Прогресс или деградация. К чему ведет оцифровка знаний?

Образовательной системой XXI века специалисты считают дистанционную форму обучения. Она получила интенсивное развитие во всем мире в виде различных форм: дистанционное заочное обучение, e-learning, модели смешанного обучения… В век технического прогресса, роста мобильности, доступности и скорости получения информации знания стареют каждые три-пять лет, тогда как их объем регулярно удваивается. Поэтому качество подготовки специалистов на рынке труда требует реформ в области форм преподавания. На данный момент выявлено, что усвоение информации с помощью информационных и коммуникационных технологий происходит на 40-60% быстрее, чем при использовании стандартных схем обучающего процесса, так как не затрачивается время на лишние операции. Получать качественное образование становится возможным тем, кто живет отдаленно от центральных районов городов, кто занимает должности, в которых рабочий процесс отнимает много времени, и многим другим. При правильном составлении образовательных программ дистанционные формы обучения могут иметь максимально эффективные результаты.

Стремительному развитию дистанционного образования (ДО) способствует переход общества в постиндустриальную фазу, говорит Сергей Щенников, член совета РАБО, ректор Международного института менеджмента «ЛИНК». «Сетевое взаимодействие, интенсивные групповые коммуникации, широкое использование ИКТ, сильное влияние контекста, гибкость и адаптивность – все это общие приметы социально-экономической среды. Дистанционное образование является конкретным воплощением этих и других сопутствующих тенденций развития современного общества непосредственно в образовании».

Сергей Разумов, первый проректор по управлению знаниями МУБиНТ: «Мы стараемся использовать все методы ДО для максимального достижения положительного результата в образовательном процессе. При развитии системы информационного общества меняется и образ университета, становясь все более восприимчивым к новациям в области образования. И, живя в информационном обществе, невозможно не использовать разрабатываемые ими технологии. На нашем учебном портале в течение одного месяца происходит около 300 тыс. авторизованных обращений, притом, что у нас всего 10 тыс. студентов».

В использования дистанционных форм обучения есть свои минусы. Отсутствие конкретного ответа на вопрос, что такое дистанционное образование, приводит к возникновению серьезных препятствий в формировании нормативно-правовой базы и учебно-методического обеспечения дистанционного образования в России. Использование исключительно информационных технологий в виде электронной почты для пересылки учебных материалов, отсутствие эмоциональной вовлеченности в учебный процесс, а также тьюторов – преподавателей, готовых вести онлайн конференции с учениками, живые дискуссии, редкие, но столь важные встречи «вживую» при имеющейся возможности,- очень сильно снижает качество ДО, превращая его лишь в подсобное альтернативное средство, не дающее основных знаний. Ведь даже традиционное заочное образование в России постоянно предполагает прямой контакт студентов и преподавателей. А отсутствие эмоций, реальных жизненных ситуаций, близких и понятных, а самое главное, отсутствие возможности еще в ходе обучения получить опыт применения новых знаний на практике, делают электронные курсы и учебники безликими, и убивают все преимущества дистанционного обучения, потому что эффективность безликого курса даже сравнивать нельзя с хорошим очным обучением.

«Для нашего и многих других вузов на сегодняшний момент я не вижу таких возможностей, чтобы полноценный дистант был возможен в отрыве от других форм образования. Я думаю, что для этого нужно создать некую сложную интеллектуальную обучающую среду виртуального общения студентов и преподавателей и студентов между собой, чтобы социальная функция процесса обучения была полноценной»,- говорит Сергей Разумов.

Эффективная методика

В целом современные высшие учебные заведения и бизнес-школы настроены оптимистично. Возможно, потому, что туда все больше и все чаще идут за знаниями люди, готовые к самообразованию. Те, кто нуждается лишь в небольшом толчке, в кругу единомышленников, способных дать совет и помочь примером.

Юрий Фролов, проректор ГОУ ВПО «МГПУ»: «Цель нашего университета – не само ДО, а использование его как инструмента для улучшения качества контроля за самостоятельной работой на основе технологий смешанного обучения. Основной акцент мы делаем на поддержку процессов внедрения новых технологий – обучение преподавателей, разработку внутренних нормативных документов».

Одной из наиболее эффективных методик использования дистанционных образовательных технологий является модель смешанного обучения (blended learning). Она была разработана в «Открытом Университете Великобритании». В России ее наиболее широко применяет Международный институт менеджмента «ЛИНК». Модель blended learning предполагает высокую степень мотивации обучающегося, которая наиболее ярко и осознанно присутствует у взрослого контингента. Как следствие – иные подходы к целеполаганию, организации учебного процесса, мониторингу и оценки результативности. Само понятие практико-ориентированность подвергается серьезной ревизии. Британская модель дистанционного образования, как любая деятельность, основанная на развитых современных технологиях, требует специфической квалификации персонала, начиная с администратора и заканчивая тьютором. Инвестиции в персонал тут превосходят инвестиции в развитие самих технологий.

Идеальный формат дистанционного обучения заключается в максимальной гибкости, ориентированности на конкретную личность и конкретное предприятие путем оптимального сочетания различных образовательных оргформ, считает Сергей Щенников. «Инструментарий современного образования достаточно обширен. Это тьюториалы, интернет-конференции, выездные воскресные школы, совместные проектные работы, целенаправленное изменение в реальной практике обучающегося, аналитические сессии и многое, многое другое, что обычно называется смешанной моделью обучения – blended learning. Доступность в этом случае как раз и обеспечивается путем оптимального сочетания форм, – говорит он. – При этом реальная работа обучающегося не только не мешает обучению, а является необходимым ресурсом, используемым в развитии компетенции. Безусловно, интернет-составляющая занимает существенную часть такого обучения, однако само обучение не сводится только к технологиям e-learning. Важно, чтобы степень «виртуализации» образования соответствовала реальной доле использования современных информационных технологий в социально-производственной практике людей».

Степень недоверия

Сторонники «старой школы», которые присутствуют на разных уровнях управления образовательным процессом, считают, что дистанционные формы образования неэффективны, они дают возможность получать дипломы тем, кто ленится учиться и получает образование ради корочки. А иногда за студента промежуточный экзамен сдает постороннее лицо, нанятое за определенную сумму. И поскольку лень и привычка учиться «из-под палки» еще не до конца покинули головы русских людей, то и форма обучения, где вас никто не контролирует напрямую и частично направляет на самообразование, кажется неэффективной. Ведь по определению такая система образования будет плодить дилетантов. Однако дело не в системе. Главная проблема, с которой нужно бороться российскому образованию – психологическая: ни преподаватели, ни студенты еще не совсем готовы воспринимать образование, полученное путем использования сети интернет, полноценным аналогом традиционному.

«Проблема модернизации образовательных процессов, прежде всего, не техническая, а кадровая, – рассуждает Юрий Фролов, – это проблема мотивированности. Причем на всех уровнях управления: министерства, руководства вузов, преподавателей». Если говорить о министерском уровне, то здесь мы можем на сегодняшний день видеть, например, приказ №137, который запрещает проведение итоговой аттестации на всех формах обучения в дистанционном виде».

«Начинать внедрение дистанционного образования, на мой взгляд, лучше всего с дополнительного образования, так как именно оно напрямую связано с тем, что нужно и работодателю, и обучающемуся. Кроме того немаловажно, что система дополнительного образования менее консервативна, чем университетская среда. Причина наличия многочисленных запретов и ограничений в использовании дистанционного образования – отражение степени доверия, а точнее сказать, недоверия чиновников к работодателям и обучающимся, которые являются носителями реальных образовательных потребностей, а также учебным заведениям, стремящимся их удовлетворить», - поясняет Сергей Щенников.

Уровень преподавателей является центральной проблемой. Откуда брать дополнительные ресурсы для увеличения нагрузки преподавателей в области новых видов учебной деятельности в условиях сужающихся и ограниченных финансовых ресурсов? И как мотивировать преподавателей на обмен учебными материалами, если для них важен вопрос интеллектуальной собственности? «Ответ на второй вопрос мы пока решаем включением дополнительного пункта в трудовой договор – вся деятельность преподавателя связана с выполнением служебного задания, и собственником его интеллектуальных разработок является университет», – дополняет Юрий.

Без отрыва от производства

От бизнес-школ не отстают и корпоративные университеты, разбавляя очные занятия с сотрудниками дистанционными программами. Руководители крупных западных и международных компаний усматривают в этой методике только положительные стороны: экономия рабочего времени обучаемых сотрудников (без отрыва от производства), возможность увеличения количества учебных часов и уменьшение финансовых затрат, а также непрерывный и неограниченный доступ сотрудников к источникам информации.

«Мы очень широко применяем дистанционные формы в обучении своих сотрудников, - рассказывает Марина Деревлева, директор департамента Корпоративный университет МТС. Используются различные инструменты, как в самом обучении, так и в удаленном тестировании: электронные интерактивные курсы, электронные тесты, тренажеры, smart-курсы, вебинары, видео-подкасты. Основные плюсы дистанционного электронного обучения – это высокая скорость и масштабность донесения информации, основанной на знаниях о продуктах или технологиях, а также возможность моментально оценить уровень знаний либо проверить их усвоение по результатам обучения через электронное анкетирование и тестирование. При этом такая форма обучения обеспечивает дополнительную экономию ресурсов и бюджета. Электронный формат является незаменимым инструментом для компаний с широкой географией бизнеса. Мы беспрепятственно можем донести единый контент до всех наших сотрудников от Калининграда и Еревана, до Петропавловска-Камчатского и Владивостока. Так, в 2010 году более 50% от общего числа обучающих курсов в МТС мы реализовали с помощью системы дистанционного тестирования и обучения, а это около 43 тыс. человеко-курсов. В среднем каждый сотрудник Группы МТС прошел два дистанционных курса за год. Однако электронное обучение не может полностью вытеснить и заменить очное. Очный формат обучения, дающий возможность быстрого обмена мнениями, приближения к реальной ситуации, — важен и нужен. А дистанционные курсы являются хорошей базой для проведения очных программ и тренингов».

Все вышесказанное говорит о том, что внедрение дистанционного образования имеет намного больше положительных сторон, чем отрицательных. Основными социальными и экономическими достоинствами можно назвать доступность, простоту и экономичность использования. Среди прочих плюсов, нельзя не отметить высокую практичность обучения, ведь учащимся предоставляется больше выбора в последовательности изучения предметов с учетом индивидуальных требований и предпочтений слушателя, гибком темпе обучения, прямом общении с конкретным преподавателем, которому можно задавать вопросы о том, что интересует больше всего самого обучаемого. Конечно, проблемы есть, но они решаемы. Человечество не может не двигаться в ногу с прогрессом, так как само породило его и стало его частью. При грамотном построении схемы образования, при правильном совмещении ДО с другими формами, в условиях современной модернизации знаний, людей и мира в целом, при корректных составлениях «параграфов» в законодательстве,- образование выйдет на новый уровень степени важности в подготовке будущих или ныне являющихся трудовых кадров.

Фото: freeimages.com

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
Хорошая статья. Следует отметить, что материал в этом плане составлен очень грамотно и критично, так что его приятно читать. В отличие от пропагандистских материалво различных учебных программ и ВУЗ-ов. Чувствуется, что люди полностью отдают себе отчет в том, с чем и как им приходится сталкиваться при организации подобного рода дистанционного образования (как комплексно, - в полной мере, - так и на отдельных его аспектах), несмотря на желание как-то ускорить перспективы наступления того, о чем они мечтают. Поэтому стоит лишь немного остановиться на некоторых деталях. >На данный момент выявлено, что усвоение информации с помощью информационных и коммуникационных технологий происходит на 40-60% быстрее, чем при использовании стандартных схем обучающего процесса, так как не затрачивается время на лишние операции. Кем выявлено ? И что это за лишние операции ? Подобный скачкообразный эффект действительно мог бы наблюдаться в рамках эволюции системы обучения, но лишь в случае практически моментального усвоения получаемой информации без необходимости ее продолжительного заучивания. Подобно тому, как если бы она сама загружалась в мозг. Но покамест подобных технологий в мире еще не создано. Даже принимая во внимание пресловутые таблетки гениальности, рекламируемые сегодня в США, представляющие собой сложный набор слабых амфетаминов и аминокислот, стимулирующий скорость биохимических реакций в головном мозге и ускоряющий скорость протекания электрохимических импульсов по нейронной сети за счет повышения ее активности. >Дистанционное образование является конкретным воплощением этих и других сопутствующих тенденций развития современного общества непосредственно в образовании». И при этом полностью теряется контакт людей друг с другом. Как лектора с аудиторией, так и слушателей друг с другом. Более того, в отдельных случаях слушателям просто предлагаются записанные лекции того или иного преподавателя, выдаваемые за читаемые в настоящий момент, но без режима обратной связи. Или в отдельных случаях с постановочными эффектами, когда преподаватель якобы отвечает на якобы задаваемые ему «он-лайн» вопросы, которые в реальности являются лишь камуфляжем для создания более убедительного эффекта «он-лайн» присутствия, а не записи. Но что самое главное, - люди теряют связь друг с другом. И компьютер ей не замена. Поскольку человеческая среда в подобных учебных коллективах, - вне зависимости от курса или программы, - играет очень важную роль. И что самое главное, - живые люди и их виртуальные сетевые «копии» - это совсем разные формы представления человеческой личности. Виртуализация слушателей со временем все больше приводит к раздвоению личности людей, стремящихся в виртуальном мире показать себя иными, чем они являются на самом деле. Следствием чего являются множественные психические расстройства и крушение созданных образов, когда слушатели встречаются в итоге друг с другом в реальной жизни. Так что подобное дистанционное образование способствует скорее нагнетанию и постепенному культивированию виртуальных образов, постепенно полностью завладевающих сознанием человека. Что мало способствует его успеху в реальной жизни, учебе и работе. >В использования дистанционных форм обучения есть свои минусы. Отсутствие конкретного ответа на вопрос, что такое дистанционное образование, приводит к возникновению серьезных препятствий в формировании нормативно-правовой базы и учебно-методического обеспечения дистанционного образования в России. И более того, - делают его экономически неэффективным. Слушатель платит за присутствие, фактчиески – за часы. Программы удаленного образования в первую очередь обязаны своей популярностью значительным снижением стоимости обучения. Т.е. программа виртуального курса МВА обходится в отдельных случаях до 60% дешевле очной программы обучения. В то время как в России послевузовское образование уже давно стало весьма прибыльным бизнес-проектом. С весьма солидными расценками. Поэтому нетрудно вообразить себе крайне негативную реакцию разработчиков различных учебных программ на перспективу массовой вирутализации образования. Ведь очевидно, что платить те же деньги за возможность посмотреть на лектора на экране монитора или даже записать его выступление в некий файл слушатель не будет. А это уже удар по сложившейся денежности бизнеса в виде различных программ обучения для самых разных ВУЗ-ов. И этого бизнесмены от высшей школы постараются не допустить. Поскольку это прямой удар по их карману и их доходу. А также по престижности их учебных программ и имени учебных заведений. Т.е. главным препятствием на пути развития полноценного дистанционного образования стоит традиционное образование и вся сложившаяся за долгие столетия система его организации. Не говоря уже о том, что последние примеры использования различных электронных нововведений в стране в области даже школьного образования наглядно демонстрируют все несовершенство данных моделей дистанционного обучения. По аналогии с тем, как нечто подобное было известно советскому зрителю по фильму для детей «Отроки во Вселенной», когда подобным образом ухитрялись как-то обучать экипаж детей, отправленных в дальний космос. Не говоря уже о многочисленных случаях обмана и подстасовки результатов, которые немедленно будут процветать в подобных случаях. Да и позиции традиционной школы пока еще слишком сильны, чтобы как-то пытаться с ней конкурировать. И тем более, делать попытки лишить школы/университеты тех денег, которые они зарабатывают или которые «отмывают» дял других благодаря различным учебным проектам и программам, преподавание которых ведется традиционным образом. >Как следствие – иные подходы к целеполаганию, организации учебного процесса, мониторингу и оценки результативности. В особенности это касается «мониторинга» и «оценки результативности». В зарубежных ВУЗ-ах, в которых подобным дистанционным образом часто проводят экзамены и промежуточные тесты, несмотря на все «заклинания» педагогов всегда обнаруживается с десяток слушателей, которые в «он-лайн» через поисковые системы в сети тут же ищут ответы на искомые вопросы и тут же вставляют их в рамки ответов. Даже не редактируя тексты. При том, что преподаватель немедленно выявляет случаи подобных нарушений при помощи тех же поисковых систем. В России такая практика цветет пышным цветом. Но на нее не особенно стараются обращать внимание. Ведь все же … «взрослые». Т.е. знают, зачем учатся. Да и деньги приносят немалые. Зачем же обижать людей недоверием ? >И как мотивировать преподавателей на обмен учебными материалами, если для них важен вопрос интеллектуальной собственности? Интернет в своих отдельных запароленных сервисах сегодня дает возможность лишь распечатывать из сети некие электронные документы, не имея возможности сохранять их на диск. Как в полноценном виде, так и в удобочитаемом. Т.е. распечатать некий материал можно, но потом его все равно придется сканировать. Сохранить в виде файла его не получится. Так работает сегодня практически уже вся профессура здесь, за рубежом. И если раньше специальные «почтовые ящики» студентов и слушателей просто ломились от огромных пачек печатных материалов и ксерокопий, - создавая для ВУЗ-ов дополнительны трудности с полиграфическими мощностями, - то сегодня студенты с комфортом распечатывают их у себя дома сами из сети. И там же с ними работают. Это очень удобно, потому что профессор/лектор сам готовит свой курс и снабжает его сканирвоанными вариантами различных необходимых текстов, статей, выдержек из учебников, картинок и т.д. С той лишь разницей, что студент может все это лишь распечатать со специализированного сервиса. Но не «скачать» себе домой или переслать другу в готовом виде, «обокрав» преподавателя. >При грамотном построении схемы образования, при правильном совмещении ДО с другими формами, в условиях современной модернизации знаний, людей и мира в целом, при корректных составлениях «параграфов» в законодательстве,- образование выйдет на новый уровень степени важности в подготовке будущих или ныне являющихся трудовых кадров. Дело в том, что по имеющимся прогнозам дистанционное образование никогда не заменит традиционные формы обучения. Оно займет лишь несколько ниш, став инструментов практического обучения, например, врачей-хирургов, как то происходит сегодня, когда «мастер-классы» дают известные специалисты, а смотрят их в «он-лайн» и записывают во всем мире. Или, опять-таки, для лекций очень крупных специалистов в самых разных областях. Людей подлинно академического круга знаний и уникального уровня компетенции в своей специальности. На лекции которых не так-то просто попасть, да и доехать не все всегда могут. Также, будущее такой формы образования чаще всего сегодня связывают с высокоспециализированными областями, имеющими очень или крайне узкую область практического и теоретического применения. Специалистов в области которых по всему миру или в рамках отдельно взятой страны – единицы. Например, в области французского готического письма. На всю Россию – только один специалист-старик в данной области полубезумного и полубомжацкого вида, - выглядящий таковым ровным счетом до того момента, пока не открывает рот и не начинает рассказывать о чем-то в рамках своей специальности, когда его можно слушать часами. И вот «он-лайн» подготовка с участием таких редких и уникальных специалистов также будет себя по прогнозам полностью оправдывать. Что же касается образования массового, то «он-лайн» фактически не выйдет за рамки того, что уже существует в данной области сегодня. Даже с применением все более и более совершенной техники. Иначе как в какой-то момент принципиальным образом изменится само обучение и его процесс, когда слушателям будут программируемым образом как-то «закладывать» через сеть знания в голову. Но это уже мало реальные и мало актуальные для дня нынешнего проекты отдаленного будущего. Т.е. каким-то образом дистанционное образование будет просто интегрировано в образование обычное. В качестве его составного элемента. Но и только. Николай Ю.Романов
Директор по рекламе, Москва

Единственная проблема в статье
''Постиндустриальное общество'' и ''постиндустриальная экономика'' это вчерашние модные теории,
сегодня особенно в штатах модно говорить о несостоятельности ''постиндустриальной'' теории и новейшем Нео-индустриальном обществе и Нео-индустриальной экономике. Так что пока не разобрались с тем - постиндустриальная экономика или нео-индустриальная лучше не ''ставить'' на вероятно уже отгремевшую теорию.

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург

Дело в том, что постиндустриальный период развитые страны уже прошли. Т.е. устарели или показали свою несостоятельности не сами теории ''пост-'', а просто западное общество этот период в своем развитии уже прошло. Войдя вначале в период информационного, а сейчас уже и пост-информационного развития, когда СМИ и любые источники массовой информации, пропаганды и т.д. превращаются в четвертую власть не просто в дополнение к первым трем основным, - законодательной, исполнительной и судебной, - а оказываясь в центре их теругольника и напрямую влияя на любые происходящие процессы и даже инициируя их. Т.е. когда не просто информация носила некий знаковый и определяющий характер, как в информационном обществе, а уже имела характер прямого воздействия на основные элементы общественного устройства, их программирования и контроля над ними. В том числе и путем оказания воздействия на три основные ''ветви власти''. А что до России, то все эти западные теории применительно к стране и обществу сегодня - ''не по Сеньке шапка''. Страна еще до этого уровня не доэволюционировала. Это еще, что называется, ''светлое будущее'', как и дистанционное обучение. Ну, иначе как на словах руководства страны в публичных выступлениях.

Николай Ю.Романов
-----

Партнер, Нидерланды
Николай Романов пишет: период информационного, а сейчас уже и пост-информационного развития
Впервые введенный в обиход в 1964 году в Японии, термин пошел гулять по планете с лёгкой руки Масуды и Белла. С начала 70-х годов. К сожалению, скорость разработки теорий уже не поспевает за скоростью развития общества: к тому моменту, когда правоту метров признало академическое сообщество, локомотив прогресса укатил далеко вперед. Оставив нам на память цветистые мемуары о доткомовких пузырях. И новые пузыри ''социального Web 2.0''
Менеджер по персоналу, Ростов-на-Дону

Первый комментарий интереснее самой статьи.
Если образование воспринимать как передачу информации, то действительно нужно разрабатывать технологии этой передачи. И дистанционное образование – одна из таких технологий. Только, как правильно заметил Николай Романов, человек не флэшка, куда можно загрузить столько, сколько позволяет ее объем. И технологии обучения нельзя рассматривать, а сейчас это все больше именно так, как способы расширения объема этой флэшки. Человек – это процессор – то, что обрабатывает информацию, и алгоритмы – программы обработки. А еще – общая культура. Когда нечего обрабатывать – плохо, но когда нечем – катастрофично. Мы как-то все сильнее забываем, что образование должно быть развивающе-формирующим, а не просто информирующим.

С точки зрения традиционной схемы «знать-уметь».
«Знать» - это не просто иметь «правильное» знание (а «правильное» то, которое подходит для практики), а уметь рассуждать и делать верные умозаключения. Нас в университете заставляли читать хрестоматии, где были собраны все исторически сложившиеся теории. Мы же хотели просто «правильного ответа», но нам его не давали, заставляя искать самостоятельно. А мы по наивности спорили с преподавателями, доказывая, что «философия – никому не нужная наука», что «правильное знание – знание новейшее». Спор – вот то, что приближает человека к истине, к тому самому «знать». А какой спор в дистанционных методах обучения? «Усвоение … происходит на 40-60% быстрее, чем при использовании стандартных схем обучающего процесса, так как не затрачивается время на лишние операции». Соглашусь с приведенными процентами, если допущу, что под «лишними операциями» подразумевается избыточное знание – та самая «философия», история, а заодно и логика. Читаю у Солженицына: «В конце 1918 … уже создался «институт народного образования»… Анна стала не меньше как исполняющей обязанности профессора по логике, философии и психологии». Но это в 1918. Современники, в каких ВУЗах, на каких факультетах (кроме юридического и физмата) изучают (изучали) логику как отдельный и полноценный предмет? А зачем изучать «правильное мышление», если за нас думают, а наше дело делать? А думать за нас можно и дистанционно.

«Уметь». Какой такой навык можно сформировать дистанционно??? Чтобы научиться плавать – нужно плавать. Любая лабораторная работа предполагает оснащенность оборудованием. Персональный компьютер в качестве оборудования годится, наверное, для программистов. На этом возможности дистанционного образования в плане «уметь» исчерпываются.

С точки зрения «компетентностного подхода».
«Компетентностный подход» предполагает предъявление требований не только к профессиональным, но и к личностным качествам. В педагогике «компетентностный подход» направлен на формирование гармоничной Личности – во-первых, и оснащение ее знаниями-навыками – во-вторых. Но личность формируется во взаимодействии с Учителем. Т.е. «компетнтностный подход» это, изначально, попытка вернуться к гимназиям и лицеям, к Платону и Аристотелю, беседам и спорам, к классическому образованию. Но что получается на практике – известно всем. И какое может быть взаимодействие с учителем «дистанционно» и «оцифровано»?

Нас активно приучают к мысли о необходимости реального образования и ненужности классического. Нам говорят, что не нужно много юристов (те хоть как-то, но логику изучают), а нужно много инженеров. И инженеров много не нужно, а нужно много квалифицированных рабочих. Я вырос в шахтерском городе, в котором практически ВСЕ имеющие высшее образование работали в шахте рабочими и отказывались от инженерных должностей. Просто потому, что рабочим намного больше платили. Вот и все решение проблемы нехватки рабочих рук. Если исходить из того, что работник должен, прежде всего, удовлетворять требованиям работодателя (и любого иного Кесаря), то и ЕГЭ и дистанционное образование вполне адекватны задаче и очень эффективны. Мы не общество потребителей (как это активно втюхивают нашим детям), мы сообщество удовлетворителей. И в этот контекст дистанционное образование полностью вписывается.
Понимаю, что эмоционально, многословно и не к месту, наверно. Просто смотрю на своих родных детей, осваивающих «сократические диалоги» по аське. Это действительно деградация.

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Увы.. увы.. Коллеги, я выскажусь очень резко, вы не обижайтесь.
Статья ни о чем, и абсолютно не соответствует броскому заголовку.
Переливание из пустого в порожнее.
Какое пост-информационное общество? Что за бред?
Более того, из идеи «информационного общества» тоже раздули некий пузырь.
Скорее, я бы сказал, что сейчас мы имеем некий винегрет, в котором некий электронный «хайтек» сочетается с жуткой дремучестью и архаикой. Астрологический прогноз в Интернете. Социальная сеть, используемая для преступной деятельности. Суперсовременный компьютер, стоящий в дотопотопном разваливающемся самолете.
Это называется по-другому: нарастающая энтропия. Хаос.
По поводу «оцифровки знаний». Я бы ввел такое понятие «ИНТЕРНЕТ ГОЛОВНОГО МОЗГА». Люди, особенно молодежь, ленятся думать. Вместо того, чтобы самому поискать информацию, подумать, написать тот же курсовой, молодой человек просто лезет в интернет, и скачивает готовый вариант. Те, кто чуть трудолюбивее, занимаются «копипастой». Люди разучиваются «работать головой», и все больше превращаются в толпу, стадо, БЫДЛО.
С другой стороны, современный мир бросает колоссальные вызовы. Каждый сейчас сам себе хозяин и кузнец своего счастья (или несчастья).
Как никогда, огромное знанчение сейчас имеют умение строить отношения с большим количеством разных людей, уметь быстро освоить новую область деятельности, сорганизовать группу по работе над какой-то задачей. Современный человек должен уметь делать огромное количество вещей.
И прежде всего, ставить перед собой цели, выбирать путь дальнейшего движения, планировать свое движение, подбирать необходимуые ресурсы и организовывать деятельность. И делать это самостоятельности, а не тогда, когда «дядя» (учитель, начальник и т.д.), скажет.
Пора говорить о МЕТА-ЗНАНИЯХ и МЕТА-НАВЫКАХ. Как жить в социуме (в том числе во время катаклизмов и кризисов), как выстраивать свою жизнь, по каким законам живет это т мир.
Теперь к теме обо образовании «традиционном» и «нетрадиционном».
Как известно, при обучении у людей появляются ЗНАНИЯ, УМЕНИЯ и НАВЫКИ.
Информацию (ЗНАНИЯ) можно передать с помощью книги, компьютера и т.д. Ибо что такое «дистанционный курс»? Это всего лишь интерактивная книга с системой контроля знаний.
Экономические знания, устройство компьютера, автомобиля, законодательство, грамматику иностранного языка вполне можно передать с помощью дистанционного курса.
Технические УМЕНИЯ, например, умение работать с неким устройством, выполнять определенные стандартные действия, можно с помощью ТРЕНАЖЕРА, роль которого может выполнить тот же дистанционный курс.
А вот сложные умения, такие, как анализ информации, умение вести переговоры, играть в футбол, или разговаривать на иностранном языке формируются только с помощью «живого» обучения с реальным преподавателем (тренером).
О НАВЫКАХ мы можем говорить только после того, как учащийся получит конкретный опыт. Т.е., он должен многократно проделать одни и те же действия, причем, желательно в конкретных реальных ситуациях. Опять же, если стандартный «моторный» навык, типа «слепой» печати на клавиатуре мы можем наработать на тренажере, то те же навыки общения с другими людьми, или руководства сотрудниками мы можем наработать только в реальных ситуациях, лучше, если под чутким присмотром наставника.
Еще один важный момент. Пробовали ли вы когда-нибудь учится на гитаре, или иностранному языку по «самомучителю»? Ну и как успехи? А дистанционный курс – тот же «самомучитель».
МНОГОВЕКОВАЯ практика показывает, что самый эффективный вид обучения – это обучение человеком с последующей стажировкой под опекой ЧЕЛОВЕКА. И скорость обучения в несколько раз выше и усвояемость материала. Если, конечно, УЧИТЕЛЬ умеет учить.
Именно поэтому эффективнее всего «смешанный подход». Информацию можно получить из дистанционного курса, книги, видеозаписи и т.д. Ими во многих случаях можно заменить лекцию.
Простые умения нарабатываются на тренажерах. А вот сложные умения и навыки нарабатываютСЯ С НАСТАВНИКОМ или ТРЕНЕРОМ.

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Нам упорно впаривают ''западные'' стандарты образования. Но не забывайте, что там существует политика двух коридоров.
Дети элиты получают фундаментальное класссическое образование, с чтением ''классиков'', где их учат думать, анализировать, решать сложные неодназные проблемы. Из них делают творцов, руководителей, идеологов, политиков.
Остальным отведена роль БЫДЛА, ВИНТИКОВ.
Они должны просто хорошо выполнять свои обязанности и не задавать вопросов. Поэтому делается упор на развитие эрудиции.
Они должны знать обо ВСЕМ, но НЕМНОГО и НЕГЛУБОКО. И при этом им категорически вопсрещается пытаться понять СУТЬ ИЗУЧАЕМОГО. Ибо человек не должен сам искать ответы на вопросы, а просто должен ''УЧИТЬ УСТАВ - ГОРЛО БОЛЕТЬ НЕ БУДЕТ''. Особенно это актуально для таких стран ''третьего'' и ''четвертого'' мира, к которым отнесли и нас. Работники склада природных ресурсов под названием Россия и продавцы гламурных отходов ''первого'' мира. А им думать не положено. А во главе у вас должны стоять менеджеры, которым допутсимо думать, но в рамках дозволенных стандартами (ВТО, ''демократии'', ''либерализма'', ''рыночной экономики'', ''политкорректности'' и т.д.)

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Психологи заметили, что у современной молодежи очень часто наблюдается ''клиповость'' мышления. Человек неспособен составить цельну и логически связанную картину того, или иного явления. Мыслит кусками, обрывками, клипами. Его речь напоминает передачу МТВ, или странички в Интернете, заваленные кусками несвязанной информации.
Лично я стараюсь по возможности оградить своих детей от Интернета и телевизора, потому, что вижу уже у них тревожные симптомы. Не всегда могут связно изложить свою мысль, довести дело до конца, им трудно прочитать ''нормальную'' художественную книгу без картинок. Они почти НИЧЕГО НЕ ЗНАЮТ ПРО ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ВОЙНУ (несмотря на усилия папы). И это дети, которые учатся на ''пятерки'' и считаются одаренными! Что же говорить про остальных?

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Хочу отметить все-таки несомненный плюс оцифровки и свободного распространения знаний. Очень много информации стало доступной для самостоятельного изучения. Раньше надо была терять огромное количество времени в библиотеках, и не всегда можно было получить нужную книгу. Сейчас большую часть информации можно свободно найти. Но вот умения и навыки ''скачать'' невозможно!

Knowledge manager, Украина

На мой взгляд, суть проблемы несколько шире. Возможно и проблема иная.
Процесс образования - дорога с двухсторонним движением.
С одной стороны (со стороны Человека) - есть потребность в самосовершенствовании. Именно эта потребность движет Человека к познанию мира, которое (познание) требует такого инструмента, как Знания. Именно в процессе познания формируется интерес к той или иной области знаний и стремление совершенствоваться.
С другой стороны (со стороны общества) - существует востребованность носителей определенных знаний для решения тех задач, которые общество перед собой ставит.
Именно на этом пути и происходит реализация того потенциала, который накапливается в человеке в процессе получения знаний (образования). Совпали устремления человека с востребованностью общества - отлично (есть контакт), не совпали - кому-то не повезло.
Попытку человека в своем образовании соответствовать запросам общества я рассматриваю как конъюнктурное решение. Это не есть попытка понять СЕБЯ в мире, сформировать СВОЕ предназначение в этом мире, изменить СВОЮ часть мира. Скорее всего, это попытка преуспеть в мире, созданном КЕМ-ТО. ПРИСПОСОБИТЬСЯ.
В материале рассматриваются различные способы общества получить то, что ему необходимо.
Вот здесь неплохо задаться несколькими вопросами.
1. Откуда в мире, состоящем из людей, обученных по этим методикам (соответствовать запросам) могут взяться люди, эти запросы формирующие (вносящие изменения в мироустройство)?
2. Каким образом в процессе изменения мироустройства детализируется структура запросов (100 российских физиков, 40 австрийских экономистов, 20 американских финансистов, 1 млрд. китайских рабочих и т.д.)?

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
ИБДА РАНХиГС приглашает на программу MBA

MBA – это возможность начать мыслить стратегически, как в отношении собственного бизнеса, так и в отношении карьеры.

На программе MBA в МИРБИС стартовала акция «Весенний марафон»

Поступающим на программу МВА в марте и апреле предоставляется скидка 20% на первый этап обучения.

В WU рассказали о различиях трех юридических бизнес-программ
Как правильно выбранное юридическое образование поможет продвинуться по карьерной лестнице?
МИРБИС проведет 20 марта презентацию программы МВА

Школа бизнеса МИРБИС приглашает предпринимателей, менеджеров среднего и высшего звена на презентацию программы МВА.

Дискуссии
Все дискуссии
Цифры и факты
Назарбаев ушел в отставку

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев объявил об отказе от полномочий главы государства.

ЦБ назвал сектора теневой экономики

Активнее всего средства выводили в тень в строительном секторе.

Крабовые аукционы: Камчатка против

Правительство внесло на рассмотрение в Госдуму законопроект о крабовых аукционах.

Стрелки часов опять хотят перевести

Депутат от «Единой России» внес в Госдуму законопроект о возвращении сезонных переводов времени.