Рынок деловой информации — бизнес для будущего

На вопросы Executive.ru отвечает Олег Ананьев, директор агентства экономической информации «ПРАЙМ-ТАСС».

Executive.ru: Олег, начнем с того, как появилось агентство «ПРАЙМ-ТАСС» и как вы стали менеджером и совладельцем?

Олег Ананьев: История «ПРАЙМ-ТАСС» началась в тот день, когда ИТАР-ТАСС и информационно-издательское агентство «Прайм» учредили ЗАО «Агентство экономической информации ПРАЙМ-ТАСС». Произошло это в июле 1996 года. Запуску совместного проекта ИТАР-ТАСС и агентства «Прайм» предшествовала следующая история…

В конце 1992 года я получил предложение поработать редактором в отделе экономической информации «Интерфакса», сейчас это «Интерфакс-АФИ». К тому времени я уже имел опыт работы в Агентстве печати «Новости», в РИА «Новости», прошел 10-месячную стажировку в Тунисе и обучение в Тунисском университете, попробовал себя на телевидении.

В «Интерфаксе» познакомился с будущими партнерами. Мы, шестеро ведущих сотрудников финансовой службы «Интерфакса», решили организовать собственный бизнес. По тем временам идея не казалось авантюрной. Основы российского бизнеса закладывались именно в ту пору. Руководство «Интерфакса» отнеслось снисходительно к появлению конкурентов и не стало удерживать нас. В 1993 году мы учредили агентство «Прайм», которое специализировалось на предоставлении финансово-экономической информации, выпускало ежедневные и еженедельные финансовые бюллетени.

До 1996 года агентство «Прайм» существовало автономно. А в 1996 году произошло знаменательное сближение с руководством ИТАР-ТАСС. Оно здраво рассудило, что логичнее объединить наши возможности. Летом того же года было образовано информационное агентство «ПРАЙМ-ТАСС». В новой структуре, агентство «Прайм» получило 65%, а 35% получил ИТАР-ТАСС. Между агентствами был заключен договор о взаимодействии информационных служб, по которому ИТАР-ТАСС и «ПРАЙМ-ТАСС» могли использовать информацию друг друга.

Альянс «Прайм» и ИТАР-ТАСС по созданию агентства экономической информации выдержал проверку временем. Агентство «ПРАЙМ-ТАСС» как структура получило брэнд крупнейшего и старейшего российского информационного агентства (через 2 года ИТАР-ТАСС отпразднует свое 100-летие), выход на дополнительных подписчиков и возможность использования западной корреспондентской сети ИТАР-ТАСС, это позволило сконцентрировать силы на реализации масштабных проектов.

Агентство «ПРАЙМ-ТАСС» создавала команда профессиональных журналистов и экономистов, имевших многолетний опыт работы в информационных агентствах. Мы сразу взяли курс на повышение эффективности работы — запустили web-сайт, который сегодня является основным средством доставки информации до наших читателей, реализовали маркетинговую программу продвижения продукции агентства на рынок, разработали эффективную систему организации продаж и т. п.

Специфика работы информационного агентства предполагает высокую оперативность и качество подачи информации. У нас хорошая команда журналистов, многие работают с самого начала основания агентства «Прайм». Агентская журналистика имеет свои особенности — новостной формат не дает право на авторскую позицию и субъективизм, вся информация тщательным образом перепроверяется. Отсюда высокий уровень доверия к нашим новостям — их делают профессионалы своего дела.

Что касается меня, совладельцем и менеджером я стал одновременно. Начиная с 1993 года руководил новостной редакцией. В 1998 году предложили возглавить «ПРАЙМ-ТАСС». Добавились новые для меня функции: формирование долгосрочной и краткосрочной стратегии развития агентства, оптимизация финансовой политики, контроль и совершенствование бизнес-процессов. На меня легла ответственность за разработку эффективной структуры управления, составление бюджета, контроль за финансовыми потоками и т. п. Координация всех структурных подразделений — аналитической службы, маркетинга, продаж и др. — всем этим, так или иначе, я занимаюсь.

Executive.ru: Скажите, каков баланс этих функций?

О.А.: Во многом это зависит от ситуации. Если происходит нечто экстраординарное, как, например, недавняя отставка Геращенко, когда идет всплеск оперативной работы и у людей резко повышается потребность в информации, приходится больше заниматься новостной службой, отодвинув все остальные дела.

Последнее время приходилось уделять много внимания вопросам налогообложения - после введения НДС для СМИ.

Руководство агентства «мозговым штурмом» определяет дальнейшие направления движения, разрабатывает стратегический план. Я не сторонник волюнтаристских решений, имеющих долгосрочную перспективу, — велик шанс допустить ошибку, которая будет нам дорого стоить.

Executive.ru: Вы занимаетесь маркетингом и продажами?

О.А.: Директор должен быть главным маркетологом-стратегом и главным экспертом в области продаж. Оперативным маркетингом и продажами я не занимаюсь, для этого существуют соответствующие отделы и их руководители.

Executive.ru: Каким образом у вас организована работа с персоналом?

О.А.: У нас есть сотрудник, который в прежние времена назывался начальником отдела кадров, — в основном он выполняет традиционные учетно-оформительские функции. Функции современного HR-менеджмента, конечно, он не может выполнять.

Executive.ru:То есть, с персоналом работают руководители?

О.А.: Да, работу с персоналом осуществляют руководители подразделений, и на нынешнем этапе развития агентства это оправдано. Мы задумывались о привлечении полноценного HR-менеджера и над задачами, которые он смог бы решить. У нас работает около 200 человек, но при этом персонал, которому нужен такой управленец, не превышает 40–50 человек. Хорошего специалиста по HR сегодня мы просто не сможем обеспечить работой.

Executive.ru: 40–50 человек?! Не может быть! А почему это не нужно для остальных?

О.А.: Хотя не исключено, что я консервативен по отношению к HR. И над этой проблемой не мешает задуматься глубже. У нас низкая текучесть кадров. Это и хорошо и плохо одновременно. Рынок труда и заработных плат уже сформировался.

Executive.ru: Хорошо, давайте тогда перейдем к вопросу, чем российский рынок деловой экономической информации отличается от рынка какой-нибудь западной страны, сопоставимой по масштабам?

О.А.: Вопрос мне кажется немного некорректным: что такое страна, сопоставимая по масштабам? Рынок деловой экономической информации — это люди, принимающие оперативные решения при управлении своими деньгами или другими активами. Они готовы платить за информацию, потому что они зарабатывают на ней деньги. Зачем покупать информацию, если через час ее можно будет найти бесплатно? Вы будете платить только в том случае, если понимаете, что за этот час потеряете капитал.

Например, есть информация, что у какой-то компании прошло важное корпоративное событие, в результате чего упали/выросли ее акции. Бесплатные ресурсы написали об этом через час. Обычному человеку все равно — он завтра об этом в газете прочитает. Но если вы работаете на фондовом рынке и как раз с акциями этой компании, то для вас это конкретные заработанные или потерянные деньги. Вот что такое рынок экономической информации. Это рынок тех, кто на этой информации зарабатывает и готов за нее платить. Естественно, российский рынок несопоставим с западными странами. Мировой оборот рынка Forex достигает триллиона долларов в день, а у нас — сотни миллионов.

Executive.ru: Да, совсем разный объем.

О.А.: Это очевидно. Соответственно, количество людей и компаний, которые на этом рынке работают, также различно. На Западе огромное количество частных лиц инвестируют собственные деньги и им важна финансовая информация. Они на ней зарабатывают.

Executive.ru: То есть, у нас в структуре спроса частные лица отсутствуют?

О.А.: Почти отсутствуют. Они стали появляться последние год-полтора, до этого их не было. Но пока их очень мало. К тому же количество компаний, банков и финансовых структур несопоставимо так же, как несопоставимы и их обороты. Если, к примеру, крупный банк на Западе, подписываясь на информацию Reuters или Bloomberg, устанавливает у себя десятки их терминалов, то у нас хорошо если есть 2–3 терминала. В принципе, весь российский рынок профессиональной экономической информации (если не принимать в расчет завтрашние газеты) я оцениваю примерно в 5–7 млн. долл. в год.

Executive.ru: Это не густо.

О.А.: Да. Соответственно, до половины оборота нашего агентства — у нас оборот около 3 млн. долл. в год — приходится на рынок оперативной финансово-экономической информации, что включает собственно новости, информационно-торговые приложения для развивающегося рынка интернет-трейдинга, позволяющие обеспечить участников фондового рынка биржевыми потоками с российских и зарубежных торговых площадок.

Остальная часть приходится на издательские (мы издаем информационные и аналитические бюллетени ЦБ РФ «Бюллетень банковской статистики» и «Вестник Банка России»), рекламные и другие проекты.

Executive.ru: Кто ваши основные конкуренты, главные игроки на российском рынке?

О.А.: С уважением отношусь к «Интерфаксу». Это один из активных игроков на российском рынке деловой информации. Агентство «АК&М» имеет одну из крупнейших баз данных по российскому фондовому рынку и информационную службу. Есть еще русская служба Reuters. Но ей трудно соперничать с российскими агентствами — Reuters имеет относительно небольшое бюро в России и не стремится конкурировать с нами по количеству новостей о ситуации на российском рынке. Другие агентства не так заметны на рынке.

В настоящее время «ПРАЙМ-ТАСС» в рейтинге информагентств СМИ.ru идет после ИТАР-ТАСС, «Интерфакса» и РИА «Новости» — агентств, предоставляющих разноплановую информацию, включая политику, экономику, спорт и др. Это хороший результат, ведь «ПРАЙМ-ТАСС», в отличие от вышеперечисленных агентств, специализируется только на предоставлении финансово-экономической информации.

Executive.ru: Чем, к примеру, российское агентство «ПРАЙМ-ТАСС» отличается от аналогичных западных структур — от Reuters, от Bloomberg?

О.А.: Прежде всего, доходами от технологических и IT-проектов. На Западе основная доля доходов идет от продажи технологий, а у нас — от продажи информации. Основная доля наших инвестиций сейчас идет как раз в IT, в создание торговых систем, подключения on-line информации с российских и западных бирж. Не могу сказать, что они уже окупаются, пока это инвестиции в будущее. Прогноз развития нашей сферы информационного бизнеса тесно связан с экономическим развитием страны. На данном этапе в России наш бизнес не очень прибылен — все делается в расчете на будущее. Это довольно рискованные вложения — мы предоставляем информационный сервис инвестициям в российскую экономику. Они оправдают себя, если рынок будет развиваться.

Что касается стиля работы — большинство информационных агентств сейчас работают по западным стандартам подачи информации. Агентское сообщение должно содержать четкое указание источника информации, обстоятельства ее появления, быть структурировано так, чтобы клиент с первого предложения мог понять суть сообщения, его информационный повод. Именно при соблюдении всех этих условий и режима on-line не возникает противоречий между достоверностью и оперативностью.

Executive.ru: Просто ваши западные коллеги раньше прошли этап инвестирования в информационные проекты?

О.А.: Да, безусловно. У них это раньше начиналось. ИТАР-ТАСС, например, до недавнего времени работал на системе, созданной в 80-е годы. На Западе на информационные проекты всегда был спрос. У нас спрос на них пока низкий и несопоставим с количеством инвестируемых средств. Но спрос рано или поздно появится. Наша задача — быть технологически и структурно готовыми к такому моменту.

Executive.ru: Проявляется ли в вашем агентстве проблема взаимоотношений собственника с менеджментом?

О.А.: Менеджеров-собственников у нас двое, а также председатель совета директоров. Есть и крупные собственники, хотя и не владеющие контрольными пакетами, — ИТАР-ТАСС и «Проф-Медиа». Они осуществляют общую координацию, в оперативную деятельность не вмешиваются. Я же одновременно и собственник, и управляющий менеджер. На собраниях акционеров предоставляю все необходимые сведения и отчеты о работе агентства, убеждаю крупных собственников в эффективности и правильности наших действий.

Executive.ru: То есть, с попытками предложить альтернативную стратегию развития со стороны крупных собственников вы не сталкивались?

О.А.: Нет. Для «Проф-Медиа» мы не являемся основным активом — денег на текущее финансирование не просим, работаем с прибылью. Да и инвестиции в нас были небольшие, поэтому нас особенно не терзают. Разумеется, требуют бизнес-план, годовой отчет и бюджет. Иногда мы к ним обращаемся за помощью в тех или иных начинаниях.

Executive.ru: Как и когда вы обнаружили в себе задатки предпринимателя и менеджера?

О.А.: Жизнь заставила. Когда в 1998 году я оказался в руководстве, то был поставлен перед фактом, что нужно выполнять менеджерские функции — я должен был возглавить достаточно сильный журналистский коллектив и заниматься тем, с чем мне раньше почти не приходилось сталкиваться.

Executive.ru: Чем предприниматель отличается от менеджера?

О.А.: Если собственник компании нанимает менеджера, он чувствует, что уже не может эффективно управлять разросшейся компанией или хочет переключиться на что-то другое. Поэтому ему нужен профессиональный ответственный управленец, способный ориентироваться в изменяющихся реалиях бизнеса. Предприниматель нужен для startup-бизнес. Себя я всегда воспринимал как менеджера, хотя начинал этот бизнес «с нуля». Наверное, такое восприятие связано с относительно большим числом учредителей агентства.

Executive.ru: А что касается кадров в информационном бизнесе — где и как вы их набираете?

О.А.: Есть, как известно, два способа — учить своих либо брать у конкурентов, переманивать или принимать ушедших от них сотрудников. Оба способа у нас используются, в каждом случае есть положительные и отрицательные примеры. Однажды мы воспользовались услугами рекрутингового агентства — оно нашло нам нескольких выпускников финансовых вузов, которые до сих пор у нас хорошо активно работают.

Executive.ru: А как выглядят сейчас выпускники?

О.А.: Есть разные люди, все зависит от стремления работать и представления о карьере. Может показаться странным, что у нас немного выпускников факультетов журналистики. Ведь, кроме всего прочего, у нас накладывается необходимость понимания экономических явлений — не может ВВП России быть триллион долларов, несмотря на то что кто-то из политиков это ляпнул. Оказывается, проще научить писать, чем понимать основы экономических знаний. Отсюда и доверие к агентской информации. Она проходит через руки компетентных людей, проверяется и перепроверяется. Поэтому подбор у нас — штучный.

Executive.ru: И последний вопрос: «о творческих планах» — ваших и агентства «ПРАЙМ-ТАСС».

О.А.: Что касается меня, то пока не рассматривал возможность ухода из информационного бизнеса.

Относительно «ПРАЙМ-ТАСС» — в обозримом будущем мы собираемся увеличить свою информационную нишу как за счет освоения новых быстроразвивающихся секторов рынка, так и за счет «потеснения» конкурентов. Мы видим свою задачу в окончательном становлении «ПРАЙМ-ТАСС» в качестве универсального экономического агентства, которое самостоятельно собирает, обрабатывает, анализирует и распространяет весь спектр экономической информации.

Одно из приоритетных направлений, которое мы планируем развивать, — предоставление on-line информации для специалистов, работающих на фондовом рынке, как на российском, так и на зарубежном.

Существующие информационные ресурсы агентства будут доставляться до потребителей при помощи высокотехнологичных способов доставки информации. Мы уже активно сотрудничаем с компаниями, занимающимися разработкой программного обеспечения для рынка информационных технологий.

Недавно мы расширили английскую редакцию и запустили английскую информационную ленту «ПРАЙМ-ТАСС». Для нас это один из перспективных проектов. Экономический рост в нашей стране и государственная политика, направленная на дальнейшее развитие цивилизованного рынка, вызывают значительный интерес к России со стороны иностранных инвесторов. Создание англоязычного портала — большой шаг вперед для «ПРАЙМ-ТАСС», и мы уже в ближайшее время планируем привлечь сотни новых иностранных подписчиков. Надеемся, что «ПРАЙМ-ТАСС» скоро станет и на мировом информационном рынке одним из самых авторитетных поставщиков экономической информации из России.

Фото: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Треть россиян проваливаются на стресс-интервью при трудоустройстве

Такую методику при отборе кандидатов использует почти каждый пятый работодатель. 

Компания Admitad раздаст 15% акций ключевым сотрудникам

Владелец компании рассчитывает, что это дополнительно усилит мотивацию команды работать с высокой эффективностью и поможет привлечь новых перспективных сотрудников.

Треть россиян работают удаленно из дома с детьми

При этом женщины остаются дома с детьми чаще мужчин – 76% против 24%.

Forbes опубликовал рейтинг лучших работодателей России

Forbes учитывал не только соцпакет, средние зарплаты и условия труда, но и экологический след компаний и их влияние на общество.