Бизнес-школы осваивают Big Data, нишевые программы и ... идеи анархизма

Как бизнес-школы реагируют на глобальные вызовы? Обзор трендов зарубежного бизнес-образования – в материале Executive.ru.

Big Data становится главным трендом MBA

По мере того как диджитализация охватывает все новые и новые аспекты бизнеса, управление большими данными занимает все более важное место в программах MBA. Новый декан школы бизнеса Колумбийского университета Костис Магларас собирается изменить бизнес-образование. Financial Times пишет: он нацелен значительно увеличить количество совмещенных технических и бизнес-программ. По мнению Маглараса, в бизнес-образовании настал переломный момент: наука о данных становится столь же важной, как и наука управления. «Чтобы понять, как технологии, данные и алгоритмы, фактически, преобразуют компании, мы продолжаем совершенствовать наши программы. Анализ данных существенно трансформирует практически каждую отрасль». Магларас считает, что совместная работа студентов-инженеров и студентов MBA позволит хорошо подготовиться к управлению разными командами.

При этом школы стремятся напоминать слушателям, что пользователь – не объект, а субъект цифровых преобразований. Если вы решили работать в big tech после окончания курса MBA, важно знать: в мире все больше людей уверены в том, что прибыль и всеобщее благо не являются взаимоисключающими понятиями, пишет topmba.com. Технологические компании должны четко объяснить пользователям преимущества технологий. Это поможет как потребителям, так и сотрудникам осознать, что они больше, чем просто винтик в машине. Мы все должны осознавать влияние технологических платформ на экономику, общество и нашу жизнь в целом.

Кто платит за образование: студент или школа?

Студенты MBA набрали кредитов на миллиарды долларов: по данным Министерства образования США, в 2016-2017 годах примерно 92 800 человек взяли федеральные студенческие кредиты. И получив степень магистра делового администрирования, оказались должны государству в общей сложности $3,7 млрд. Как сообщает Wall Street Journal, тяжелее всего пришлось выпускникам Школы менеджмента Kellogg Северо-Западного университета и их коллегам из Школы бизнеса Stern Нью-Йоркского университета – средний долг по кредиту составил $116 420 и $105 931. В других бизнес-школах с высоким рейтингом эта цифра оказалась в среднем от $85 000 до $100 000.

Школы осознают, что высокие цены на обучение создают препятствия для абитуриентов и поэтому решаются на смелые инновации. Бизнес-школа W.P. Carey Аризонского университета решила использовать пожертвование в размере $50 млн на бесплатную программу MBA. Спустя четыре года после отмены оплаты за обучение для студентов-очников декан бизнес-школы Эми Хиллман говорит, что результаты эксперимента вызывают сомнения. Для небогатых абитуриентов стоимость пребывания в вузе все равно оказалась не по карману. Видимо, чтобы привлечь талантливых абитуриентов на двухлетнюю программу, следует подойти к финансированию более изобретательно, пишет Wall Street Journal.

Школы ищут новые ниши

Бизнес-школы пересматривают свой маркетинг и выводят на рынок новые продукты, которые не имеют отношения к традиционным программам MBA.  Так, например, несколько школ решили помогать женщинам разбить «стеклянный потолок» в их карьере.

В группе из 47 международных банков, страховых компаний и управляющих активами, составленной в 2018 году Financial Times, только 27,2% женщин работают на топовых должностях. Кембриджский университет пытается помочь женщинам преодолеть препятствия, с которыми они сталкиваются на рабочем месте. Кембриджская бизнес-школа Judge запустила в 2017 году программу повышения роли женщин-лидеров – короткий курс обучения «гибким навыкам». В Школе менеджмента MIT Sloan также существуют специальные программы для женщин. А Школа менеджмента Rotman университета Торонто, благодаря спонсорской поддержке, предлагает грант в размере $10 000 для женщин, получающих степень магистра в области управления финансовыми рисками.

Тем временем образовательный стартап из Индии решил сегментировать аудиторию не по гендерному или по социальному принципу: он решил создать маркетплейс для топов. Стартап Eruditus из Мумбаи надеется заработать больше миллиарда долларов, реформируя образование для руководителей и проводя онлайн-курсы в партнерстве с ведущими бизнес-школами. «На рынке высшего образования за пределами США и Европы традиционно не хватает услуг элитных американских и европейских бизнес-школ», – говорит соучредитель и директор Eruditus Ашвин Дамера. По его оценкам, рынок онлайн-образования в мире оценивается в $280 млрд, из которых 15% приходится на высшее образование для управленцев. На таких рынках, как Индия, Ближний Восток, Африка, Китай и Латинская Америка есть много амбициозных специалистов, а также быстрорастущих компаний, которые могут позволить себе помочь им развиваться, сообщает Financial Times.

Если Eruditus нацелился на слушателей, занимающих верхние этажи в корпоративной иерархии, то основатель продовольственной сет Zingerman's решил обойтись вообще без иерархии. Основатель сети был потрясен тем, насколько идеи анархизма созвучны концепции горизонтального менеджмента, которую исповедуют некоторые компании, и насколько разрушительно думать иерархически. Для Ари Вайнцвейга анархизм – это «не политика, а система убеждений о том, как мы живем в повседневной жизни». Как пишет Financial Times, необычные курсы по менеджменту ZingTrain привлекают руководителей со всего мира, и они возвращаются с другой точкой зрения на то, как обслуживать клиентов. Сама компания Zingerman’s относится к персоналу как к сообществу, предоставляя сотрудникам отличные возможности для работы, развития и обучения.

Программы MBA уходят от универсальности

Классическая программа MBA предполагает, что ее выпускник сможет работать в любой отрасли. Однако, в стремлении охватить целевые сегменты, бизнес-школы отказываются от дженералистского подхода экспериментируют с нишевыми программами. Инвестирование в недвижимость – популярный способ создания финансового портфеля, и МВА в сфере недвижимости, похоже, находится на пике, сообщает topmba.com. Уортонская школа бизнеса специализируется на недвижимости с 1985 года: обязательные курсы сосредоточены на строительстве и финансах, в то время как факультативы позволяют студентам изучить другие вопросы, связанные с недвижимостью. В программу MBA Школы менеджмента UCLA Anderson добавлена специализация по недвижимости из восьми курсов. Бизнес-школа Колумбийского университета также предлагает соответствующие программы в Центре Пола Мильштейна, которые преподают ведущие ученые и лидеры отрасли.

В большинстве секторов экономики растет спрос на сотрудников, которые умеют найти подход к требовательным клиентам. Половина из 14 000 выпускников швейцарской Школы гостиничного менеджмента Glion работают не только в сфере гостеприимства: в 2018 году они попали на работу в JPMorgan, Bloomberg и Cushman & Wakefield, пишет Financial Times. Похожая ситуация и в Школе гостиничного менеджмента Лозанны (EHL): в мае 2018 года совместно с CEIBS (Шанхай) была запущена программа Hospitality Executive MBA, и только 15% ее студентов представляют гостиничный сектор. «Гибкие навыки – часть ДНК наших учебных программ, потому что мы обучаем студентов быть вежливыми с людьми, даже под давлением», – говорит Ахим Шмитт из EHL.

Обзор  составлен по публикациям topmba.com, ft.com, wsj.com и сайтам бизнес-школ.

Фото в анонсе: Cambridge Judge Business School, Karen Roe (с), flickr.com, CC BY 2.0

Комментарии
IT-консультант, Украина

Бигдата ничего не стоит без инструментов

А качество инструментов нынче такое, что дедушкин коловрат будет вам за радость

Руководитель, Москва

Как мне кажется,БигДата для грамотного применения требует приличного знания математики и скорее науно-исследовательского подхода к ее использованию, чем просто потребительского - купили, пусть мне приносит пользу.. 

Тут скорее - купили, попробовали, не получилось, задумались почему не получилось, попробовали по другому, посмотрели на результат, попробовали еще раз. 

IT-консультант, Москва

Уж очень термин "Big Data" затаскали. Каждый понимает это в меру своих знаний и возможностей. Есть стандарт, который говорит о том, что это такое, хорошо бы ему следовать, иначе сложно договориться. Есть масса возможностей собирать и обрабатывать большие массивы разнообразных типов данных, есть большое количество инструментов аналитики, есть даже возможность легко создавать свои инструменты. Одного не хватает, чему и учить бы надо. То, какие данные и как надо собирать, как и то, как их надо обрабатывать и презентовать нужным людям для решения нужных задач, диктуется, как ни странно, теми, кто эти задачи ставит. Вот постановщиков задач и не хватает, а инструмент, не важно какой, инструментом и останется. Он сам ничего делать не умеет, а в умелых руках даже топором можно побриться. Поэтому лично я поддерживаю видение профессии Data Scientist как команду с разными профилями, строящуюся "под задачи". Добавим сюда постановщика задач, готового отслеживать принятие решения и его выполнение, а, при необходимости, изменение в любой из составляющих этой экосистемы. То есть, надо бы менять парадигму работы с большими данными "снизу вверх", что у нас сейчас превалирует ( у нас много данных, давайте с ними что-нибудь сделаем) на парадигму работы "сверху вниз" (зачем это нам надо, какую задачу для кого хотим решить, какие данные для этого надо собирать и как обрабатывать), включая обратную связь. Вот кого готовить надо бы...

Преподаватель, Уфа
Татьяна Орлова пишет:
То есть, надо бы менять парадигму работы с большими данными "снизу вверх", что у нас сейчас превалирует ( у нас много данных, давайте с ними что-нибудь сделаем) на парадигму работы "сверху вниз" (зачем это нам надо, какую задачу для кого хотим решить, какие данные для этого надо собирать и как обрабатывать), включая обратную связь.

Я тоже так думал раньше. Однако, несколько проектов было в следующей постановке: у нас есть очень большая и сложная прикладная система, хотелось бы использовать в ней новейшие технологии. Это логично, проверять каждый раз, что из упущенных инструментов достойно внедрения.

Т.е. вполне возможно и обратная постановка задачи.

PS. Я студентам перед лекцией про Big Data говорю шуточную фразу:

- те, кто говорит про Big Data в большинстве своем не понимают, что такое Big Data

- те, кто уже вплотную подошел к внедрению Big Data, как правило, не употребляют этого термина вообще.

PPS. Судя по вакансиям на хэдхантере в городах России, даже в крупных - Big Data нет вообще.

Руководитель, Москва

ну да, а идее бирюзовых организаций, холократии, которые нам пытаются продать как новые, были сформулированны Бакуниным и Прудомн, лет эток 150 назад.. 

ЗЫ, вообще-то историю философии преподают в вузах ужел четверть века как.. Вот интересно, среди отечественных реципиентов знаний о холократии и "бирюзовых" организаций - нет людей с высшим образованием или они на столько плохо учились, что даже на уровнее знакомства с идеями не могут найти сходства?

IT-консультант, Украина
Максим Часовиков пишет:

Как мне кажется,БигДата для грамотного применения требует приличного знания математики и скорее науно-исследовательского подхода к ее использованию, чем просто потребительского - купили, пусть мне приносит пользу.. 

Тут скорее - купили, попробовали, не получилось, задумались почему не получилось, попробовали по другому, посмотрели на результат, попробовали еще раз. 

Не требует. БигДата требует инструментов.

Руководитель, Москва

ну наличие инструментов еще не гарантирует достижение цели.. В конце-концов интрументы можно и самим создать

IT-менеджер, Москва

"Big data is like teenage sex: everyone talks about it, nobody really knows how to do it, everyone thinks everyone else is doing it, so everyone claims they are doing it..."

https://www.facebook.com/dan.ariely/posts/904383595868

Посту уж более 6 лет, а до сих пор актуален.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
Школа бизнеса МИРБИС запустила спецпредложение на программы бизнес-образования

Акция на программы «Эффективный руководитель», МВА и Executive МВА в период с 2 декабря 2019 по 27 января 2020 года.

В WU рассказали о перспективах применения блокчейн-технологии в будущем

Как криптовалюты изменят нашу жизнь в ближайшие несколько лет? 

Опубликован рейтинг Financial Times по программам Executive MBA 2019

Рейтинг программ Executive MBA от Financial Times на протяжении многих лет считается своего рода Лигой Чемпионов ведущих бизнес-школ мира.

Программе Global Executive MBA в WU исполняется 20 лет

Что изменилось за 20 лет?

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
280 тысяч человек зарегистрировались как самозанятые в 2019 году

Подключиться к новому налоговому режиму можно в мобильном приложении «Мой налог».

Эксперты: 4-дневная рабочая неделя приведет к снижению зарплат

Закон не препятствует пропорциональному снижению ФОТ при переходе на четырехдневную рабочую неделю.

75% россиян не верят в пенсии

Три четверти россиян не верят в пенсии, показал опрос Райффайзенбанка. А те кто верят, полагают, что она составит всего 10-20 тыс. руб.

Японцы доказали, что при четырехдневной рабочей неделе производительность растет. В Microsoft сообщили о росте на 40%

Японское подразделение Microsoft подвело положительные итоги месячного эксперимента по переходу на четырехдневную рабочую неделю.