Сокращать не надо удлинять: как ускорить выход строительных проектов?

Идея сокращения количества процедур в строительстве не нова. За последние десять лет это уже второй крестовой поход. Первый был объявлен во времена президентства Дмитрия Медведева. Тогда распоряжением Правительства была утверждена дорожная карта «Совершенствование правового регулирования градостроительной деятельности и улучшение предпринимательского климата в сфере строительства».

Согласно этой карте, в 2018 году Россия должна была подняться со 178 на 34 место в рейтинге Doing Business, публикуемом Всемирным банком. И пусть не 34, но 48 место в мире по доступности получения разрешения на строительство мы в 2018 году завоевали. 

Казалось бы, дела идут. Но к реальному положению дел этот рейтинг имеет такое же отношение, как прожиточный минимум к реальному минимуму средств, необходимых для выживания. Дело в том, что он рассчитывается по строительству в неопределенной точке России «эталонного объекта» – сферического коня в вакууме – двухэтажного склада определенного размера, возводимого собственником при наличии утвержденной архитектурной и технической документации собственными силами. И вот во Всемирном банке решили, что для получения разрешения на строительство этого объекта в 2018 году пришлось пройти 15,1 административных процедур (год назад – 14,4), что займет 193,8 дня (в прошлом году – 239,4).

Вы рады? Статистика, как известно, служит нам как источник информации или как средство дезинформации. В данном случае, кажется, мы столкнулись с третьим способом ее использования: для издевательства. Кстати, Всемирный банк о чем-то таком догадался – и 16 сентября, объявил о прекращении публикации рейтинга Doing Business как некорректного.

Видимо, так показалось не только мне и Всемирному банку, так что борьба пошла на новый виток. Увенчается ли на этот раз героический поход подъемом флага прогрессивных строителей и девелоперов над руинами замка чиновников-бюрократов? Приведет ли к реальному сокращению сроков строительства отмена очередных сводов правил и то, что в оставшихся стало значительно меньше обязательных пунктов?

У меня это вызывает обоснованные сомнения. По очень простой причине. Я люблю считать.

Недавно в нашей компании мы реализовали проект улучшений, призванный систематизировать работу по согласованию проектов и ускорить этот процесс. И в рамках проекта решили изучить перспективы этого вопроса.

Как вы думаете, сколько организаций задействовано в выдаче технических условий и согласований при проектировании инженерных сетей? Напомню, в рейтинге Doing Business это вообще не учитывалось. Попробуйте угадать предполагаемое вами число, так будет интереснее.

Правильный ответ: более 40, в составе которых тех. условия и согласования выдают на текущий более 70. Использую слово «более», потому что от проекта к проекту может быть разное количество ведомств. И к этому нужно еще добавить собственников земельных участков, которые часто становятся камнем преткновения при строительстве линейных объектов. Причем в некоторые ведомства надо обращаться по нескольку раз: сначала получать ИРД, ТУ и тому подобное, потом согласования принципиальных решений, а затем еще согласования проектной и рабочей документации.

И что же получается? Можно сделать применяемыми на добровольной основе хоть все своды правил, которые находятся в ведении Минстроя, но это фактически не скажется на общих сроках проектирования. Потому что инженер-проектировщик и ГИП, несущие ответственность за принятые решения вплоть до уголовной, все равно будут опираться на рекомендованные нормы. Исходя из здравого смысла и чувства собственной безопасности. Да и вообще, смягчение обязательных требований к проектам скорее может снизить их качество, чем ускорит реализацию. 

Главный резерв для сокращения бюрократических процедур – согласования и разрешения, а не нормативы. А с этим дело обстоит гораздо сложнее. Большая часть согласующих ведомств не находится в ведении Минстроя. И, как это принято, каждое из них защищает свои интересы и играет по своим правилам.

Когда я задавал вопрос про количество согласований, то надо понимать, что для общестроительных работ их гораздо больше, чем для сетей. И каждое ведомство бьется за свои полномочия в сфере строительства с такой яростью, словно у них последнюю рубашку отнимают. 

Собственно говоря, отчасти так оно и есть. Это вопрос влияния. Чем больше у тебя прав запретить или ограничить, тем чаще к тебе приходят на поклон с нижайшими просьбами. Это не говоря о том, что чем больше полномочий, тем больше штат, а чем больше штат – тем больше бюджет. Как в некоторых азиатских странах: чем мужчина упитанее, тем он состоятельнее.

А каких только забавных историй ни происходит на почве согласований! На днях приезжаю к серьезному руководителю одной из таких организаций – спасибо, что он меня принять согласился. Мы с ним проанализировали ситуацию и выяснили, что при получении одних и тех же согласований двумя нашими бизнес-единицами одна из них попала в сегмент крупных заказчиков по критериям этой организации, и ей назначили менеджера по вип-обслуживанию. А второй вип-менеджера не выдали – объемами не вышли. Смех и грех, но с участием вип-менеджера срок согласований в среднем удлинился на 8 дней. Не сократился, а удлинился. И это при том, что регламентные сроки, которые и так огромные (30 дней), все равно не соблюдаются. Никогда!

А ведь это только одна из многих согласующих инстанций. И в каждой из этих избушек свои погремушки и куриные ноги, на которых они шустро бегают от своих обязательств.

Но иногда организации, занимающиеся выдачей согласований, начинают относиться к своим обязательствам очень серьезно. И это тоже не ускоряет процесс. Например, некоторые считают своим долгом попробовать себя в роли коммерсантов. Выражается это в необходимости заключения с ними договоров на сверку или выдачу каких-либо документов. Иногда заключить договор на сверку сродни подвигу Геракла.

Понятно, что подразделение, проверяющее документы или сверяющее сети на своих и чужих чертежах, хочет на этом заработать, этим же занимаются их сотрудники, получающие зарплату. Да и деньги за это берут небольшие. Но как раз потому, что деньги смешные, их же собственной бухгалтерии это не нужно. И оформление таких договоров у них в приоритетные задачи не входит. А мы, как те евреи за Моисеем, ходим 40 лет по пустыне в ожидании долгожданных документов. 

Мы выделили для себя Топ-7 организаций, работа с которыми отнимает наибольшее количество времени. И изучили процессы взаимодействия с ними на своей стороне, чтобы понять наши возможности по сокращению сроков. Где-то начали пораньше подавать документы, где-то заранее готовим план Б, где-то ищем знакомых. Предпринимаем усилия для налаживания с этими организациями человеческих отношений, чтобы они, как в той сказке, повернулись к лесу задом, а к нам лицом. Где-то получается. Где-то, понятное дело, нет.

А ко всему прочему, мы ведь страна традиций. И одна из этих традиций такая: «Большие начальники делают вид, что устанавливают новые суровые требования, а исполнители на местах делают вид, что их исполняют, и гордо об этом докладывают. И все довольны». Почему-то считается, что проще не сделать как надо, а всех обдурить. 

На практике очень часто происходит следующее. Руководители контрольно-надзорных органов понимают, что их непосредственные начальники ждут от них сокращения сроков процедур. Чтобы те, в свою очередь, могли доложить уже своим начальникам о героических подвигах.

Что проще всего сделать, чтобы сократить сроки? Правильно, объявить об их сокращении. У исполнителей остается меньше времени на изучение проектов, но работоспособности и желания трудиться у них при этом не прибавляется. Да и ответственность с них никто не снимает. В результате сроки рассмотрения проектов вроде бы сокращаются, но одновременно резко увеличивается количество отказов по формальным признакам. И в реальности это приводит к увеличению общего срока согласования. Но в отчете они молодцы, задание партии и правительства выполнено, обдурили дурачка на четыре кулачка!

Еще один способ показать сокращение сроков, да еще и сокращение штатов – вывести подготовительную работу по согласованиям из ведения органа исполнительной власти. Начинают плодиться разного рода ГКУ и ГБУ, которые выполняют предварительные исследования или изучение документов. В итоге мы имеем два органа согласования вместо одного, хотя формально услуга одна и документ на выходе один. «Формально правильно, а по сути издевательство».

Надо добавить, что все это критически влияет не только на скорость выхода проекта, но и на его стоимость. А так как согласования отдельно не оплачиваются, то многие проектировщики, дав на стадии конкурса слишком низкую стоимость, оказываются в минусе, сносив при этом ноги сами знаете по что.

Таким образом, можно сколько угодно снижать требования к проектам (при том, что не факт, что это вообще нужно делать, нормы нуждаются скорее в модернизации, чем в отмене), но до тех пор, пока фактическое ускорение согласований и разрешений, сокращение их числа не станет реальностью, о существенном сокращении сроков строительства говорить не приходится. Зато можно будет еще долго за это бороться!

Я описал ситуацию в Санкт-Петербурге. Возможно, в других регионах она сильно отличается. Будет любопытно узнать мнение коллег.

Читайте также:

Расскажите коллегам:
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Cпрос на менеджеров по продажам вырос в полтора раза

Сильнее всего спрос на sales-менеджеров вырос в компаниях из IT-отрасли – сразу на 84% к прошлому году. 

В Петербурге с 1 ноября введут QR-коды для посещения мероприятий

А работников старше 60 лет отправят на удаленку.

Сколько россиян мечтают стать начальниками

Большинство опрошенных хотят быть боссами из-за более высокой зарплаты.

Две трети сотрудников не готовы к сокращению зарплат ради работы на удаленке

Подавляющее большинство сотрудников не готовы к сокращению заработных плат в случае релокации.