о том, что могут произойти какие-то серьезные изменения из-за активного использования интернета повсеместно в университетском классическом традиционном образовании?

Дмитрий Песков: Изменение 100% произойдет. Технологии сейчас не эволюционируют, они революционируют. По кусочкам все технологии, которые могут обеспечить полноценный учебный процесс с эффектом присутствия и даже возможность потрогать преподавателя на рынке, уже присутствуют. Когда вам надоест общаться по скайпу, сядьте за Cisco TelePresence, и у вас будут совершенно иные ощущения от присутствия и преподавания. Наденьте на голову Oculus Rift, и вы через какое-то время не сможете отличить реальность от виртуальности. В плане обеспечении тактильных ощущений для кинестетиков посмотрите на те разработки, которые есть сегодня в НейроНете.

Дмитрий Гужеля: Дело в том, что интернет-технологии сегодня активно входят в нашу жизнь. Дмитрий Песков часть из них назвал. Мое мнение, что, конечно, очное образование они не изживут. Общение тет-а-тет с преподавателем останется, но в элитных университетах. Большинство ведущих американских университетов, которые сейчас представляют себя на Coursera, edX и т.д., говорят о том, что онлайновые курсы – первая ступень к хорошему образованию. Они будут первой, второй, третьей ступенью, но какие-то более серьезные знания будут все равно даваться в очном режиме, это будет такое суперэлитарное образование. Наше Министерство образования тоже прилагает все усилия, чтобы онлайн образование активно входило в нашу жизнь. Например, в течение трех лет оно на 80% планирует сократить число филиалов российских вузов, на 40% - число самих вузов. Соответственно, можете сами посчитать, какое количество вузов останется и куда придется идти тем, кто не сможет туда попасть.

Дмитрий Репин: Я бы не делал трагедии из того, что у нас какие-то вузы исчезнут. Я согласен с тем, что есть некий премиальный аспект. Онлайн обучение можно разделить на два типа: self-based (то есть когда у вас есть свобода выбора: сегодня лекцию посмотреть или завтра), а есть life-обучение (когда лекция происходит здесь и сейчас, вы – ее активный участник, сохраняется эффект живого присутствия, вы можете обратиться к преподавателю, задать вопрос). Относительно второго – мы, например, даже делали голограмму – 3D изображение профессора в полный рост. В плане офлайна, конечно, если вы пошли учиться в Harvard business school, и к вам на обсуждение кейса Southwest Airlines пришел CEO этой компании, – это будет невероятно полезный и незабываемый опыт. Но если вы учитесь в региональном университете, который не может себе такое позволить, вы хоть «обтрогайте» своего преподавателя – такого эффекта не получите. Тут онлайн life-обучение будет выигрывать.

Алексей Фалалеев: У людей, которые занимаются форсайтами, профессиональная болезнь – каждую новую штуку представлять так, что она изменит все и захватит собой все. Сейчас это Coursera, три года назад это были соцсети и т.д. В этой связи я бы предложил вспомнить фильм «Москва слезам не верит», а именно что телевидение заменит собой все: не будет ни балета, ни театра… В чем-то это было правдой, но каждый новый слой – это один этаж стоэтажного здания, которое продолжает расти и строиться. Для меня фундаментальное различие качества университетского курса – соотношение количества студентов и преподавателей. Coursera в моем представлении – это, скорее, пробник, завлекаловка на серьезные образовательные офлайн курсы (наверняка, дорогостоящие), где один преподаватель не на 150 тыс., а на 15 слушателей.

Дмитрий Гужеля: Отвечу на вопрос: зачем нам нужно что-то российское: как можно конкурировать с такими монстрами, как Coursera и т.д.? В России по фундаментальным направлениям есть остались и развиваются научные школы, которые готовы давать знания гораздо лучше, чем на зарубежных образовательных площадках. Почему нужны наши российские образовательные платформы? На рисунке ниже – территория, которую хотят поглотить наши российские вузы. Темно-зеленый цвет – то, где мы считаем себя лидерами, чуть более светлые тона – те направления, на которые хотят претендовать практически 70% российских университетов. И, наконец, светло-желтые – то, куда мечтаем и хотим идти.

дистанционное образование

А цифры ниже – это те люди, которые обучаются на американских и европейских образовательных платформах из тех же стран.

дистанционное образование

На западных платформах сейчас по разным направлениям учится более 450 тыс. россиян. Кто-то доучивается, кто-то нет. Но это люди, которые потенциально уже ориентированы на другую экономику, на другое образование, которые потеряны для нашего российского образования. Это не всегда плохо для каждого конкретного человека. Но это для нашей страны не очень хорошо. Если мы не будем делать свои образовательные платформы, мы не сможем донести до мира те самые знания, которые есть у нас (в российском образовании таких знаний достаточно, и не только фундаментальных), и мы не сможем конкурировать. Если наши вузы не будут конкурировать на своих и чужих платформах, то их сожрут, российских вузов не будет. Мы все будем учиться Harvard, Oxford и т.д., но не в оригиналах, а в их пятнадцатых копиях.

Николай, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (ВШЭ): Кто несет ответственность за ту информацию, которая доносится слушателям в онлайн курсе?

Дмитрий Песков: Логика того, что оценивают результаты обучения те же, кто преподают, является порочной, неправильной, и весь мир от нее отказывается. Принципиально во всем мире разделяются процессы обучения и сертификации. Ответственность появляется в тот момент, когда вы получаете независимую сертификацию на независимой площадке. Мы сегодня в России только начинаем создавать систему независимой сертификации.

Светлана, Кубанский государственный университет: Я считаю, что прикладные дисциплины должны преподаваться в офлайне…

Дмитрий Гужеля: И Coursera, и мы на «Универсариуме» стараемся сейчас переходить на формат blended learning, когда часто курсов проводится онлайн, часть – завершается или фиксируется в офлайне. Для примера: мы сейчас работаем с центрами технической поддержки образования в московских вузах (центры подготовки абитуриентов). Например, создаем курс по 3D-прототипированию, где в онлайне школьники старших классов будут пробовать обучаться 3D-моделированию, и после этого лучшие из них, 5-10%, будут приходить в центры прототипирования и работать на реальных аппаратах, печатать на 3D-принтерах и т.д.

Елена Тихомирова: Дэниел Пинк в своей книге A whole new mind («Полностью новое мышление») написал, что в современном мире огромное количество специальностей и направлений деятельности могут быть автоматизированы и переданы на аутсорсинг менее квалифицированным работникам. Настоящий современный специалист должен обладать другими навыками, кроме общеизвестных softskills. Это умение и сопереживать, и правильно доносить свои мысли и т.д. То есть умение думать по-другому. Так вот наша с вами главная задача – не спорить, можно ли это сделать с помощью одних или других технологий. А найти для себя тот подход, который подойдет лично вам, и научиться учиться с помощью как современных, так и классических технологий. У преподавателей тоже теперь есть отличное направление развития – найти себя в этом мире, найти себе достойное применение. Отвечая на наш главный вопрос «Уничтожит ли интернет классическое образование?», я скажу: уверена, что никогда не произойдет ситуация, когда что-то одно полностью рухнет, а что-то другое будет построено в другом месте. Зато будет хорошая «смесь».

Фото: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Адм. директор, Уфа

интернет уже уничтожил образование, но не в рамках статьи, субкультура стилистики письменного общения привела к тому, что минимальные балы ЕГЭ по русскому для получения аттестата в который раз снижают. Снижение уровня мышления (отупение) ведет к снижению минимальных баллов по математики.
Заканчивая школу обычный школьник имеет в планах еще 5 лет по пинать воздух на платном обучении в ВУЗе за счет родителей, получив не нужную ему специальность, после которого в лучшем случае пойдет работать продавцом (сорри, менеджером по продажам).

Александр Бичев Александр Бичев Бренд-менеджер, Москва
Александр Мельников пишет: имеет в планах еще 5 лет по пинать воздух
Да. ''По пинать'' - это сильно.
IT-консультант, Москва

Не надо крайностей: ни уничтожать, ни конкурировать в явном виде. Кроме того, есть разница между вебинаром и самостоятельным чтением контента.
Нужен баланс всех видов обучения в рамках общей программы. Нужен жесткий контроль качества, в том числе контента, комплексного плана обучения и подготовки преподавателей, требований к обучающимся. И степени готовности тех, кто обучается... Тогда все случится. Но это - время и деньги. Уже писала, что дешево и быстро - хорошо не бывает. И про бесплатный сыр тоже писала. Западное образование - хорошо. Наше - необходимо. Ко мне даже на дистанционные тренинги люди идут даже в случае, когда материалы на английском, предпочитая тот же материал но в исполнении европейских преподавателей: разбирать и приспосабливать ''их'' материал к ''нашим'' условиям лучше на родном или более близком языке. И никакой интернет не заменит общения с грамотным преподавателем, только хуже сделает: приходится ''не готовых'' к самообразованию людей переучивать.
Добавьте сюда потерю гармонизации наших стандартов с ISO в терминологии, неактуальность материалов, неумение и неготовность сочетать дистанционную форму с очной как со стороны учебного заведения, включая отдельных преподавателей, так и со стороны учащихся - уметь надо как проводить и так и проходить дистанционное обучение. Вобщем, работать надо много и целенаправленно.

Директор по развитию, Москва

он лайн образование - несомненное подспорье, но целесеобразность применения должно быть оценено. В фед уч заведении, где я работаю, педагогов английского заставляют использовать в обязательном порядке, в случае неиспользования- понижение зар платы. Причина необходимости использования он лайн , с точки зрения руководства, - невозможность научить говорить при имеющейся сетки часов и второстепенность иностр языка как дисиплины( мы готовим спецов в области ИКТ!!!).

Однозначно - подобный подход убьет смысл и плюс он лайн образования. И второе, будет хорошим подспорьем для осваивания бюджета ( покупка систем видеоконф, компов и прпрпр).

Пока в управлении бездумные эффективные директора - смысл теряется.

Смысл теряется.

Директор по развитию, Москва
Татьяна Орлова пишет: Вобщем, работать надо много и целенаправленно
Мы живем в либеральной экономике. Поэтому труд педагога должен быть оплачен. Для дистанциионки нужен контент, который готовит преподаватель, что должно учитываться пр KPI педагога. Кроме того, необходимо обеспечить материальную базу для дистанционки. Например, Ходить в библиотеку за компом для работы выглядит малоэффективно. Отсутствие кабинета, или на крайний случай - закрепленного кабинета. Итак , материальная основа и оплата труда педагога - элемент дитанционки
IT-менеджер, Москва

Можно рассматривать интернет образование как факультатив.
И принимать его в довесок к реальному образованию, полученному в ВУЗе.

Для молодежи университет еще является местом социолизации(как в прочем и армия);
Коммуникативные навыки и жизненный опыт составляют весомый вклад в результативность индивида.

На месте бизнеса я бы с настороженностью относился к людям имеющим только ДО (дистанционное образование).

Партнер, Санкт-Петербург
Александр Мельников пишет: интернет уже уничтожил образование, но не в рамках статьи, субкультура стилистики письменного общения привела к тому, что минимальные балы ЕГЭ по русскому для получения аттестата в который раз снижают. Снижение уровня мышления (отупение) ведет к снижению минимальных баллов по математики. Заканчивая школу обычный школьник имеет в планах еще 5 лет по пинать воздух на платном обучении в ВУЗе за счет родителей, получив не нужную ему специальность, после которого в лучшем случае пойдет работать продавцом (сорри, менеджером по продажам).
Александр Бичев пишет: Да. ''По пинать'' - это сильно.
Сетовать на снижение баллов по русскому языку и при этом совершить столько грамматических, пунктуационных, орфографических и стилистических ошибок - вот это сильно! :)))
Менеджер по обучению персонала, Великобритания

Алексей, по-вашему, кто более ценен для бизнеса - человек который работает в бизнесе и паралельно получает образование или человек учившийся очно, но знающий бизнес тоько по книгам и лекциям?

Консультант, Калининград

БОльшая популярность западных курсов - следствие их бесплатности и большего ассортимента.
Как только российские курсы будут в том же количестве и того же качества - аудитория предпочтет их.

Директор по рекламе, Москва
Если наши вузы не будут конкурировать на своих и чужих платформах, то их сожрут, российских вузов не будет. Мы все будем учиться Harvard, Oxford и т.д., но не в оригиналах, а в их пятнадцатых копиях.
По моему образование это институциональная основа отраслей? Это верно? Другими словами каково состояние отраслей таково и состояние их институциональной основы (отсюда ''институт учебный''). Если с отраслями все не ясно, то институты становятся ''академиями общей направленности'', то есть направлены на выживание и в никуда. Страждущие социальных лифтов тем не менее остаются - население в количестве миллионов есть, на этой мотивации строится выживание ''академий''. Академия это же просто представительство парадигмы а не институт отрасли, академия это как бы роща в которой собираются мыслители. А мыслителям прикольнее собираться в 15-м филиале той самой гарвардской или сорбоннской рощи. На международном конгрессе IAA, посвященном странам БРИКС мы делали образовательный день. Не смотря на то что уж реклама у нас в стране это вполне себе работающая отрасль образованцы, которые собрались на образовательный день (а это факультеты из ВУЗов разных городов) вообще мало понимали как устроена работа сетевого РА, а на требования к принимаемым на работу от одной из самых позитивных и творческих дириктрис стали кричать с красными лицами ''Вы не правы, а мы учим важнейшим вещам'', при этом никто из них в РА никогда не работал. Почему они кричали? Им очень хотелось выживать, это было очень заметно. Вот вам картинка отрасли и образования.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
Большинство россиян постоянно проходят обучение

Чаще всего опрошенные проходят обучение, чтобы расширить компетенции, повысить востребованность на рынке труда или улучшить конкретный навык для работы. 

Исследование: как искусственный интеллект меняет процессы обучения

Инструменты ИИ находят применение на каждом этапе
цикла— планирование обучения, разработка, проведение, оценка обучения.

В России запустили первый бакалавриат по ИИ-технологиям

Выпускники программы смогут решать сложные задачи в области ИИ и стать востребованными ведущими игроками IT-рынка и научными лабораториями.

Москвичи смогут бесплатно обучиться востребованным направлениям на ВДНХ

Уже доступны занятия по направлениям: информационные технологии, маркетинг, автомобильный сервис и дизайн.

Дискуссии
4
Михаил Лурье
Я слышал мнение, что было важно не то, что вкалывают, а оцифровка населения, то есть QR-код кажд...
Все дискуссии
HR-новости
40% россиян предпочитают работать летом удаленно с дачи

Мужчины реже, чем женщины, выбирают дачу в качестве локации для удаленной работы.

Сколько россияне планируют потратить на летний отпуск

Наибольшую сумму на летний отпуск планируют потратить работники автомобильного бизнеса.

Только 16% россиян довольны своей зарплатой

Больше половины опрошенных россиян хотели бы зарабатывать в полтора раза больше, чем сейчас.

40% крупных компаний усилят развитие своего HR-бренда

Главной задачей HR-бренда специалисты считают удержание сотрудников, а также оптимизацию стоимости подбора кандидатов