В 2022 году на больничный уйдут 70% работников?

В конце мая 2019 года Всемирная ассамблея здравоохранения – высший руководящий орган Всемирной организации здравоохранения – официально признала «Синдром эмоционального выгорания на работе» заболеванием и включила его в обновленный, одиннадцатый Международный классификатор болезней. Он вступит в полную силу с 1 января 2022 года.

Болезнь определяется документом, как «синдром, возникающий в результате хронического стресса на рабочем месте, с которым не удается справиться». По данным Академии труда и социальных отношений в России со стрессами на рабочем месте сталкивается 70% работников. Эксперты бьют тревогу: если не заняться психологическим «здоровьем» коллективов сейчас, динамика роста выгорания персонала может ощутимо ударить по бизнесу в ближайшие два с половиной года.

Какими отличительными признаками характеризуется эмоциональное выгорание, чем оно грозит бизнесу, и почему его «не замечали» раньше Executive.ru поговорил с CEO Teamline-consult, тренером по развитию эмоционального интеллекта и консультантом «Фонда развития интернет-инициатив» по развитию команд IT-стартапов Татьяной Вавиловой.

Executive.ru: Прошло три месяца с момента, как ВОЗ признала эмоциональное выгорание болезнью. Что-то изменилось уже за это время? Если нет, то когда и что изменится?

Татьяна Вавилова: Что касается законодательного уровня, пока не поменялось, в принципе, ничего. Всемирная Организация Здравоохранения признала эмоциональное выгорание болезнью и включила его в Международный классификатор болезней, который начнет действовать с 1 января 2022 года. То есть, с этого момента можно будет официально брать больничный.

Вообще этот классификатор так сильно переработали впервые за 30 лет. Теперь он содержит 55000 заболеваний, а раньше было только 14400. Кроме «Синдрома эмоционального выгорания на работе» в него, например, вошли навязчивое сексуальное поведение и зависимость от видео или азартных игр в Интернете. 

Executive.ru: Кто прежде всего подвержен этому теперь уже почти официальному заболеванию?

Т. В.: Наиболее подвержены ему люди, которые занимаются интеллектуальной работой, буквально «горе от ума», а вторая группа – сотрудники творческих профессий. Это если мы говорим в целом про виды деятельности. Можно выделить группы людей по приоритетам ценностей. Тогда в зоне риска окажутся люди, которые на первое место ставят работу и не могут четко расставить рамки между работой и личной жизнью. Нарушается баланс энергозатрат и восстановления.

Если эмоциональное выгорание разложить на компоненты, то это – некий дисбаланс между тем, как ты растрачиваешь энергию и тем, сколько ты получаешь. Если еще и работа не нравится и не приносит удовольствия – тогда мы в чистом виде получаем точку потери энергии. У тебя не хватает определенного уровня энергии, сил, и ты чувствуешь себя пустым, ничего не хочется делать, пропадает интерес к чему либо.

Executive.ru: Как можно распознать эмоциональное выгорание на ранних стадиях с трех точек зрения: у себя, у коллег и у подчиненных?

Т. В. : То есть, личностная часть и бизнесовая часть. Если говорить про себя, то продиагностировать можно по потере интереса. Он пропадает в первую очередь. Ты понимаешь, что тебя ничего не интересует, тебя ничего не драйвит, у тебя постоянно усталое состояние, когда встал с утра за кофе и уже устал, долго или мало спишь, теряется или наоборот усиливается аппетит. И если при этом не болеешь какой-то тяжкой болезнью, то это признаки выгорания.

Executive.ru: А у подчиненных? Есть какие-то внешние признаки? Я, допустим, прихожу в офис и вижу, что у меня пол-офиса... – что с ними должно быть, чтобы я понял: началось эмоциональное выгорание в коллективе? Причем, желательно, конечно на ранних стадиях.

Т. В.: Если легкая стадия, то это, во-первых, потухший взгляд у сотрудника, отсутствие инициативы, работа «из под палки».  Нужно, скажем так, диагностировать при разговоре тет-а-тет. Попытаться выяснить, какие задачи человек перед собой ставит, чего он хочет, куда двигается. Чаще всего люди с эмоциональным выгоранием находятся в состоянии «я не знаю, что хочу, ничего не хочу, идет и идет все само собой».

И на любые призывы «А давай-ка…» они никак не реагируют – «решите, а мы сделаем». Пассивные. Мы для диагностики коллективов используем специальный тест под названием MMPI – Миннесотский многоаспектный личностный опросник, который позволяет выявлять вот такие болезни, как эмоциональное выгорание.

За последние годы, по последним нашим оценкам, до 60% сотрудников в компаниях чувствуют себя выгоревшими именно на рабочих местах. В целом есть динамика роста сотрудников с синдромом выгорания. Так как данные у нас есть начиная с 2016 года, то по данным результатов тестирований, мы видим следующую динамику: прирост в 2017 году по сравнению с 2016 годом на 10%, а в 2018 году по сравнению с 2017 годом – уже 14,5%. В 2019 году цифры пока до конца не известны, но тенденция уже очевидна.

Executive.ru: Что за инструмент? Расскажите подробнее.

Т. В. : Инструмент один самых надежных на рынке мировой тестологии. 384 вопроса, которые проходятся за 40 минут. Испытуемый должен дать на каждый положительный или отрицательный ответ. На основании всех ответов формируются десять основных клинических шкал. Анализируя эти шкалы специалист может сделать заключение о психологическом состоянии личности обследуемого. Есть важные для диагностики выгорания шкалы, такие как: депрессии, психастении, маниакальности и ипохондрии. Все они, так или иначе, указывают нам на наличие длительного стресса у человека и эффекта выгорания.

Главное контролировать, чтобы эти шкалы не выходили за пределы нормы, тогда можно предполагать, что если вы и чувствуете снижение сил, то оно ситуативное, из-за временного перегруза. Если мы понимаем, что шкалы поднялись за пределы нормы, нужно подключать другие инструменты, такие, как работу с психологом. Таблетки здесь будут малоэффективны – это больше про голову и внутренние установки.

На ранней стадии эффекта можно достичь достаточно быстро, просто надо разобраться с ценностями, установками, приоритетами и сбалансировать. А дальше третья стадия – болезнь, тогда надо подключать терапию и вырабатывать стратегию по восстановлению.

Так выглядит таблица результатов теста MMPI. Теперь этот график будет интерпретировать специалист.

Executive.ru: Что конкретно делать с собой, если сам у себя заметил признаки выгорания?

Т. В.: По нашим наблюдениям и работе с сотрудниками, подверженными выгоранию, первые две причины своей «усталости», которые они называют – это отсутствие денег и отсутствие возможности самореализоваться. То есть, они чувствуют, что они не востребованы, не нужны, а то, чем они занимаются – полная ерунда.

  • Первое, на чем нужно сконцентрироваться – это понять: а что же мне все-таки нравится, чем я хочу заниматься? То есть провести самодиагностику. Можно это делать самостоятельно, можно найти коуча или слушающего друга, разговаривать на эту тему, чтобы понимание пришло быстрее.
  • Второе. Вспомнить, что тебе нравилось, чем ты занимался, что тебе приносило удовольствие. Как правило, опрошенные нами приводят в пример либо хобби, либо занятия, либо аспект деятельности на работе.
  • Третье – думаешь, как все эти вещи можно реализовать на текущей работе? Если не получается, возможно, стоит подумать, что еще можно сделать – либо работу поменять, либо вообще какие-то кардинальные перемены в жизни, которые позволят все положительные аспекты реализовать.
  • Потом, посмотреть свой график. Часто бывает, что люди работают 24/7 и не успевают отдохнуть. То есть, они хорошо прокачивают свою рабочую сферу, но абсолютно забывают про себя, про семью, про детей, про эмоциональное и духовное развитие. Надо понимать, что если график 24/7 – все-таки неплохо бы взять какой-то небольшой тайм-аут, передохнуть и нормировать свой день. Добавить в свой распорядок простые вещи, такие как прогулки, убрать подальше гаджеты, чтобы не было постоянного информационного перенасыщения, заняться спортом. Ну, и нужно ходить на культурно-массовые мероприятия. Существует прямая корреляция, что депрессия в три раза чаще встречается у людей, которые не ходят на культурные мероприятия.

Мой коллега из Швеции всегда советует три простых вещи для профилактики выгорания, и я с ним полностью согласна:

  1. Любовь.
  2. Спорт.
  3. Хобби

Ну и тут же вспомню Конфуция: «Найди себе дело по душе, и ты не будешь работать ни минуты».

Executive.ru: А в качестве руководителя – если я заметил у одного из подчиненных признаки эмоционального выгорания, что я могу сделать, чтобы это состояние у него одного не развивалось, и вдруг не потянуло за собой еще и соседей?

Т. В.: Что может руководитель? Во-первых, это всегда общение тет-а-тет. Бывает, что сотрудник просто выговорится, и ему уже становится легче. Сам факт, что его услышали уже становится большим облегчением.

Если же там реально какие-то объективные причины, надо попробовать тактично выяснить: рабочие это вопросы или все-таки личные? Если связано с работой, значит стоит разобрать все по косточкам и понять, как можно организовать комфортную работу для сотрудника, чтобы он не выгорал. Возможно, стоит снять какой-то функционал.

Очень часто бывает, что человек просто перегружен, а руководитель просто не понимает емкости сотрудника. Гиперответственные работники берут все на себя, выходных у них нет, третья смена, и работают они в таком режиме достаточно долгое время. Руководителю стоит подумать: может быть надо взять дополнительного сотрудника или помощника, чтобы человек мог свою работу выполнять качественно. Понятно, что есть желание экономить, но если все уже идет к эмоциональному выгоранию, человек может просто уйти в какой-то, как правило, самый неподходящий момент, или резко снизится эффективность его работы.

Executive.ru: А что, в общем-то, будет, если ничего не предпринимать? Доживем до отпуска, сходит, отдохнет и все нормально?

Т. В.: Надо понимать, что легкую стадию еще можно остановить, а когда дело принимает критический оборот, там статистика грустная. Например, порядка 25000 человек ежегодно в России становятся нетрудоспособными по причине развития депрессии. Резко снижается возможность концентрироваться на чем-либо, и они становятся просто неэффективными в работе.

Если вы хотите сохранить вашего сотрудника, а терять сотрудника всегда дорого, конечно, надо предпринять все меры. Хорошая сторона в том, что в любом случае все зависит от руководителя, если это реально касается рабочих вопросов.

Executive.ru: Хорошо, но что делать, если у сотрудника личные проблемы?

Т. В.: А если личностные аспекты, то два момента – либо руководитель может помочь рекомендациями, либо пригласить узкого специалиста для работы с конкретным человеком или коллективом. Например, был такой кейс: нас нанимали для коллектива IT-специалистов. Они чаще всего интроверты и имеют сложный психоэмоциональный фон, и мы должны были проработать вопрос выгорания. Понять, что послужило причиной, и выработать рекомендации по дальнейшей работе с сотрудниками. Задача сохранить в компании и повысить эффективность.

Именно этот кейс достаточно простой, так как он определен внешними факторами. При первой же консультации выяснили у сотрудника, что порядка девяти месяцев не был в отпуске, работает по 12 часов. Недавно с проекта ушли два сотрудника, и часть функционала легла на него. Человек он – стеснительный и гиперответственный, посчитал, что вся причина в нем, и это он не справляется с задачами. Руководителю ничего не говорил, просто копил в себе. В итоге когда разложили его функции, что он делает, то получилось на выходе задач за двоих полноценных сотрудников.

Выход был простой – выявили функции, которые распределили на других сотрудников. Предоставили отпуск, нормировали рабочий график и запретили задерживаться позднее семи вечера. Направили за счет компании на корпоративный фитнес. В итоге – стал вдвойне продуктивен для компании. И остальная команда отмечает, что стал проактивным, перестал забывать и путаться, делает все точно и срок.

Executive.ru: С точки зрения руководителя или владельца бизнеса, когда я вижу, что у меня один человек ушел, эмоционально выгорел, второй, третий… Наверное, логично будет предположить, что что-то не так в компании. Как можно предупредить такую ситуацию? То есть сделать так, чтобы в компании не стало «что-то не так»?

Т. В.: Заранее подготовиться к такому – это достаточно сложный момент. Во-первых – это ценности. Если, например, ты как собственник делаешь ценностью компании спокойное, не авторитарное взаимодействие с персоналом, то, наверное, здесь выгорания вообще не имеет места быть. Потому что, у тебя окна все открыты – даже если что-то будет происходить, сразу к тебе напрямую придут и все скажут, покажут и у тебя будет информация для того, чтобы начать что-то делать, настроиться, поработать с персоналом.

Но самое простое – это хотя бы понять, что первейшая менеджерская обязанность – разговаривать со своими сотрудниками. Руководитель должен стараться порядка 70% времени уделять коммуникациям с персоналом, а не заниматься текучкой и операционкой. Основное – уметь собрать команду, слышать команду, чувствовать команду, развивать людей, понимать, что им нужно, знать, как им создать условия.

Мы недавно делали исследование-опрос, среди сотрудников IT-стартапов и спрашивали «Что вам важно в руководителе?». И там первые позиции как раз заняли ответы из разряда «то, что нас слышат и с нами разговаривают, и интересно наше мнение».

Я в основном работаю с компаниями небольшими, которые растут от уровня стартапа до 30-50 человек, не считая аутсорсинга. И очень часто кризисный момент наступает где-то на стадии роста в 30 человек. Что происходит с бизнесом? Они не успевают перестраиваться с маленького коллектива на большой. Ты растешь, функции растут, задачи растут, а люди те же самые. И получается, что на одного человека падает огромный объем функций. И тут руководителю просто надо ретроспективно понять, насколько за последнее время реально прибавилось функционала и нагрузки. Смотреть надо здраво и трезво. И принять решение именно о выборе: либо увеличивать штат, либо перераспределять функционал между другими сотрудниками. Обычно же бывает перекос: кто-то недозагружен, кто-то перегружен. В общем, это тоже задача руководителя – правильно сбалансировать персонал.

Executive.ru: Почему именно в последние годы в медиа-пространстве, по-крайней мере, различных исследований и новостей об эмоциональных выгораниях, депрессивных состояниях в рабочих ситуациях становится все больше? Почему лет 10-15 назад, скажем, никто и не задумывался о том, что на работе у человека может случиться эмоциональное выгорание? Или может просто по-другому называли это состояние?

Т. В.: Сегодня рынок очень сильно штормит, все процессы становятся очень быстрыми. Старые установки уже не работают, новых еще не создано, поэтому проявляется эффект, что у человека далеко не все под контролем. Тебе что-то надо делать, а ты не понимаешь что. Это ведет к повышению энергозатрат, причем наступает, в ряде случаев, эмоциональное выгорание.

В девяностых и начале нулевых в целом экономика росла и было не до рассуждений про выгорание. Сейчас мы понимаем, что для бизнеса самое основное – люди, а раньше люди были просто исполнителями, а на первом месте были ресурсы компании. Теперь на значительную часть бизнесов уже напрямую влияют люди в них занятые. Поэтому появилась необходимость людей фиксировать. Поэтому владельцы и менеджеры понимают, что если людям работается хорошо, в кайф, то они и выкладываться будут на 100%.

При этом, конечно, нужно понимать, что это история отраслевая. То есть и сейчас, конечно, сохраняются сферы, где процент эмоционального выгорания сотрудников на рабочем месте может быть значительно меньше. Как правило, эти компании относятся к крупному бизнесу. А если мы говорим про малый, то понятно, что сейчас атмосфере, культуре бизнеса уделяют все большее внимание, во многом еще и потому, что квалифицированного, заточенного специалиста дорого искать. Некоторых на рынке просто нет.

Executive.ru: И вот 1 января 2022 года начнет работать новый Международный классификатор болезней. Не побегут ли все эти 15-20, а то и все 30% сотрудников тут же на больничный? То есть не пора ли менеджерам и владельцам бизнеса заняться срочно эмоциональным фоном в своих компаниях?

Т. В.: Ну, во-первых, фоном в своей компании заняться не помешает, даже если «выгоревших» в ней и не наблюдается. Хуже – точно не станет, а как показывает практика – станет только лучше.

Во-вторых, что касается возможного «бума». Вот буквально только что я связывалась с практикующим врачом-психотерапевтом из Швеции. Это напрямую связано с тем, как позиционируется эмоциональное выгорание в обществе. Условно говоря, когда была такая волна, что «да, эмоциональное выгорание есть, пострадавшим надо помогать», люди спокойно шли в больницы, получали помощь и больничные листы. Когда же вопрос выгорания приобрел негативный окрас в общественном мнении, число обращений резко упало. Но страдающих меньше не стало, им просто было стыдно идти по этому «предлогу», и эмоциональное выгорание стали «прятать» под другие симптомы. Думаю, и у нас будет примерно по такой же схеме, сначала проявится некий скачок, затем спад и ситуация нормализуется. Те, кому действительно нужна помощь, будут за ней обращаться. Но это будет уже последним шагом из всех опробованных. 

Тут уже будет во многом стоять вопрос диагностики и готовности нашей медицины к этому.

Фото в анонсе: Unsplash

Комментарии
Генеральный директор, Нижний Новгород

Речь идет про эмоциональное выгорание.

Я бы,  со своей стороны,  рекомендовал технологию борьбы с эмоциональным стрессом от Ю.Орлова.

Директор по продажам, Санкт-Петербург

О, как интересно повернули-то ! Следующим шагом, надо полагать будет безответственность. Она ведь лежит в основе эмоционального выгорания.  И, она тоже станет болезней))) Поколение "воспитанное" на эмоциональной нестабильности тянет за собой и весь шлейф этой своей "социализации". ))))  все дружно приняли, что надо это поощрять и вписали это в нашу жизнь. 

Согласен с автором, но прогноз к 2022 году явно занижен. Брать надо всех, до 85%, если не 90%. Вот жизнь пойдёт))) я эмоционально не стабилен и выгораю, я в стрессе, вот больничный... и, по сути-то, чего его винить?! Надо искать его родителей и их пороть, что такого инфантила воспитали!!! Зато, для гигантов формации какое золотое дно))) щас их время!! Начнут появляться их домашние заготовочки: антиозверин, успокоин, стрессостоп, социопат и всякая там подобная хрень, которую пачками буду т выписывать чудо-врачи. И, стоит-то они будут явно не 100 рублей))) 

Директор по продажам, Санкт-Петербург
Владимир Токарев пишет:

Речь идет про эмоциональное выгорание.

Я бы,  со своей стороны,  рекомендовал технологию борьбы с эмоциональным стрессом от Ю.Орлова.

Уважаемый Владимир! Оно конечно же может и верно)) только ведь предполагается , что должна быть основа - благодатная почва, так сказать. На, что должна лечь эта метода,  чтобы дать свои всходы? Не на кисель или кашу же вместо мозгов у этих инфантилов, что постоянно в стрессе?

Консультант, Москва

Как отмечает автор СЭС связан со стрессом  и  это  не вызывает никакого сомнения,  большинство исследователей, которые занимаются этой проблемой   рассматривают   фазы СЭС с позиции  стресса Селья: напряжение, сопротивление, истощение.

В отношении того, что СЭС - это болезнь можно согласиться, когда  синдром завершается фазой истощения. Начальные стадии, как ни пародоксально это звучит, многие   исследователи  считают механизмом психологической защиты в виде полного  или частичного исключения эмоций в процессе общения, или  понижения их энергетики - защитный синдром экономии эмоций. Человек как бы черствеет и эмоционально "усыхает"! Перестает проявлять сочувствие и сострадание, потому что эти эмоции для сочувствуюшего и сострадающего являются  слишком  энергетически затратными, и относятся к числу негативных, то есть истощаюших. Первыми сгорают  сочувствующие, мягкие, гуманные идеалисты, ориентированные на людей. Такой вот парадокс!

Генеральный директор, Москва
Валерий Андреев пишет:

О, как интересно повернули-то ! Следующим шагом, надо полагать будет безответственность. Она ведь лежит в основе эмоционального выгорания.  И, она тоже станет болезней))) Поколение "воспитанное" на эмоциональной нестабильности тянет за собой и весь шлейф этой своей "социализации". ))))  все дружно приняли, что надо это поощрять и вписали это в нашу жизнь. 

Согласен с автором, но прогноз к 2022 году явно занижен. Брать надо всех, до 85%, если не 90%. Вот жизнь пойдёт))) я эмоционально не стабилен и выгораю, я в стрессе, вот больничный.

Не даром же существует выражение

Не бывает психически здоровых людей, есть недообследованные

Директор по продажам, Санкт-Петербург
Валентина Путилина пишет:
Такой вот парадокс!

Это не парадокс. Вы описали последствия и пытаетесь бороться с последствиями.  Однако, категорически не хотите или не умеете, или сознательно игнорируете, изучение корня всех этих, безусловно, бед современных людей.  Да, это беда. Но, откуда она? Найдёте ответ на этот вопрос( а, чего его искать? Он и так на поверхности), найдёте и решения( а, чего их искать? Они и так на поверхности).

Консультант, Москва
Валерий Андреев пишет:
Это не парадокс. Вы описали последствия и пытаетесь бороться с последствиями.  Однако, категорически не хотите или не умеете, или сознательно игнорируете, изучение корня всех этих, безусловно, бед современных людей.  Да, это беда. Но, откуда она? Найдёте ответ на этот вопрос( а, чего его искать? Он и так на поверхности), найдёте и решения( а, чего их искать? Они и так на поверхности).

 Вы лмбо не поняли мой комментарий, либо не захотели понять!  

Директор по продажам, Санкт-Петербург
Валентина Путилина пишет:
не поняли мой комментари

Прошу вас, объяснитесь.

Консультант, Москва
Валерий Андреев пишет:
Прошу вас, объяснитесь.

Я собственно высказала свою позицию с точки зрения медицинского психолога, что начальная стадия СЭС - это психологическая защитная реакция, а к заболеванию можно отнести  фазу истощения. Вы ищите причину СЭС - это  долгоиграющий стресс! 

Главный инженер, Санкт-Петербург

Я думаю что Валентина и Валерий не понимают друг друга потому что подразумевают под СЭС разные понятия.
Валерий под СЭС подразумевает потерю мотивации к труду у молодого поколения. А Валентина глубокие деструктивные нарушения психической деятельности в результате длительной работы за пределами адаптационных возможностей психики. 
Так или иначе обе проблемы имеют место быть. Алчность руководителей заставляет загонять людей в работу на износ. Ссылки на исследования об оптимальной продолжительности рабочего времени не работают. Нормы игнорируются. Мы с упоением выжимаем все способное к труду без возможностей восстановления. 
Потеря мотивации у молодежи имеет место быть. Социальные лифты закрылись, возможностей реализовать свои "начиналки" нет. Работа за еду и проезд их не устраивает. Хотят снимать жилье и размножаться в независимости от принадлежности к социальной страте.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Платформа обучения персонала привлекла $1 млн

Российский разработчик платформы «Эквио» привлек $1 млн от инвестиционной компании OKS Group.

 

 

HeadHunter назвал дефицитные профессии

Наиболее распространенной дефицитной профессией является врач.