Новое мышление как роскошь

Вольфганг Райцле «Роскошь – источник благополучия. Будущее глобальной экономики», - М.: «Альпина Бизнес Букс», «Альпина Паблишерз», 2005

Купить книгу в интернет-магазине

У истоков прогресса всегда стояли товары, которые сначала казались просто излишеством, потому что на момент их изобретения мало кто пользовался ими. Автомобиль, телефон и персональный компьютер — роскошь вчерашнего дня, без которой сегодня не обойтись. Вольфганг Райцле (до 1999 г. член правления концерна BMW, а ныне председатель правления Premier Automotive Group («люксовое» отделение Ford), которой принадлежат такие марки, как Aston Martin, Volvo, Jaguar, Land Rover, Lincoln и Mercury впервые подробно рассказывает о нюансах производства премиум-товаров в мире и о том, почему такие товары нужны. Книга ориентирована на менеджеров, предпринимателей, а также студентов и преподавателей экономических вузов.

На роскоши зарабатывают все. Роскошь обеспечивает работой

На мой взгляд, роскошь и труд тесно взаимосвязаны. Устойчивая тенденция массового производства — упразднять индивидуальный характер труда по финансовым соображениям, нивелирует его смысл и качество. Производство предметов роскоши, напротив, требует от работников высокого мастерства и способно изменять структуру различных видов деятельности, создающих стоимость, обеспечивая новые рабочие места для высококвалифицированных специалистов.

Моя точка зрения обусловлена знанием международной экономики, которая непрерывно совершенствуется, чтобы удовлетворять запросы мирового рынка. Поэтому я твердо убежден, что ориентирующиеся на международный рынок фирмы, к которым, безусловно, относятся и автомобильные компании (хотя они представляют собой всего лишь один из секторов международной экономики), играют ведущую роль в изменении ее структуры.

Сегодня «классовая борьба» труда и капитала больше не угрожает благополучию трудящихся, живущих в высокоразвитых странах. В наши дни куда большая опасность — конкуренция на мировом рынке. Если говорить о разных факторах производства, то нужно иметь в виду, что гораздо сложнее добиться эффективности труда, чем эффективности капитала. Капитал мобилен, он легко перемещается в другие секторы экономики или регионы, труд же — сравнительно статичен. Капитал легко приспосабливается к изменениям доходности, процентных ставок, дивидендов и прибыли, а вознаграждение за труд в большинстве случаев определяется тарифами, установленными при помощи картельных соглашений. Однако производство предметов роскоши и обслуживание по высшему разряду увеличивают стоимость труда по отношению к капиталу.

Очень важно создать условия, которые позволят использовать оба главных фактора производства: и капитал, и, прежде всего, труд. При этом необходимо учитывать характерные особенности капитала и труда и понимать, что конфликт между социально-политическими желаниями и экономической реальностью неизбежен. И все же предметы роскоши обладают удивительным качеством: традиционно они изготавливаются в определенной местности или регионе. Как правило, их нельзя производить «повсеместно», что выгодно для той европейской страны, где они выпускаются, и ее рабочих и служащих.

Представления о роли работодателя и наемных работников меняются. Это естественный процесс. Ведь здесь, как и везде, «затишье» означает шаг назад. Но достойна внимания скорость, с которой в последнее время происходят эти изменения как в общественном сознании, так и в самой экономике. Ставка на выигрыш во времени стала одним из решающих факторов успеха. И вопрос в том, насколько быстро будут сформулированы новые идеи и концепции, отвечающие постоянно меняющимся условиям рынка. Еще более важным является реализация этих идей и концепций в производстве.

Значительные изменения в экономике обычно происходят сначала в тех областях, где к продукции предъявляют особенно высокие требования, то есть именно в производстве элитных товаров. Это заметно во всех отраслях, где есть конкуренция на мировом рынке, например, в автомобилестроении. Чтобы выстоять в борьбе и упрочить свои позиции, конкурирующие на мировом рынке компании, как правило, вынуждены разрабатывать новые методы, подходы, структуры и так далее, поэтому новое видение прежде внедряется в производстве элитных товаров.

Национальные стандарты все больше и больше утрачивают свое значение для экономики и производства — тон задают спрос и конкуренция на мировом рынке. Страны с достаточно низким уровнем жизни с молниеносной скоростью усваивают знания высокоразвитых стран и используют их все более эффективно. Их затраты на производство значительно ниже, чем на Западе, в то же время качество их продукции все чаще отвечает западным требованиям, что позволяет им поставлять конкурентоспособные товары на потребительский рынок. Вследствие этого прогресс больше не гарантирует тот уровень жизни, которого мы достигли сегодня.

Чтобы успешно реагировать на изменения в мировой экономике, каждая страна, каждая компания должна найти свое место на рынке и разработать свою собственную стратегию. Попытка копировать зарубежные «успешные модели», например японскую модель или модель «коллективного коммунизма», распространенную в Юго-Восточной Азии, не решает проблемы. У нас другой образ жизни и экономика. Западная модель общества и экономики, ориентирующаяся главным образом на моральную ответственность отдельного индивидуума, должна найти собственный путь развития.

Центральное место при этом отводится обновлению инновационных ресурсов. Это касается освоения выпуска новых товаров, новых технологий, новых сфер услуг и новых рынков. Создание новых производств и рынков сбыта даст нам возможность не только сохранить занятость на прежнем уровне, но и наращивать производственный потенциал. Доходы может, правда, приносить и развитие существующего производства. Конкуренция в мировом масштабе в традиционных отраслях промышленности приводит к повышению производительности, которое часто сопровождается сокращением рабочих мест. Сегодня производство предметов роскоши приносит больше прибыли, чем производство товаров массового спроса, оно выгоднее. Если бы производители обычных товаров обращали больше внимания на идеи, используемые при производстве предметов роскоши, это могло бы привести к росту благосостояния.

В обновлении нуждаются, прежде всего, процесс производства, последовательность операций, организационные структуры и отношения. Это первоочередная задача, поскольку внедрение инновационных процессов производства хотя и крайне сложно, но важнее, чем ускоренная разработка новой продукции. Дело в том, что эти новшества могут быть основой и средством для разработки новой продукции. В то же время это очень сложная задача, так как все нововведения оказывают непосредственное влияние на работников. Тем самым мы подошли к главной теме — роли управления производством.

Большинство читателей наверняка знакомы с новыми методами управления, которые в последние годы получили широкое распространение. Это, в частности, всеобщее управление качеством (Total Quality Management), непрерывный процесс оптимизации, бережливое производство (Lean Management), функциональная интеграция и многие другие. Если очистить концепции от модной мишуры, станет очевидно, что именно их объединяет: отказ от внутрипроизводственной иерархии, когда всепроникающий менеджмент предписывает «обычному» служащему, что, когда и как делать.

Вместо этого в процессе производства товаров оказываются востребованными и используются фантазия, творческий подход и готовность каждого сотрудника полностью отдавать себя работе. Все чаще схема управления «сверху-вниз» дополняется другой — «снизу-вверх». Наблюдается последовательное использование интеллектуального потенциала сотрудников. Нам необходимы организационные структуры, которые способствовали бы росту «банка идей»: ведь чем больше у каждого работника будет возможностей заниматься конкретным продуктом, как это происходит при производстве элитных товаров, тем больше это будет способствовать изобретательности и творчеству.

При таком подходе управление производством приобретает совершенно новый смысл. Вместо жесткого распределения задач и полномочий, как это бывает при массовом производстве, руководство должно в первую очередь мобилизовать и использовать творческий потенциал сотрудников. Это, прежде всего, означает, что должны быть созданы условия, которые позволят каждому сотруднику отождествлять себя со своим предприятием. Ведь задача менеджмента заключается именно в том, чтобы определить обязательную и приемлемую для всех систему целей, которая мотивировала бы сотрудников, предоставляя им при этом необходимое поле деятельности, а также в том, чтобы содействовать успешной деятельности компании.

Хочу проиллюстрировать это на конкретном примере развития новых производственных структур и трудовых ресурсов. Любая стратегия должна начинаться с определения текущего состояния компании и ее положения на рынке, осознания собственных сильных и слабых сторон. Для этого воспользуемся известной системой бенчмаркинга. На наш взгляд, бенчмаркинг позволяет и сохранять четко отлаженный механизм работы предприятия, и разрабатывать новые стратегии. Более того, умелое использование бечмаркинга способно превратить его в эффективное средство повышения мотивации, вызывающее у каждого сотрудника желание быть лучше конкурентов. Это — интенсивный процесс поиска самых лучших методов и механизмов работы компании, в который оказываются вовлеченными все ее сотрудники.

Бенчмаркинг, в частности, помогает определить основные области компетенции компании и целенаправленно совершенствовать его сильные стороны. В результате на рынок последовательно продвигаются наиболее выдающиеся достижения. Рост производительности на каждом этапе создания стоимости в конечном итоге не должен привести к сокращению занятости. Понимание того, что твой труд устанавливает высокие критерии и стандарты для отрасли, служит хорошей мотивацией для сотрудников компании. Повышенное внимание к основной области компетенции компании — это крайне важный фактор успеха в условиях конкуренции, так как позволяет выиграть время.

Различные способы совершенствования механизмов работы компании, о которых шла речь выше, начиная с бенчмаркинга и заканчивая определением перспектив и главных областей деятельности компании, являются скорее «эволюционными» приемами. Наряду с ними, однако, предпочтение может быть отдано и более радикальному, «революционному» подходу, позволяющему значительно повысить производительность и рентабельность компании. Он подразумевает необходимость изменения статус-кво с учетом особенностей существующей организационной структуры компании.

Первый шаг в реализации этого подхода — определение идеального образа компании. Небольшая проектная группа, в которую следует включить сотрудников соответствующих подразделений, на основании ново: видения разрабатывает план полной реорганизации компании или отдельных фаз технологического процесса, так сказать, пытается «начать с нуля». Она в деталях прорабатывает все основные виды деятельности компании. Затем этот «идеальный образ» компании сравнивается с реальным состоянием с целью выявления отклонений от «идеала» для определения дальнейшей стратегии.

На основании тщательного анализа теоретического потенциала оптимизации определяется уровень реального потенциала компании. Это достигается путем ограничения сферы деятельности компании (например, выпуском неизменного ассортимента товаров) и посредством учета параметров, не подверженных кратко- и среднесрочному влиянию внешней среды (например, местоположение компании, уровень квалификации сотрудников и т.д.).

Для успешной реализации проекта необходимо открытое обсуждение в компании ее целей и путей их достижения. Без этого невозможно создать широкую поддержку реформ. «Новое мышление», требующее большей самоорганизации и личной ответственности каждого, должно постоянно прививаться всем сотрудникам, независимо от их ранга. В этом-то, собственно, и заключается задача управления.

Во главу угла ставится человеческий фактор. Необходимо целенаправленно использовать и развивать потенциал сотрудников. Здесь требуется новый взгляд на менеджмент, новые навыки и рычаги управления, которые я вкратце охарактеризовал бы следующим образом:

  • ориентация на процессы и работников, а не на структуры и иерархию;
  • создание возможностей для проявления инициативы и самооргани­зации;
  • открытое взаимодействие и коммуникации;
  • ориентация на корпоративные цели («корпоративное мышление») и увеличение личной ответственности сотрудников, а не авторитарное управление.

Суммируя вышесказанное, можно сделать вывод: главным фактором в изменении мира труда является человек. Все усилия должны быть направлены на то, чтобы передать полномочия для принятия решений рядовым сотрудникам компании. Это дает возможность работать в «команде», что в свою очередь развивает у сотрудников корпоративное мышление, стимулирует слаженность действий и усиливает мотивацию к самоорганизации. Описанные выше инновационные процессы: новая организационная структура, последовательность операций и взаимоотношений — конечно же, отразятся на трудовых отношениях. Для трудовых отношений в новых условиях характерно иное самосознание сотрудника.

Рабочие и служащие, которым традиционно предписывалось, «что они должны делать», в идеальных условиях проявляют инициативу, способность работать творчески и самостоятельно, осознавая свою личную ответственность. Они точно знают, что они делают в данный момент и что еще могут предложить организации в будущем.

При этом неотъемлемым элементом нового самосознания становится постоянное стремление повышать квалификацию, готовность перенимать новый опыт, который был достигнут и в других отраслях. Рыночные отношения между работодателем и работником отныне определяются не столько уровнем заработной платы и попытками сокращения рабочего времени, сколько возможностью развития профессиональных навыков, возможностью профессионального роста, степенью самореализации и гибкостью трудовых отношений.

С учетом рынка труда и будущих условий труда новая форма управления вызовет ряд проблем:

  • стремительный рост производительности труда может привести к тому, что на производство продукции будет затрачиваться гораздо меньше времени и усилий;
  • потребность в неквалифицированном труде будет сокращаться.

Однако это необязательно подразумевает сокращение занятости. Способная к быстрому развитию инноваций и их воплощению в жизнь экономика может не только выдержать конкуренцию на международном рынке, но и увеличить объемы реализации продукции. Стабильная национальная экономика с гораздо более высокой степенью надежности гарантирует необходимую поддержку социально незащищенным слоям селения.

В будущем гибкость трудовых отношений станет ключевым фактором для всех сторон экономики. При экономическом спаде существует дефицит определенных специалистов. Почему высококвалифицированный специалист, будь то инженер или научный сотрудник, не может работать более 40, 50 или даже 60 часов в неделю, если он того хочет и это необходимо мо для выполнения поставленных перед ним задач? Разве право работ сверхурочно является только привилегией немногочисленной группы руководителей? Не создаем ли мы тем самым новую разновидность классового общества?

Одним из безупречных методов приведения затрат на труд в соответствие с изменяющимися экономическими условиями могло бы стать начисление заработной платы по итогам трудовой деятельности. Уже доказано, что оплата труда по итогам трудовой деятельности, как правило, повышает производительность труда гораздо лучше, чем фиксированная заработная плата. К тому же такая система оплаты труда куда больше соответствует новому идеалу сотрудника с ярко выраженной инициативой, который отождествляет себя со своей компанией.

Важным компонентом новой формы менеджмента является, прежде всего, передача большей части управленческих функций сотрудникам компании. Это можно сделать только при помощи коренных изменений в управлении. Сегодня на успешно работающих предприятиях эти изменения уже происходят. Не формулировка задач и контроль их выполнения, то есть классическая, авторитарная форма управления, а организация саморегулируемых процессов является главным компонентом нового менеджмента. Это позволяет сократить большую часть среднего звена управления.

В будущем конкурентоспособными окажутся только те компании, которые сумеют воспользоваться потенциалом всех своих сотрудников. Здесь каждой компании придется искать собственный путь. Однако цель ясна: сотрудники компании должны стать неотъемлемой частью единого процесса создания стоимости, прочувствовать и осознать новое положение. Если нам удастся достичь этого, то в будущем новые рабочие места будут создавать не только компании, занимающиеся выпуском элитных товаров, а промышленный комплекс в целом и его отдельные отрасли.

Я твердо убежден в том, что в будущем сектор услуг займет важное место в экономике и сможет развиваться только на основе здоровой структуры промышленности. Хотелось бы напомнить, что много лет назад американцы попытались отказаться от индустриального устройства общества и пойти по пути развития сферы услуг, однако они были вынуждены признать, что такая экономическая система оказалась неконкурентоспособной. Отсюда я делаю вывод: мы должны отбросить идею, что нам нужно как можно быстрее отказаться от производства товаров, надеясь на то, что развитие одной только сферы услуг способно обеспечить будущее. Это огромное заблуждение. И доказательством тому служит производство элитных товаров.

Насколько бы важным ни было продвижение, дальнейшее развитие и формирование сферы услуг в целом (особенно это важно для создания дополнительных рабочих мест), ясно одно — этот процесс невозможен без здоровой индустриальной основы. Для нас, работающих в секторе производства, это означает, что необходимо снова стать конкурентоспособными. Мы еще не полностью исчерпали возможности мирового рынка. И если мы будем планомерно ускорять международную интеграцию, то у «классической» традиционной промышленности появится новый шанс.

Впрочем, у автомобилестроения, называемого некоторыми производством прошлого столетия, большие перспективы развития, если только подойти к этому по-другому. Мы уже давно перестали воспринимать себя просто как производителей автомобилей. Скорее мы являемся «поставщиками мобильности». Перед нами (конечно же, это касается и сервиса) встает вопрос, какие дополнительные услуги мы можем предложить нашим покупателям при покупке автомобиля, чтобы сделать наше предложение более привлекательным, чем предложение конкурентов? Необходимо отказаться от «черно-белого мировоззрения», упрощенного противопоставления промышленности и сферы услуг. Глобализация — настолько масштабное явление, что мы допускаем большую ошибку, давая неправильные установки молодому поколению.

Сложность технических, экономических и общественных процессов, усиливающаяся глобализация, а также рост взаимозависимости требуют нового подхода и отношения к роли управления. Первоочередной задачей является менеджмент комплексных систем. Централизованное управление все чаще и чаще оказывается неспособным учитывать новые условия на местах. Сохранение устаревшей структуры управления, борьба за закрепление прежних полномочий препятствуют позитивному развитию процессов и изменений и тормозят рост рентабельности в системе.

Актуальная проблема сегодня — децентрализация процесса принятие решений. Чтобы оставаться конкурентоспособным, необходимо как можно быстрее разработать и внедрить ее механизмы. Звучит просто, но в крупных компаниях это не так легко осуществить. Для комплексного охвата необходимо разработать процессы саморегулирования. Речь идет о позитивных эффектах механизмов обратной связи; Умение принимать решения и наличие полномочий непосредственно зависят от квалификации и результативности труда работника.

Если результатам работы уделяется мало внимания, или, хуже того, те, кто работает более продуктивно, вынуждены за это оправдываться перед коллегами, то не стоит удивляться тому, что меняется поведение людей, повсеместным явлением становится рост притязаний, и вместе с тем снижается динамичность и подвижность системы. Важно отметить, что производство предметов роскоши и в этом случае положительно сказывается на динамике общественных процессов. Оно заметно стимулирует рост производительности и достижений. Оно поощряет личную инициативу и служит источником новых идей.

Если внушать человеку, что длительное снижение занятости помогает преодолеть экономический кризис, то это способствует развитию механизма «негативного подкрепления». Поведение человека часто формируется под влиянием «слабых» — психологических — факторов, которые часто оказываются более действенными,, чем «сильные» — экономические — факторы. Раньше жить было гораздо легче, потому что социальные системы не были настолько взаимосвязаны и так четко структурированы. Результатов можно было достичь чисто технократическими методами. В наши дни это возможно только в отдельных случаях. Сегодня главенствующим снова стал принцип саморегулирования, повсеместно встречающийся в природе, где он прекрасно работает. Поэтому феномен роскоши, являясь главным компонентом процесса саморегулирования, играет важную роль в экономике (как это уже было на этапе становления и ранней стадии развития капитализма).

Как правило, мы очень мало уделяем внимания процессам саморегулирования. Большинство людей хочет думать и действовать самостоятельно. Нам же по-прежнему кажется, что мы все должны регулировать. Такой подход, быть может, еще действенен в простых системах, но никак не в комплексных. Тем не менее и сегодня во многих компаниях мы, как и прежде, можем увидеть старые методы управления. Система давно стала более сложной, мы же пользуемся прежними методами и верим в их действенность. Это ошибочное представление. Ключом успешного развития экономики является внедрение новых процессов саморегулирования.

Известно, что легче всего заметить самые простые закономерности. Этому правилу отвечают и ожидания, что сокращение занятости вызывает положительный эффект. Длительное использование этого механизма дает обществу неверные ориентиры, что может привести к катастрофическим последствиям.

Важно понимать, что решения, которые при краткосрочном планировании могут быть обоснованными и полезными (сокращение занятости при определенных условиях может стать наилучшим решением), при долгосрочном планировании часто становятся источником проблем.

Этого можно избежать, если средства массовой информации помогут корректировать «ошибочные сигналы», вызывающие сбой механизмов саморегулирования. Подобных ошибочных данных стало чересчур много, в том числе и при обсуждении роли в обществе предметов роскоши. Их производство требует знаний, умений, а следовательно, и переподготовки кадров. Если мы уделим этой проблеме должное внимание, как в США, а не будем относиться, как к «неизбежности», мы сможем эффективно контролировать механизмы саморегуляции. Для этого нам нужно понять взаимосвязи, существующие между понятиями «роскошь», «достижения» и «функциональность».

Если мы посмотрим на список приоритетных товаров, то обнаружим, что самые простые товары расположились в его конце. Такие товары выполняют только одну единственную функцию, да и то с трудом. Огромное количество подобных товаров производилось когда-то в бывших социалистических странах (может, они и сейчас там сохранились), да еще в странах третьего мира.

Давайте рассмотрим в качестве примера какую-нибудь модель фотоаппарата, выпущенную в социалистическом лагере. В качестве образца возьмем фотоаппараты немецких фирм Leica или Voigtlander, у которых была отличная механика и объективы, отвечавшие последним достижениям техники того времени. Российские аналоги напоминали по дизайну этот прототип, однако качество снимков, снятых с помощью более дешевых объективов, хотя и было удовлетворительным, но далеко не первоклассным. Дешевые механизмы затвора с более длительной выдержкой давали неплохой, но не идеальный результат.

Говоря о функциональной простоте товара, нельзя упускать из виду еще три момента: плохое качество, практичность и назначение.

Плохое качество не позволяет эксплуатировать товар надлежащим образом. Это хорошо видно на примере некачественных инструментов. Они не дают желаемого результата и выходят из строя гораздо раньше срока.

Дело обстоит иначе, если подходить к проблеме качества с практической точки зрения. Во время Второй мировой войны американцы выпустили свой знаменитый джип «Виллис» (Willys), так называемый «автомобиль на сто часов». Опыт показал, что в период военных действий транспортные средства редко служили более ста часов. После этого они уже были непригодны для использования, поэтому не было никакой необходимости выпускать технику, рассчитанную на более длительный срок эксплуатации. Тем не менее многие экземпляры тех джипов дошли до наших дней, хотя сегодня им уже по 60-65 лет.

Следующий момент — назначение. По гигиеническим соображениям одноразовые шприцы должны быть устроены так, чтобы ими действительно можно было воспользоваться один-единственный раз. Однако нельзя снижать качество настолько, чтобы товары одноразового использования на самом деле могли быть использованы только единожды. Эксплутационная надежность требует какого-то минимума качества, которое, как мы видели на примере джипа «Виллис», обычно обеспечивает более длительный срок эксплуатации.

Однако для оценки товара и его функционального исполнения необходимо иметь четкое представление о предъявляемых к нему требованиях. Российские фотоаппараты производились по принципу «приемлемое качество по приемлемой цене». Наш Land Rover Defender, разработанный непосредственно на основе исходной модели Land Rover, — тоже прекрасный автомобиль, но предназначен он не для «поездок в оперу», а для использования в каменистой местности Африки. Land Rover Defender сконструирован таким образом, чтобы его можно было починить с помощью самых простых инструментов практически в любой точке мира и чтобы он всегда был на ходу. Его первоочередная задача заключается не в том, чтобы въезжать на бордюр во время парковки на Кенигсаллее в Дюссельдорфе, а в том, чтобы пройти там, где это не под силу другому транспортному средству.

Теперь давайте вернемся к. предметам роскоши. Предметы роскоши не только функциональны с практической точки зрения. Они позволяют производителю обеспечивать высокую стоимость своего товара, и действительно высоко ценятся покупателем, в противном случае он не стал бы платить за них. Более того, цена элитного товара непропорционально высока. Но, самое удивительное, — этот товар пользуется спросом. Ради него люди готовы пойти на многое.

Итак, мы имеем дело с двумя моментами: первое, предметы роскоши создают прибавочную стоимость, и второе, это — прекрасная мотивация, стимул и поощрение. Но есть еще и третий момент. Производство предметов роскоши обеспечивает высокую добавленную стоимость, поэтому они стимулируют дальнейшие разработки производителя, заставляют его дифференцированно подходить к продукции и одновременно являются инновационной лабораторией. Элитный товар, в первую очередь элитная техника, может считаться таковым только в том случае, если ему присущи новые качества, если он представляет новые возможности и при его производстве используются последние достижения техники. Таким образом, элитный товар, предметы роскоши — «двигатель» инноваций.

Лучшим тому примером служит автомобилестроение. Каждый раз модернизация автомобилей начиналась с роскошных лимузинов. Новейшая техника стоит очень дорого: всегда не хватает ресурсов для ее выпуска, и все затраты, связанные с разработками, подготовительными работами и исследованиями, приходятся на первую партию товаров. К тому же нельзя предугадать, будет ли тот или иной товар запущен в массовое производство. Все новое и инновационное стоит дороже из-за высоких затрат, которые еще не компенсировались полученной прибылью.

Здесь стоит вспомнить антиблокировочную систему (АБС) тормозов, которая вначале использовалась исключительно на элитных моделях автомобилей BMW и Mercedes, и то — как дополнительное дорогостоящее оборудование. Сегодня ее ставят даже на малолитражные автомобили. Она стала обычным элементом безопасности. Здесь следует отметить еще вот что: в нормальных ситуациях АБС вообще не нужна. Она срабатывает только в опасных или критических ситуациях, которые случаются крайне редко, может быть, один раз за весь срок эксплуатации данного автомобиля или вообще никогда, хотя большинство водителей думают иначе.

Воздушная подушка безопасности и АБС являются прекрасными примерами результатов работы так называемого «эффекта просачивания». Разработанные некогда как дополнительное дорогостоящее оборудование для лимузинов класса люкс, они сегодня стали неотъемлемым элементом автомобилей серийного производства. Таким образом, автомобили класса люкс ускоряют технический прогресс. Благодаря высокой цене они способствуют внедрению и дальнейшей разработке инновационных решений, которые, хорошо зарекомендовав себя на практике, могут быть использованы в крупносерийном производстве.

Предметы роскоши имеют еще одно свойство. Они создают дополнительные рынки сбыта, поскольку не ограничиваются чисто утилитарными функциями. Предметы роскоши покупают не только из практических соображений. Их покупают ради них самих. Никто не станет приобретать вторую или третью пару наручных часов только ради того, чтобы узнать, который час. Предметы роскоши сами по себе порождают спрос, который не вызывают — да и не могут вызвать — основные потребительские товары. Это ответ на вопрос, каким образом роскошь обеспечивает рост благосостояния.

Высокий уровень благосостояния характерен, прежде всего, для тех стран, где находятся ведущие компании — производители элитных товаров. Производство элитных товаров создает рабочие места, в первую очередь — для высококвалифицированных специалистов. Если посмотреть внимательно на мировую экономическую систему, то станет очевидно, что целые отрасли и отдельные фирмы существуют только благодаря производству предметов роскоши. Без него многие миллионы рабочих во всем мире остались бы невостребованными, мы лишились бы профессионального опыта многих специалистов, которые являются важным фактором прогресса. По сравнению с чисто функциональными товарами предметы роскоши предъявляют гораздо более высокие требования к содержанию работы.

Люди ходят в роскошные рестораны не ради еды, а ради наслаждения деликатесами. Однако удовольствие доставляет не только положенная на тарелку еда, но и дизайн самой тарелки, а также столовые приборы, красиво накрытый стол, сервис, мебель, дизайн интерьера ресторана, атмосфера и даже — в некоторых случаях — само здание. Недостаточно просто придумать и создать всю эту роскошь — нужно за ней постоянно следить ухаживать и периодически обновлять.

То же самое можно сказать и о дорогих путешествиях, которые приносят местному населению гораздо больший доход, чем массовый туризм. Я не имею ничего против недорогого отдыха. Но многие аргументы, которые выдвигаются против фешенебельных отелей, расположенных, например, на Карибах или в азиатском регионе, звучат неубедительно. Нет конца разговорам о том, что поставка французских вин и деликатесов по всему миру — это расточительное использование энергии и ресурсов. Но что значит расточительство?

Если в фешенебельном отеле предлагают только воду из-под крана, это уже не фешенебельный отель. В этом случае гости бы разъехались, и многие люди лишились работы. У них не было бы возможности развиваться. Если нет прекрасно оборудованной кухни, исчезает потребность в людях, работающих на этой кухне, и в квалифицированном техническом персонале, обслуживающем оборудование и поддерживающем его в надлежащем состоянии. Отпадает необходимость в электроснабжении, потому что некому оплачивать связанные с ним затраты. Но если вдруг в каком-нибудь живописном местечке построят фешенебельный отель, то проведут туда и электричество. И если до этого электричества там не было — то теперь электроэнергией будет обеспечено все население.

Давайте вспомним, что было еще несколько веков назад. Ведь именно благодаря стремлению к роскоши возникли многие ремесла, были сделаны многие технические открытия. Желание обладать предметами роскоши служило невероятным стимулом к совершенствованию мастерства. Оно развивало у людей способности, выходящие далеко за пределы обычных. Так, например, появились часовщики и автомеханики. Башенные часы были изобретены уже давно, но поначалу профессия часовщика не была самостоятельным ремеслом. Часовых дел мастера были скорее универсалами — архитекторами и естествоиспытателями, — которые в сотрудничестве с талантливыми столярами, слесарями и кузнецами собирали и строили башенные часы. Так и при создании автомобиля воедино слились опыт и навыки различных мастеров: каретника, слесаря и кузнеца, — и появились новые специальности. Разве не может подобное произойти в наши дни или в будущем? Не стоит думать, что мы находимся в тупике. Фридрих Август фон Хайек писал: «Мы не должны обольщаться, думая, что можем целенаправленно построить будущее человечества». Давайте просто сконцентрируемся на настоящем и проблемах, которые необходимо решить сегодня.

Фото: freeimages.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Елисей Петровский
У этого бренда и в самом деле отличная обувь. И стильных моделей достаточно много. Сейчас без про...
Все комментарии
Новости образования
ИБДА РАНХиГС возглавил индекс популярности среди бизнес-школ России

Индекс составляется по ряду показателей, среди которых уникальные просмотры страниц бизнес-школ, новостей и анонсов, количество переходов на сайты вузов.

Зарплата выпускников IT-курсов растет в среднем на 50% после обучения

При этом каждый третий айтишник трудоустраивается во время учебы.

Исследование RAEX: как абитуриенты выбирают вуз

Выяснилось, что рейтинги влияют на выбор абитуриентов больше, чем мнение родителей.

В России впервые составили справочник корпоративных университетов

В пуле участников исследования представлены 43 корпоративных университета крупнейших российских компаний и субъектов федерации.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Производитель бумаги «Снегурочка» продал свой российский завод

Сумма сделки составит 95 млрд рублей.

Microsoft сокращает расходы на сотрудников, обучение и корпоративы

Компания пытается сократить расходы всеми доступными способами.

Самые странные корпоративные правила: итоги опроса россиян

Общий поход на обед отделом, пение корпоративного гимна и кормление животных в офисе – попали в топ странных офисных правил и традиций.

Россияне назвали самые престижные и доходные профессии

В лидерах – работники сферы IT и государственные служащие.