Затылком к ТВ, лицом к компьютеру: так россияне воспринимают информацию

Телевизор и нетбук ведут борьбу не на жизнь, а на смерть. Исход схватки предрешен, ждать осталось недолго, считает руководитель проекта «Мир Интернета» ФОМ Павел Лебедев. О шансах и рисках, которые несет с собой победа интернета в борьбе с «вертикальными медиа», он рассказывает в интервью Executive.ru.

Executive.ru: Какова аудитория Рунета?

Павел Лебедев: Сейчас интернетом пользуется порядка 36% населения России старше 18 лет, это чуть более 40 млн человек. Аудитория продолжает постоянно расти. В молодежной среде от 12 до 18 лет проникновение интернета составляет порядка 75%.

Executive.ru: А кто входит в 25% молодежной аудитории, не включенной в интернет-отношения?

П.Л.: Чаще всего – жители небольших городов, с невысокими стартовыми позициями, небольшим социальным и материальным капиталом. Интернет-пользователь, как правило, человек образованный, располагающий определенным доходом и проживающий в крупном городе. Это – передовой человек по сравнению со «средним человеком».

Executive.ru: Учитываете ли вы степень погружения человека в виртуальную среду при определении аудитории Рунета?

П.Л.: Исследователи определяют суточную, недельную, месячную, полугодовую аудиторию, в зависимости от того, с какой интенсивностью человек пользуется интернетом. Мы в ФОМ определяем полугодовую аудиторию как самый максимальный порог. Сейчас думаем о переходе к ежемесячной, потому что разница между полугодовой и ежемесячной незначительна. Иными словами, мы будем относить к пользователями интернета тех, кто входит в сеть минимум раз в месяц. Результаты наших исследований можно посмотреть в презентации.

Executive.ru: Из каких социальных групп пополняется аудитория Рунета?

П.Л.: Прежде всего из числа молодежи. Кстати, в европейских странах считается, что пользователем является ребенок в возрасте от двух лет, если у него есть доступ к сети. И в этом есть логика: ребенок начинает пользоваться интернетом в раннем детстве, эти коммуникации становятся для него совершенно обычной вещью. При этом во всем мире, в том числе и в России, идет очень заметный процесс: пользователи перестают воспринимать интернет как обособленную среду. Очень часто люди выполняют какие-то действия, не осознавая, что в этот момент находятся в интернете. Например, когда отправляют MMS в мобильниках, или когда получают телевизионный сигнал и данные по одному и тому же кабелю оператора связи. Или, когда человек сидит перед компьютером, у него мигает «аська», работает почтовая программа, но человек при этом не задумывается, находится ли он в интернете или за его пределами.

Executive.ru: В дискуссиях на Российском Интернет-форуме-2010 я несколько раз слышал одну и ту же мысль: аудитория Рунета взрослеет. Как это соотносится с вашим тезисом о том, что пополнение сообщества пользователей сети идет за счет молодежи?

П.Л.: Одновременно идет несколько процессов. Во-первых, нынешние пользователи сети становятся старше. Во-вторых, появляются интересные проекты, привлекающие взрослую аудиторию. Например, «Одноклассники» привели в сеть людей старшего возраста. Некоторые взрослые, не понимая, как пользоваться интернетом, просили детей, внуков, чтобы им завели аккаунт на «Одноклассниках», и таким образом делали первый шаг в сетевые отношения. Если в России будут появляться государственные www-сервисы, число пожилых пользователей сети будет возрастать. Другим фактором, работающим на приток взрослых в виртуальную среду, могут стать терминалы коллективного доступа в отделениях связи, библиотеках.

Executive.ru: При этом в каждом поколении сохранится доля «робинзонов», не желающих вступать в сеть?

П.Л.: Да, исследования показывают, что в каждом поколении есть от 5% до 20% людей, которые не хотят пользоваться сетью, не понимают, зачем она им нужна. Образно говоря, зачем человеку, чья сфера интересов ограничивается бутылкой и забором, интернет? Он ему просто не нужен. У определенной части населения пока нет понимания, «что с этим интернетом делать?» У жителей маленьких городов нет денег на доступ в www: 500 рублей в Москве и 500 рублей в районном центре – это разные деньги.

Executive.ru: Отчеты TNS показывают такую логику увеличения аудитории: сегодня это значение показателя достигнуто в Москве, завтра – в Петербурге, послезавтра – во всей России, точнее в городах с населением 100 тысяч человек и более. Вы согласны?

П.Л.: Да, с тем лишь уточнением, что в Петербурге проникновение интернета, как показывают наши исследования, уже почти такое же, как в Москве. В столице он составляет 62-63%, а в Петербурге приближается к 60%, тогда как в городах с населением от 100 тыс. до 1 млн – около 40%, в городах с населением меньше 100 тыс. человек – около 33%, а в селах – всего 19%.

Executive.ru: Что изменится в России, когда более половины ее жителей будет вовлечено в интернет-отношения?

П.Л.: У меня есть внутреннее ощущение, что через 10 лет мир станет кардинально другим. Он изменится так, что мы и предположить не можем. Произойдут феерические сдвиги в потреблении контента.

Executive.ru: Вы можете смело брать в союзники Даниела Белла или Элвина Тоффлера, но с одним уточнением: пророки информационного общества строили прогнозы на базе иной социально-экономической реальности. Что же должно произойти в России, чтобы наступили феерические изменения в медиапотреблении?

П.Л.: Цены на доступ в сеть должны упасть. Тогда резко повысится уровень осведомленности людей, о том, что такое интернет, какие возможности у него есть. Какое-то время назад интернет-компании в Москве стали размещать рекламу своих проектов на заборах. Когда тоже самое начнет происходить в регионах, наступят изменения в медиапотреблении.

Executive.ru: Каков рисунок поведения россиянина в сети? Что говорят ваши исследования?

П.Л.: На вопрос «Что люди делают в интернете?» любые исследователи начинают перечислять формы активности: поиск информации, чтение новостей, общение в социальных сетях, развлечения… Но есть еще порноконтент, объем которого, как показывают данные поисковых сайтов, огромен. Об этом все знают, но предпочитают не говорить. В исследованиях лишь 5-7% респондентов признаются, что посещают эротические сайты. Так вот, даже если отставить в сторону порнотрафик, являющий собой существенную часть интернет-индустрии, то следует признать, что www становится глобальной развлекательной площадкой, это первое. Во-вторых, и на этом, собственно, строится идея Web 2.0, востребованы разнообразные коммуникативные сервисы, социальные сети, в которых люди начинают сами производить информацию, работать с ней, общаться друг с другом и таким образом сами себя заинтересовывать. По сути интернет становится действительно глобальным средством общения. Таким образом, пользователь Интернета – это человек развлекающийся и общающийся. Что же касается типологии контента, то, «человек кликающий» занят прежде всего поиском информации (81%), чтением новостей (60%), просмотром фото и видео, прослушиванием музыки (по 40%). При этом, как я уже сказал, интернет интегрирует различные каналы и гаджеты, и в этом качестве перестает быть каналом и становится средой.

Executive.ru: Измеряет ли ФОМ аудиторию телевидения?

П.Л.: Мы не занимаемся измерением аудитории телевидения так же постоянно, как изучением среды пользователей www. Однако мы знаем, что в число телезрителей входит порядка 90% россиян.

Executive.ru: Контент ТВ и www совершенно различен: если сравнить их, можно подумать, что есть две России? Как они сочетаются друг с другом?

П.Л.: Их не две, их гораздо больше, они пересекаются и наслаиваются друг на друга. Это происходит, в том числе и потому, что телевизор активно идет в интернет: люди смотрят телевизионные программы в интернете, там же и обсуждают их. Для сетевого пользователя не трудно зайти на сайт «Первого канала», посмотреть там ролик передачи, причем, сделать это в то время, когда человеку удобно, а не тогда, когда сюжет транслируют в эфире. После чего пользователь может послать ссылку друзьям, вмонтировать ее в социальные сети и т.д.

Executive.ru: Можно ли очертить две аудитории, два ядра, одно из которых пользуется преимущественно телевидением, а второе – интернетом?

П.Л.: Мы задавали пользователям вопрос: «Скажите, пожалуйста, из каких источников Вы чаще всего узнаете интересующую Вас информацию? Результаты показаны на графике. Как видим, чем старше аудитория, тем меньшую роль в качестве поставщика информации играет интернет.

Executive.ru: Зрители ТВ и пользователи интернета получают разную информацию?

П.Л.: Информационные послания могут быть разными по форме, но могут быть приблизительно или совершенно одинаковыми по содержанию. Есть Первый канал», но есть и РЕН-ТВ, у которого другая точка зрения. Понятно, что официальная точка зрения центральных каналов может не совпадать с мнением блогеров. Так получилось исторически, именно в силу того, что интернет-пользователь более образован, у него больше доходы, У него, что называется, внутренний локус контроля: эти люди не нуждаются в опеке со стороны государства, они сами несут ответственность за то, что делают, они более критичны по отношению к реальности. Поэтому есть темы, которые у них вызывают возмущение. Но в то же время не может быть «чистой» аудитории. Людей, которые выкинули телевизор в окно, очень мало. Чаще всего, и такая ситуация типична для молодежи, человек «смотрит» телевизор, обратившись к нему затылком, а лицом – к компьютеру. Серди людей 55-59 лет телевизор в качестве источника интересующей информации воспринимают 95% , в группе 18-24 лет – 84%. Это говорит о том, что молодые тоже обращаются к телевизору, но их информационный запрос другой: кино, спорт, молодежные сериалы… Иными словами, ТВ становится для них поставщиком «картиночных развлечений», тогда как новости молодые узнают преимущественно в интернете.

Executive.ru: Предполагаете ли вы, что число людей «выбрасывающих телевизор в окно», со временем будет расти?

П.Л.: Думаю, произойдет другое: интернет съест телевизор в функциональном смысле. Обратите внимание на телеканал ТНТ. У них полноразмерные программы выложены на вебсайте. В то же время на телеканале ТНТ идет реклама компьютерной игры World of Warcraft, в которой эльфы рубятся с орками, это – одна из самых популярных онлайн-игр. Идея в том, что рано или поздно у телеканала возникнет технологическая возможность сделать один шнур, и человек сможет одновременно и смотреть передачу, и участвовать в ней. В этот момент интернет «съест» телевизор. И не будет ничего, кроме интернета. Исчезнет понимание телевизора как ящика с кнопками. Будет интерактивная мультимедийная информационная среда. Дополненная реальность.

Executive.ru: Что же тогда придется делать «Первому каналу»? Как он сможет донести пропагандистские мессаджи до аудитории в условиях всеобщей интерактивности?

П.Л.: Думаю, придется менять технологии. Искать новые способы работы с аудиторией. Действовать через вирусный маркетинг. При этом я хочу показать результаты свежего исследования, в ходе которого мы выясняли, доверяют ли люди информации, публикуемой в интернете другими пользователями. Это исследование было связано с волной протестных публикаций (ДТП на Ленинском проспекте в Москве и на МКАД, обращение майора Алексея Дымовского…) Обратите внимание на то, что в группе людей 30-34 лет при высокой степени осведомленности, гораздо ниже уровень доверия к информации, размещаемой в интернете обычными людьми.

Executive.ru: А с какими факторами коррелируются протестные настроения? С образованием?

П.Л.: Некоторое время назад я специально сравнивал настроения двух групп, одна из которых была вовлечена в интернет, а вторая – нет. Если выровнять две выборки по возрасту и месту жительства, то становится совершенно ясно, что степень выраженности скептицизма зависит не от вовлеченности в интернет, а от других факторов, главные из которых – образование и локус контроля. При этом люди с внутренним локусом контроля, даже если они настроены критично по отношению к власти, не пойдут бастовать. Скорее всего, они пойдут работать для того, чтобы решить свои проблемы, потому что ориентированы на решение проблем, а не на актуализацию протеста.

Executive.ru: В чем различие культурного потенциала тех, кто вовлечен в виртуальные отношения, от тех, кто не вовлечен?

П.Л.: Как я уже говорил, около 20% населения не хотят и никогда не будут пользоваться интернетом. Вне зависимости от того, что будет происходить, они продолжат смотреть «ящик» и не воспользуются новыми технологиями до тех пор, пока эти технологии сами не охватят их. Будут продолжать потреблять по телевидению привычную «резину», жвачку. Я называю их социальными трупами, потому что они не играют никакой роли в инновационном развитии страны, не новаторы, не двигаются вперед. Они не интересны.

Executive.ru: Но не несет ли интернет в себе риски упрощения, попсовизации культуры, не создает ли он у тех, кто освоился в виртуальной среде, иллюзии собственной приобщенности к культуре?

П.Л.: Молодых часто ругают за клиповость мышления, за то что она мало читает, занимается всякой ерундой. Но вот вопрос: а зачем тому, кому сегодня 10-16 лет, Виктор Гюго? Зачем ему знать, кто такой Гюго? Он набрал в Google слова «Виктор Гюго», получил кучу ссылок. Узнал, что есть роман «Собор Парижской богоматери». И что? Сегодня информация приобретает иной смысл. Об этом можно почитать у исследователей, каких как Умберто Эко или Маршалл Маклюэн, автор «Галактики Гуттенберга». До изобретения письменности слова имели сакральное значение – жрецы проговаривали их, глашатаи произносили вслух указы. После изобретения письменности началась десакрализация слова, особенно активно этот процесс пошел после изобретения печатного станка. Наступила эпоха текста. А сейчас она заканчивается. Она умрет в тот момент, когда в тексте не будет необходимости.

Executive.ru: Уступит место эпохе гипертекста?

П.Л.: Да. Сейчас у нас все документировано – регламенты, указы… Все умеют читать, все зафиксировано на бумаге. Культура тоже зафиксирована на бумаге. В какой-то момент – я не знаю, как именно это произойдет, мне это очень интересно – текст растворится в массиве данных. Человек будет гулять по ссылкам, переходить по пространствам, кликая, и, создавая себе гипертекст, который состоит из обрывков слов, аудио, видео и так далее. И в связи с этим вновь задаю вопрос: зачем пользователю Гюго? В какой-то момент истории исчезла каллиграфия: сейчас совершенно неважно, кто как пишет. Так же исчезнут наши представления о традиционном чтении. Или другой пример: наскальная живопись неандертальцев. Она для вас актуальна? Нет. Точно так же новому пользователю не будет нужен Гюго.

Executive.ru: Google вместо художественной культуры? Неубедительно. С таким жребием может согласиться толпа, но не элита.

П.Л.: Возможно, мы перейдем в стадию, когда будут «новые жрецы» и «новые неграмотные». На самом деле эти неграмотные есть и сейчас. Только сегодня они погружены в телевизор, а будут погружены в интернет, растворятся там и будут счастливы. В то же время сохранится небольшая прослойка людей, которые сохранят критический взгляд на жизнь, нужный им для того, чтобы всем этим управлять.

Executive.ru: Вы полагаете, «Человек Гуттенберга» обязательно проиграет «Человеку Google»?

П.Л.: Нет. Есть условия, при которых «Человек Google» бессилен: это происходит там и тогда, где нет доступа в интернет. Помните американский фильм «Сокровища нации»? Два охотника за драгоценностями идут к цели. При этом первый – знаток, эрудит, он умеет разгадывать ребусы, смыслы. А второй – гуглит, т.е. ищет ответы в Google. Момент истины наступает в пещере, где нет доступа в сеть. Выигрывает первый.

Фото: pixabay.com

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Телевизор и нетбук ведут борьбу не на жизнь, а на смерть. Исход схватки предрешен, Не то даже, чтобы он был предрешен. По аналогии с тем, как в процессе развития средств связи и передачи информации некогда на смену телеграфу пришел телефон, а затем и радиосвязь, нет ничего удивительного в том, что сегодня на смену телевизионным сетям приходит Интернет. Другое дело, что приход чего-то нового вовсе не означает полное исчезновение старого. Просто сократится объем применения телевидения в его привычном, традиционном виде в крупных населённых пунктах. Однако это вовсе не означает, что оно исчезнет повсеместно, будучи замененным на некий Интернет-аналог или более продвинутый вариант Интернет-телевидения по мере расширения внедрения средств проводной и беспроводной передачи сетевой информации. По аналогии с тем, как не исчезло, например, радио. Или не исчезли более ранние сетевые аналоги Интернет в развитых странах, например, французская «Минитель» или сети проводного радиовещания, сохранившие за собой в чистом виде лишь определённые рыночные сегменты, но при этом прекрасно себя в них чувствующие и даже развивающиеся в рамках этих сегментов дальше. При этом, будучи интегрированными с Интернет или как-то связаны с более современными системами передачи информации. Главная причина этого заключается в том, что современные Интернет-ресурсы не в состоянии на текущий момент полностью полноценно заменить собой традиционные средства вещания и передачи информации, а также обеспечить каналы их распространения, а также подменить собой традиционные ресурсы. Поэтому всё, что может на сегодняшний день быть реализованов рамках сети Интернет, в развитых странах уже фактически реализовано, и применительно к той же России остаётся лишь внимательно следить за тем, как и на каком уровне это было сделано и существует. И по крайней мере, можно быть точно уверенным в том, что Интернет, несмотря на своё самое бурное развитие, не поглотил в этих странах телевидение, системы проводного радиовещания, локальные сети и т.д. Не говоря уже даже об обычных местных телефонных сетях и международной телефонной связи, хотя казалось бы, что именно этот сектор должен был бы в первую очередь безусловно «пасть жертвой» бурного развития Интернет-телефонии. Однако, таковой жертвой не пал даже он, хотя и претерпел изменения в связи с использованием и внедрением новых технологий. Что лишний раз говорит о том, что всё как развивалось, так и продолжает развиваться по своему пути, пусть и не так интенсивно и не в том объеме как раньше. Впрочем, бурное развитие сетевых средств связи в качестве двигателя прогресса несет в себе отнюдь не только положительные стороны. Вернее, при ближайшем рассмотрении указанных положительных сторон в них оказывается значительно меньше, чем отрицательных. В первую очередь это связано с вопросом энтропии распространяемой в компьютерных сетях информации, когда потенциально любой желающий может совершенно бесконтрольным образом осуществлять вброс в сеть любой информации по своему вкусу и уровню, в частности, не проверенного, произвольного по содержанию характера применительно ко вполне конкретным вещам или событиям. Т.е. бесконтрольный вброс подобной инфорации в представлении малоавторитетных, а зачастую и просто некомпетентных лиц приводит к постепенному размыванию не только устоявшегося научного знания, но и культурно-идеологических основ общества. Таким образом, из-за возростающей массовости публичного доступа к Интернет-ресурсам сеть является серьезным стимулятором падения качества и уровня содержания размещаемых в ней материалов. Т.е. кто угодно может размещать всети что угодно какого угодно содержания и качества исполнения. Не будучи при этом контролируемым фактически никем. В частности, рыночной составляющей, определяющей в обычных “материальных” условиях требования к качеству представляемых материалов, оказываемых услуг и продаваемой продукции. Вне зависимости от того, насколько это является обоснованным, оправданным, аргументированным, научно подкрепленным или даже разрешенным властями с точки зрения идеологии и морали общества. Т.к. сеть условно является нейтральной территорией даже в том случае, если ее домены расположены на территории отдельно взятого государства и содержащаяся на них информация формально подпадает под некую юрисдикцию. Говоря проще, из-за доступности и неподконтрольного вброса всё новых потоков самой низкопробной информации, сеть очень быстро превращается в глобальную помойку, - собственно, как ее и называют уже во всем Интернет-мире не менее двадцати лет. Нынешняя Россия здесь не исключение. Более того, - впереди планеты всей. Собственно, это лишний раз свидетельствует о том, что культура – это удел лишь избранных. А в перспективе – лишь избранных коллекционеров и ценителей. Традиционная, материальная культура. Имеющая свои чёткие рамки, каноны и критерии. Выраженная в конкретных материальных вещественных носителях. Будь то отпечатанные на бумаге книги, картины или даже музыкальные произведения в «живом» концертном исполнении. А не в виде виртуальных изображений в сети, картинок и электронных документов, не имеющих чётко отождествляемых критериев, когда абсолютно каждый «автор» подобных шедевров именует себя апологетом определённого жанра в искусстве или даже его нового направления, - правда, представленного только им одним. И таких виртуальных «авторов» благодаря сети сегодня десятки тысяч, в то время как в сфере материальной, традиционной культуры их лишь сотни, поскольку в реальной жизни их возможности продвигать свои «шедевры» или претензию на них, ограничиваются их умением находить и продвигать нужные связи, заинтересовывать инвесторов и … добывать в нужных количествах соответствующий материал. В то время как в сети и в виртуальном искусстве такое не требуется. Собственно, в чем отличие традиционной материальной культуры и современной, нематериальной и более того, - виртуальной, благодаря ресурсам сети Интернет. Т.е. виртуальная культура сегодня – это «поп-арт» общепланетарного масштаба, когда каждый сам себе и художник, и зритель, и распространитель, и потребитель. И даже критик. Т.е. культура из фактора, традиционно носящего массовый характер в реальном материальном мире, в мире виртуальном всё больше переходит в категорию предельно индивидуализированных факторов, не имеющих чётких границ, определений и критериев. А как следствие этого, перестает с чем-либо отождествляться и на что-то влиять, иначе как в сугубо потребительском аспекте. Впрочем, как и идеология, напрямую проистекающая из подобной деградации традиционной культуры. Примером последнего является распространение и формирование в рамках охваченного доступом к сети Интернет населения устойчивой протестной сетевой культуры и среды. В частности, по отношению к властям страны, лицам «власть имущим и от власти окормляющимся» и к проводимой ими политике. А это уже непосредственная угроза власти, которая в отличие от телевидения и радио не в состоянии контролировать сеть и ее ресурсы. Включая даже применение мер репрессивного характера к выявленным участникам сети или Интернет-ресурсам. А также распространение по ним опасной или нежелательной для себя информации. В частности, той, которая по тем или иным причинам не попадает в прессу и в иные СМИ. Впрочем, протестность данной публики носит скорее виртуальный, чем вполне конкретный материальный характер. Как и всё, что происходит в сети. За исключением, естественно, небольших групп и отдельных сумасшедших. Т.е. разграничение между виртуальным и реальным миром сохраняется и поддерживается властями. Поскольку тот протест, который может быть выплеснут в виртуальном мире, никогда не будет выплеснут в мире реальном, чем и пользуются представители сильных мира сего с целью избежать роста избыточного социального напряженияв обществе. Дескать, - потреплются в виртуальной сети, выпустят пар на клавиатурах и разойдутся. И ни стекол битых, ни машин сожжённых, ни чего иного, пока нечто подобное не будет специально инспирировано в нужных для власти целях. Вот, собственно, всё по данной статье. Поскольку освещен в ней весь материал практически полностью правильно. Другое дело, что непонятен известный экстремизм автора, более подходящий для лиц молодых возрастов. Ведь не следует забывать, что с возрастом предпочтения меняются, и челвоек всё больше тянется к тому самому «ретро», с которым для него ассоциируются его протестные предпочтения молодости или более раннего периода, - которые он в своё время критиковал. Также и в этом случае с сетью. Поскольку ни один вирутальный источник информации о тех или иных культурных или псевдокультурных материалах не в состоянии заменить конкретный материальный вещественный носитель культуры, который можно подержать в руках. Даже с поправкой на то, что в вирутальном мире этих «иллюзий» за раз можно пронаблюдать и оценить десятки, если не сотни, а в реальном мире – считанные единицы.
Менеджер интернет-проекта, Москва

Хорошая аналитическая статья, вот только я не понял к чему приплетен заголовок ''Дикторы федеральных телеканалов бодро рапортуют о том, как «колосятся удои». Тем временем в блогах обсуждаются марши несогласных и акция «Синие ведерки». Две страны? Две реальности?'' Вы там не попутали ничего?

Директор по маркетингу, Астрахань

Откуда такая уверенность, что в Интернет не идут только маргиналы и бедняки?

В определённые вами 20% (тех кто не пользуется Интернетом) входят также и интеллегенция и те кто плотно занят бизнесом (не видит смысла бесцельной траты времени в Интернет сёрфинге).

Нельзя так, если Интернет не интересен, значит либо алкаш, либо бедняк (у которого нет 400 руб в месяц).

Менеджер по планиров. производства, Украина

Не согласен что кто-то кого-то окончательно победит. Есть чисто объективные причины почему иногда приходится смотреть телевизор или слушать радио вместо того чтобы сидеть за ноутбуком: например за рулем вы не сможете при всем желании серфить, а во время завтрака/обеда телевизор - самый оптимальный (я не говорю об идеальных семьях где все собираются за одним столом и разговаривают - интересно сколько таких). И за это мое время и свободные уши и глаза, когда я готов вопринимать контент только определенным образом, кто-то будет бороться. Кроме того после целого рабочего дня за компьютером еще дома за него садиться не всегда хочется. Также есть и субъективные причины - сформировавшийся бизнес того же телевидения где работают люди - им интересно этим заниматься, им тоже надо кушать и они будут придумывать все новое чтобы вам было интересно смотреть это. Скорее будет все переплетаться - какие-то медиа будут перенимать что-то у других и т.д.
Теперь насчет того кто победит в пещере:
При прочих равных креативных способностях (которые пока не описали математически) победит тот кто будет быстрее иметь доступ к информации и быстрее её обрабатывать - неважно в голове своей или на ноутбуке. При такой постановке какой-нибудь уникум, который все держит и считает в голове будет возможно быстрее компьтерного гика с ноутом и безлимитным быстрым интернетом. Но уникумов мало и управлять их появлением пока невозможно - а скоростью доступа и ресурсами и их обработке управлять очень легко, да и навыки быстрого поиска и обработки развиваются гораздо быстрее чем навыки памяти и вычислений в уме. В общем тут просто заявлениями не обойтись - надо делать статистическое исследование (возможно уже есть такое), и не факт что с первого раза выявятся закономерности, позволяющие делать какие-то конкретные выводы.

Нач. отдела, зам. руководителя, Калининград
Дмитрий Столыпин пишет: В определённые вами 20% (тех кто не пользуется Интернетом) входят также и интеллегенция и те кто плотно занят бизнесом (не видит смысла бесцельной траты времени в Интернет сёрфинге).
Дмитрий, речь идет не только о ''бесцельном серфинге''. Вы вот заняты бизнесом, но тем не менее на E-xe статьи читаете :) И интеллигенция, и бизнес активно пользуются интернетом, сами того не замечая (электронная почта, skype, например, котировки с бирж и т.п.). Об этом в статье и говорится.
Александр Сборщик пишет: победит тот кто будет быстрее иметь доступ к информации и быстрее её обрабатывать - неважно в голове своей или на ноутбуке.
Алекксандр, а Вы пройдитесь ночью по окраинам Питера или Москвы (я уж не говорю об остальных городах). Интересно, как Вам поможет быстрый доступ в сеть попасть до дома невредимым? Как ни крути, а жизнь реальная подчиняеся законам физики. И законы эти никто не отменял - сила в ньютонах, а не в Гб и Мб :) Доступ в сеть будет иметь (и уже имеет) решающее значение в одних ситуациях, и будет совешенно бесполезен - в других (например - в постели с женой). Насчет практической пользы от статьи - сомнительно (я просто далек от этой сферы бизнеса), но прочитал с интересом (так - для ''поразмыслить на досуге''). Автору спасибо.
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Я согласна с Дмитрием Столыпиным. Павел Лебедев слишком надменно оскорбляет ту часть общества, которое, по его опросам, входит не в те проценты. Моя сестра не пользуется не только интернетом, но и компьютером. Она - стилист, творческий человек, полностью посвящает себя работе. А при этом участвует во многих конкурсах, показах и других мероприятиях, которые можно отнести и к инновационным с этой сфере. К тому же она, являясь ИП, развивает малый бизнес. Такие вещи социологам надо знать! Поэтому, господа социологи, оторвитесь от компютеров и посмотрите внимательно на общество!

Глава филиала, регион. директор, Челябинск
И в связи с этим вновь задаю вопрос: зачем пользователю Гюго?
Что вообще формирует интерес к поиску информации? Особенно информации, которая формирует мировоззрение и мораль человека? Чтобы у человека появилась потребность в поиске информации, эту потребность надо заложить в голову. Классические произведения (в отличие от бульварных романов) заставляют человека задумываться о вопросах, в чем его отличие от животных. Безусловно, части пользователей (неужели и автору статьи?) Гюго не интересен. Не от этого ли так популярен порноконтент?
Руководитель, Санкт-Петербург

Фигня какая то :) . Но я вспомнил, что действительно за компьютером сижу спиной к телевизору :) . И с чего бы это :) .

Консультант, Москва

Согласен с автором в том, что чувство надвигающихся Изменений, не отпускает уже никого. Хотя его интерпретация с привязкой к интернет контенту слишком узка.

В остальном статья, подобна песням чукотских поэтов - что вижу то пою. Понятно, что интернет-барыгам, очень хочется заменить забор и бутылку своих потенциальных клиентов, на экран и клавиатуру, переключив внимание с зомбоящика на бескрайние поля информации. Жаль только, что 90% блуждающих по ним, не смогут ей воспользоваться, в виду отсутствия запроса, на что либо идущее дальше желтизны и спама, которые в свою очередь и будут создавать ''интернет трудяги''.

Формирование же общ.мнения о том, что без скоростного интернета ты не кул, а ваще лузер и лох, которое и является целью подобных материалов. Это следующий этап после спрайтов и прочей кака-колы, и он с большой вероятностью будет успешно пройден, с помощью таких рабочих муравьев, которые сами не понимают того, что они строят за пайку хлеба. А сам плоский подход говорит о том что аудитория оценена как маргенальная.

С большой вероятностью интернет пройдет стадию осмысления и станет чем то иным. Количество вбрасываемого туда контент-мусора осядет создав базу для чего то Другого. Жертвами этого этапа станут поколения людей взявших этот мусор за основу. Другая не менее ущербная часть участников этого процесса, много на этом заработает. Классика любого социально-экономического процесса.

Вот только весь этот разговор предусматривает самостоятельность индивида. Эту мягко говоря неправду долго скармливали нашему обществу. И все это имеет нехорошие цели, сводящиеся к уничтожению, сначала духовному а потом физическому большой части населения. ''Если есть стадо - есть Пастух'' пел В.Цой. Надеюсь в том, что общество является стадом здесь никого убеждать не нужно? Так вот о роли пастухов и их целях стоило бы говорить, а не обо всем этом мусоре. О том как они ведут свое стадо на бойню, а все эти примочки делающие стадо стадом, а человека животным, трансформируются тысячи лет.

Так вот роль грядущих изменений, видится как раз в осмыслении человеком себя, со всем этим барахлом которое накопилось вокруг и отдании отчета в его сущности...

Researcher, Москва
Дмитрий Столыпин пишет: В определённые вами 20% (тех кто не пользуется Интернетом) входят также и интеллегенция и те кто плотно занят бизнесом (не видит смысла бесцельной траты времени в Интернет сёрфинге).
Да, я согласен, что не только бедняки не пользуются интернетом. Есть доля людей которые не идут в Сеть по каким-то принципиальным мотивам. Но совершенно очевидно, что интернет-технологии именно как технологии, скоро проникнут и уже проникают и в телевидение, и в радио и в телефонию. И любой активный человек волей не волей «подключается в сеть». Даже если вы не имеете электронной почты, но оплачиваете продукты в магазине кредиткой вы уже потенциально погружены в общую компьютерную сеть, только сами об этом не знаете ;)
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
4
Где качество ???
Михаил Лурье
Замечу, что лучше всего поддается прогнозированию ползучесть материала. При определенной темпе...
Все дискуссии