Антон Язовских: Венчурный бизнес: от эпизодов к тренду

Антон Язовских

Говорят, на дворе модернизация – должно быть много качественных идей, а также инвесторов, готовых вложить свои кровные, чтобы претворить их в жизнь и сделать мир прекраснее. Однако, как метко отметил Д.А.Медведев на одном из заседаний Комиссии при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики России: «Там где проекты реализуются, не всегда это следствие системной работы. Просто повезло». Действительно, привлекают сильные команды, финансируются и реализуются единичные и очень крупные проекты. Это или случайности или потемкинские деревни, и они не имеет никакого отношения к массовому сектору – малому и среднему бизнесу в регионах.

На мой взгляд, ключевых причин несколько.

Первая – предельный риск. Современный уровень риска малых и средних инновационных проектов для потенциальных инвесторов в России катастрофически высок. Это и низкая деловая культура разработчиков – они просто не умеют вести дела и часто витают в облаках, – и неразвитость инновационного законодательства – чего стоит только Закон 217-ФЗ, – и зачаточное состояние института профессиональных управляющих в сфере малого инновационного бизнеса – для формирования такой деловой касты потребуется 5-7 лет от начала курса на модернизацию. Все так плохо? Нет, решения имеются.

  • Решение номер один – прямое участие в управлении. Правильные венчурные инвесторы (так называемые бизнес-ангелы) входят в те сферы деятельности, которые им знакомы и понятны, где у них есть необходимые компетенции. Непосредственно участвуя в оперативном управлении такими проектами своим опытом, наработанными деловыми контактами и сработанной командой они снимают львиную долю рисков.
  • Решение номер два – глубокая экспертная проработка: осуществим ли проект технически, имеется ли для него рынок и насколько он перспективен, сможем ли привлечь необходимый персонал, в том числе усилить разработчика (или его команду) и т.д. Речь не о перекладывании ответственности на экспертов – решение быть или не быть проекту остается за предпринимателем. Эксперты лишь поставят правильные и подчас тяжелые вопросы, ответы на которые понизят риски в разы.
  • Решение номер три – софинансирование. Инновационные проекты, как горные реки – подводные камни, перепады и пороги следуют друг за другом: технические решения часто требуют уточнений, сроки – корректировок, финансирование – дополнительных вливаний. В этом случае инвестору лучше входить в проект одновременно с другими бизнес-ангелами. Так и сумма возможных потерь каждого инвестора сокращается и привносится в команду дополнительный деловой опыт.
  • Решение номер четыре – снижение инвестиционных расходов за счет мер государственной поддержки предпринимательства и развития инновационной деятельности: гранты, компенсация части расходов по открытию бизнеса, по договорам лизинга, по организации экспортной деятельности, а также субсидирование расходов на разработку опытного образца инновационной продукции. Этот механизм на деле помогает существенно улучшить экономику венчурного проекта.

Перечисленные решения сегодня применяются редко и бессистемно только из-за плохой осведомленности участников рынка – и разработчиков и инвесторов – и из-за отсутствия опыта венчурного финансирования. И опыт, и осведомленность приходят – это реально ощущается на рынке Тюменского региона. Процесс медленный, но тренд уже задан: предприниматели постепенно осознают ценность разных взглядов и позиций в команде, понимают, как работать с экспертами, отрабатывают алгоритмы.

Вторая причина, по которой модернизация в сегменте малого и среднего бизнеса буксует, – несовпадение масштабов. По своей природе Российская венчурная компания, РОСНАНО, Фонд Сколково, Лидер-инновации и другие ведущие венчурные фонды – великаны, они просто не замечают региональных «Кулибиных» с их проектами на два-пять-пятнадцать миллионов рублей. Рассмотрение огромного потока «мелких» проектов в таких структурах не рентабельно. Это нормально. Действительно на государственном уровне жизненно необходимо «вытягивать» именно прорывные идеи, которые в перспективе изменят целые отрасли. Обычно это связано с фундаментальной наукой, многолетней исследовательской и опытно-конструкторской работой, что могут себе позволить лишь государство и крупнейшие международные компании. Именно там дадут наибольший эффект инновационные лифты, налоговое стимулирование и государственное финансирование, о которых так много говорят власти (оставим за скобками мысли об их эффективности и адекватности критериев оценки этой самой эффективности).

Но кто займется малым и средним инноватором? И здесь можно констатировать позитивные и устойчивые изменения. А именно:

  • индивидуальные инвесторы все чаще выступают в роли бизнес-ангелов, напрямую финансируя инновационные начинания или обеспечивая их производственными и кадровыми ресурсами. То есть, приходит, как готовность, так и умение эффективно рисковать;
  • появляются специализированные операторы – самостоятельные компании или союзы и объединения бизнес-ангелов, – которые берут на себя функции поиска и отбора проектов, оценки их реализуемости и коммерческой перспективы, привлечения в них инвесторов и управления проектами. Таким образом, для массового сегмента рынка инноваций перекидывается мост между ранее параллельными берегами – разработчиками новаций и небольшим частным бизнесом, а также во многом решается проблема предельного риска;
  • постепенно изменяется отношение Правительства к работе бизнес-инкубаторов и технопарков. В ближайшей перспективе, уверен, они перестанут быть офисными центрами, раздающими доступные по цене офисы и бесплатные консультации. Их основными функциями станут: создание активных баз инвесторов и сопровождение инвестиционных сделок, развитие дискуссионных площадок по технологиям, единый бэк-офис (высвобождение времени инновационных компаний от ведения учета, кадровой документации, юридической работы).

Таким образом, стихийно жизнь разворачивает систему под потребности малого и среднего бизнеса. Задача государства лишь в том, чтобы подхватить это движение и создать полноценную малую инновационную инфраструктуру. Не надо здесь бороться с коррупцией и нечестной конкуренцией. Их здесь нет по определению. Необходима настройка на интересы предпринимателя и небольшого частного инвестора.

Третья причина торможения малой модернизации – бедная почва. Семена, брошенные в бедную землю, оборачиваются чахлыми всходами и не дают должных плодов. При управлении проектами, к сожалению, приходится часто сталкиваться с дефицитом грамотных специалистов, профессиональной некомпетентностью новаторов и инженерных кадров, нерасторопностью и профнепригодностью чиновников, наплевательским отношением людей к делу. Жаль, но здесь позитивные изменения пока не прослеживаются, и подавляющая часть благих усилий Правительства по обучению широких масс предпринимателей, бизнес-инкубированию и финансовой поддержке малого бизнеса по-прежнему венчается нулевым эффектом. То есть развитие идет не благодаря, а вопреки.

Не будем выяснять, кто виноват. Но что делать? Сэр Ричард Брэнсон дает точный совет: «К черту все! Берись и делай!». Для бизнеса это значит, что жизненно необходимо:

  • отработать процедуры поиска и встраивания в бизнес-процессы специалистов с нужной квалификацией и отношением к делу;
  • свести к минимуму зависимость от носителей идеи и «уникальных» специалистов – прикрепляйте к ключевым лицам подмастерий, пусть осваивают дело во всех его тонкостях;
  • входить только в те проекты, которые даже без компенсаций, субсидий и дотаций обещают оставаться «вкусными»;
  • избегать тех видов деятельности, где уровень государственного регулирования и надзора очень высок;
  • расставлять все точки над i со всеми участниками проекта до старта.

В общем и целом, можно и нужно двигаться. Более того, двигаться по пути модернизации в секторе малого и среднего бизнеса придется еще усерднее по ряду объективных факторов наступающего 2012 года:

  • вступление в ВТО приведет к ужесточению конкуренции, потребуются решения по повышению качества и снижению удельных издержек;
  • замедление экономического роста высвободит талантливые умы и руки из вечной гонки «давай, давай» и подвигнет их на поиск прорывного;
  • вынужденное снижение социальной направленности экономики (иначе бизнес не вытянет) высвободит ресурсы компаний для инноваций;
  • постепенная наработка венчурного опыта повысит эффективность частных венчурных инвестиций.

Итак, тренд наращивания масштабов венчурного капитала складывается. Работа с предпринимателями доказывает, что с их стороны существует конкретный и устойчивый спрос на инновации – от повышения срока службы комплектующих, до изменения технологических решений. Со стороны разработчиков есть предложения – от простейших аудио-дивайсов до уникальных летательных аппаратов. Остается действовать. Успехов!

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Бизнес OBI в России продали за 600 рублей

До пандемии бизнес OBI в России оценивали в €100 млн.

В Санкт-Петербурге на месте закрывшегося кинотеатра в ТЦ открыли фуд-холл

За полгода количество кинозалов в России сократилось на 12,4%.

Производитель бумаги «Снегурочка» продал свой российский завод

Сумма сделки составит 95 млрд рублей.

В строительной отрасли растет дефицит кадров

По данным Минстроя России, сектору сегодня не хватает около 3 млн человек.