Сергей Зиновьев: О зависимости и независимости. Часть 1. Группа риска

Сергей Зиновьев

Факторы риска – это признаки, наличие которых у конкретного лица делает возможность систематического употребления им дурманящих веществ (наркотики, алкоголь, токсические препараты) или возникновения зависимости нехимической (шопоголизм, нарушения пищевого поведения, спортоголизм) более вероятной. Они отмечаются у большинства систематических потребителей психоактивных веществ (ПАВ). Наличие одновременно у одного лица нескольких факторов риска требует особого внимания, так как эффект суммируется.

Не надо думать, что речь идет об опустившихся людях – и у топов этого добра хватает, и у управленцев среднего звена, и у близких наших. Вспомните хотя бы некоторые корпоративы, новогоднюю декаду и прочее, о чем и вспоминать-то стыдно. Руководители, не теряйте бдительности! Специалисты по персоналу, будьте всегда начеку! Соискатели позиций, прямо смотрите правде в глаза!

Большинство факторов риска легко разделяются на три группы: биологические (обусловленные особенностями организма и таковых большинство), психологические (обусловленные складом характера и отношений) и социальные (следствие влияния общества).

Прежде, чем конкретизировать данные признаки, следует напомнить, каким образом может быть получена информация об их наличии и отсутствии.

1.Данные медицинских осмотров разных видов (школьные, призывная комиссия военного комиссариата, профосмотры видов, добровольное психиатрическое освидетельствование психиатра и нарколога и, наконец, диспансеризация работающего трудоспособного населения).
2.Информация, поступающая из социальных и педагогических структур.
3.Данные правоохранительных органов.
4.Результаты работы психологических служб.
5.Другие источники (кадровые службы, социологические опросы, маркетинговые исследования, работа общественных организаций, слухи и «сарафанное радио»).

В данной статье я описываю факторы риска возникновения зависимости по убыванию степени значимости и хочу:
- очертить группу риска в целом;
- оценить потенциальный риск как значительный либо незначительный для отдельного лица, учебного, производственного или иного коллектива, жителей того или иного территориального образования.

1. Психические расстройства.

Не менее чем у 10% наблюдаемых специалистами лиц с психическими отклонениями (это – от 3,1 до 3,7% от общего массива жителей вне зависимости от места проживания) отмечаются признаки злоупотребления ПАВ. В наибольшей степени это касается так называемых органических психических расстройств (последствия родовых и черепно-мозговых травм, нейроинфекций, других внешних вредностей - с велосипеда часто падал или на солнышке угорал), психопатий – дефектов характера, и умственной отсталости (олигофрении). В большинстве случаев систематическое употребление начинается в молодом (20 и ранее лет) возрасте под влиянием сверстников.

Вспоминая традиционное деление группы риска на биологическую (наследственная отягощенность психическими расстройствами, патология раннего развития), психологическую (недоразвитие психики, аномалии характера) и социальную (например, дети и подростки из неблагополучных семей), следует отметить, что психически больные, как правило, являются уязвимыми по всем позициям подчас одновременно.

Присущие страдающему психической болезнью эмоциональные, познавательные и другие проблемы затрудняют его адаптацию в обычной среде, и это стимулирует его на поиск новой (алкогольной, наркоманической, токсикоманической) среды и эмоционально-позитивного состояния, привносимого опьянением. При попытках возвращения в социально-приемлемое русло частота возникновения эмоционально-негативных состояний неизбежно увеличивается, а имеющиеся прежде проблемы выступают уже как дефект (несостоятельность). Так замыкается «порочный круг» с социальным снижением и проблематичным прогнозом.

Зависимость может позволять страдающим психическими расстройствами доступно и привлекательно поддерживать удовлетворительный уровень психического комфорта с одновременным исчезновением или ослаблением имеющихся болезненных проявлений (симптомов), нормализацией самооценки, преодолением проблем в общении. Часто при этом наблюдается иллюзия выздоровления, тогда как отнятие предмета зависимости вызывает ухудшение состояния. Как правило, по преимуществу употребляется алкоголь, а также вызывающие болезненное пристрастие лекарственные средства с немедицинской целью. Употребление наркотиков для психически больных в общей массе нетипично.

Именно для злоупотребляющих ПАВ психически больных характерен высокий уровень совершения противоправных и общественно-опасных действий, а также самоубийств ( в год мы теряем людей трудоспособного возраста гораздо больше, чем за 10 лет войны в Афганистане). Их показатели социальной адаптации во всех сферах обычно хуже, чем даже у не имеющих проблем с зависимостью психически больных с более тяжелыми симптомами. Среди них наиболее велик риск сопутствующей патологии самого различного спектра (травмы, венерические расстройства, тяжелые инфекции, острые отравления).

Учитывая все сказанное, психически больные являют собой наиболее тяжелую, затратную в плане времени и кадрово-материальных ресурсов группу для профилактики и реабилитации, однако выполнение среди них данных мероприятий необходимо по двум причинам. Во-первых, при отсутствии специальных мероприятий по противодействию зависимости психически больные всегда будут продолжать включать в свой круг потребления новых лиц – как больных, так и здоровых. Они будут являться инициаторами множества конфликтов и проблем. Во-вторых, даже при успешно проведенной работе среди психически здоровой части населения установка на трезвость будет воспринята лицами с психическими расстройствами в последнюю очередь, что будет грозить новому распространению зависимости подобно скрытому очагу эпидемии.

Именно поэтому говорить о полноценных мероприятиях по противодействию зависимости в том или ином территориальном образовании имеет смысл лишь тогда, когда данными мероприятиями охвачены в обязательном порядке лица с психическими расстройствами.

2. Мужской пол.

Во всех исследованиях подчеркивается преобладание страдающих зависимостью мужчин над женщинами. Это можно объяснить рядом причин:

- наивно-психологическими мифами (издавна на Руси одним из мерил мужской силы была способность выпить несметное количество алкоголя);
- стереотипами полоролевого поведения (выпивка после работы, получения зарплаты, на выходных и во время проведения совместного досуга типа бани или рыбалки);
- большей тягой лиц мужского пола к получению и усвоению новых впечатлений;
- поддерживаемым многими общественными институтами и СМИ безразличным с оттенком бравады отношением к собственному здоровью и даже жизни мужчин.

В наше время эти стереотипы усваиваются молодежью в еще более гротескном и утрированном уровне, и место традиционного алкоголя в них нередко занимают более грозные вещества. В качестве примеров можно привести следующие: в общественном сознании футбол нередко вызывает прямые ассоциации с употреблением пива, рыбная ловля – водки, современные танцы – с употреблением психостимуляторов и курением гашиша.

Наиболее наглядно межполовые различия в плане распространения зависимости выявляются в небольших образованиях, до известной степени сохранивших традиционный жизненный и мировоззренческий уклад. В более крупных образованиях границы стереотипов поведения разных полов нивелируются в силу слома традиций, большей информационной прозрачности, экспансии чужеродных культур и субкультур. Считается, что лица женского пола при этом становятся более инициативными, склонными к конкуренции, ориентированными на достижение карьерных успехов в противовес семейной жизни.

Однако и в крупных городах многие факты зависимого поведения впервые обнаруживаются только призывной медицинской комиссией военкоматов и только среди лиц мужского пола. Это наводит на мысль о существовании скрытого массива зависимых женщин, попадающих в поле зрения профессионалов только лишь в критических случаях (лишение родительских прав, совершение противоправных действий в качестве их инициатора или жертвы, самоубийство, травма или отравление).

3. Аномальное воспитание.

В противовес гармоничному воспитанию в полной семье не удовлетворяет данным показателям либо по составу воспитывающих лиц, либо по эмоционально-смысловой наполненности и степени удовлетворения потребностей ребенка. Подразумевает:

- воспитание в неполной семье (по меньшей нарушение усвоения полоролевых традиционных стереотипов в сочетании с объективной нехваткой одним родителем времени для полноценного воспитания);
- деструктивные (калечащие) варианты воспитания, наиболее неблагоприятными из которых являются безнадзорность (отсутствие заботы и призрения) и отвержение (активное неприятие ребенка) как отсутствие передаваемого положительного опыта и высокий риск раннего приобретения разрушающих, асоциальных поведенческих стереотипов. Часто встречаются в неполных семьях, при наличии психически больных и зависимых от ПАВ родителях, а также при воспитании детей в сиротских учреждениях.

4. Наследственная отягощенность алкоголизмом.

По личным наблюдениям авторов, наиболее страшенлизм отца. При этом наряду с прямой генетической предрасположенностью ребенок с ранних лет усваивает принятые в семье стереотипы поведения и мировоззренческие нормы, предрасполагающие к развитию зависимости. Материнский алкоголизм является более значимым фактором риска возникновения зависимости при воспитании ребенка в неполной семье.

5. Личностный тип (склад характера).

Выявляется в ходе беседы либо при проведении психологического тестирования (Миннессотский многофакторный личностный опросник, опросник ПДО или Леонгарда-шмишека).

Наиболее предрасполагают к завимсимому поведению следующие личностные типы:

Неустойчивая (диссоциальная) личность с несформированным кругом ценностей , отсутствием стремления к систематическому труду и тягой к пустому времяпрепровождению. Типичные спутники данного личностного типа – лживость и отсутствие чувств обязательности, сострадания. Чувства стыда и раскаяния несформированы или выражены в минимальной степени. В подростковых и молодежных группах обычно играют роль ведомых, легко поддаются постороннему влиянию. К лидерству и инициативе практически неспособны. Для детского периода типичны плохая успеваемость, прогулы, побеги из дома, жестокое обращение с животными, а затем – более младшими и слабыми.

Как правило, жизнь этих людей с подросткового возраста представляет собой богатую историю асоциальных и криминальных поступков (в среднем по 6 – 8 преступлений в течение года, среди которых доминируют кражи в небольших торговых точках, квартирах и дачных участках, реже – грабежи и разбои). В местах лишения свободы составляют до 2/3 от всего контингента заключенных.

Чаще встречается у мужчин из малообеспеченных слоев населения. В 65% случаев имеет место жестокое обращение (побои, наказания голодом, сексуальное насилие) в детском возрасте. Образы данных лиц легко узнаются в типажах бандитов и негодяев всех мастей и исторических периодов (от пиратов из «Острова сокровищ» Р.Л.Стивенсона до Промокашки из фильма С.Говорухина «Место встречи изменить нельзя»).

Эмоционально неустойчивая (возбудимая) личность со склонностью к импульсивному поведению без учета его последствий, постоянными коннфликтами, повышенным уровнем агрессивности, непредсказуемым настроением со сменой по объективно малозначимым поводам. Как правило, при хорошей социальной ориентировке и даже стремлению к лидерству у них нет тяги к учебе и труду, о само по себе предрасполагает к достижению социально престижных целей асоциальными и антисоциальными методами без волевых усилий).

Чувство внутренней пустоты и скуки порождает склонность к измененным состояниям сознания, обычно достигаемым с помощью дурманящих веществ либо иной экстремальной активности (включая жестокость, вандализм, религиозный и расовый фанатизм). В последствиях своего поведения даже при формальном раскаянии чувство вины переносится на окружающих. Высока подверженность влиянию взрослых потребителей дурманящих веществ и (или) правонарушителей, групповым формам разрушительных действий (по типу гипноза толпы).

6. Нарушения поведения в подростковом возрасте.

Традиционными для подросткового периода считается возникновение ряда типичных реакций: эмансипации (противопоставления себя старшему поколению), хобби-реакций (увлечения), группирования со сверстниками, реакций обусловленных фомирующимся сексуальным влечением. Именно они формируют типичный образ представителя подрастающего поколения, в котором одновременно совмещаются взаимоисключающие черты: завышенная самооценка и неуверенность в себе, отказ от общепринятых норм поведения и идеализация разного рода кумиров, сочетание упрямства и внушаемости. Типичный конфликт такой личности – «быть как все, выделившись». Иногда (в случае психологической незрелости или некоторых психических расстройств) эти реакции нивелируются до полного отсутствия, иногда же – гипертрофируются до патологических масштабов. Признаками патологических подростковых реакций можно считать:

- генерализацию (вызывание реакции не всегда адекватными стимулами), например группирование только с асоциальными личностями или стремление к сексуальным действиям всегда сопряженным с насилием;
- стереотипизацию (однообразие проявлений по типу «клише»), например времяпрепровождение только с совместным употреблением ПАВ;
- превышение среднего порога, принятого в данном социальном слое (например, постоянные драки и стычки с жителями другого территориального образования) и как следствие – снижением социальной адаптации, прогрессирующей деформацией характера, асоциальным поведением и противоправными поступками.

Наиболее частыми вариантами поведенческих нарушений среди подростков со склонностью к зависимости являются правонарушения по типу издевательств, мелкие кражи, хулиганские поступки, прогулы учебы, побеги и бродяжничество, сексуальная расторможенность. Реже встречаются приверженность маргинальным учениям и культам (сатанизм, расовый экстремизм), различные проявления суицидальной активности, проявления жестокости и агрессии.

7. Уровень образования.

Зависимое поведение встречается чаще у лиц с невысоким уровнем образования (многие описанные выше дисгармоничные личности с нарушениями поведения далеко не всегда овладевают и средне-специальным образованием). Наиболее же высок этот риск у бросивших школу без получения среднего образования, в дельнейшем нигде не учащихся и не работающих.

8. Профессиональная принадлежность.

Для зависимых нет какой-либо типичной профессии, в большей степени их отличает работа со снижением изначально имевшейся профессиональной квалификации (обычно – неквалифицированный, сезонный или вахтовый труд) и «горизонтальная миграция» - частая смена мест работы с поиском групп и коллективов, положительно относящихся к употреблению дурманящих веществ. Немалая доля безработных также обнаруживают проявления зависимости, причем по мере длительности стажа безработицы риск зависимого поведения увеличивается.

9. Показатели брачности.

Суммарно не имеют решающего значения в оценке распространенности зависимости в той или иной общине (корпорации), так как, во-первых, многие лица успевают стать зависимыми в достаточно молодом возрасте, и, во-вторых, немалое количество зависимых создают семейные пары по принципу ассортативности (выбор брачного партнера, также склонного к употреблению дурманящих веществ).

10. Условия проживания.

По материалам собственных наблюдений авторов, для лиц с проявлениями зависимости более типично проживание в неудовлетворительных условиях (коммунальные квартиры, общежития) либо отсутствие собственного жилья, в том числе и вследствие утраты его благодаря зависимому поведению (финансовый крах, долги, криминальные действия).

11. Конфликты с законом.

Можно считать весьма значимым фактором риска зависимости, так как зависимым поведением пропитана сама криминальная субкультура.

12. Перенесенные черепно-мозговые травмы.

При наложении зависимости на измененную травмой мозговую почву вследствие присущих последней эмоционально-волевых нарушений злоупотребление дурманящими веществами развивается чаще и протекает более злокачественно.

13. Перенесенные тяжелые инфекции.

По преимуществу речь идет о социально-значимых инфекциях (туберкулез и гематогенные формы гепатитов, венерические болезни).

Полученные данные могут позволить получить типичный профиль склонного к злоупотреблению дурманящими веществами. Это – психически неуравновешенный или больной, проживающий в коммунальной квартире или общежитии мужчина с невысоким уровнем образования, работающий на малоквалифицированной работе или безработный, имеющий наследственную отягощенность алкоголизмом по отцовской линии и воспитывавшийся в условиях безнадзорности или отвержения, нередко – в неполной семье. В подростковом возрасте для него типичны поведенческие нарушения вплоть до конфликтов с законом на фоне эмоционально возбудимого или неустойчивого личностного типа. В анамнезе (истории жизни) нередки перенесенные черепно-мозговые травмы и (или) тяжелые инфекционные заболевания.

Приведенные данные легко подтверждаются проведением мониторинга, не требующего значительных финансовых, временных и кадровых затрат.

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Участники дискуссии: Дмитрий Климанов
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Россияне рассказали, что хотели бы получить в качестве корпоративного подарка

Какие подарки получают россияне от своих работодателей на Новый год и что они хотели бы на самом деле?

Большинство россиян готовы доверить найм и увольнение искусственному интеллекту

Россия попала в топ-5 стран, которые россияне считают продвинутыми в разработке искусственного интеллекта.

Подведены итоги премии IT HR AWARDS 2021

Сообщество IT HR AWARDS объединяет профессионалов, для которых важна созидательная среда, креатив, обмен идеями и желание развивать индустрию.

Каждый пятый россиянин надеется получить 13-ю зарплату в 2021 году

Более 40% опрошенных получают стимулирующую выплату ежегодно независимо от успехов по работе.